Информация

Решение Верховного суда: Определение N 85-АПУ17-1 от 08.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 85-АПУ17-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 8 июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.

судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В.,

с участием прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., осужденной Цуриковой Н.Г. (в режиме видеоконференц-связи), защитника осужденной - адвоката Лунина Д.М.

при секретаре Мамейчике М А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденной Цуриковой Н.Г. на приговор Калужского областного суда от 5 апреля 2017 г., по которому

Цурикова Н Г

несудимая,

осуждена:

- по пп. «в, д» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

- по п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

- по ст. 156 УК РФ к штрафу в размере 30 000 руб.

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно - к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 30 000 руб. и с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту жительства, где она будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно исполнительной инспекции, а также с возложением обязанности два раза в месяц являться на регистрацию в указанный специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Наказание в виде штрафа определено исполнять самостоятельно.

По приговору с Цуриковой Н.Г. в пользу С взыскано в качестве компенсации морального вреда 800 000 руб., в удовлетворении исковых требований в остальной части отказано.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционной жалобы и возражений на нее, выслушав выступления осужденной Цуриковой Н.Г. и ее защитника - адвоката Лунина Д.М., поддержавших апелляционную жалобу, выслушав мнение прокурора Телешевой-Курицкой НА., предложившей оставить приговор без изменения а апелляционную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Цурикова Н.Г. признана виновной в ненадлежащем исполнении своих опекунских обязанностей по воспитанию малолетней С апреля г. рождения, а также в ее истязании и убийстве.

Осужденная Цурикова Н.Г. в своей апелляционной жалобе (с дополнениями), не соглашаясь с постановленным в отношении нее приговором, отмечает, что в судебном заседании признала себя виновной частично, поскольку физическую силу в отношении С применяла исключительно в воспитательных целях, не имея умысла на причинение ей смерти. Настаивает на том, что судом не было проведено всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в том числе в части учета выводов экспертиз, не установлены истинные мотив и цель ее действий, не учтены должным образом показания свидетелей, не дана оценка противоречиям в показаниях Ц

Воспроизводит в жалобе фактические данные, приведенные в экспертных заключениях и в показаниях эксперта Ч относительно количества, тяжести, локализации, времени нанесения телесных повреждений, а также показания свидетелей по уголовному делу и свои собственные показания об обстоятельствах совершения преступлений, утверждая, что им не была дана надлежащая оценка Полагает, что заключения медико-криминалистической экспертизы и ряда других экспертиз не могут служить доказательствами по делу, поскольку они носят предположительный характер и не согласуются с другими доказательствами. Утверждает, что, если бы у нее было негативное отношение к С вызванное ее неумением обслуживать себя то такое же отношение должно было бы быть к малолетним Ц и С которые также не могли ухаживать за собой Подчеркивает, что она находилась в материальной зависимости от С которая регулярно получала материальные средства на содержание. Высказывает, что причиной истерики С и появления у нее телесных повреждений могли быть действия неустановленного лица, которое предположительно было в доме и было заинтересовано в соответствующих последствиях. Заявляет о безосновательности обвинения ее в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию С и жестоком с ней обращении. Отмечает, что согласно показаниям свидетелей М.,

Н Б Х С, А а также характеристике из детского сада № « », она характеризуется как внимательная женщина, проявляющая интерес к ребенку, никогда не появлялась в детском саду в нетрезвом состоянии неопрятной; С была опрятной и ухоженной, в туалет ходила самостоятельно, на режим дня реагировала адекватно, следов побоев на ее теле не было, на приемных родителей она не жаловалась, между С и Цуриковой Н.Г. была взаимная привязанность Проводившие проверки условий проживания детей в семье Цуриковых сотрудники отдела охраны прав детства Отдела образования МР «город

и район» никаких претензий не предъявляли Подчеркивает, что согласно заключению судебно-медицинских экспертов в 2014 г. у С был установлен диагноз

(т. 3, л.д. 252). Поясняет, что картофельные очистки С стала есть по собственному желанию, хотя не была голодна и никто ее к таким действиям не понуждал. Полагает, что при квалификации ее действий по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалификация по ст. 156 и п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ является избыточной. Считает, что при назначении ей наказания суд должен был применить положения ч. 2 ст. 14, ч. 6 ст. 15, ст. 61, 64, 75, 82 УК РФ и признать смягчающими ряд обстоятельств, которые им не учтены в этом качестве. Отмечает, что суд при решении вопроса об удовлетворении гражданского иска недостаточно учел материальное положение ее семьи, личность потерпевшего и его взаимоотношения с погибшей сестрой. Просит приговор отменить уголовное дело в части обвинения ее по пп. «в, д» ч. 2 ст. 105 УК РФ возвратить для производства дополнительных следственных действий исключить из обвинения действия в период с 20 по 30 мая 2016 г переквалифицировать ее действия на более мягкую статью уголовного закона, наказание в виде штрафа назначить с рассрочкой исполнения этого наказания, уменьшить размер подлежащей взысканию с нее компенсации морального вреда.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденной государственный обвинитель Козлов Г.Л. утверждает, что виновность Цуриковой Н.Г. в инкриминируемых ей преступлениях в полном объеме была установлена в ходе судебного разбирательства, просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и письменных возражениях на них, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Цуриковой Н.Г. в совершении инкриминируемых ей преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобе, вывод суда о виновности Цуриковой Н.Г. в инкриминированных ей преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам и основан на достаточной совокупности исследованных в судебном заседании доказательствах.

Так, в судебном заседании осужденная не оспаривала, что, являясь опекуном малолетней С она, начиная с сентября 2015 г применяла в отношении нее физическую силу в воспитательных целях, а 21 сентября 2016 г., сильно разозлившись на потерпевшую, нанесла ей несколько ударов шваброй, в том числе в область головы. Вечером 23 сентября 2016 г., в ответ на оскорбление С нанесла ей удар по губам, отчего потерпевшая упала на пол, слышала сильный крик девочки пыталась привести ее в чувства, а затем вместе с Ц завернула С в одеяло и положила на кровать, ночью, обнаружив потерпевшую без признаков жизни, испугавшись ответственности, вместе с Ц закопала труп девочки в лесу. Не исключает, что смерть потерпевшей наступила в результате телесных повреждений, которые она нанесла ей шваброй 21 сентября 2015 г.

Признавая данные показания осужденной достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в частности, с показаниями представителя потерпевшей С на предварительном следствии, согласно которым с октября 2014 г. он и его младшие брат С и сестра С были переданы под опеку Цуриковой Н.Г. В период с сентября 2015 г. по 23 сентября 2016 г. осужденная систематически избивала С на длительное время ставила ее в угол, не давая ей воды и пищи. Так, 3 сентября 2015 г. во время обеда Цурикова Н.Г. нанесла потерпевшей удар ложкой в лоб, отчего у нее образовался кровоподтек, затем поставила ее в угол, где она находилась до 21 часа. В период времени с 20 по 30 мая 2016 г. осужденная бросила в лицо потерпевшей кусок металлической трубы, причинив ей телесные повреждения в области лица и глаза. В один из дней с 27 августа по 10 сентября 2016 г. он видел, как С стояла в углу на коленях, рядом с ней находился пакет с картофельными очистками,

который, со слов осужденной, Цурикова Н.Г. дала ей для еды. В период с 3 по 17 сентября 2016 г. и 21 сентября 2016 г. осужденная также наносила потерпевшей удары руками по голове и телу, при этом, 17 сентября 2016 г также деревянной шваброй по голове. 23 сентября 2016 г. видел, как С находилась без сознания в ванной комнате, на ее лице и теле были кровоподтеки, рядом находилась Цурикова Н.Г.; ночью слышал разговор между осужденной и Ц о том, что необходимо спрятать труп С

Из аналогичных показаний свидетеля Ц в судебном заседании и на предварительном следствии следует, что в период времени с сентября 2015г. по 23 сентября 2016г. осужденная систематически применяла в отношении потерпевшей физическое насилие, в связи с отсутствием у нее навыков самообслуживания и за непослушание, лишала ее пищи, жестоко обращалась с ней, а в период времени с 17 по 23 сентября 2016 г. нанесла ей множество ударов руками, а также деревянной шваброй в область головы и тела, причинив телесные повреждения, от которых потерпевшая скончалась в ночь на 23 сентября 2016 г., после чего, по указанию Цуриковой Н.Г., он вывез труп девочки в лес, где они вместе с осужденной закопали его.

Вышеприведенные показания осужденной, представителя потерпевшей С свидетеля Ц относительно характера, механизма локализации причиненных потерпевшей повреждений, от которых наступила ее смерть, действий, направленных на сокрытие трупа, объективно подтверждены протоколами осмотра места происшествия и заключениями экспертиз.

Так, из протоколов осмотра места происшествия от 25 сентября 2016 г труп малолетней С с многочисленными кровоподтеками и ссадинами был обнаружен именно в том месте, где, по показаниям осужденной и свидетеля Ц они захоронили потерпевшую.

Из выводов эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу следует, что смерть С наступила от закрытой черепно мозговой травмы, сопровождающейся ушибленными ранами волосистой части головы, кровоизлияниями в мягкие ткани головы и под оболочку головного мозга, с развитием его отека и дислокации стволового отдела; при исследовании трупа обнаружены многочисленные телесные повреждения в области головы и тела, которые образовались в результате множественных (не менее 70) травматических воздействий тупых твердых предметов, от ударных воздействий, в результате трения прижизненно, в пределах от 0,5 суток до 4 недель к моменту наступления смерти.

Согласно выводам эксперта, проводившего медико криминалистическую экспертизу, ушибленные раны, имеющиеся на кожном лоскуте теменной области головы С могли быть причинены деревянной шваброй, изъятой по месту жительства Цуриковой Н.Г.; на рабочей поверхности данной швабры имеются участки окрашивания дерева веществом бурого оттенка.

Согласно выводам эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу, на подушке, швабре, фрагментах занавески и линолеума, изъятых по месту жительства Цуриковой Н.Г., обнаружена кровь человека, которая произошла от С

Свидетели С С Т в судебном заседании подтвердили, что осенью 2015 г. они видели на лице и теле несовершеннолетней С кровоподтеки, со слов девочки, эти телесные повреждения она получила в результате побоев.

Из показаний свидетеля Д на предварительном следствии и в судебном заседании следует, что летом 2016 г. она видела на лице С телесные повреждения, на следующий день Цурикова Н.Г поделилась с ней, что потерпевшая неуправляема и она ее не любит.

Виновность осужденной в содеянном подтверждается и другими доказательствами, подробно и полно приведенными в приговоре.

Вышеприведенные и другие изложенные в приговоре доказательства обоснованно признаны судом первой инстанции допустимыми достоверными, а в своей совокупности достаточными для разрешения уголовного дела. Их проверка и оценка дана судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ и сомнений, толкуемых в пользу осужденной не вызывает.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобе, у суда не имелось оснований сомневаться в достоверности показаний свидетеля Ц поскольку они согласуются с собственными показаниями осужденной в судебном заседании, показаниями представителя потерпевшего, объективно подтверждены другими доказательствами исследованными в судебном заседании.

Каких-либо существенных противоречий, которые могли повлиять на вывод суда о виновности осужденной, показания свидетеля Ц не содержат.

Оснований для оговора Цуриковой Н.Г. представителем потерпевшей и свидетелями обвинения материалами уголовного дела не установлено.

Всем представленным и исследованным доказательствам, как каждому в отдельности, так и их совокупности, в том числе, заключениям экспертов по настоящему уголовному делу суд дал правильную оценку, в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ.

Анализ данных доказательств позволил суду прийти к обоснованному выводу о том, что в своей совокупности они свидетельствуют о виновности осужденной в содеянном.

Все обстоятельства, при которых совершены преступления подлежащие доказыванию, в силу ст.73 УПК РФ, в том числе, мотив

преступления, вопреки доводам жалобы, судом установлены правильно.

Согласно фактическим обстоятельствам, установленным по делу,

мотивом совершенных Цуриковой Н.Г. преступлений, явилось неприязненное отношение к потерпевшей, возникшее вследствие отсутствия у нее послушания и навыков самообслуживания.

Об умысле на лишение жизни малолетней С о возрасте которой на момент совершения в отношении нее преступления осужденной было достоверно известно в силу семейных отношений, свидетельствует нанесение ею множественных ударов руками, деревянной шваброй в жизненно важный орган - голову ребенка.

Как установлено судом, телесные повреждения, обнаруженные у потерпевшей, возникли в результате не менее 70 воздействий, на протяжении нескольких дней, что свидетельствует о том, что убийство совершено способом, который заведомо для осужденной связан с причинением потерпевшей особых страданий.

При таких обстоятельствах, выводы суда относительно юридической оценки действий Цуриковой Н.Г., являются правильными, данные выводы подробно мотивированы в приговоре.

Оснований для иной юридической оценки действий осужденной исключения осуждения по ст. 135, ч. 2 ст. 117 УК РФ не имеется.

Уголовное дело органами предварительного следствия расследовано, а судом рассмотрено всесторонне и объективно, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон.

Как видно из протокола судебного заседания сторонам в равной степени была предоставлена возможность осуществить свои процессуальные права по представлению доказательств, чем они воспользовались в полном объеме. Незаконных ограничений в использовании своих прав, сторона защиты не имела.

Доводы апелляционной жалобы о несправедливости приговора вследствие его чрезмерной суровости являются необоснованными.

Наказание Цуриковой Н.Г. назначено в соответствии со ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о ее личности, наличия смягчающих обстоятельств влияния наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

Вопреки доводам жалобы, при назначении наказания Цуриковой Н.Г приняты во внимание все предусмотренные законом обстоятельства подлежащие учету и которые были известны суду на момент вынесения приговора.

Обстоятельств, позволяющих смягчить осужденной наказание, в том числе исключительных обстоятельств, связанных с целью и мотивами совершенных преступлений, с поведением осужденной во время совершения преступления или после его совершения, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, предусмотренных ст. 64 УК РФ, не установлено.

Оснований для признания в качестве смягчающего наказание обстоятельства противоправного поведения потерпевшей из материалов уголовного дела и доводов жалобы не усматривается.

Таким образом, назначенное Цуриковой Н.Г. наказание следует признать справедливым, соразмерным содеянному; оснований для его снижения не имеется.

Вопрос о рассрочке исполнения наказания в виде штрафа может быть разрешен по ходатайству осужденной в порядке исполнения приговора.

Гражданский иск, вопреки доводам жалобы, судом разрешен в соответствии с требованиями закона, в том числе ст. 151, 1099 ГК РФ, с учетом принципов разумности и справедливости.

Как следует из приговора, судом при решении этого вопроса учтены не только причиненные представителю потерпевшей нравственные страдания в результате действий осужденной, но и материальное положение Цуриковой Н.Г. и наличие у нее иждивенцев, в связи с чем подлежащие удовлетворению исковые требования были уменьшены.

Приведенные в жалобе доводы не являются основанием для снижения размера компенсации морального вреда.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Калужского областного суда от 5 апреля 2017 г. в отношении Цуриковой Н Г оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденной без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 14 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта