Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ15-58 от 11.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-АПУ 15-58

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 18 августа 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Шмотиковой С.А. и Эрдыниева Э.Б.,

при секретаре Черниковой Ю.И рассмотрела в открытом судебном заседании материал об экстрадиции по апелляционному представлению и. о. Московского прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Юркина П.В. и дополнению к нему Московского прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Кочетыгова Д.Ю. на постановление Московского городского суда от 13 мая 2015 года,

которым признано незаконным и отменено постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 8 апреля 2015 года о выдаче

Зайнабидинова З ( ) Т

гражданина Кыргызской Республики,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.241; ст.30, пп.1, 5, 6, 8, 15 ч.2 ст.97; пп. 2, 3 ч.2 ст. 174; ч.З ст.350 УК Кыргызской Республики и в его выдаче для привлечения к уголовной ответственности по ч.2 ст.350 УК Кыргызской Республики отказано.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступление адвоката Бирюковой И. А., полагавшей постановление суда в отношении Зайнабидинова З.Т. оставить без изменения, мнение прокурора

Самойлова ИВ., поддержавшего апелляционное представление, Судебная

коллегия

установила:

правоохранительными органами Кыргызской Республики Зайнабидинов З.Т. обвиняется в том, что он, будучи нанятым для убийства М группой лиц по предварительному сговору, незаконно приобрел, хранил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы. В ночь на 7 июня 2010 года Зайнабидинов З.Т. по предварительному сговору группой лиц с целью убийства двух и более лиц с особой жестокостью, способом, опасным для жизни многих лиц, бросил гранату в автомашину М в которой находились М П иЯ и после взрыва гранаты совместно с соучастниками в упор расстреляли их из огнестрельного оружия. От полученных ранений М М П и Я скончались.

В ходе нападения общеопасным способом при взрыве гранаты было уничтожено имущество М - автомашина, в результате чего потерпевшему причинен значительный ущерб на сумму сомов и наступили тяжкие последствия.

С целью скрыть преступления и уйти от уголовной ответственности Зайнабидинов З.Т. 18 августа 2010 года по предварительному сговору с неустановленным лицом совершил подделку официальных документов на свое имя - паспорта гражданина Кыргызской Республики и общегражданского паспорта, после чего с их использованием выехал с территории Кыргызской Республики в Российскую Федерацию.

Генеральная прокуратура Кыргызской Республики обратилась в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с запросом о выдаче Зайнабидинова З.Т. для привлечения его к уголовной ответственности за преступления, совершенные на территории Кыргызской Республики, по ч.2 ст.241, ст.30, пп. 1, 5, 6, 8, 15 ч.2 ст.97, пп. 2, 3 ч.2 ст. 174, ч.2 и ч.З ст.350 УК Кыргызской Республики.

Постановлением Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 8 апреля 2015 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики о выдаче Зайнабидинова З.Т. для привлечения его к уголовной ответственности за преступления предусмотренные ч.2 ст.241, ст.30, пп.1, 5, 6, 8, 15 ч.2 ст.97, пп. 2, 3 ч.2 ст. 174, ч.З ст.350 УК Кыргызской Республики.

В выдаче Зайнабидинова З.Т. для привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч.2 ст.350 УК Кыргызской Республики, отказано.

Постановлением Московского городского суда от 13 мая 2015 года постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 8 апреля 2015 года о выдаче Зайнабидинова З.Т. правоохранительным органам Кыргызской Республики для привлечения к уголовной ответственности признано незаконным и отменено.

В апелляционном представлении (основном и дополнительном) и. о Московского прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Юркин П.В. и Московский прокурор по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Кочетыгов Д.Ю считая постановление Московского городского суда незаконным необоснованным и немотивированным, просят его отменить. Указывают, что выводы о возможности какой-либо дискриминации Зайнабидинова З.Т властями Кыргызской Республики в случае его выдачи для уголовного преследования не подтверждены какими-либо конкретными данными Ссылаются на то, что Зайнабидинов З.Т. с заявлением о признании статуса беженца обратился более чем через 6 месяцев после задержания в связи с экстрадицией и по обращению Зайнабидинова З.Т. принято решение об отказе в предоставлении ему статуса беженца, которое решением суда от 27.02.2015 года признано законным и обоснованным; что Кыргызской Республикой были даны соответствующие гарантии об осуществлении уголовного преследования Зайнабидинова З.Т. в строгом соответствии с нормами УПК Кыргызской Республики и международными обязательствами. Отмечается, что со времени межэтнических столкновений в июне 2010 года в Кыргызтане ситуация в стране существенно изменилась, 7 июня 2012 года в Кыргызской Республике принят закон о создании Национального центра по предупреждению пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения Кыргызской Республикой ратифицированы все основные международные конвенции о защите прав человека. Анализируют практику Европейского Суда по правам человека. Указывают, что до принятия решения о выдаче Зайнабидинова З.Т. из Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики были получены дополнительные гарантии того, что в случае передачи Зайнабидинова З.Т. в Кыргызскую Республику для привлечения к уголовной ответственности компетентные органы Кыргызской Республики обеспечат доступ российских дипломатических представителей в учреждение по месту его содержания под стражей, в целях проверки соблюдения его прав Ссылаются на наличие информации относительно судьбы лиц узбекской и иных национальностей, ранее выданных в Кыргызскую Республику для привлечения к уголовной ответственности, которая свидетельствует об отсутствии фактов нарушения гарантий, данных Кыргызской стороной о неприменении любых видов жестокого обращения и наказания экстрадированным лицам, в том числе относящимся к нетитульной нации.

Отмечается, что Генеральная прокуратура Кыргызской Республики в порядке

исполнения обязанностей, предусмотренных ст. 69 Минской конвенции,

регулярно предоставляет Генеральной прокуратуре Российской Федерации

сведения о результатах уголовного преследования экстрадированных лиц.

Утверждают, что лишь при отсутствии сомнений в том, что права задержанного лица в Кыргызской Республике будут соблюдены, Генеральной прокуратурой Российской Федерации принимается решение о его выдаче. Считают, что доводы Зайнабидинова З.Т. о том, что он преступлений не совершал, а его уголовное преследование осуществляется по этническим мотивам, так как он по национальности узбек, обусловлены желанием избежать уголовной ответственности за содеянное; кроме того, одним из преступлений, за которое разыскивается Зайнабидинов З.Т., является преступление, которое по российскому законодательству квалифицируется по пп. «а, е, ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, относится к категории особо тяжких и за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы. Просят отменить постановление Московского городского суда от 13 мая 2015 года.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Бирюкова И.А просит постановление суда в отношении Зайнабидинова З.Т. оставить без изменения, а апелляционное представление прокуроров - без удовлетворения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы апелляционного представления и возражений, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно положениям ч.1 ст.462 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основании принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования или исполнения приговора за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Однако из представленных материалов не усматривается оснований влекущих отказ в выдаче лица, которые предусмотрены Европейской конвенцией о выдаче от 13 декабря 1957 года, ст.57 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, а также ч.1 и 2 ст.464 УПК РФ. Не указаны такие основания и судом.

Так, действия Зайнабидинова З.Т. являются уголовно наказуемыми как в Кыргызской Республике, так и на территории Российской Федерации - ч.2 ст.222, пп. «а, д, е, ж, з» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 167, ч.2 ст.327 УК РФ. В качестве наказания за совершение таких преступлений как по Уголовному кодексу Кыргызской Республики, так и по Уголовному кодексу Российской Федерации может быть назначено лишение свободы на срок свыше 1 года.

Зайнабидинов З.Т. является гражданином Кыргызской Республики, по

вопросу приобретения гражданства Российской Федерации в установленном

законом порядке не обращался.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Зайнабидинова З.Т. была избрана и продлевалась в связи с наличием сведений о том, что он, не имея регистрации на территории Российской Федерации может скрыться и воспрепятствовать производству по делу.

Решением УФМС по г. Москве от 30 сентября 2014 года по итогам

рассмотрения ходатайства Зайнабидинова З.Т. в признании его беженцем на

территории Российской Федерации отказано (л. д.72-78).

Из указанного решения усматривается, что Зайнабидинов З.Т., прибыв на

территорию Российской Федерации в сентябре 2010 года, как он заявлял, с

целью трудоустройства, на миграционный учет не встал. 22 февраля 2014 года

был задержан в аэропорту Внуково, как находящийся в розыске, и 28 февраля

2014 года задержан в порядке статей 91,92 УПК РФ. 15 мая 2014 года

Зайнабидинов З.Т. впервые обратился в УФМС России с ходатайством о

признании его беженцем на территории Российской Федерации.

Таким образом, из представленных материалов усматривается, что

Зайнабидинов З.Т. подал ходатайство о признании беженцем не сразу после

прибытия на территорию Российской Федерации в 2010 году, а только после

его задержания в г. Москве в 2014 году.

Данных о том, что Зайнабидинов З.Т. преследовался в Кыргызской

Республике по признакам расы, вероисповедания, гражданства,

национальности, политических убеждений либо принадлежности к

определенной социальной группе, в материалах не имеется.

Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики даны письменные

гарантии того, что Зайнабидинов З.Т. не будет преследоваться по

политическим мотивам в связи с его расовой принадлежностью,

вероисповеданием, национальностью или политическим взглядам, не будет

подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему честь и

достоинство человека обращению, уголовное преследование в отношении

него будет осуществляться в строгом соответствии с законодательством и

международными договорами Кыргызской Республики, он будет

преследоваться только за то преступление, которое указано в запросе, сможет

свободно покинуть территорию Кыргызской Республики после отбытия

наказания, а также не будет выслан либо выдан третьему государству без

согласия Российской Федерации.

Оснований не доверять должностным лицам Кыргызской Республики в

части предоставления гарантий от имени государства не имеется.

Судом не представлены факты, когда заверения, данные Генеральной

прокуратурой Кыргызской Республики Генеральной прокуратуре Российской

Федерации в отношении ранее выданных лиц, не были соблюдены.

В обоснование принятого решения об отмене постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче Зайнабидинова З.Т. правоохранительным органам Кыргызской Республики для привлечения его к уголовной ответственности, суд сослался на информацию относительно ситуации с соблюдением прав этнических узбеков в Кыргызской Республике содержащуюся в общедоступных источниках, в частности, в докладах ряда международных организаций и решениях Европейского суда по правам человека, в которых отмечено предвзятое отношение к этническим узбекам при осуществлении уголовного судопроизводства, жестокое обращение с ними сотрудников правоохранительных органов Кыргызской Республики.

По мнению суда, в судебном заседании не представлено доказательств существенного улучшения ситуации с соблюдением прав этнических узбеков, в том числе при расследовании событий, имевших место в июне 2010 года на территории Кыргызской Республики.

Оценив данную информацию в совокупности с материалами представленными органами прокуратуры, суд пришел к выводу об отсутствии достаточных гарантий неприменения к Зайнабидинову З.Т. в случае его выдачи в Кыргызскую Республику пыток либо получения им эффективной правовой защиты в государственном органе в случае нарушения его прав.

Между тем, из материалов дела видно, что инкриминированные Зайнабидинову З.Т. правоохранительными органами Кыргызской Республики деяния относятся к преступлениям против жизни и здоровья граждан и против общественной безопасности.

Его уголовное преследование не связано с политикой данного государства и с преследованием властями (правоохранительными органами Кыргызстана) каких-либо групп граждан, в том числе этнических узбеков.

Неотвратимость уголовного преследования и наказания за деяния которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица, является одним из важнейших общепризнанных международных принципов сотрудничества государств в сфере уголовного судопроизводства.

В связи с этим Судебная коллегия считает, что информация, которую принял суд во внимание при принятии решения относительно ситуации с соблюдением прав этнических узбеков в Кыргызской Республике, сама по себе не может быть признана достаточным основанием для отказа в выдаче Зайнабидинова З.Т. в Кыргызскую Республику для привлечения его к уголовной ответственности.

Из представленных материалов усматривается, что уголовное преследование Зайнабидинова З.Т. не носит дискриминационного характера по признаку его национальной принадлежности, религиозных или политических взглядов, а связано с обвинением в совершении уголовно наказуемых деяний.

Судебная коллегия принимает во внимание не только письменные гарантии Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики, согласно которым Зайнабидинов З.Т. не будет подвергаться пыткам, жестоким бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения или наказания после передачи в Кыргызскую Республику ему будет обеспечена возможность посещения российскими дипломатическими представительствами по месту содержания его под стражей, но также учтен позитивный опыт практического мониторинга ситуации с соблюдением прав задержанных лиц в Кыргызской Республике со стороны российских властей.

Судебная коллегия считает, что применяемая Российской Федерацией процедура мониторинга является эффективным способом наблюдения за соблюдением Кыргызской Республикой своих обязательств по обеспечению прав задержанных и лишенных свободы лиц, включая отказ от применения пыток и жестокого обращения.

Кроме того, согласно правовым позициям Комитета против пыток ООН изложенным в ряде его решений, «существование в какой-либо стране постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека само по себе не является достаточным основанием для того, чтобы установить что данному лицу угрожает применение пыток после его возвращения в эту страну. Для определения наличия угрозы данному лицу должны существовать дополнительные основания, то есть существовать и другие причины, дающие основания полагать, что этому лицу лично будет грозить опасность».

Комитет в своих решениях отметил, что для целей статьи 3 Конвенции угроза применения пыток, которым может подвергнуться соответствующее лицо в случае его возращения, не может носить мнимый характер (то есть являться умозрительным предположением или подозрением), а должна быть «прогнозируемой, предсказуемой, реальной и личной».

Такой же подход применяется в Европейском суде по правам человека который признает, что «государства имеют право, как с точки зрения международного права, так и в соответствии с их договорными обязательствами, в том числе с Конвенцией, контролировать въезд, проживание и выдворение иностранцев».

Также Европейский суд по правам человека выработал правовую позицию, согласно которой «в принципе, именно заявитель обязан представить доказательства, подтверждающие наличие серьезных оснований полагать, что в случае исполнения оспариваемой меры он подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного Статьей 3 Конвенции. Если такие доказательства приведены, то Власти обязаны рассеять любые сомнения на этот счет» (п. 112 постановления от 19 июня 2008 г. по делу «Р против Российской Федерации»).

Что касается общей ситуации в конкретной стране, Европейский суд по правам человека в нескольких случаях постановил, что может придать определенное значение информации, содержащейся в последних докладах независимых международных правозащитных организаций и неправительственных организаций. В то же время, одна лишь возможность жестокого обращения по причине неустойчивой ситуации в принимающей стране сама по себе не приводит к нарушению статьи 3 Конвенции.

В тех случаях, когда источники, доступные Суду, описывают общую ситуацию, конкретные утверждения заявителя в каждом конкретном случае требуют подтверждения другими доказательствами.

Указанные позиции Европейского суда по правам человека отражены также в Постановлении по делу «З против России» от 5 февраля 2013 года.

Согласно ст.З Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в толковании Комитета ООН против пыток, при оценке наличия или отсутствия указанных выше обстоятельств суду необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто вышеупомянутому обращению или наказанию.

По смыслу закона, при рассмотрении вопросов, связанных с выдачей судам надлежит учитывать показания лица, в отношении которого принято решение о выдаче, заключение Министерства иностранных дел Российской Федерации о ситуации с соблюдением прав и свобод человека в запрашиваемом государстве, гарантии запрашивающего государства, а также доклады и иные документы.

Зайнабидинов З.Т., его защитники не представили суду никаких существенных доказательств того, что властями Кыргызской Республики к нему могут быть применены пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, а также, что он может подвергнуться преследованию по признаку расы, вероисповедания гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям.

На основании изложенного, руководствуясь нормами международных договоров, правовыми позициями международных правоприменительных органов, следует признать, что в представленных материалах отсутствуют сведения, свидетельствующие о наличии риска лично для Зайнабидинова З.Т., в случае его выдачи, быть подвергнутым пыткам, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Поскольку уголовное преследование Зайнабидинова З.Т. не является национально мотивированным, его принадлежность к особо уязвимой национальной группе, вопреки выводам суда, не может рассматриваться как достаточное основание отказа в его выдаче для привлечения к уголовной ответственности.

Принятое решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации основано на действующем уголовно-процессуальном законодательстве, не противоречит ни требованиям ст.462, 464 УПК РФ, ни нормам международного права, и является мотивированным.

С учетом изложенного постановление Московского городского суда от

13 мая 2015 года о признании незаконным постановления заместителя

Генерального прокурора Российской Федерации от 8 апреля 2015 года о

выдаче Зайнабидинова З.Т. компетентным органам Кыргызской Республики

подлежит отмене, а жалоба Зайнабидинова З.Т. на указанное постановление

оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст.38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Постановление Московского городского суда от 13 мая 2015 года о

признании незаконным постановления заместителя Генерального прокурора

Российской Федерации от 8 апреля 2015 года о выдаче Зайнабидинова З.Т.

компетентным органам Кыргызской Республики отменить.

Постановление заместителя Генерального прокурора Российской

Федерации от 8 апреля 2015 года о выдаче Зайнабидинова З.Т. компетентным

органам Кыргызской Республики признать законным и обоснованным, а

жалобы Зайнабидинова З.Т. и его защитника на указанное постановление

оставить без удовлетворения.

гвующий Судьи:

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта