Информация

Решение Верховного суда: Определение N 92-АПУ15-10 от 13.10.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 92-АПУ15-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 октября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденных Монгуша А.В., Темир-оола Б.К., Оруспая С.Ю адвокатов Ооржак У.Б., Юс А.М., Зайцева Д.С., прокурора Курочкиной Л.А переводчика С при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Монгу ша А.В., Темир-оола Б.К., Оруспая С.Ю., адвокатов Юс А.М. и Ооржак Ч.И. на приговор Верховного суда Республики Тыва от 30 июня 2015 года, которым:

МОНГУШ А В,

27 декабря 2012 года

судимый Кызылским районным судом Республики Тыва по ч. 2 ст. 228

УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4

года осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по пп. «ж», «з ч.2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по пп. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по при говору Кызылского районного суда Республики Тыва от 27 декабря 2012 года.

К назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору Кызылского районного суда Республики Тыва от 27 декабря 2012 года, и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием основного наказания в исправитель ной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности;

ТЕМИР-ООЛ Б К,

26 июня 2012

года судимый Кызылским городским судом Республики Тыва по п. «а»

ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным

сроком 2 года осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по пп. «ж», «з ч.2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по пп. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по при говору Кызылского городского суда Республики Тыва от 26 июня 2912 года.

К назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору Кызылского городского суда Республики Тыва от 26 июня 2012 года, и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 20 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности;

ОРУ СПАЙ С Ю,

ранее судимый:

- 9 ноября 2007 года Советско-Гаванским гарнизонным военным судом

Хабаровского края по ч.З ст.335 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

- 10 декабря 2013 года Кызылским городским судом Республики Тыва по

ч.2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УКРФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде лишения свободы на 21 год с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и по при говору Кызылского городского суда Республики Тыва от 10 декабря 2013 года окончательно назначено 22 года лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности.

Приговором разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Мон гуша А.В., Темир-оола Б.К., Оруспая С.Ю., адвокатов Ооржак У.Б., Юс А.М Зайцева Д.С., поддержавших доводы соответствующих апелляционных жалоб выступление прокурора Курочкиной Л.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору Монгуш А.В., Темир-оол Б.К. и Оруспай СЮ. осуждены за разбойное нападение на Д совершенное по предварительному сговору между собой, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в ходе которого они убили потерпевшего.

Преступления совершены 4 июня 2013 года на территории

при указанных в приговоре обстоятельствах.

Кроме того, Монгуш А.В. и Темир-оол Б.К. осуждены за кражу автомобиля, принадлежащего О стоимостью рублей, чем потерпевшему был причинен значительный ущерб.

Кражу они совершили по предварительному сговору между собой и лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство.

Преступление совершено в ночь на 14 июня 2013 года в г.

при указанных в приговоре обстоятельствах. В суде первой инстанции Монгуш А.В. признал вину по пп. «а», «в» ч.2 ст. 158 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, отрицая при этом свою причастность к убийству.

Темир-оол Б.К. признал вину в убийстве, отрицая при этом свою причастность к совершению остальных преступлений.

Оруспай СЮ. признал вину лишь по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Юс А.М. ставит вопрос об изменении приговора в отношении Оруспая СЮ. и исключении из него осуждения ее под защитного по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, снижении размера материального ущерба и срока наказания, назначенного по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

Она полагает, что суд излишне осудил Оруспая СЮ. за убийство, так как по делу нет доказательств, подтверждающих его виновность в совершении данного преступления.

По ее мнению, назначенное Оруспаю СЮ. по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ наказание является чрезмерно суровым. При решении данного вопроса суд не обоснованно признал роль Оруспая СЮ. в совершении преступления особо активной, хотя органы предварительного следствия не вменяли ему в вину данное обстоятельство.

Защитник считает, что суд должен был признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Оруспая С.Ю., - его активное способствование раскрытию преступления «путем дачи правдивых показаний, в которых он рас крыл все обстоятельства разбойного нападения».

Не соглашаясь с оценкой похищенного автомобиля, Юс А.М. указала, что собственником автомобиля являлся Д а поэтому суд необоснованно взыскал материальный ущерб в пользу Д которая не имела никакого отношения к автомобилю.

Она также считает, что суд неправомерно взыскал с осужденных в солидарном порядке в пользу потерпевшей рублей в счет возмещения произведенных ею затрат на оплату услуг представителя - адвоката Ондар АС. на основании квитанции к приходному кассовому ордеру от 3 сентября 2014 года при отсутствии договора об оказании юридических услуг.

В кассационной жалобе адвокат Ооржак Ч.И. просит отменить приговор в отношении Темир-оола Б.К. и направить дело на новое судебное разбирательство.

Она указала, что следователь необоснованно не разрешил ходатайство Темир-оола Б.К. о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, в связи с чем ее подзащитный был лишен права на рассмотрение дела в особом порядке.

При отсутствии документов и сведений о вручении Темир-оолу Б.К. документов, связанных с разрешением его ходатайства, суд обязан был возвратить дело прокурору в порядке ст. 23 7 УПК РФ со стадии предварительного слушания, которое не было проведено. Суд ограничился лишь вынесением частного постановления.

Не соглашаясь с разрешенным гражданским иском, адвокат Ооржак Ч.И сослалась на доводы, аналогичные тем, на которые в своей жалобе указала адвокат Юс А.М.

В апелляционной жалобе осужденный Оруспай С Ю . ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство ввиду его непричастности к убийству.

При этом он анализирует показания остальных осужденных и свидетеля Б Он также указал, что ни в ходе предварительного следствия ни в судебном заседании не был допрошен свидетель С

Оруспай С Ю . выражает несогласие с оценкой автомобиля.

По его мнению, следует снизить срок назначенного ему наказания, так как он активно способствовал раскрытию преступления.

В апелляционной жалобе осужденный Монгуш А.В. просит отменить приговор в части осуждения его по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и постановить оправдательный приговор, указав при этом на свою непричастность к убийству которое совершил Темир-оол Б.К., применение недозволенных методов ведения предварительного следствия.

Он считает, что в ходе предварительного следствия необоснованно не было разрешено его ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

В апелляционной жалобе осужденный Темир-оол Б.К. просит смягчить наказание, указав при этом на то, что он признал вину, в содеянном раскаялся.

Излагая обстоятельства, имевшие место, по его мнению, осужденный просит переквалифицировать его действия на ч.1 ст. 105 УК РФ, так как он один совершил убийство.

В возражениях на апелляционные жалобы прокурор прокуратуры Республики Тыва Гринев А.Е., потерпевшая Д представитель потерпевшей Д - адвокат Хитаришвили Т.А. приводят суждения относительно не состоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Оруспая СЮ. и исключить признание в качестве обстоятельства, отягчающего его наказание, - особо активную роль в со вершении преступлений по следующим основаниям.

При принятии решения о признании отягчающего обстоятельства суд первой инстанции указал, что Оруспай С Ю . был инициатором разбойного на падения на водителя Д он фактически руководил действиями Мон гуша А.В. и Темир-оола Б.К. во время убийства потерпевшего в ходе разбойно го нападения.

Судебная коллегия считает, что приведенное выше судом первой инстанции обоснование своего решения не может свидетельствовать об особо актив ной роли Оруспая СЮ. во время совершения преступлений.

Как следует из приговора, при описании преступного деяния суд признал установленным, что Оруспай С Ю . предложил Монгушу А.В. и Темир-оолу Б.К. совершить разбойное нападение на водителя такси, на что последние дали свое согласие.

Они обсудили между собой план действий и распределили роли.

Согласно отведенным ролям Монгуш А.В., находящийся на заднем пассажирском сиденье за водителем, должен был накинуть веревку на шею води теля и душить его до потери сознания, а Темир-оол Б.К. обязан был удерживать водителя (он находился на переднем пассажирском сиденье) и угрожать ножом жизни и здоровью водителя. Когда водитель потеряет сознание, они должны были выбросить его и завладеть автомобилем.

В случае, как предложил Оруспай С.Ю., если дело пойдет не по согласованному между ними плану, они должны убить водителя и завладеть автомобилем. Монгуш А.В. и Темир-оол Б.К. согласились с данным предложением.

Для реализации своего плана они взяли с собой два ножа и электрический провод, которым хотели воспользоваться вместо веревки в качестве удавки.

Во время совершения преступлений, действуя по разработанному плану Монгуш А.В., набросив электрический провод на шею водителя, стал его душить, а Темир-оол Б.К., сидевший на переднем пассажирском сиденье, достал нож и угрожал водителю убийством.

Водитель стал сопротивляться, выбил ногами переднее лобовое стекло автомобиля.

Оруспай СЮ. вышел из автомобиля и протолкнул водителя на заднее сиденье автомобиля между Монгушем А.В. и Темир-оолом Б.К., в руках у которого был нож.

Оруспай СЮ., управляя автомобилем водителя, приехал со всеми указанными выше лицами с целью убийства потерпевшего в безлюдное место. Находясь на месте, Оруспай СЮ., Темир-оол Б.К. и Монгуш А.В. вытащили води теля из автомобиля, после чего Оруспай СЮ. перевязал веревкой руки водите ля. После этого Монгуш А.В. и Темир-оол Б.К. отвели водителя в лесной массив, где усадили его возле дерева с целью убийства, привязали руки и ноги водителя веревкой вокруг ствола дерева, чтобы он не смог вырваться и убе жать. Потом Оруспай СЮ. обмотал веревкой шею водителя и стал его душить Затем по указанию Оруспая СЮ. Монгуш А.В. и Темир-оол Б.К. также стали тянуть концы веревки в разные стороны, в ходе чего в результате механической асфиксии потерпевший Д скончался на месте совершения преступлений.

Приведенные судом первой инстанции обстоятельства свидетельствуют о совместном совершении осужденными преступлений, о чем они заранее договорились и распределили между собой роли.

Инициирование Ору спаем СЮ. совершения преступлений и руководство в ходе их совершения, как установил суд первой инстанции, нельзя расценивать как действия, свидетельствующие об особо активной роли Оруспая СЮ.

Учитывая внесенные выше изменения в приговор, судебная коллегия считает необходимым снизить срок назначенного Оруспаю СЮ. по п. «в» ч.4 ст. 162 и пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ наказания, что, в свою очередь, влечет назначение ему заново наказания по правилам чч.З и 5 ст.69 УК РФ.

В остальной части приговор в отношении Оруспая СЮ. и этот же приговор в отношении Монгуша А.В. и Темир-оола Б.К. судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст.38915 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч.1 ст. 8 8 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого приговора.

Доводы апелляционных жалоб являются аналогичными суждениям, озвученным стороной защиты в суде первой инстанции.

Они были предметом исследования с вынесением соответствующих решений, сомневаться в правильности которых судебная коллегия не находит оснований.

Монгуш А.В. и Темир-оол Б.К. не оспаривают законность их осуждения по пп. «а», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ за кражу автомобиля, принадлежащего потер певшему О В приговоре приведены достаточные достоверные доказательства, подтверждающие их виновность в совершении данного преступления, которым суд первой инстанции дал надлежащую оценку.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами авторов апелляционных жалоб о непричастности Монгуша А.В. и Оруспая СЮ. к убийству Д

В суде первой инстанции Темир-оол Б.К. признал вину в убийстве Д

Он также подтвердил, что у него с Монгушем А.В. и Оруспаем СЮ. была предварительная договоренность на хищение чужого автомобиля в ходе раз бойного нападения.

Последнее обстоятельство в суде подтвердили Монгуш А.В. и Орус пай СЮ.

Они же и Темир-оол Б.К. в суде сообщили о том, что в пути следования действуя по ранее разработанному плану, Монгуш А.В. набросил веревку на шею водителя и стал душить, однако водитель стал сопротивляться и ногами разбил лобовое стекло. Потом Оруспай СЮ. сел на водительское сиденье, а водитель - между Монгушем А.В. и Темир-оолом Б.К.

Об этих обстоятельствах осужденные сообщили в ходе предварительного следствия. Они же подтвердили, что когда Монгуш А.В., находясь в автомобиле, душил водителя, то Темир-оол Б.К. удерживал за ноги водителя. Потом они пересадили водителя на заднее пассажирское сиденье, а Оруспай СЮ. сел на водительское сиденье, после чего они поехали в сторону тайги. Заехав в без людное место, Оруспай СЮ. остановил автомобиль. Затем Оруспай СЮ. дос тал веревку из багажника и передал ее Монгушу А.В.

Далее, как следует из показаний осужденных в ходе предварительного следствия, их пояснения относительно дальнейших действий, совершенных в отношении водителя и связанных с его убийством, не согласуются друг с другом, они носят противоречивый характер.

Оруспай СЮ. первоначально признавал, что он предложил Монгу шу А.В. и Темир-оолу Б.К. связать водителя и оставить его в лесу. Мон гуш А.В. и Темир-оол Б.К. повели водителя в лес, которые по очереди возвратились оттуда через определенное время, после чего они вместе уехали домой на автомобиле потерпевшего, который они разобрали по частям.

В суде первой инстанции Оруспай СЮ. отрицал то обстоятельство, что он совместно с остальными осужденными и водителем приезжал к лесу, выдвинув при этом алиби.

Однако виновность его и других осужденных в убийстве водителя в ходе разбойного нападения подтверждается показаниями Монгуша А.В. и Темир оола Б.К. в ходе предварительного следствия. На тот период Монгуш А.В. подтверждал, что привязанного к древу водителя задушил Оруспай С.Ю., который звал его и Темир-оола Б.К. присоединиться к нему для убийства водителя.

В судебном заседании Темир-оол Б.К. признал, что он один убил водите ля.

В то же время в ходе предварительного следствия он давал иные показания, в которых он признавал свою вину в убийстве водителя и уличал Монгуша А.В. и Оруспая СЮ. в причастности к лишению жизни водителя.

Он подтвердил, что при удушении водителя каждый из них тянул веревку обмотанную на шее водителя, в разные стороны, отчего тот скончался. Затем они завладели автомобилем.

Судебная коллегия считает, что показания Темир-оола Б.К. в ходе предварительного следствия следует признать более достоверными, так как они согласуются с показаниями Монгуша А.В. и Оруспая СЮ. в определенной части и подтверждаются выводами молекулярно-генетической экспертизы, из которой усматривается, что на фрагментах веревки, представленных на исследование обнаружены биологические следы, которые образованы в результате смешения генетического материала нескольких лиц (4 и более). Согласно протоколу осмотра места происшествия от 14 июня 2013 г ода на месте обнаружения трупа находящегося в полусидящем положении, были обнаружены 6 фрагментов синтетической веревки (каната). Руки и ноги были связаны. К шее трупа привязан синтетический канат, обвязан петлей. Другой конец каната привязан к дереву Из заключения судмедэксперта следует, что смерть Д наступила в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи петлей при удавлении.

Виновность осужденных подтверждается и другими приведенными в при говоре доказательствами, которым суд первой инстанции дал правильную оценку.

В суде были проверены доводы осужденных о применении недозволенных методов ведения предварительного следствия. Они обоснованно были при знаны несостоятельными.

Необходимо также учитывать показания свидетеля защиты К который не подтвердил алиби Оруспая СЮ.

Суд первой инстанции правильно оценил показания свидетеля Б

Судом были приняты все необходимые меры для обеспечения явки в суд свидетеля защиты С

По делу нет данных, свидетельствующих о том, что Темир-оол Б.К. заявлял ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, его права не нарушены.

Суд должным образом оценил неразрешенное в ходе предварительного следствия ходатайство Монгуша А.В. о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и признал наличие оснований для применения правил чч.2, 4 ст.62УКРФ.

Выводы суда по гражданскому иску являются мотивированными, они основаны на фактических данных и законе. Стоимость похищенного автомобиля определена на основании заключения эксперта. Д является близким родственником Д

В соответствии с ч.8 ст.42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст.42 УПК РФ, переходят к одному из его близких родственников.

Суд правомерно взыскал с осужденных рублей, связанных с оплатой Д услуг представителя. Размер расходов подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 3 сентября 2014 года.

Правильно установленным в суде фактическим обстоятельствам дела суд дал верную юридическую оценку.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ (за исключением внесенных в приговор изменений).

При решении данного вопроса были учтены все юридически значимые данные.

Руководствуясь ст. 38913, 38920, 38928 и 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Тыва от 30 июня 2015 года в от ношении Оруспая С Ю изменить и исключить признание в качестве обстоятельства, отягчающего его наказание, - особо активную роль в со вершении преступлений.

Снизить Оруспаю СЮ. срок назначенного по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ наказания до 10 лет 6 месяцев лишения свободы, по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ -до 15 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Оруспаю СЮ. назначить 20 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и по приговору Кызылского городского суда Республики Тыва от 10 декабря 2013 года, осужденному Оруспаю С Ю окончательно назначить 21 год 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ обязать Оруспая СЮ. не выезжать за пределы территории района и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, не посещать места проведения массовых и иных развлекательных мероприятий и не участвовать в них, являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации два раза в месяц.

В остальной части приговор в отношении Оруспая СЮ. и этот же приговор в отношении Монгуша А В и Темир-оола Б К -

оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 335 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта