Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-АПУ13-53СП от 28.11.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 81-АПУ13-53сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 28 н о я б р я 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А. С,

судей Зыкина В.Я. и Русакова В.В при секретаре Малаховой Е.И с участием прокурора Кечиной И.А., адвокатов Живовой Т.Г., Филиппова С.Г Кротовой СВ., Бондаренко В.Х рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Харчикова Ю.С., по апелляционным жалобам Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., адвоката Магеррамовой Л.Г. на приговор Кемеровского областного суда от 26 апреля 2013 года в отношении Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильева А.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечиной И.А., адвокатов Живовой Т.Г., Филиппова С.Г., Кротовой СВ., Бондаренко В.Х., судебная коллегия

установила по приговору Кемеровского областного суда от 26 апреля 2013 года, постанов ленному на основании вердикта присяжных заседателей,

Кожевников П А,

ранее не судимый оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления.

За Кожевниковым П.А. признано право на реабилитацию.

Этим же приговором Кожевников П.А., признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст. 33, ч.2 ст. 330 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 1 года 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Кожевникову П.А. зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 29 апреля 2010 года по 21 октября 2011 года и он освобожден от назначенного наказания в связи с его отбытием;

Висицкий Р И

ранее не судимый оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления.

За Висицким Р.И. признано право на реабилитацию.

Этим же приговором Висицкий Р.И., признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии поселении. Висицкому Р.И. зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 29 апреля 2010 года по 16 марта 2012 года и он освобожден от назначенного наказания в связи с его отбытием;

Перепелке А Ю

ранее не судимый оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления, а по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, оправдан на основании вердикта присяжных заседателей за отсутствием состава преступления.

За Перепелке А.Ю. признано право на реабилитацию;

Васильев А В

ранее не судимый оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления.

За Васильевым А.В. признано право на реабилитацию.

Органами предварительного следствия Кожевников П.А., Висицкий Р.И Перепелко А.Ю. и Васильев А.В. обвинялись в покушении на убийство Б

а также в вымогательстве денег у В совершенных организованной группой.

По версии следствия, преступления были совершены в период времени с 18 января по 29 апреля 2010 г. на территории г. при обстоятельствах указанных в обвинительном заключении.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 18 марта 2013 г. признана не доказанной причастность Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., Перепелке А.Ю. и Васильева А.В. к покушению на убийство Б в связи с чем они оправданы судом по ч. 3 ст. 30, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Этим же вердиктом присяжных заседателей Кожевников П.А., Висицкий Р.И., Перепелко А.Ю. признаны виновными в том, что они, предварительно до говорившись в апреле 2010 года вернуть ранее переданные Висицким Р.И В в долг денежные средства, стали действовать следующим образом.

Кожевников П.А., желая вернуть ранее переданные Висицким Р.И. В

в долг денежные средства, контролировал и руководил действиями Висицкого Р.И., а также обеспечивал безопасность его действий, для чего во избежание его задержания сотрудниками правоохранительных органов при по лучении денег от В через своего знакомого, являющегося сотрудником правоохранительных органов и имеющего доступ к информации о сообщениях о преступлениях, в период с 21 по 29 апреля 2010 года предпринял действия по получению сведений о возможных обращениях В с сообщением о совершаемом в отношении него отбирании денежных средств а Висицкий Р.И. совершил в отношении В заранее оговоренные с Кожевниковым П.А. действия. Для чего Висицкий Р.И., желая вернуть ранее переданные им В в долг денежные средства, 21 апреля 2010 года около 14 часов 30 минут в помещении ДК , расположенном по адресу г. под угрозой применения насилия потребовал у В передать до 25 апреля 2010 года денежные средства в размере рублей. А затем Висицкий Р.И. 25 апреля 2010 года после того как В сообщил о невозможности сбора указанной суммы денег к установленному сроку, высказал угрозы применения насилия к В и потребовал передать денежные средства в указанной сум м года. После чего Висицкий Р.И. 29 апреля 2010 года около 16 часов 15 минут в помещении Банка по адресу

в счет указанной требуемой суммы денег принял от В

вследствие высказанных угроз опасался за свою жизнь и здоровье имитацию рублей.

Указанные действия Висицкого Р.И. судом квалифицированы по ч.2 ст. 330 УК РФ как самоуправство, то есть самовольное вопреки установленному законом порядку совершение действий, правомерность которых оспаривается гражданином и которыми причинен существенный вред, совершенное с угрозой применения насилия, а действия Кожевникова П.А. квалифицированы по ч.5 ст. 33, ч.2 ст. 330 УК РФ, как пособничество Висицкому в совершении такого самоуправства.

Поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей исключено участие Перепелко А.Ю. в высказывании требований к В о пере даче денежных средств в размере рублей под угрозой применения насилия, а одна лишь договоренность Перепелко А.Ю. с Кожевниковым П.А. и Висицким Р.И. на возвращение денежных средств не образует состава преступления, то суд в соответствии со ст. 348 ч. 4 УПК РФ пришел к выводу об оправ дании Перепелко А.Ю. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Харчиков Ю.С просит об отмене оправдательного приговора и о направлении дела на но вое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, регламентирующего процедуру судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, а также нарушения принципа состязательности сторон. Как утверждает прокурор, вопреки требованиям ч.б и ч.7 ст.335 УПК РФ, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УК РФ; подсудимыми, а также их защитниками в присутствии присяжных заседателей неоднократно поднимались вопросы, высказывались реплики, делались заявления, которые не должны обсуждаться в присутствии присяжных заседателей, доводилась до сведения присяжных заседателей информация, которая находится за пре делами их компетенции; сторона защиты на протяжении всего судебного разбирательства по делу в присутствии присяжных заседателей ставила под сомнение доказательства стороны обвинения, признанные допустимыми; подсудимые до водили до присяжных заседателей информацию о применении к ним на предварительном следствии недозволенных методов ведения следствия; стороной за щиты в присутствии присяжных заседателей систематически заявлялось о том что уголовное дело в отношении подсудимых «сфабриковано» сотрудниками правоохранительных органов, доказательства обвинения «сфальсифицированы давалась негативная оценка как показаниям допрошенных по делу лиц, так и представителям стороны обвинения. При этом в апелляционном представлении государственного обвинителя приводятся конкретные высказывания и заявления подсудимых а также обращается внимание на их поведение и на поведение их защитников, которое расценивается прокурором как незаконное воздействие на присяжных заседателей с целью вынесения оправдательного вердикта в отношении Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., Перепелко А.Ю. и В Кроме того, как утверждает государственный обвинитель, незаконное воздействие на присяжных заседателей подсудимым Кожевниковым оказывалось и 18.03.2013 г. во время нахождения председательствующего в совещательной комнате при изучении вопросного листа с внесенными в него ответами. Кожевников П.А., находясь в зале в отсутствие председательствующего, неоднократно обращался к присяжным заседателям, указывая на недозволенные методы ведения следствия, условия содержания подсудимых под стражей. Неправомерное, с точки зрения прокурора, поведение подсудимых и их защитников в ходе судебного разбирательства дела, ограничило право стороны обвинения на представление доказательств, повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и на существо принимаемых присяжными заседателями в совещательной комнате решений, способствовало вынесению оправдательного вердикта. По мнению автора апелляционного представления, допущенные сто роной защиты нарушения норм уголовно-процессуального закона (статей 15, 334, 335, 336 УПК РФ) повлекли за собой нарушение принципа состязательности сторон, поскольку сторона обвинения в результате была ограничена в праве опровергнуть в присутствии присяжных заседателей несоответствующие действительности доводы стороны защиты относительно незаконности предварительно го расследования по делу.

В апелляционных жалобах, поданных Кожевниковым П.А. и его защитником адвокатом Магеррамовой Л.Г., содержатся просьбы об отмене приговора в части осуждения Кожевникова П.А. по ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст.ЗЗО УК РФ и о вынесении в отношении него оправдательного приговора. По мнению Кожевникова П.А. и его защитника, в действиях Кожевникова П.А. отсутствует состав данного преступления, поскольку судом не установлено причинение действиями Кожевни кова П.А. и Висицкого Р.И. существенного вреда потерпевшему В.

По мнению авторов апелляционных жалоб, юридическая квалификация действий Кожевникова П.А., указанная в приговоре, не основана на вердикте присяжных заседателей, поскольку существенность вреда для потерпевшего присяжными заседателями не установлена; выводы суда о том, что данный при знак преступления установлен вердиктом - не основаны на законе, поскольку присяжные заседатели, не обладая юридическими познаниями, не вправе давать юридическую оценку действиям подсудимых; угроза применения насилия, по мнению Кожевникова П.А. и его защитника, является квалифицирующим при знаком преступления (самоуправства), поэтому сама по себе не может расцениваться как «существенный вред». Кроме того, как утверждают заявители, в действиях Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И. отсутствует второй обязательный элемент самоуправства - оспаривание потерпевшим В право мерности выдвинутого требования. Кожевниковым П.А. и его защитником также в жалобах обращается внимание на допущенные, с их точки зрения, нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона при назначении наказания осужденным.

В апелляционной жалобе осужденного Висицкого Р.И. содержится просьбы об отмене приговора в части его осуждения по ч.2 ст.ЗЗО УК РФ и о вынесении в отношении него оправдательного приговора. В жалобе он приводит доводы, аналогичные доводам жалоб Кожевникова П.А. и его защитника адвоката Магеррамовой Л.Г.

Кожевниковым П.А. поданы возражения (отзыв) на апелляционное представление, в котором он просит отказать прокурору в удовлетворении представления, считая его необоснованным и немотивированным; полагает, что при вынесении в отношении него оправдательного приговора судом не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона.

Государственным обвинителем Харчиковым Ю.С. принесены возражения на апелляционные жалобы Кожевникова П.А., Висицкого Р.И. и адвоката Ма геррамовой Л.Г., доводы которых прокурор считает необоснованными.

Участвовавший в заседании суда апелляционной инстанции прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечина И.А. поддержала доводы апелляционного представления государственного обвинителя и просила приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд.

Адвокаты Кротова СВ., Живова Т.Г. поддержали доводы апелляционных жалоб Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., адвоката Магеррамовой Л.Г. и возражали против доводов апелляционного представления.

Адвокаты Филиппов С.Г., Бондаренко В.Х. (защитники оправданных Пе репелко А.Ю. и Васильева А.В.) возражали против доводов апелляционного представления, полагая, что вынесенный оправдательный приговор является законным и обоснованным.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционного представления государственного обвини теля Харчикова Ю.С, а также для удовлетворения апелляционных жалоб Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., адвоката Магеррамовой Л.Г.

Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения (ч.1 ст.38917 УПК РФ).

Безусловные основания отмены или изменения судебного решения пере числены в ч.2 ст.38917 УПК РФ.

Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 статьи 389 15 УПК РФ.

25

Согласно ст.389 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание по ставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

В данном случае указанных нарушений закона в ходе судебного разбирательства дела в отношении Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильева А.В. допущено не было.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя о нарушениях подсудимыми и их защитниками уголовно процессуального закона, выразившихся в доведении до присяжных заседателей информации, не подлежащей исследованию в присутствии присяжных заседателей, не имеющей отношения к предъявленному Кожевникову П.А., Висицко му Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильеву А.В. обвинению, а также о незаконном воздействии на присяжных заседателей с целью вынесения ими оправдательно го вердикта.

Из протокола судебного заседания видно, что подсудимые Кожевников П.А., Висицкий Р.И., Перепелко А.Ю., Васильев А.В. и их защитники, участвуя в судебном заседании и выступая перед присяжными заседателями, не совершали действий, которые можно было бы расценить как незаконное воздействие на коллегию присяжных.

Имевшие место высказывания подсудимых и их защитников, в которых затрагивались обстоятельства, не подлежащие в силу ст. 334 УПК РФ исследованию в присутствии присяжных заседателей, а также процессуальные вопросы, связанные с процедурой проведения предварительного следствия, допустимостью доказательств - председательствующим судьей Я свое временно пресекались, а присяжным заседателям разъяснялось о том, что та кую информацию они не должны принимать во внимание при вынесении своего вердикта.

Данное обстоятельство подтверждается и содержанием напутственного слова председательствующего, текст которого приобщен к материалам дела (т.62л.д.60-114).

Доводы государственного обвинителя о том, что неоднократные напоминания присяжным заседателям со стороны подсудимых о том, что уголовное дело и выдвинутое в отношении них обвинение носит «заказной характер», а также о некачественном расследовании дела и слабости стороны обвинения по влияли или могли повлиять на вынесение ими необоснованного оправдательно го вердикта - неосновательны.

Как следует из протокола судебного заседания и содержания напутственного слова, председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что в совещательной комнате при вынесении вердикта они должны оценивать лишь доказательства, представленные сторонами, и не принимать во внимание поведение сторон.

Так, выступая перед присяжными заседателями с напутственным словом председательствующий разъяснил им, что при вынесении вердикта они должны полагаться на свою память и исходить только из того, что уяснили в ходе процесса, а не на мнения и суждения по данному вопросу других лиц. Если стороны, выступая в прениях, изложили обстоятельства дела или доказательства иначе чем они (присяжные заседатели) запомнили, то присяжным заседателям необходимо положиться на свое мнение; присяжные заседатели должны игнорировать чувства симпатии или антипатии, которые могли у них возникнуть в отношении подсудимых или потерпевших, государственных обвинителей или адвокатов, а также все то, что помешает им быть объективными и беспристрастными; они не должны выходить за пределы судебного разбирательства и обсуждать какие-либо вопросы, которые не поставлены в вопросном листе; их решение должно быть принято на основе их внутреннего убеждения, сформировавшегося в результате восприятия и всесторонней оценки исследованных доказательств, как обвиняющих, так и оправдывающих подсудимых.

При этом председательствующий обратил внимание присяжных заседателей на то, что при вынесении вердикта они не должны учитывать и принимать во внимание высказывания сторон относительно данных о личностях по терпевших и подсудимых, не относящиеся к обстоятельствам предъявленного обвинения, высказывания стороны защиты, связанные с процедурой проведения предварительного следствия и с процедурой собирания доказательств, по поводу которых председательствующим делались соответствующие замечания в ходе судебного следствия и прений сторон.

Таким образом, присяжные были осведомлены о том, какие именно вопросы они должны были обсуждать в совещательной комнате, и какую информацию, озвученную сторонами, они не вправе были принимать во внимание при вынесении вердикта.

Из протокола судебного заседания видно, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались допустимые доказательства. Часть доказательств по ходатайству сторон была признана недопустимой, и в напутственном слове председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что при вынесении вердикта они не должны их учитывать и принимать во внимание.

Правила оценки доказательств, как следует из напутственного слова председательствующего, присяжным заседателям были разъяснены.

Выслушав показания подсудимых, потерпевших и свидетелей, данные ими в судебном заседании, исследовав и сопоставив их с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, присяжные заседатели имели возможность оценить эти доказательства в совокупности и вынести по делу объективный вердикт. Оправдательный вердикт в отношении Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильева А.В. вынесен единодушно.

Отдельные эмоциональные высказывания подсудимых, по поводу которых председательствующим судьей им делались замечания, сами по себе не мо гут служить основанием к отмене приговора.

Неосновательно также утверждение государственного обвинителя и о том, что до присяжных заседателей доводилась положительная информация о личностях подсудимых и негативная информация о личностях потерпевших.

Согласно ч.8 ст.335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуют ся с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в соверше- нии которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а так же иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.

Предъявленное Кожевникову П.А., Висицкому Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильеву А.В. обвинение предполагало исследование отдельных вопросов, касающихся взаимоотношений, сложившихся между подсудимыми и потерпевшими Б иВ постольку, поскольку это было связано с мотивами инкриминированных подсудимым деяний.

Что касается данных о личностях потерпевших или подсудимых, способных вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых и потерпевших, то такие данные в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей не исследовались.

Доводы государственного обвинителя о том, что 18.03.2013 г. во время нахождения председательствующего в совещательной комнате, куда он удалился для изучения вопросного листа, подсудимым Кожевниковым на присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие в форме высказываний о не дозволенных методах ведения следствия и невыносимых условиях содержания под стражей - не могут быть признаны обоснованными, поскольку не подтверждены протоколом судебного заседания, из которого видно, что с подобного рода заявлениями (о незаконном воздействии подсудимых на коллегию присяжных заседателей) сторона обвинения и (или) присяжные заседатели к председательствующему не обращались.

Принципы состязательности и равноправия сторон, вопреки мнению государственного обвинителя, в ходе судебного разбирательства дела в отношении Кожевникова П.А., Висицкого Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильева А.В. на рушены не были.

Из протокола судебного заседания видно, что практически все ходатайства государственного обвинителя, касающиеся представления доказательств председательствующим по делу судьей были удовлетворены.

Таким образом, вопреки утверждению государственного обвинителя, в ходе судебного разбирательства дела в отношении Кожевникова П.А., Висиц кого Р.И., Перепелко А.Ю. и Васильева А.В. не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену оправдательного приговора.

Суд обоснованно признал виновными Кожевникова П.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст. 33, ч.2 ст. 330 УК РФ, а Висицкого Р.И. - преступления, предусмотренного ч.2 ст. 330 УК РФ.

Согласно ч.З ст.339 УПК РФ после основного вопроса о виновности под судимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся также вопросы о степени осуществления преступного намерения причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления. Допусти- мы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Из вопросного листа, сформулированного председательствующим с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, а также из напутственного слова, произнесенного перед присяжными заседателями, видно, что сто роны (в том числе подсудимые и их защитники) были осведомлены о постановке перед присяжными заседателями вопросов о виновности или невиновности подсудимых в совершении менее тяжкого преступления, предусмотренного ст.ЗЗО УК РФ.

После вердикта присяжных заседателей они также имели возможность высказать свое мнение относительно юридической квалификации действий подсудимых, а также о наличии или отсутствии в их действиях состава преступления.

Таким образом, поставив дополнительные вопросы, позволяющие установить виновность подсудимых в совершении менее тяжкого преступления председательствующий не вышел за пределы судебного разбирательства, не на рушил право подсудимых на защиту и не ухудшил их положения.

Утверждение осужденных Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И., а также адвоката Магеррамовой Л.Г. о том, что в действиях осужденных отсутствует состав уголовно-наказуемого самоуправства, поскольку судом не установлено причинение действиями Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И. существенного вреда потерпевшему В является необоснованным.

По мнению авторов апелляционных жалоб, юридическая квалификация действий Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И., указанная в приговоре, не основана на вердикте присяжных заседателей, поскольку существенность вреда для потерпевшего присяжными заседателями не установлена.

Такое мнение ошибочно. Согласно ст.ЗЗО УК РФ в качестве признака уголовно-наказуемого самоуправства предусматривается причинение существенно го вреда законным интересам граждан или организаций. Такое последствие но сит оценочный характер, поскольку существенность вреда определяется судом с учетом конкретных обстоятельств дела. При этом, по смыслу уголовного закона вред может быть разнообразным, то есть не только имущественным, но и физическим. Именно последствия служат критерием разграничения преступления и административного правонарушения.

Как правильно установлено судом на основании вердикта присяжных заседателей, существенный вред выразился в нарушении законных прав и интересов потерпевшего В в адрес которого были высказаны угрозы применения насилия, и у потерпевшего имелись реальные основания опасаться осуществления этих угроз, в связи с чем он вынужден был обратиться к сотрудникам правоохранительных органов за защитой своей жизни и здоровья от преступного посягательства. Опасение за свою жизнь и здоровье, вызванное угроза ми со стороны Висицкого Р.И., председательствующий судья в приговоре, с учетом конкретных обстоятельств дела, обоснованно расценил как существенный вред для потерпевшего.

В действиях Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И. содержится обязательный элемент самоуправства - оспаривание потерпевшим В правомерности выдвинутого требования.

Потерпевший В неоднократно как в период предварительного следствия, так и в суде заявлял, что никаких долговых обязательств перед подсудимыми у него не имеется.

Об этом также свидетельствуют и приложенные к апелляционным жало бам копии судебных решений (т.68 л.д.94-102), из которых следует, что В

оспаривал наличие у него долга перед Висицким Р.И.

Вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям осужденных Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И., а также адвоката Магеррамовой Л.Г. судом не было допущено нарушений норм уголовного и уголовно процессуального закона при назначении наказания осужденным.

При назначении Кожевникову П.А. и Висицкому Р.И. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, степень и значение фактического участия каждого из них в совершении преступления, возраст и состояние здоровья подсудимых, а также данные, характеризующие личность каждого из них, которые были исследованы в судебном заседании в стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей.

Назначенное наказание в виде лишения свободы, от которого Кожевни ков П.А. и Висицкий Р.И. были освобождены в связи с его отбытием до приговора, является справедливым.

С учетом фактических обстоятельств и общественной опасности совершенных подсудимыми преступлений, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Таким образом, при постановлении обвинительного приговора в отношении Кожевникова П.А. и Висицкого Р.И. судом не было допущено нарушений уголовного и уголовно-процессуальных законов.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 26 апреля 2013 года в отношении Кожевникова П А Висицкого Р И Перепелко А Ю и Васильева А В оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционные жалобы осужденных Кожевникова П.А., Висицкого Р.И. и защитника Магеррамовой Л.Г. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 330 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта