Информация

Решение Верховного суда: Определение N 23-АПУ15-4 от 29.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №23-АПУ 15-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 29 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Смирнова В.П.,

судей Кондратова П.Е. и Ситникова Ю.В.

при секретаре Сергееве А.В.

с участием прокурора Химченковой М.М.., осужденных Атуова Р.К Муласанова Р.Б., Куванаева Б.Я., Таушева А.К., Кошманбетова Р.О. (в режиме видеоконференц-связи), их защитников - адвокатов Кабалоевой В.М. (в защиту Атуова Р.К.), Тавказахова В.Б. (в защиту Муласанова Р.Б.), Лунина Д.М. (в защиту Куванаева Б.Я), Бицаева В.М. (в защиту Таушева А.К Загнойко С.Ф. (в защиту Кошманбетова Р.О.), защитника (наряду с адвокатами) Албогачиевой Н.В. (в защиту Куванаева Б.Я. и Муласанова Р.Б рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Здорика Д.В. и апелляционную жалобу адвоката Загнойко С.Ф. в защиту Кошманбетова Р.О. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 12 марта 2015 г., по которому

Атуов Р К ,

судимый 7 марта 2012 г.

Верховным Судом Чеченской Республики по ч. 2 ст. 209 и

ст. 317 УК РФ к 13 годам лишения свободы,

осужден по ст. 317 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 7 годам лишения свободы на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Муласанов Р Б

несудимый,

осужден по ст. 317 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное преследование в отношении Муласанова Р.Б. по ч. 2 ст. 209 УК РФ прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду истечения сроков давности уголовного преследования;

Куванаев Б Я

несудимый,

осужден по ст. 317 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное преследование в отношении Куванаева Б.Я. по ч. 2 ст. 209 УК РФ прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду истечения сроков давности уголовного преследования;

Таушев А К ,

несудимый

осужден по ст. 317 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное преследование в отношении Таушева А.К. по ч. 2 ст. 209 УК РФ прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду истечения сроков давности уголовного преследования;

Кошманбетов Р О

несудимый,

осужден по ст. 317 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ, к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное преследование в отношении Кошманбетова Р.О. по ч. 2 ст. 209 УК РФ прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду истечения сроков давности уголовного преследования;

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления прокурора Химченковой М.М., поддержавшей апелляционное представление в части признания несправедливым назначенного всем осужденным наказания и предложившей приговор изменить, назначив осужденным более строгие наказания, жалобу же адвоката Загнойко С.Ф оставить без удовлетворения, а также выслушав выступления осужденных Атуова Р.К., Муласанова Р.Б., Куванаева Б.Я., Таушева А.К., Кошманбетова Р.О. и их защитников, возражавших против удовлетворения апелляционного представления государственного обвинителя, Судебная коллегия

установила:

по приговору Атуов Р.К., Муласанов Р.Б., Куванаев Б.Я., Таушев А.К Кошманбетов Р.О. признаны виновными в посягательстве на жизнь военнослужащих в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а Муласанов Р.Б., Куванаев Б.Я., Таушев А.К., Кошманбетов Р.О., кроме того признаны виновными в бандитизме, т.е. в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.

Преступления совершены на территории Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении (с дополнением) государственный обвинитель Здорик Д.В., не оспаривая выводы суда относительно доказанности инкриминируемых осужденным действий и правильности их уголовно-правовой квалификации, находит приговор незаконным и подлежащим изменению в связи с его несправедливостью. Полагает, что суд, назначив осужденным наказание с применением положений ст. 64 УК РФ, не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных в составе банды преступлений и не обосновал, наличие каких исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности, послужило основанием для назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ст. 317 УК РФ. Отмечает, что имеющиеся у осужденных смягчающие обстоятельства, будучи учтенными при применении положений ст. 62 УК РФ, не могли быть учтены повторно при применении ст. 64 УК РФ. Указывает, что поскольку Муласанов Р.Б. и Куванаев Б.Я. состояли в банде вплоть до апреля 2000 г., Кошманбетов Р.О. - и в апреле 2000 г., а Таушев А.К. - вплоть до мая 2000 г., сроки давности их уголовного преследования на момент постановления приговора еще не истекли. Обращает внимание также на то что при истечении сроков давности в ходе судебного производства по уголовному делу подсудимые должны освобождаться не от уголовной ответственности за инкриминируемые им действия, а от наказания, которое должно быть назначено за преступление, в совершении которого они признаны виновными. С учетом этого просит назначить осужденным строгие наказания как за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 209 и ст. 317 УК РФ так и по совокупности этих преступлений.

Адвокат Загнойко С.Ф. в апелляционной жалобе в защиту Кошманбетова Р.О. утверждает, что привлечение его подзащитного к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 209 УК РФ является повторным, поскольку оценка его действий в тот же период времени и в тех же организационных структурах уже была дана в приговоре Советского районного суда г. Махачкалы от 13 июля 2001 г., который сохраняет законную силу. Полагает, что виновность Кошманбетова Р.О. в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, не подтверждена достаточными доказательствами. Положенные в основу обвинения показания свидетеля О считает недопустимыми доказательствами ввиду того, что они основаны на догадках и слухах, а также на информации, полученной от следственных органов. Обращает внимание на то что в ходе предварительного следствия стороне защиты необоснованно было отказано в проведении очных ставок со свидетелями О и К в целях проверки достоверности данных ими показаний, в судебном заседании Кошманбетов Р.О. и его защитник также были лишены возможности допросить указанных свидетелей.

В возражениях на апелляционное представление (с дополнениями государственного обвинителя осужденные Атуов Р.К., Куванаев Б.Я., Муласанов Р.Б., Таушев А.К., Кошманбетов Р.О., а также их защитники - адвокаты Айдамиров А.А., Белогузова Н.В., Тимиргаева Л.У., Загнойко С.Ф. просят оставить данное апелляционное представление без удовлетворения.

Государственный обвинитель Здорик Д.В. в письменных возражениях на апелляционную жалобу защитника осужденного Кошманбетова Р.О. - адвоката Загнойко С.Ф., указывая на несостоятельность приведенных адвокатом доводов просит отказать в удовлетворении данной жалобы и изменить приговор в отношении Кошманбетова Р.О. лишь в части, указанной в апелляционном представлении.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и возражениях на них, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора.

Вопреки доводам, приведенным в апелляционной жалобе адвоката Загнойко С.Ф. и частично поддержанным в выступлениях в суде апелляционной инстанции осужденными Кошманбетовым Р.О., Куванаевым Б.Я., Муласановым Р.Б., Таушевым А.К., виновность всех осужденных в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УПК РФ подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которые были признаны судом относимыми, допустимыми и достоверными.

К числу таких доказательств относятся в том числе:

- показания осужденного Атуова Р.К., который в ходе его допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого сообщил, что в джамаате» состояли и участвовали в боестолкновении 4 октября 1999 г Таушев А.К., Куванаев Б.Я., Муласанов Р.Б., которые были вооружены пулеметом и автоматами Калашникова и производили выстрелы по позициям военнослужащих;

- протоколы опознания Атуовым Р.К. Таушева А.К. и Куванаева Б.Я как лиц, входивших в « джамаат» и участвовавших в боевых действиях 4 октября 1999 г.;

- показания на предварительном следствии осужденного Муласанова Р.Б., признавшегося, что участвовал в « джамаате» и помнит в числе участников этой группы Таушева А.К., который имел на вооружении пулемет Калашникова с боеприпасами и участвовал в боестолкновении с федеральными войсками 4 октября 1999 г. Муласанов Р.Б., кроме того пояснил, что на базе, куда боевики вернулись после столкновения с федеральными войсками, он видел Куванаева Б.Я. Сам Муласанов Р.Б., по его словам, присутствуя при боестолкновении, из имеющегося у него автомата выстрелы не производил;

- обнаружение на спине и левой кисти Муласанова Р.Б. рубцов которые, по заключению эксперта, могли образоваться в результате осколочных ранений в период 1999 г.;

- показания осужденного Куванаева Б.Я. о том, что он состоял в незаконном вооруженном формировании под руководством « » и4 октября 1999 г. вместе с другими членами группы был переброшен на окраину станицы , откуда, узнав, что ожидается наступление федеральных войск, попытался скрыться и со стороны наблюдал за происходившими боевыми действиями. На сопке между станицей

и г. он видел ранее ему знакомого Таушева А.К который был одет в камуфлированную форму, а в лагере, куда его вскоре привезли знакомые на машине, видел Муласанова Р.Б.;

- показания осужденного Таушева А.К. о том, что он по настоянию « » поехал в где в одном из бывших пионерских лагерей вместе с другими молодыми людьми изучал Коран и постигал военное дело а затем по приказу « » поехал в станицу , где присоединился к группе боевиков. Там он видел Муласанова Р. и Куванаева Б. Все они принимали участие в вооруженном столкновении на окраине станицы с федеральными войсками 4 октября 1999 г. Он сам стрелял в сторону военнослужащих федеральных войск и видел, что это же делали Муласанов Р. и Куванаев Б., которые, как и он, были вооружены автоматами Калашникова;

- показания свидетеля О сообщившего, что Куванаев Б.Я., Кошманбетов Р.О., Таушев А.К., Муласанов Р.Б., Атуов Р.К. ему знакомы, и все они входили в состав « джамаата» и участвовали в бою с военнослужащими федеральных вооруженных сил, стреляя в их направлении из имеющегося у них оружия. Этот свидетель весьма подробно описал внешность каждого из названных участников бандформирования опознал Муласанова Р.Б. на видеозаписи « джамаат-1999 год опознал по фотографиям Кошманбетова Р.О. и Таушева А.К.;

- протоколы опознания свидетелем К Кошманбетова Р.О. как человека, участвовавшего в боестолкновении с федеральными войсками 4 октября 1999 г., и Куванаева Б.Я. как человека, находившегося в конце августа 1999 г. в исламском институте « »;

- показания потерпевших, чьи близкие родственники, являясь военнослужащими войсковой части , погибли в результате боестолкновения с незаконным вооруженным бандформированием, а также потерпевших, непосредственно принимавших участие в этом боестолкновении и получивших ранения;

- заключения экспертов-медиков о характере, тяжести, локализации телесных повреждений, причиненных военнослужащим, как погибшим в результате боестолкновения 4 октября 1999 г., так и выжившим после него.

Таким образом, совокупность перечисленных и иных исследованных судом доказательств со всей определенностью подтверждает как вхождение осужденных в состав незаконных вооруженных групп, созданных в целях нападения на граждан и организации, так и их участие в боевых действиях против военнослужащих федеральных войск, в результате которых 15 военнослужащих погибли и 28 получили ранения.

Утверждения осужденных и их защитников о том, что признательные показания осужденных были получены в результате незаконных действий сотрудников правоохранительных органов и по своему содержанию не соответствуют действительности, материалами дела не подтверждаются.

Не находит Судебная коллегия оснований и для признания недостоверными доказательствами протоколов опознания свидетелями О и К обвиняемых как лиц, являвшихся участниками « джамаата», а также показаний свидетеля О данных им в ходе предварительного следствия, об обстоятельствах, при которых он наблюдал действия обвиняемых в ходе боестолкновения 4 октября 1999 г.

Указанные доказательства были получены и исследованы в судебном заседании в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, и потому оснований для их исключения как недопустимых не имеется.

Сообщенная О и К информация об участии Атуова Р.К., Куванаева Б.Я., Кошманбетова Р.О., Таушева А.К Муласанова Р.Б. в бандформировании и в совершенном им нападении на военнослужащих в районе станицы согласуется с положенными в основу приговора показаниями самих осужденных о событиях 4 октября

1999 г., а также с иными доказательствами по делу. В частности достоверность опознания свидетелем К осужденных Куванаева Б.Я. и Кошманбетова Р.О. подтверждается показаниями осужденного Атуова Р.К. о том, что в « джамаате» участвовал его земляк К .

То обстоятельство, что свидетель О дал показания об участии Кошманбетова Р.О. в событиях 4 октября 1999 г., тогда как в ходе предварительного следствия он заявлял, что ему не известны данные о личности Кошманбетова Р.О., не свидетельствует о противоречивости и недостоверности его показаний. Тот факт, что О при опознании Кошманбетова Р.О. назвал его имя и фамилию, которых он, по утверждению стороны защиты, не мог знать, никоим образом не свидетельствует о фальсифицированности проведенного опознания, поскольку сообщение опознающему следователем фамилии, имени и отчества опознаваемого, на которого опознающий указал как на лицо, участвовавшее в совершении преступления, не противоречит закону и не может расцениваться как подсказка результата опознания. К тому же О в своих показаниях без каких-либо внешних подсказок подробно описывал внешность Кошманбетова Э Ф . и пояснял, что знал, как его зовут по имени.

Оснований считать показания О и К оговором не имеется, поскольку наличие у них каких-либо причин для этого не выявлено; оба эти свидетеля уже осуждены и сообщение ими тех или иных сведений об обстоятельствах дела не могло сказаться на решении вопроса об их ответственности.

То обстоятельство, что в ходе предварительного следствия не были проведены очные ставки между свидетелями О иК

и обвиняемым Кошманбетовым Э.Ф., не дает оснований подвергать сомнению достоверность показаний названных свидетелей и считать нарушенными права стороны защиты. В судебном разбирательстве свидетель О был допрошен, и Кошманбетов ЭФ. и его защитник имели возможность задать ему необходимые с их точки зрения вопросы; показания же свидетеля К в судебном заседании не исследовались и в основу приговора положены не были, поэтому необходимости в их опровержении не имелось.

Заявление осужденного Кошманбетова ЭФ. о наличии у него алиби относительно событий 4 октября 1999 г., а именно что он с середины августа 1999 г. отсутствовал в Республике, т.к. уехал сначала в г а затем в г. , судом было тщательно проверено и правильно признано несостоятельным, поскольку не подтверждено какими-либо объективными доказательствами и противоречит исследованным в судебном заседании показаниям обвиняемых и свидетелей, другим доказательствам подтверждающим участие Кошманбетова Р.О. в боевых действиях 4 октября

1999 г. в станице .

Квалификация инкриминируемых осужденным действий основывается на установленных судом фактических обстоятельствах дела и соответствует предписаниям уголовного закона.

Заявление адвоката Загнойко С.Ф. о том, что привлечение Кошманбетова Р.О. к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 209 УК РФ является незаконным, т.к. в отношении него по обвинению в тех же действиях в составе той же вооруженной группы 13 июля 2001 г. уже был постановлен приговор, Судебная коллегия находит необоснованным. Как следует из приговора Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 13 июля 2001 г., Кошманбетов Р.О. привлекался к уголовной ответственности по обвинению в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 208 УК РФ, а именно в том, что в январе 1998 г. вступил в незаконное вооруженное формирование, получил и носил огнестрельное оружие автомат Калашникова с боеприпасами, проходил обучение в лагере « », но был освобожден от уголовной ответственности за эти действия на основании примечания к ст. 208 УК РФ. По настоящему же делу Кошмамбетов Р.О. осужден за участие в незаконной устойчивой вооруженной группе (банде), созданной с целью нападения на граждан и организации, а также за участие в совершенном бандой нападении - эти действия не были предметом рассмотрения Советского районного суда г Махачкалы в 2001 г., они не охватываются квалификацией по ч. 2 ст. 208 УК РФ и по ним никакое решение ранее судом не принималось. При таких обстоятельствах нет оснований утверждать о повторном привлечении к ответственности и осуждении Кошманбетова Р.О. за одни и те же деяния.

В равной мере этот вывод относится и к оценке законности осуждения по ч. 2 ст. 209 УК РФ Таушева А.К.

Оценивая в связи с внесенным государственным обвинителем Здориком Д.В. апелляционным представлением принятые судом решения об освобождении Муласанова Р.Б., Куванаева Б.Я., Кошманбетова Р.О Таушева А.К. от уголовной ответственности по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, ввиду истечения сроков давности уголовного преследования за них, Судебная коллегия не усматривает оснований для их пересмотра.

Как было установлено судом, все указанные лица вступили в устойчивую вооруженную группу (банду) в разные периоды 1999 г. и прекратили в ней участие: Муласанов Р.Б. и Куванаев Б.Я. - в январе 2000 г Кошманбетов Р.О. - 1 февраля 2000 г., Таушев А.К. - в феврале-марте 2000 г Иных подтвержденных доказательствами и не вызывающих неустранимых сомнений в достоверности данных о сроках окончания совершения обвиняемыми преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, стороной обвинения не представлено. Не содержится их и в апелляционном представлении государственного обвинителя. Само же по себе то обстоятельство, что обвиняемые Муласанов Р.Б., Куванаев Б.Я Кошманбетов Р.О., Таушев А.К. обратились в правоохранительные органы с явкой с повинной в апреле-мае 2000 г. вовсе не исключает того, что из состава банды они вышли раньше.

Согласно п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ срок давности уголовного преследования за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 209 УК РФ составляет 15 лет со дня совершения этого преступления. Следовательно, для Муласанова Р.Б. и Куванаева Б.Я. он истекал 1 января 2015 г., для Кошманбетова Р.О. - 1 февраля 2015 г., для Таушева А.К. - 1 марта 2015 г.

Таким образом, на момент постановления по делу приговора срок давности уголовного преследования за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 209 УК РФ, истек для всех обвиняемых, и в отношении всех их подлежали применению положения ст. 78 УК РФ. Данных о том, что в отношении кого либо из обвиняемых ст. 78 УК РФ не подлежала применению в связи с уклонением его от следствия и суда, судом не было установлено, и оснований сомневаться в правильности содержащихся в приговоре выводов на этот счет не имеется. В апелляционном представлении вопрос о том, что течение срока давности в отношении определенных обвиняемых приостанавливалось и в связи с этим должно быть исключено применение ст. 78 УК РФ, не ставится.

Довод автора апелляционного представления о том, что, применяя положения ст. 78 УК РФ, суд должен был не прекратить уголовное преследование, а постановить в отношении обвиняемых обвинительный приговор по ч. 2 ст. 209 УК РФ, назначить им за эти преступления наказание и освободить от него, не основан на законе. Согласно ст. 78 УК РФ в случае истечения сроков давности лицо освобождается от уголовной ответственности, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ процессуально оформляется как прекращение уголовного дела (уголовного преследования). И лишь в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 27 УПК РФ когда подозреваемый или обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела (преследования), производство по делу продолжается в обычном порядке и при подтверждении виновности обвиняемого завершается постановлением обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания. Именно такая правовая позиция сформулирована в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19, согласно которому в случае если во время судебного разбирательства будет установлено обстоятельство указанное в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, суд прекращает уголовное дело и (или уголовное преследование только при условии согласия на это подсудимого при этом не имеет значения, в какой момент производства по делу истекли сроки давности.

С учетом изложенных обстоятельств Судебная коллегия не находит оснований для отмены принятого судом решения о прекращении в отношении Муласанова Р.Б., Куванаева Б.Я., Кошманбетова Р.О., Таушева А.К. уголовного преследования по ч. 2 ст. 209 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Отсутствуют основания и для пересмотра приговора в части назначенного осужденным наказания за преступление, предусмотренное ст. 317 УК РФ, на чем также настаивает в своем представлении государственный обвинитель.

Назначая наказание, суд в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, смягчающие обстоятельства, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

При этом он, учитывая, что совершенное преступление относится к категории особо тяжких, было совершено в составе банды, а лица, его совершившие, отличаются повышенной опасностью, правильно не нашел оснований для использования предоставленных ему ч. 4 ст. 78 УК РФ полномочий и освобождения виновных от уголовной ответственности, хотя с момента совершения преступления прошло более 15 лет.

Но вместе с тем суд признал, что имеются предусмотренные ст. 64 УК РФ исключительные обстоятельства, которые дают основание назначить осужденным по ст. 317 УК РФ наказание ниже низшего предела предусмотренного указанной статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

При этом, имея в виду, что преступление было совершено в составе банды, суд учел роль и степень участия каждого из осужденных в совершении преступления. Из материалов же уголовного дела усматривается что никто из осужденных не занимал в бандформированиях, в которые они входили, руководящих или ведущих ролей, все они только выполняли приказы старших командиров, в том числе в боестолкновении 4 октября 1999 г. Данные о том, что, стреляя в направлении позиций федеральных войск, они проявляли особую активность, совершали действия направленные на повышение поражаемости федеральных военнослужащих лично причинили кому-либо из военнослужащих смерть или ранения, в материалах дела отсутствуют.

При назначении наказания судом было учтено и то, что в отношении всех осужденных отсутствуют какие бы то ни было отягчающие обстоятельства, до совершения преступления они не были судимы, не состоят на учете в психо-неврологическом и наркологическом диспансерах все они положительно характеризуются, заняты общественно полезным трудом, имеют малолетних детей: Муласанов Р.Б - троих, в том числе одного ребенка - инвалида, Таушев А.К. - четверых, в том числе ребенка инвалида, Кошманбетов Р.О. - троих.

В отношении Атуова Р.К. обстоятельством, смягчающим его наказание признаны активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, явка с повинной. Другие осужденные также сообщали сведения, касающиеся участия как лично их, так и иных осужденных в деятельности незаконных вооруженных групп, которые были учтены судом при постановлении приговора. Сообщение таких сведений хотя и не было признано активным способствованием раскрытию и расследованию преступлений, подлежит учету при назначении наказания как обстоятельство, характеризующее личность осужденных.

Признавая наличие исключительной совокупности обстоятельств влияющих на назначение наказания, суд обоснованно учел то, что с момента совершения преступления прошло более 15 лет, а также поведение осужденных на протяжении всего этого времени. В частности, судом не было установлено совершения осужденными в этот период времени правонарушений, за которые бы они привлекались к уголовной или административной ответственности.

Об особом характере такого обстоятельства как истечение 15-летнего срока с момента совершения преступления свидетельствует уже то, что в силу ст. 78 УК РФ это обстоятельство может влечь даже освобождение от уголовной ответственности за особо тяжкое преступление.

Тот факт, что по настоящему уголовному делу суд обоснованно несмотря на истечение с момента совершения преступления 15 лет, не нашел оснований применить в отношении осужденных освобождение от уголовной ответственности, не исключает возможности признания этого обстоятельства, в совокупности с другими обстоятельствами характеризующими личности осужденных и их поведение во время и после совершения преступления, влекущими применение при назначении наказания положений ст. 64 УК РФ.

При таких данных нельзя согласиться с выводом государственного обвинителя относительно необоснованности применения в отношении осужденных положений ст. 64 УК РФ и несправедливости назначенного каждому из них наказания.

Таким образом, каких-либо предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ обстоятельств, влекущих в апелляционном порядке отмену или изменение приговора по уголовному делу не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33, УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 12 марта 2015 г., в отношении Атуова Р К , Муласанова Р Б , Куванаева Б Я Таушева А К Кошманбетова Р О оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобу без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 317 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта