Информация

Решение Верховного суда: Определение N 23-АПУ15-3 от 13.05.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 23-АПУ15-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 мая 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Лаврова Н.Г. и Ситникова Ю.В.

при ведении протокола секретарем Сергеевым А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Эльмурзаева Б.А. в интересах осужденного Амадаева М.У., Тутакова З.Б., Грудинской И В . и Кудрявцевой М.А. в интересах осужденного Хаджиева АС. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 6 февраля 2015г., по которому

Амадаев М У

несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 1 год; по ст. 317 УК РФ на 13 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно на 14 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установленными ограничениями: не изменять место жительства и не выезжать за пределы муниципального образования г. Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

Хаджиев А С

несудимый,

осужден по ст. 317 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год, с установленными ограничениями: не изменять место жительства и не выезжать за пределы муниципального образования г.

Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., выступления осужденного Амадаева М.У. и его адвоката Эльмурзаева Б. А., поддержавших доводы жалобы осужденного Хаджиева АС. и его адвокатов Грудинской И.В. и Кудрявцевой М.А., просивших об оправдании Хаджиева А С , мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Амадаев и Хаджиев признаны виновными и осуждены за то, что они 16 августа 2011 г. в г. совершили посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а Амадаев еще и за незаконное хранение и ношение боеприпасов при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Амадаев виновным себя признал частично, а осужденный Хаджиев свою вину не признал.

В апелляционных жалобах:

- адвокат Эльмурзаев Б.А. в защиту интересов осужденного Амадаева М.У. считает приговор необоснованным ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, а также неправильного применения норм материального и процессуального права. Указывает на то, что поскольку Амадаев добровольно выдал найденный им пистолет снаряженный обоймой с патронами, каких-либо боеприпасов отдельно не приобретал и не хранил, то уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит прекращению в полном объеме, а разделение его действий на хранение пистолета и отдельно боеприпасов необоснованно. Подробно анализирует показания осужденного Амадаева на предварительном следствии и утверждает что действия Амадаева не могут быть квалифицированы как посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа поскольку не указано, какие действия выполняли потерпевшие по охране общественного порядка и общественной безопасности покупка в магазине продуктов не может считаться действиями по охране общественного порядка и общественной безопасности. К тому же установлено, что потерпевшие М , К П и К были командированы для охраны физического лица, а не для осуществления действий по обеспечению общественного порядка и общественной безопасности. Полагает, что действия осужденного Амадаева должны быть переквалифицированы со ст. 317 УК РФ на п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а назначенное наказание подлежит смягчению;

адвокат Тутаков З.Б. в интересах осужденного Хаджиева А С . считает приговор незаконным и необоснованным подлежащим отмене. Указывает на то, что никто из потерпевших и свидетелей не указал на причастность Хаджиева к обстрелу потерпевших. Выводы суда о виновности Хаджиева сделаны только на основании показаний осужденного Амадаева, данных им на предварительном следствии, в которых он оговорил Хаджиева находясь под психологическим воздействием оперативных сотрудников. Кроме того, не установлен судом и не указан в приговоре мотив совершения Хаджиевым инкриминируемого ему преступления. Считает, что Хаджиев может быть признан виновным только за заранее не обещанное укрывательство, в связи с чем, просит переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции этой статьи с учетом его положительных характеристик, наличия двух малолетних детей состояния здоровья его матери;

- адвокаты Грудинская И.В. и Кудрявцева М.А. в интересах осужденного Хаджиева А С . в дополнительной апелляционной жалобе указывают на допущенные судом существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства РФ, повлиявшие на вынесение законного и обоснованного приговора. Обращают внимание на то, что при задержании 21 ноября 2013 г. в качестве подозреваемых Амадаева и Хаджиева им был назначен один и тот же адвокат Джамалдинов, несмотря на имеющиеся между ними противоречия. В дальнейшем, несмотря на то, что 22 ноября 2013 г подозреваемому Хаджиеву был назначен другой адвокат Чапанов право на защиту Амадаева осталось нарушенным, поскольку его интересы по-прежнему представлял адвокат Джамалдинов. По их мнению, адвокат Тутаков, выступая в прениях сторон, вопреки позиции осужденного Хаджиева, отрицавшего свою виновность в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, заявил о совершении Хаджиевым преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ и просил назначить ему наказание в пределах санкции этой статьи. Эту же позицию адвокат изложил и в апелляционной жалобе Кроме того, в качестве доказательства виновности осужденного Хаджиева, суд привел недопустимые доказательства - показания осужденного Амадаева, данные им в качестве подозреваемого в присутствии адвоката Джамалдинова, и не подтвержденные в суде Указывают на позднее ознакомление Хаджиева с постановлениями о назначении судебных экспертиз, в связи с этим утверждают о нарушении его права на защиту. Высказывают сомнения о допустимости и достоверности заключений баллистических экспертиз, поскольку на исследование каждой экспертизы предоставлялась лишь одна пуля, а в заключениях имеются выводы еще и по другим пулям, поступившим на исследование ранее и исследованным при производстве других экспертиз, нарушен порядок изъятия вещественного доказательства (пули) старшим оперуполномоченным П с места происшествия, а затем у него следователем. Считают, что выводы суда, изложенные в приговоре о предварительном сговоре между осужденными и об их осведомленности передвижения сотрудников правоохранительного органа, обстоятельств нападения на них и получения ими огнестрельных ранений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются какими-либо доказательствами. Утверждают о неправильной квалификации действий осужденных по ст. 317 УК РФ, поскольку отсутствуют данные осведомленности осужденных о том, что потерпевшие осуществляли деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. При назначении наказания суд не учел состояние здоровья одного из малолетних детей и матери осужденного Хаджиева и назначил чрезмерно суровое наказание Просят в отношении Хаджиева вынести оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционные жалобы адвокатов Эльмурзаева Б.А. и Тутакова З.Б государственный обвинитель Аюбова З.М., указывая на несостоятельность приведенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив по апелляционным жалобам законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно процессуальным законом оснований для его отмены и изменения.

Всесторонне, полно и объективно исследовав материалы дела проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела признав Амадаева и Хаджиева виновными в совершении инкриминированных им преступлениях и дав содеянному ими правильную юридическую оценку, этот вывод изложил в приговоре, а принятое решение мотивировал.

Вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах, суд обоснованно привел в приговоре в качестве допустимого доказательства показания Амадаева, данные им на предварительном следствии при допросах 21, 22 и 28 ноября 2013 г. в качестве подозреваемого.

Права осужденных Амадаева и Хаджиева на защиту, связанные с участием одного и того же адвоката Джамалдинова при их задержании 21 ноября 2013 г., нарушены не были, поскольку 22 ноября 2013 г. осужденному Хаджиеву, позиция которого расходилась с позицией Амадаева, был назначен другой адвокат Чапанов. При этом позиция Хаджиева осталась такой же, и он продолжал заявлять о своей невиновности. Дальнейшее участие адвоката Джамалдинова в интересах Амадаева не влечет признание показаний Амадаева, данных при участии этого адвоката недопустимым доказательством.

Каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре Амадаевым Хаджиева под психологическим воздействием оперативных сотрудников, как об этом утверждает адвокат Тутаков, судом первой инстанции не установлено, не находит таковых и Судебная коллегия.

Так, из этих показаний Амадаева следует, что он, по предварительной договоренности с Хаджиевым, находясь на заднем сидении автомобиля под управлением последнего, опустив стекло на задней левой двери автомашины, из имевшегося у него пистолета произвел 6-7 выстрелов в упор и несколько выстрелов вслед автомашины с ехавшими в ней сотрудниками правоохранительных органов, когда она поравнялась с их автомашиной, то есть совместно с Хаджиевым он выполнил объективную сторону посягательства на жизнь сотрудников правоохранительного органа.

Показания осужденного Амадаева об обстоятельствах совершенного преступления согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в частности, показаниями потерпевших К К и П о месте и обстоятельствах совершенного на них нападения, свидетелей С и А видевших осужденных перед нападением на потерпевших, Ш З ,С Л иМ - видевших потерпевших и их автомашину с повреждениями сразу же после нападения.

Из оглашенных показаний свидетеля Г данных ею на предварительном следствии следует, что она видела как из салона легковой автомашины темного цвета, из пистолета было произведено не менее 10 одиночных выстрелов в автомашину с сотрудниками полиции. Автомашина, из которой стреляли, двигалась очень медленно, словно находившиеся в ней люди за кем-то наблюдали или ожидали кого-то. После этого автомашина, из которой стреляли увеличила скорость и быстро уехала.

При этом показания свидетеля Г о времени и месте совершения нападения на работников полиции, направлении движения обеих автомашин, обстоятельствах производства выстрелов, согласуются с показаниями осужденного Амадаева которые признаны судом достоверными.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов, смерть пострадавшего М наступила от огнестрельного пулевого ранения головы, проникающего в полость черепа, а потерпевшему К причинено огнестрельное пулевое ранение мягких тканей задней поверхности шеи, расценивающееся как вред здоровью средней тяжести.

Кроме того, суд обоснованно привел в приговоре другие признанные судом достоверными доказательства, в частности протоколы осмотров места происшествия и предметов, протоколы изъятия вещественных доказательств, заключения экспертов по вещественным доказательствам, из которых следует, что обнаруженные на месте происшествия гильзы стреляны в пистолете Стечкина либо конструкции Макарова калибра 9 мм; пули калибра 9 мм с места происшествия, из спинки заднего сидения автомашины потерпевших и из головы трупа Макарова выстреляны из одного экземпляра оружия.

Вопреки доводам адвокатов Грудинской и Кудрявцевой Судебная коллегия не находит нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих признание доказательств недопустимыми, при изъятии у свидетеля П пули, найденной им на месте происшествия при выполнении им первоначальных поисковых мероприятий, а также при назначении и производстве баллистических экспертиз по гильзам и пулям.

Как следует из материалов дела, все исследованные экспертами вещественные доказательства были направлены к ним в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона при назначении ряда экспертиз по этому делу. Ссылка эксперта на пулю исследованную в ходе производства экспертизы по этому же делу, и описанную в другом заключении эксперта, не дает оснований сомневаться в компетенции эксперта и правильности его выводов.

Показания осужденных Хаджиева, отрицавшего свою виновность в содеянном, и Амадаева о том, что он хотел только попугать потерпевших, а также о непричастности к этому Хаджиева судом правильно признаны не соответствующими действительности поскольку они противоречат материалам дела и приведенным в приговоре доказательствам, которым суд дал правильную оценку приведя мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие.

На основании исследованных в судебном заседании допустимых доказательствах, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, а выводы суда о виновности Амадаева и Хаджиева в совершенном преступлении сомнения не вызывают.

Действия осужденных Амадаева и Хаджиева правильно квалифицированы по ст. 317 УК РФ.

Судебная коллегия находит обоснованными выводы суда о том что потерпевшие К К П и М являющиеся работниками полиции и находившиеся в служебной командировке в Ч республике, находились при исполнении своих служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, что осужденные Амадаев и Хаджиев были об этом осведомлены и именно в связи с этим совершили посягательство на их жизни.

Доводы об обратном, приведенные в апелляционных жалобах являются несостоятельными, поскольку противоречат приведенным в приговоре доказательствам и материалам дела.

Выводы суда о том, что при совершении посягательства на жизнь сотрудников правоохранительного органа осужденные Амадаев и Хаджиев действовали совместно и согласованно, каждый, выполняя свою роль, являются обоснованными, поскольку они сделаны на основании исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Вопреки доводам адвоката Эльмурзаева обоснованность осуждения Амадаева по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение и ношение боеприпасов к огнестрельному оружию, сомнения не вызывает.

Как следует из материалов дела, осужденный Амадаев посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа совершил с применением неустановленного оружия и боеприпасов калибра 9 мм.

Использование боеприпасов объективно подтверждается материалами дела и приведенными в приговоре доказательствами, в частности протоколами осмотра места происшествия и предметов протоколами изъятия вещественных доказательств, заключениями экспертов.

Судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности сторон и презумпции невиновности, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора Судебная коллегия не находит. Приговор соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

Несвоевременное ознакомление Хаджиева с постановлениями о назначении судебных экспертиз не является нарушением его права на защиту, как об этом утверждают адвокаты Грудинская и Кудрявцева в апелляционной жалобе, поскольку на момент назначения этих экспертиз Хаджиев еще не был задержан, а после его задержания ознакомившись с постановлениями о назначении экспертиз, не был лишен возможности реализовать свои права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

Доводы адвокатов Грудинской и Кудрявцевой о нарушении права Хаджиева на защиту в связи с позицией адвоката Тутакова противоречащей позиции Хаджиева, противоречат протоколу судебного заседания, из которого следует, что осужденный Хаджиев поддержал адвоката Тутакова, просившего действия Хаджиева квалифицировать по ст. 316 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции этой статьи.

Назначенное Амадаеву и Хаджиеву наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, их личности, обстоятельствам дела и полностью отвечает требованиям ст. 6 и 60 УК РФ.

При назначении наказания судом в полной мере учтены все обстоятельства смягчающие им наказание.

Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на размер назначенного Амадаеву и Хаджиеву наказания, Судебная коллегия не находит и назначенное им наказание признает справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 и 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 6 февраля 2015 г. в отношении Амадаева М У и Хаджиева А С оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 316 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта