Информация

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ15-10 от 30.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №32-АПУ15-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 30 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Климова А.Н при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Назирова Хизира X., адвокатов Комаровой М.А., Дробязко СВ., Кренцова П.А и Кренцовой Т.Ф., потерпевшей М апелляционное представление государственного обвинителя Черновой О.В. на приговор Саратовского областного суда от 10 апреля 2015 года, которым

Хайдаев Р А

не судим,

осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30, п. «ж,и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам с ограничением свободы на 1 год; п. «ж,и» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам с ограничением свободы на 2 года; ч. 4 ст. 150 УК РФ (по эпизоду вовлечения в покушение на убийство Г к 5 годам; ч. 4 ст. 150 УК РФ (по эпизоду вовлечения в убийство М к 6 годам.

1

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 10 апреля 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей с 13 июля 2013 года по 9 апреля 2015 года.

Назиров Хизир Х

не судим осужден к лишению свободы по ч. 4 и 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 1 году; ст. 316 УК РФ к 1 году 6 месяцам; ч. 1 ст. 150 УК РФ к 4 годам.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 10 апреля 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей с 19 июля 2013 года по 9 апреля 2015 года.

Назиров Хамзат Х

не судим,

осужден к лишению свободы по ч. 4 и 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 6 месяцам; ст. 316 УК РФ к 1 году 6 месяцам; ч. 1 ст. 150 УК РФ к 3 годам 6 месяцам.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 10 апреля 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей с 19 июля 2013 года по 9 апреля 2015 года.

Постановлено о взыскании с Хайдаева в пользу М в счет компенсации морального рублей, в счет возмещения материального ущерба- рублей.

2

Также постановлено о взыскании в счет компенсации морального вреда в пользу М с Назирова Хизира X. и Назирова Хамзата X. по

рублей.

Взыскано с Хайдаева, Назирова Хизира X. и Назирова Хамзата X. в пользу М в солидарном порядке материальный ущерб в сумме

рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Хайдаев Р.А. признан виновным и осужден за покушение на убийство Г и убийство М группой лиц, из хулиганских побуждений, а также за вовлечение несовершеннолетнего лица в совершение особо тяжких преступлений, дважды.

Назиров Хизир X. и Назиров Хамзат X. признаны виновными и осуждены за вовлечение несовершеннолетнего лица в совершение преступления, за его подстрекательство к драке с М и в оказании пособничества этому лицу в причинении побоев из хулиганских побуждений. Также Назировы осуждены за укрывательство особо тяжкого преступления - убийства М

Преступления совершены в период времени с 26 мая по 6 июля 2013 года в г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Хайдаева Р.А., Назирова Хизира X. и Назирова Хамзата X. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Токуева М.М., Артеменко Л.Н., Баранова А.А. в защиту интересов осужденных, поддержавших доводы жалоб и возражавших на доводы апелляционных жалоб потерпевшей и представления, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Федченко Ю.А., поддержавшей доводы апелляционного представления и полагавшей приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия

установила в апелляционных жалобах и дополнениях к ней осужденный Назиров Хизир X. и адвокат Комарова М.А. в его защиту выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Адвокат, анализируя доказательства по делу полагает, что вывод о наличии в действиях ее подзащитного подстрекательства и пособничества Назирову А в причинении побоев М , основан на противоречивых показаниях самого Назирова А которые следовало оценить критически. Показания допрошенных по делу

3

свидетелей опровергают указанный вывод суда. Телефонный разговор между М и Назировым Хизиром накануне драки не может быть расценен как пособничество. Адвокат также полагает, что в действиях Назирова Хизира отсутствует состав преступления - вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, поскольку Назирову А лишь предлагали драться, а действия по подстрекательству и пособничеству уже и есть вовлечение. Указывает, что Хизир совместно с другими лицами отвозили раненного М в больницу, и убегали с места преступления, боясь расправы толпы, что никак не свидетельствует об укрывательстве преступления. События драки были очевидны, а потому и скрывать было нечего. То обстоятельства, что Хизир отвез своих братьев домой, сломал сим-карту, что была вымыта автомашина, на которой отвозили М , также не свидетельствуют об укрывательстве преступления. Осужденный в своих жалобах, описывая обстоятельства драки между Назировым А и М , также анализируя показания свидетелей, заключения экспертов, приводит аналогичные доводы жалоб, утверждая о своей невиновности. Авторы жалоб просят об отмене приговора и постановлении оправдательного.

В апелляционной жалобе адвокат Дробязко СВ. в защиту осужденного Хайдаева Р.А. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Не приводя конкретных доводов, полагает приговор незаконным, в том числе ввиду неправильного применения закона. Просит об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В апелляционных жалобах потерпевшая М и адвокаты Кренцов ПА. и Кренцова Т В . в защиту ее интересов выражают несогласие с приговором, находя его незаконным необоснованным и несправедливым. Полагают, что анализ фактических действий братьев Назировых Хизира и Хамзата, причастных к драке свидетельствует о подстрекательстве и пособничестве к убийству М , а никак не к причинению побоев. Не соглашаясь с выводами содержащимися в приговоре, полагают, что ссылка в приговоре на оценку показаний осужденных и свидетелей в совокупности с выводами экспертиз по оценке правдивости, достоверности сообщенных ими сведений, явно несостоятельна. Считают, что проведенные по делу экспертизы по оценке достоверности сообщаемой информации на основе анализа невербального поведения с участием каждого из осужденных, в том числе и Назирова А (осужденного ранее), являются недопустимыми доказательствами Ходатайство об их признании таковыми, суд безосновательно отклонил (об этом подана самостоятельная жалоба адвокатами на постановление суда Ссылаются на то, что ряд экспертиз по оценке достоверности показаний

4

были исследованы судом, однако отражения в приговоре не нашли, оценка им не дана. В обоснование своих доводов ссылаются на исследованное судом заключение комиссионной психологической экспертизы от 5 декабря 2014 года в отношении Назирова А по оценке достоверности его показаний. На проведение аналогичных в отношении показаний осужденных по делу, судом необоснованно стороне обвинения было отказано. Оспаривают и выводы суда о назначенном наказании, находя его слишком мягким, а потому несправедливым. В отношении Назирова Хизира необоснованно было признано смягчающим обстоятельством наличие ребенка, в то время, как документально данное обстоятельство не подтверждено. Также оспаривают и размер компенсации морального вреда, взысканного с братьев Назировых. Просят приговор изменить действия Назировых квалифицировать по ч. 4 и 5 ст. 33, п. «ж,и» ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 150 УК РФ, с назначением им и Хайдаеву более строгого наказания. В счет компенсации морального вреда взыскать с каждого по

рублей в пользу потерпевшей.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Чернова О.В. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Автор представления считает необоснованной переквалификацию действий братьев Назировых с ч. 4,5 ст. 33, п. «ж,и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 316 УК РФ. Полагает, что суд не привел мотивы, по которым отверг доказательства обвинения Назировых Хизира и Хамзата по эпизоду убийства М Приводя анализ доказательств по делу, автор представления утверждает, что братьям Назировым было известно о наличии скальпеля у Назирова А еще до начала драки. Установленное судом обстоятельство физического превосходства М предопределило применение скальпеля в драке о чем были осведомлены Назировы Хизир и Хамзат, которые и организовали ее Дополнительная квалификация действий Назировых Хизира и Хамзата по ст. 316 УК РФ не препятствовала их осуждению по ст. 33, ч. 4 и 5 , п. «ж,и ч. 2 ст. 105 УК РФ. Не основан на законе и вывод суда, в обоснование своей позиции, об отсутствии квалификации действий Назировых Хизира и Хамзата по предварительному сговору группой лиц. Дана неверная оценка показаниям свидетеля « », допрошенного под псевдонимом, а также показаниям самих осужденных, данных ими в судебном заседании. Автор представления полагает, что показаниями свидетелей достоверно установлено, что осужденные и их родственники договорились между собой о сокрытии информации, интересующей следствие. Показаниям этих свидетелей судом также оценка не дана. В ходатайстве потерпевшей стороны о назначении психологической экспертизы на предмет

5

достоверности показаний Назировых Хизира и Хамзата, было необоснованно отказано.

Не согласен автор представления и с приговором в части назначенного Хайдаеву наказания. Полагает, что с учетом мотивов совершенных преступлений, обстоятельств, наказание определено чрезмерно мягкое. Назначая наказание по ч. 4 ст. 150 УК РФ, суд не привел мотивов, по которым не назначил наказание в виде ограничения свободы. Указывает на допущенные нарушения при сложении наказаний, в частности, ограничения свободы, поскольку фактически применен принцип поглощения. Просит об отмене приговора в отношении Хайдаева Назирова Хизира и Назирова Хамзата, с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Назирова Хизира и адвокатов в защиту осужденных, государственный обвинитель Чернова О.В. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения. В возражениях на апелляционное представление и жалобы потерпевшей М а также адвокатов в защиту ее интересов, осужденные Назиров Хизир, Назиров Хамзат, Хайдаев Р.А. просят их отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб представления, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании с достаточной полнотой были исследованы все представленные сторонами доказательства оценив которые, суд признал их недостаточными для вывода о виновности Назирова Хизира X. и Назирова Хамзата X. в подстрекательстве и пособничестве группой лиц из хулиганских побуждений убийства М

Доводы апелляционных представления и жалоб потерпевшей и ее представителей сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств, которые, по их мнению, подтверждают причастность указанных осужденных к совершению преступления. С предложенной оценкой доказательств Судебная коллегия не может согласиться.

В судебном заседании Назиров Хизир X. и Назиров Хамзат X. вину признали частично, пояснив, что действительно предпринимали меры к организации драки между М и Назировым А О., с целью проучить последнего. Было решено, что драка будет происходить один на один, предполагали, что ничего, кроме побоев причинено не

6

будет. О наличии скальпеля у Назирова А и его применении им ничего не знали. Никакой договоренности на убийство М не было.

Осужденный Хайдаев в судебном заседании также отрицал факт какого либо подстрекательства Назирова А к драке, а также к убийству М , отрицая при этом и осведомленность наличия скальпеля перед дракой у Назирова А Подтвердил, что вмешался в драку между М и Назировым А , и нанес последнему удары, поскольку тот применил колющий предмет в драке.

Свидетель Н (осужденный ранее), допрошенный в судебном заседании, отрицал факт осведомленности кого-либо из своих братьев Хайдаева и Назировых, о наличии у него скальпеля перед дракой и его применении в ходе драки, пояснив, что скальпель взял самостоятельно без ведома осужденных.

Судом были проверены показания Назирова А данные им в ходе предварительного следствия в сопоставлении с показаниями, данными в настоящем судебном заседании, из которых также следовало, что к драке с М его склоняли все братья, что по указанию Хайдаева он принес в автомобиль скальпель и, что Хайдаев ему пообещал в ходе драки поддержку.

Предъявленное обвинение Назирову Хизиру и Назирову Хамзату в оказании подстрекательства и пособничества Хайдаеву и несовершеннолетнему лицу - Назирову А в убийстве М было основано на показаниях ряда свидетелей, ссылки на которые содержатся и в апелляционном представлении. Допросив указанных свидетелей сопоставив их с показаниями самих осужденных по делу, суд обоснованно пришел к вводу об отсутствии доказательств причастности братьев Назировых Хизира и Хамзата к подстрекательству и пособничеству в убийстве М .

Так, из показаний свидетеля, допрошенного под псевдонимом следует, что из толпы чеченцев выбежал Хайдаев и, вмешавшись в драку наносил удары рукой М ; из показаний свидетелей Р и Г следует, что когда преимущество в драке было за М , из толпы лиц кавказской национальности выбежал парень (как установлено - Хайдаев) и, схватив рукой М за шею сзади другой стал бить его, помогая молодому ; о нанесении ударов М вмешавшегося в драку (Хайдаева) пояснили и свидетели П и П А.

Доводы государственного обвинителя о том, что судом не приняты во внимание показания свидетеля, допрошенного под псевдонимом о том, что кто-то из очевидцев пытался предотвратить убийство

7

М и разнять дерущихся, однако чеченцы препятствовали этому, не нашли подтверждения.

Оценивая показания указанного свидетеля, суд обоснованно указал об отсутствии в свидетельских показаниях фактов, что именно братья Назировы не подпускали к дерущимся М и Назирову А лиц имеющих целью разнять дерущихся. Ссылки автора представления в этой части на показания Хайдаева и Назирова Хамзата, данные в ходе досудебного производства, о том, что дерущихся они отделяли от остальных собравшихся людей, не свидетельствуют об очевидности для Назировых действий Назирова А по причинению им опасных для жизни М телесных повреждений Напротив, по смыслу изложенных показаний Хайдаева, речь идет о начале драки (т. 13 л.д.75-81). Из показаний же Назирова Хамзата, на которые ссылается государственный обвинитель (т. 11 л.д.70-78), таковых обстоятельств вообще не следует.

Доводы государственного обвинителя со ссылкой на показания свидетелей Н А С А С об их информированности о драке, о том, что после драки Назиров А сбежал; на показания свидетеля Н о договоренности между указанными свидетелями и осужденными о сокрытии информации от следствия по обстоятельствам драки и убийства также не свидетельствуют о причастности Назировых Хизира и Хамзата к подстрекательству и пособничеству в убийстве М

Само понимание, как указано в представлении, Назировыми физического превосходства М над Назировым А которое предопределило наличие скальпеля у последнего, о чем, по мнению стороны обвинения, были осведомлены Назировы, является ни чем иным как предположением, что недопустимо при оценке доказательств. Факт «раззадоривания» Назирова А его братьями на драку, поиск, вызов и обеспечение прибытия М к месту драки, его уговаривание на драку, факт демонстративной проверки Хайдаевым Назирова А на предмет наличия у него колюще-режущих предметов, также не свидетельствует о соучастии Назировых Хизира и Хамзата в убийстве.

Не соглашаясь с доводами, как стороны защиты, так и стороны обвинения, суд правильно указал в приговоре о том, что характер действий Назирова Хамзата и Хизира содержит объективную сторону подстрекательства и пособничества в причинении потерпевшему М побоев из хулиганских побуждений.

Выслушав осужденных и исследовав показания, данные ими на стадии предварительного следствия, допросив и оценив показания свидетелей по делу, суд обоснованно указал, что характер действий и смысл достигнутой договоренности (исходя из представленных доказательств)

сводился лишь к организации из хулиганских побуждений драки-поединка,

8

при этом умыслом Назирова Хамзата и Назирова Хизира не охватывалась вероятность применения насилия в отношении М , опасного для его жизни и здоровья.

В отношении же Хайдаева суд также правильно указал, что характер его действий, в том числе и передача им скальпеля Назирову А дача несовершеннолетнему лицу советов, обещание поддержки, а в последующем и личное участие в убийстве М , напротив свидетельствуют о его соисполнительстве в преступлении. Факт же применения скальпеля именно Назировым А установлен на основании выводов генетической экспертизы по принадлежности ему крови обнаруженной на скальпеле, изъятом с места происшествия.

С учетом изложенного, Судебная коллегия полагает, что суд оценил доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, в их совокупности, при этом указал основания, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты. Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией стороны обвинения, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене судебного решения.

Изложенные доказательства и другие, перечисленные в приговоре судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности осужденных в совершении преступлений и их действия юридически правильно квалифицированы.

Оснований для оправдания Назировых Хизира и Хамзата, о чем содержится просьба в жалобах стороны защиты, а также квалификации их действий по ч. 4 и 5 ст. 33 п. «ж, и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как о том ставится вопрос в апелляционном представлении, не установлено.

Правильно квалифицированы и действия Хайдаева, как по изложенным событиям в отношении потерпевшего М так и по эпизоду покушения на убийство Г группой лиц из хулиганских побуждений.

Учитывая способ совершения убийства М , характер и локализацию причиненных телесных повреждений в область жизненно важных органов, используемое орудие преступления, последующее поведение осужденного Хайдаева, удерживающего потерпевшего, в момент нанесения ему скальпелем опасных для жизни телесных повреждений несовершеннолетним Назировым А судом правильно определено наличие прямого умысла на лишение жизни.

Обстоятельства по покушению на убийство Г стороной защиты и стороной обвинения в апелляционных жалобах и представлении не оспариваются.

9

Выслушав показания потерпевшего Г о беспричинном его избиении Хайдаевым на улице, о призыве Хайдаева к Назирову А со словами «нож» и «вали», после чего последний подбежал к нему с ножом в руке; об удержании его, Г , Хайдаевым, в этот момент; об оказании помощи свидетелем С с помощью которого удалось предотвратить, как он понимал, его убийство; показания свидетеля С , подтвердившего вышеизложенное, показания других свидетелей судом обоснованно сделан вывод о покушении Хайдаева на убийство Г группой лиц из хулиганских побуждений.

Доводы стороны защиты об излишней квалификации действий Назировых Хизира и Хамзата по ч. 1 ст. 150 УК РФ, поскольку их действия по подстрекательству и пособничеству в драке уже и есть вовлечение несовершеннолетнего в преступление, не основаны на законе Судом установлено, что, будучи старшими по возрасту, достоверно зная о несовершеннолетнем возрасте Назирова А с которым находились в родственных отношениях, понимали, что вовлекая несовершеннолетнего в преступные действия, оказывают негативное влияние на его развитие и воспитание. Это самостоятельный объект посягательства, а потому судом правильно определены действия Назировых Хизира и Хамзата, как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 116 и ст. 150 УК РФ.

Вопреки утверждениям стороны защиты, очевидность событий драки не исключает обстоятельства по укрывательству преступления.

Судом установлено, что покидая место преступления, Назировы Хамзат и Хизир предприняли меры по сокрытию несовершеннолетнего Назирова А и Хайдаева, как лиц, совершивших убийство, в виде создания препятствий к своевременному разоблачению преступников.

Так, Назиров Хамзат помогал скрыться несовершеннолетнему Назирову , понимая, что он не ориентируется в г. ; по ходу их бегства, увидев пятна крови на рубашке, дал указание Назирову А ее снять и выбросить, предоставив ему свою спортивную кофту; подыскал телефон и позвонил Назирову Хизиру, пояснив об их местонахождении Встретившись с Хайдаевым и Назировым Хизиром, и под управлением последнего на автомобиле, все вместе выехали в с. , где в пути следования Назиров Хизир уничтожил сим-карту, которая была использована в ходе телефонных переговоров с М , а также впоследствии смыли пятна крови с салона автомобиля.

Учитывая изложенные обстоятельства, судом правильно квалифицированы действия Назировых Хизира и Хамзата, как заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

10

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Доводы адвокатов в защиту интересов потерпевшей М о необходимости признания ряда проведенных по делу экспертиз в отношении осужденных (№159/13 от 18 октября 2013 года, №160/13 от 22 октября 2013 года, №161/13 от 1 ноября 2013 года, №162/13 от 28 октября 2013 года) по оценке достоверности сообщаемой ими информации на основе анализа невербального поведения с участием каждого из них, не могут быть признаны обоснованными.

Как следует из материалов уголовного дела, данные экспертные исследования были назначены и проведены по инициативе следователя представлены суду в качестве доказательств и подлежали оценке в соответствии с требованиями УПК РФ. Ставить под сомнение компетентность эксперта, используемые им методики у суда оснований не было, как не установлено и процессуальных нарушений, влекущих признание данных исследований, недопустимыми. Мотивы принятого решения полно изложены в постановлении суда от 17 марта 2015 года (т. 43 л.д. 199).

Оснований для отмены данного решения Судебная коллегия не усматривает. Следует также отметить, что приговор не содержит ссылок на указанные экспертные исследования, ни в обоснование необходимости переквалификации действий Назировых Хизира и Хамзата, ни в обоснование выводов об их виновности.

Не подлежат удовлетворению и доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах со стороны потерпевшей М о необходимости проведения иной психологической экспертизы по оценке достоверности сообщаемой Назировыми Хизаром и Хамзатом, а также Хайдаевым, информации, в частности, выявления психологических признаков осведомленности осужденных о заранее планируемом использовании Назировым А.О. скальпеля в ходе драки с М .

Выслушав позиции сторон по заявленному ходатайству, судом правильно указано, что право оценки доказательств, к которым относятся показания подсудимых и свидетелей, проведенных по делу экспертиз принадлежит суду. Какого-либо преюдициального значения любая проведенная по делу экспертиза не имеет. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, любой из возможных выводов эксперта подлежит оценке в соответствии со всеми исследованными по делу доказательствами (т. 46 л.д. 192).

Кроме того, ознакомившись с выводами экспертов по оценке достоверности показаний Назирова А.О., о проведении аналогичного экспертного исследования, о котором и ходатайствовала сторона обвинения, суд имел возможность оценить и выводы, сделанные в

11

отношении показаний Назировых Хизара и Хамзата, а также Хайдаева содержащиеся в данном экспертном заключении (т. 44 л.д. 1-129).

С учетом изложенного, Судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности отказа в удовлетворении ходатайства о назначении указанной психологической экспертизы в отношении осужденных.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Хайдаевым Р.А., Назировым Хизиром X., Назировым Хамзатом X. преступлений и степень общественной опасности содеянного характеризующие данные о личности, наличие смягчающих и отягчающего у Назировых обстоятельств, влияние назначенного наказания на их исправление. Оснований для исключения, признанных судом смягчающих обстоятельств, на что обращается внимание в жалобе представителей потерпевшей М Судебная коллегия не усматривает.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности. Следуя императивным предписаниям ст. 67 УК РФ, суд дифференцировал и индивидуализировал ответственность осужденных, исходя из доказанных и установленных обстоятельств.

Вместе с тем, Судебная коллегия не может согласиться с мерой назначенного наказания в отношении Хайдаева Р.А. за совершенное преступление в отношении М в связи с чем, приговор в отношении Хайдаева Р.А., а также по другим основаниям в отношении Назирова Хизира X. и Назирова Хамзата X. подлежит изменению.

При назначении наказания Хайдаеву Р.А. судом не в полной мере учтены тяжесть и конкретные обстоятельства совершенного преступления предусмотренного п. «ж,и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, что повлекло назначение явно несправедливого наказания в силу его чрезмерной мягкости.

Судебная коллегия полагает, что характер и степень общественной опасности содеянного - убийство группой лиц, из хулиганских побуждений, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, при большом скоплении людей, носило демонстративный характер, в связи с чем являлось открытым вызовом общественному порядку и, которое было обусловлено желанием противопоставить себя окружающим и проявить пренебрежительное отношение к ним, подлежат повышенной степени уголовной ответственности.

12

Более того, данное преступление - убийство М было совершено спустя короткий промежуток времени после совершения аналогичного преступления по тем же мотивам в отношении Г которое не было доведено до конца, ввиду активных действий свидетеля С по пресечению преступления, что свидетельствует о целенаправленной преступной деятельности Хайдаева движимого особым цинизмом к общепринятым нормам.

Указанные обстоятельства не были в полной мере учтены судом при назначении наказания Хайдаеву.

Изложенное свидетельствуют об исключительной опасности личности осужденного для общества и, следовательно, мера наказания по указанной статье должна отвечать принципу социальной справедливости изложенному в ст. 6 УК РФ, и должна быть назначена с учетом правовой и нравственной оценки самого деяния и лица его совершившего, в связи с чем Судебная коллегия полагает необходимым назначить Хайдаеву более строгое наказание в виде лишения свободы, как по п. «ж,и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так и по совокупности преступлений.

В то же время, вопреки доводам государственного обвинителя, суд правильно определил наказание Хайдаеву по ч. 4 ст. 150 УК РФ, с учетом санкции указанной статьи, предусматривающей назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы, как альтернативного, в связи с чем не требовалось мотивировать его неприменение.

Также подлежит изменению и приговор в части осуждения Назирова Хизира X. и Назирова Хамзата X. по ч. 4 и 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 116, ст. 316 УК РФ ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершенные преступления.

В соответствии со ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года. Как установлено судом данные преступления относящиеся к категории небольшой тяжести, были совершены 6 июля 2013 года, срок давности за которые, истек, соответственно, 6 июля 2015 года В связи с изложенным, Назировы Хамзат и Хизир на основании ст. 24 УПК РФ подлежат освобождению от наказания по указанным статьям, также подлежит исключению и указание в приговоре на применение положений предусмотренных ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Решение суда о возмещении материального вреда потерпевшей М связанного с понесенными расходами на погребение, а также с затратами на оплату услуг представителя, является правильным Обоснованы и выводы суда о компенсации морального вреда в пользу

13

потерпевшей М в связи с утратой родного человека, с учетом причиненных ей нравственных страданий и переживаний. Размер причиненного морального вреда потерпевшей со стороны осужденных Назировых Хизира и Хамзата определен судом с учетом вывода о недоказанности их участия в убийстве М . Оснований подвергать сомнению решение суда в этой части, Судебная коллегия не усматривает.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Саратовского областного суда от 10 апреля 2015 года в отношении Хайдаева Р А , Назирова Хизира Х Назирова Хамзата Х изменить:

Хайдаеву Р.А. по п. «ж,и» ч. 2 ст. 105 УК РФ назначить наказание 15 лет лишения свободы с ограничением свободы 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «ж,и» ч. 2 ст. 105, п. «ж,и» ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 150, ч. 4 ст. 150 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Хайдаеву Р.А. 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений и обязанностей: не выезжать за пределы территории муниципального образования области, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Назирова Хизира Х и Назирова Хамзата Х от наказания, назначенного по ч. 4 и 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 116, ст. 316 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, а также исключить указание на применение положений ч. 2 ст. 69 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Хайдаева Р А Назирова Х Х и Назирова Х Х оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Назирова Хизира X., адвокатов Комаровой М.А., Дробязко СВ., Кренцова П.А., Кренцовой Т.Ф потерпевшей М апелляционное представление государственного обвинителя Черновой О.В. -^без удовлетворения Председательствующий Судьи

14

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 316 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта