Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ16-22СП от 27.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ16-22СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 27 сентября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина СР. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Объедкова Д.А. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 3 июня 2016 года, по которому

Горячев М О

не судимый,

и

Фомин И И

судимый 10 июня 2014 года по п. «в» ч.

2 ст. 158, ч. 1 ст. 163, п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 163,

п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 326, ч. 1 ст. 163, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст.

163, п. «в» ч. 3 ст. 158,ч. 1 ст. 326, ч. 1 ст. 163, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 1

ст. 163, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 326, ч. 1 ст. 163, ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3

ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 326, ч. 1 ст. 163, п.

«в» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 326, ч. 1 ст. 163, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 4 годам

лишения свободы,

оправданы по предъявленному обвинению по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ по основанию, предусмотренному ст. 302 ч.2 п. 1 УПК РФ, за неустановлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Курочкиной Л.А., поддержавшей доводы апелляционного представления об отмене оправдательного приговора выступления оправданного Горячева МО. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Колодеева В.В., Чумакова Р.Л. и Кузнецова С А., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, судебная коллегия

установила:

Горячев М.О. и Фомин И.И. оправданы по обвинению в совершении 14 февраля 2009 года в г. края убийства Р.

группой лиц по предварительному сговору.

Основанием оправдания явилось вынесение присяжными заседателями оправдательного вердикта, которым признано недоказанным событие указанного преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Объедков Д.А. просит об отмене приговора в отношении обоих оправданных, о направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В обоснование своей просьбы обвинитель ссылается на:

незаконное воздействие на присяжных заседателей со стороны защиты

- защитник Колодеев во вступительном заявлении упоминал про дело Чикатило,

- в прениях ссылался на судебную практику по другим делам, в которых присяжные «не раз и не два оправдывали невиновных», выйдя таким образом, за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, но председательствующим прерван не был,

- упоминал излишнюю ретивость прокуроров и следователей, заявлял что следствие «навешивало» на подсудимых безумные обвинения, на что председательствующий не отреагировал, что являлось попыткой формировать у присяжных заседателей негативного образа правоохранительных органов, заведомо необоснованно осуществляющих уголовное преследование подсудимых,

- в прениях указал, что явки с повинной получены после задержания и не являются добровольными сообщениями, при этом явка с повинной Горячева не исследовалась в присутствии присяжных заседателей, и несмотря на разъяснения председательствующего в напутственном слове данные сведения могли сформировать у присяжных искаженное представление о доказательствах и повлиять на вердикт,

- подсудимые в прениях затрагивали вопросы допустимости исследованных доказательств, в частности, показаний, данных на следствии, Горячев упомянул, что подсудимым запрещено говорить о некоторых фактах, имевших место в ходе заседания, Фомин указал, что первоначальные показания даны в том месте, откуда люди выпрыгивают с 9 этажа, несмотря на разъяснения председательствующего, эти сведения могли сформировать у присяжных заседателей убежденность о нарушении состязательности сторон и о применении незаконных методов следствия что повлияло на результаты голосования при вынесении вердикта;

неразъяснение председательствующим в напутственном слове в нарушение ч.4 ст. 340 УПК РФ порядка назначения наказания в случае признания подсудимого заслуживающим снисхождения,

нарушения, допущенные при формировании коллегии присяжных заседателей: кандидатам задавался вопрос о наличии судимых родственников, однако

- кандидат П вошедшая в состав коллегии, скрыла информацию о том, что ее сын был судим в январе 2013 года по ст. 228 чЛ УК РФ к штрафу, что лишило государственного обвинителя возможности заявить мотивированный или немотивированный отвод этому кандидату,

- кандидат Т ответила, что ее сын привлекался в 2007 году к ответственности за кражу кастрюль, между тем, ее сын Т,

зарегистрированный с ней по одному адресу, был также судим в 2006 году по ст. 161 ч.1 УК РФ, в 2013 году по ст. 158 ч.1 УК РФ, в 2014 году по ст. 139 УК РФ, в 2015 году по ст. 116 УК РФ, в 2016 году по ст. 3141 УК РФ, а будучи допрошенной в сентябре 2015 года по делу сына она поясняла, что он неоднократно судим, за что отбывал наказание в местах лишения свободы, таким образом, указание Т лишь на одну из шести судимостей сына, свидетельствует о сокрытии ей достоверной информации, что лишило государственного обвинителя возможности заявить мотивированный или немотивированный отвод этому кандидату.

Считает, что лишение права на отвод, с учетом результатов голосования присяжных заседателей по первому вопросу, повлияло на результаты вердикта.

Защитники Зятьков А.Я. в интересах оправданного Фомина И.И и Колодеев ВВ. в интересах оправданного Горячева М.О. возражают на апелляционное представление, считают его доводы несостоятельными просят оставить без удовлетворения. Оправданный Фомин И.И возражает на апелляционное представление, считает, что при рассмотрении дела не было допущено нарушений закона, влекущих отмену оправдательного приговора.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционного представления, судебная коллегия не находит оснований для изменения приговора суда.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Доводы апелляционного представления о нарушениях, допущенных при формировании коллегии присяжных заседателей, удовлетворению не подлежат.

В обоснование своего вывода о таких нарушениях государственный обвинитель ссылается на сведения, которые, по его мнению свидетельствуют о неправдивости ответов кандидатов в присяжные заседатели на вопрос о судимости их родственников: кандидат П.

не сообщила о судимости сына, а кандидат Т сообщила не о всех судимостях своего сына.

Однако в суде апелляционной инстанции не нашло своего достоверного подтверждения сокрытие кандидатами в присяжные заседатели информации, которая препятствовала участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела и лишила сторону обвинения права на мотивированный или немотивированный отвод.

Сами по себе факты осуждения П по ст. 228 ч.1 УК РФ к штрафу приговором, вступившим в законную силу 12 февраля 2013 года и регистрации его по одному адресу с матерью П

не могут быть признаны достоверным свидетельством того, что П была осведомлена о судимости сына, однако скрыла это.

Давая оценку доводам государственного обвинителя, судебная коллегия учитывает, что факт совместного проживания присяжного заседателя со своим сыном представленными документами не подтверждается, судим он был во взрослом возрасте, преступление совершил и был осужден во , тогда как его мать проживает в с. , законом предусмотрен годичный срок погашения судимости П , который на момент формирования коллегии присяжных заседателей (10 марта 2016 года) истек, таким образом, достоверных сведений того, что П знала об осуждении сына, не имеется.

Судебная коллегия учитывает также, что кандидатам в присяжные заседатели задавались вопросы о наличии у них каких-либо оснований препятствующих объективному и непредвзятому отношению к стороне защиты либо обвинения (т.6 л.д.64), либо оснований негативно относиться к правоохранительным органам, суду, адвокатуре (т.6 л.д.69), на которые кандидаты в присяжные заседатели П и Т положительно не ответили.

Как видно из материалов дела, кандидат в присяжные заседатели Т не скрывала от суда и сторон факт осуждения сына сообщив об этом, при этом пояснив, что сын с ней не живет (т.6 л.д.67-68).

Данных о том, что Т знала о всех судимостях сына учитывая, что вместе они не проживают, а некоторые из этих судимостей не были связаны с лишением его свободы, государственным обвинителем не представлено. В то же время, государственный обвинитель в судебном заседании не был лишен возможности задать кандидату в присяжные заседатели уточняющие вопросы, касающиеся осуждения ее сына и влияния этого обстоятельства на ее объективность, а также заявить указанному кандидату мотивированный или немотивированный отвод.

При таких обстоятельствах утверждения государственного обвинителя о том, что Т сообщила лишь об одной из шести судимостей сына, не может свидетельствовать о нарушении закона и об ограничении процессуальных прав государственного обвинителя.

Ссылки апелляционного представления на судимость Т

от 11 февраля 2016 года не может повлиять на оценку законности состава суда, поскольку указанный приговор был вынесен после формирования коллегии присяжных заседателей.

Доводы государственного обвинителя о том, что сторона защиты незаконно воздействовала на присяжных заседателей, поставив под сомнение допустимость первоначальных показаний Фомина и явок с повинной подсудимых, не могут свидетельствовать о нарушении закона влекущем отмену приговора, поскольку председательствующий в соответствии с законом прерывал эти высказывания и разъяснял присяжным заседателям, что все представленные им доказательства являются допустимыми и при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание приведенные высказывания защиты (т.6 л.д.162, 128).

Аналогичные разъяснения были даны председательствующим в напутственном слове (т.6 л.д.38-39).

При таких обстоятельствах нет оснований для утверждения о том что допущенные стороной защиты нарушения носили систематический и грубый характер, который, несмотря на разъяснения председательствующего, не мог не повлиять на ответы присяжных заседателей при вынесении ими вердикта.

Иные доводы апелляционного преставления о незаконном воздействии представителей стороны защиты на присяжных заседателей являются необоснованными.

Так, прерванное председательствующим упоминание защитником уголовного дела в отношении Чикатило (т.6 л.д.37) хотя и не имеет непосредственного отношения к разбирательству данного дела, однако само по себе не может свидетельствовать о незаконном воздействии на присяжных заседателей.

Утверждение о том, что присяжные заседатели по другим делам не раз оправдывали невиновных (т.6 л.д.125), является констатацией вынесения судами с участием присяжных заседателей решений предусмотренных уголовно-процессуальным законом, поэтому такие высказывания защитника не могут быть признаны нарушением закона.

Упоминание об излишней ретивости прокуроров и следователей и о безумности обвинений (т.6 л.д.124, 127) отражает, наряду с приведенным защитником анализом доказательств, несогласие стороны защиты с позицией обвинения, а потому не может свидетельствовать о создании защитой такого негативного образа деятельности правоохранительных органов, который государственный обвинитель не мог бы стараться опровергнуть, представляя присяжным заседателям достоверные и допустимые доказательства, подтверждающие обвинение.

Не может быть признано нарушением, повлиявшим на ответы присяжных заседателей, и упоминание Горячева о том, что о некоторых фактах запрещено говорить в судебном заседании Председательствующий, прервав подсудимого, сделал присяжным заседателям правильное разъяснение о том, что речь идет о требованиях закона, согласно которым вопросы, касающиеся допустимости доказательств, рассматриваются без участия присяжных заседателей (т.6 л.д.170). Таким образом, у присяжных заседателей не могло возникнуть сомнений в нарушении судом состязательности сторон, как утверждает об этом государственный обвинитель.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в том числе ее части 4, согласно которой председательствующий разъясняет присяжным заседателя, что в случае вынесения обвинительного вердикта они могут признать подсудимого заслуживающим снисхождения. Соответствующее разъяснение с указанием на последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения при назначении ему наказания было дано присяжным заседателям (т.6 л.д.42).

Каких-либо возражений в связи с содержанием напутственного слова стороны, в том числе государственный обвинитель, не заявили (т.6 л.д.173).

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым. Решение об оправдании подсудимых принято в соответствии с вердиктом, в котором присяжные заседатели отрицательно ответили на поставленный перед ними вопрос о доказанности события преступления.

Оснований для отмены оправдательного приговора,

25 предусмотренных ст. 389 УПК РФ, не имеется.

90 9Я 11

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 3 июня 2016 года в отношении Горячева М О и Фомина И И оставить без изменения апелляционное представление - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 314.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта