Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ13-62 от 16.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ13-62

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 16 октября 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,

судей Безуглого Н.П. и Шалумова М.С.,

при секретаре Вершило А.Н рассмотрела в открытом судебном заседании материалы судебного производства по апелляционному представлению помощника прокурора Северного транспортного прокурора Московской межрегиональной транспортной прокуратуры Артемьева Р.В. на постановление Московского городского суда от 9 августа 2013 года в отношении Полойко С В .

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., выступления прокурора Генеральной прокуратуры РФ Луканиной Я.Н., поддержавшей представление, адвоката Шаповаловой Н.Ю. в защиту Полойко СВ возражавшей против доводов апелляционного представления и полагавшей оставить постановление суда без изменения, Судебная коллегия

установила:

Указанным постановлением

удовлетворена жалоба Полойко С

В,

на постановление заместителя Генерального

прокурора РФ от 08.05.2013 о выдаче Полойко СВ.

правоохранительным органам Республики Беларусь;

данное постановление заместителя Генерального

прокурора РФ признано незаконным и отменено,

Полойко С В . из-под стражи освобожден.

В апелляционном представлении помощник прокурора Северного транспортного прокурора Московской межрегиональной транспортной прокуратуры А высказывает несогласие с постановлением суда как незаконным, ссылаясь на то, что ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ч. 3 ст. 1 УПК РФ признается приоритет международных договоров Российской Федерации перед внутренним законодательством. Поскольку согласно ч. 2 ст. 56 Минской Конвенции, участниками которой являются Российская Федерация и Республики Беларусь, выдача для привлечения к уголовной ответственности производится за такие деяния, которые по законам запрашивающей и запрашиваемой договаривающихся сторон являются наказуемыми и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года и более тяжкое наказание, то в данном случае подлежат применению правила, установленные данным международным договором, а не ч. 3 ст. 462 УПК РФ.

В этой связи просит постановление суда отменить, материал экстрадиционной проверки направить в суд первой инстанции на новое разбирательство.

Изучив материалы судебного производства, проверив и обсудив доводы апелляционного представления и устных возражений на них Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным, а апелляционное представление не подлежащим удовлетворению.

Согласно ч. 1 ст. 462 УПК РФ, Российская Федерация в соответствии с международным договором РФ или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории России, для уголовного преследования или исполнения приговора за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону РФ и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Таким международным договором для Российской Федерации и Республики Беларусь является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная между государствами СНГ в г. Минске 22.01.1993, ратифицированная Россией Федеральным законом от 04.08.1994 № 16-ФЗ и вступившая для России в силу с 10.12.1994 (далее - Минская Конвенция).

Выдача возможна при соблюдении условий, перечисленных в ч. 3 ст. 462 УПК РФ, и отсутствии обстоятельств, перечисленных в ст. 464 УПК РФ.

В частности, в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ, выдача лица может быть произведена в случаях, если уголовный закон предусматривает за совершение уголовно наказуемого деяния, в котором он обвиняется наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание, когда выдача лица производится для уголовного преследования.

В то же время, частью 4 Конституции Российской Федерации установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В развитие данного конституционного положения в части 3 статьи 1 УПК РФ закреплено правило о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 11 от 14 июня 2012 г. «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания», опираясь на приведенные положения Конституции РФ и УПК РФ, разъяснил судам общее правило о том, что «лицо подлежит выдаче, если Уголовный кодекс Российской Федерации и закон запрашивающего государства предусматривают за деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года либо более тяжкое наказание или если лицо было осуждено судом запрашивающего государства к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или более тяжкому наказанию, при условии, что международным договором Российской Федерации не предусмотрены иные сроки (часть 3 статьи 1, пункты 1 и 2 части 3 статьи 462 УПК РФ).

Пунктом 2 ст. 56 Минской Конвенции предусмотрено, что выдача для привлечения к уголовной ответственности производится за такие деяния которые по законам запрашивающей и запрашиваемой Договаривающихся Сторон являются наказуемыми и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

Таким образом, указанным международным договором Российской Федерации действительно установлены иные общие правила выдачи, чем предусмотренные УПК РФ.

Однако суд, разрешая возникшую правовую коллизию, правильно исходил из необходимости принятия во внимание не только положений Минской Конвенции, устанавливающих общие правила выдачи, но и общепризнанных принципов и норм международного права и иных международных договоров Российской Федерации, предусматривающих особенности выдачи применительно к процессуальным гарантиям для выдаваемых лиц.

Так, Конвенция о защите прав человека и основных свобод заключенная в г. Риме 04.11.1950, ратифицированная Российской Федерацией (с оговоркой и заявлениями) Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ и вступившая в силу для России 05.05.1998 (далее Римская Конвенция), являющаяся для Российской Федерации как члена Совета Европы одним из основополагающих международно-правовых актов признавая для государств - ее участников приоритет положений Конвенции над национальным законодательством, вместе с тем в статье 53 «Гарантии в отношении признанных прав человека» предусматривает: «Ничто в настоящей Конвенции не может быть истолковано как ограничение или умаление любого из прав человека и основных свобод, которые могут обеспечиваться законодательством любой Высокой Договаривающейся Стороны или любым иным соглашением, в котором она участвует».

Разъясняя данное положение Конвенции, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 21 от 27 июня 2013 г. «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» обратил внимание судов на то, что законодательство Российской Федерации может предусматривать более высокий уровень защиты прав и свобод человека в сравнении со стандартами, гарантируемыми Конвенцией и Протоколами к ней в толковании Суда. В таких случаях судам, руководствуясь статьей 53 Конвенции, необходимо применять положения, содержащиеся в законодательстве Российской Федерации.

Поскольку установление минимального срока наказания за совершенное преступление в качестве одного из условий выдачи является важной процессуальной гарантией соблюдения прав и свобод человека для лица, в отношении которого поступил запрос о выдаче с целью его уголовного преследования, в том числе гарантией соблюдения права не быть выданным государству, осуществляющему его уголовное преследование, и остаться в стране пребывания, суд пришел к обоснованному выводу о том что приведенные выше положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и содержащиеся в них правовые позиции подлежат применению во всех случаях возникновения коллизии между общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, в том числе Минской Конвенцией, с одной стороны, и, с другой, - нормами законодательства Российской Федерации, предусматривающими более высокий уровень защиты прав и свобод человека в сравнении со стандартами гарантируемыми указанными международно-правовыми актами.

Выводы суда достаточно мотивированы.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с указанными выводами суда и полагает, что при таких обстоятельствах суд, признавая постановление заместителя Генерального прокурора РФ незаконным обоснованно учитывал то, что санкция статьи 3141 УК РФ «Уклонение от административного надзора», аналогичной ст. 422 УК РБ, по которой обвиняется Полойко СВ., предусматривает в качестве наказания за данное преступление обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо лишение свободы на срок до одного года, и тем самым исключает возможность выдачи Полойко правоохранительным органам Республики Беларусь.

Жалоба Полойко СВ. рассмотрена судом с соблюдением процедуры установленной ст. 463 УПК РФ, постановление суда отвечает требованиям ч. 7 указанной статьи.

В этой связи доводы, изложенные в апелляционном представлении нельзя признать основанными на законе и материалах дела.

1 20 28

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 -389 , 389 , 389 , 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Московского городского суда от 9 августа 2013 года в отношении Полойко С В оставить без изменения, а апелляционное представление помощника прокурора Северного транспортного прокурора Московской межрегиональной транспортной прокуратуры Артемьева Р.В. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48' УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года с момента его провозглашения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 314.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта