Информация

Решение Верховного суда: Определение N 35-АПУ16-15 от 24.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ С У Д

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 35-АПУ16-15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 24 ноября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Климова А.Н. и Истоминой Г.Н.,

при секретаре Пикаевой М.А.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Гука И.С. и Кисловской Т.А., их защитников Дикой Ю.В. и Лавренова Р.В., представителя потерпевшего Емельяновой Л.Н. на приговор Тверского областного суда от 8 сентября 2016 года, которым

Гук И С

ранее

судимый:

24.12.2009 Заволжским райошшм судом г. Твери по п. «а» ч. 3 ст.

158 (4 эпизода), ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158 (2 эпизода), п. «а, в»

ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 (33 эпизода), п. «а, б, в» ч. 2 ст. 158

(4 эпизода), ч. 2 ст. 159, п. «а, в» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5

годам лишения свободы;

06.09.2010 Московским районным судом г. Твери (с учетом

постановления Ржевского городского суда Тверской области от

12.12.2013) по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ет. 286 (3 эпизода), ч. 2 ст. 291, ч. 3

ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 9 месяцам лишения свободы,

освобожден 25.02.2015 по отбытии наказания осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по п. «з ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 159 УК РФ (5 эпизодов) к 3 годам лишения свободы за каждое из пяти преступлений, по ч. 1 ст. 314.1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 327 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Кисловская Т А

ранее судимая:

18.10.2011 Московским районным судом г. Твери (с учетом

постановления Президиума Тверского областного суда от

22.04.2013) по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам

лишения свободы, освобождена 24.09.2013 условно-досрочно на

неотбытый срок 1 год 1 месяц 21 день осуждена п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ» к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограниче Ешем свободы сроком на 1 год, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением обязательств, перечисленных в приговоре.

С осужденных в пользу потерпевшего Н взыскана компенсация морального вреда: с Гука И.С. - в сумме 2 000 000 рублей, с Кисловской Т.А. - в сумме 1 000 000 рублей.

Кроме того, с осужденных солидарно в пользу Н взыскан материальный ущерб в сумме 124 838 рублей, а также процессуальные издержки в пользу бюджета: с Гука И.С. - в сумме 27 600 рублей, с Кисловской Т.А. - в сумме 18 000 рублей.

Помимо этого, с осужденного Гука И.С. в пользу потерпевших Е Ш Б С взыскан материальный ущерб в суммах 210 000 рублей, 100 000 рублей, 120 000 рублей, 115 000 рублей соответственно.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н.. выступления осужденных Гука И.С, Кисловской Т.А. в режиме видеоконференц-связи, их защитников адвокатов Артеменко Л.Н. и Цапина В.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб осужденных, потерпевшего Н полагавшего приговор изменить и назначить осужденным более строгое наказание, прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Согласно приговору, в период с 13 по 14 ноября 2015 года Гук И.С. и Кисловская Т.А. совершили разбойное нападение на З группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупном размере (в сумме 708 968,28 рублей), с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и Гук И.С, при пособничестве Кисловской Т.А., совершил убийство З сопряженное с разбоем.

Кроме того, 18 июня 2015 года Гук И.С. путем обмана похитил у Е мотоцикл стоимостью 210 000 рублей, причинив потерпевшему значительный ущерб.

24 июня 2015 года Гук И.С. путем обмана похитил у Б мотоцикл и два мотошлема общей стоимостью 103 950 рублей, причинив потерпевшему значительный ущерб.

28 июня 2015 года Гук И.С. путем обмана похитил у Ш мотоцикл стоимостью 100 000 рублей, причинив потерпевшему значительный ущерб.

4 июля 2015 года Гук И.С. путем обмана похитил у С мотоцикл и мотошлем общей стоимостью 115 000 рублей, причинив потерпевшему значительный ущерб.

15 июля 2015 года Гук И.С. путем обмана похитил у Б мотоцикл и мотошлем общей стоимос тью 120 000 рублей, причинив потерпевшему значительный ущерб.

В период с 25 февраля по 16 ноября 2015 года Гук И.С, в отношении которого был установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, без уважительных причин не прибыл в срок определенный администрацией исправительного учреждения, к избранному месту жительства в целях уклонения от адмр нистративного надзора.

В тот же период времени Гук И.С совершил подделку паспорта гражданина РФ.

Данные преступления совершены осужденными в указанный выше период времени на территории области при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В ходе судебного разбирательства Гук И.С. вину свою признал частично, а Кисловская Т.А. - не признала.

В апелляционных жалобах (с дополне шями):

Осужденный Гук И.С. указывает, о своем несогласии с приговором и утверждает, что он не соответствует фактическим обстоятельствам дела. При этом отмечает, что в ходе судебного разбирательства он заявлял ходатайство о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования, однако суд необоснованно оставил его без удовлетворения Утверждает, что заказчиком преступлений в отношении потерпевшей З.

являлся Ч но в ходе предварительного расследования на него (осужденного) было оказано физическое и психологическое давление запретили упоминать о Ч заставили оговорить Кисловскую Т.А и указать на П В судебном заседании он не подтвердил ранее данные им показания, поэтому они являются недопустимыми доказательствами. Его показания в суде об истинном заказчике преступления Ч подтверждаются детализацией телефонных соединений показаниями свидетеля С . В судебном заседании он ходатайствовал о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования еще и потому, что желал сообщить о соучастнике преступления по эпизоду хищения мотоци кла Е но суд это ходатайство проигнорировал. Он называл следователю местонахождение похищенных мотоциклов, однако эта информация не проверялась, и поэтому следователь необоснованно отказал ему в заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Автор жалобы подробно анализирует имеющиеся в деле доказательства и ссылается на показания свидетеля С ., который подтвердил проведение с ним предварительной беседы в отсутствие адвоката. Обращаем внимание также и на то, что с банковской карты З были сняты деньги в сумме 8500 рублей, а не 8968,28 рублей. Утверждает, что дело рассмотрено односторонне, с обвинительным уклоном, и суд был заинтересован в его осуждении. По этой причине незаконно было отклонено его ходатайство о вызове заказчика преступления Ч в приговоре искажены показания свидетеля К В., которая не помнила, был ли на самом деле нож в квартире. Указывает, что он был лишен возможности защищаться от предъявленного ему обвинения не запрещенными УПК РФ способами Ссылается на некорректное поведение председательствующего, который в ходе судебного заседания на него кричал, систематически перебивал, не давал высказаться по обстоятельствам дела и не реагировал на действия свидетелей, которые оскорбляли его. Также полагает, что при назначении окончательного наказания были нарушены правила ч. 3 ст. 69 УК РФ о том что окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимального срока наказания в виде лишения свободы, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Просит приговор отменить, и уголовное дело направить на дополнительное расследование.

Адвокат Дикая Ю.В. в интересах осужденного Гука И.С утверждает, что суд назначил подзащитному чрезмерно суровое наказание и не учел явку с повинной, в которой Гук И.С. сообщил правоохранительным органам ранее неизвестную им информацию об обстоятельствах совершенных им преступлений. Также судом не принято во внимание и то что Гук И.С. принес извинения потерпевшему, согласился с исковыми требованиями, что свидетельствует о его раскаянии в содеянном. Просит приговор изменить и смягчить Гуку И.С. назначенное наказание.

Осужденная Кисловская Т.А. указывает, что в судебном заседании Гук И.С. признался в ее оговоре и П под воздействием недозволенных методов следствия, и не подтвердил ранее данные им показания, поэтому эти доказательства не могли быть положены в основу приговора. Показания Гука И.С. о незаконных методах следствия подтверждаются видеозаписью его допроса, на которой видны синяки на его лице. Считает, что суд необоснованно отверг показания Гука И.С, данные им в судебном заседании, об ее роли и заказчике преступления. Отмечает, что ее местонахождение во время преступления подтверждается детализацией телефонных соединений, и всем имеющимся в деле доказательствам суд дал неверную юридическую оценку. Утверждает, что она Гуку И.С. никакую информацию не предоставляла, никаких препятствий не устраняла, не наблюдала за окружающей обстановкой, и ее показания согласуется с материалами видеофиксации в д. В силу плохого зрения и позднего времени суток она не могла видеть потерпевшую З в автомобиле, и обращает внимание также и на то, что на джинсах погибшей З была не обнаружены ее следЕ.1 и кровь. Указывает, что суд допросив свидетелей, которые лишь характеризовали потерпевшую впоследствии необоснованно отказал ей (осужденной) в вызове важных свидетеля на том основании, что якобы их показания не имеют никакого отношения к уголовному делу. Обращает вкимание на показания свидетелей С и С которые подтвердили проведение их допроса без участия защитников, и утверждает, что эти лица оказали на них незаконное давление. Ссылается также на показания свидетеля С подтвердившего причастность к совершенным преступлениям Ч - близкого родственника сотрудника РОВД г. . На этом основании Кисловская Т.А. делает вывод о заинтересованности следователя К в исходе уголовного дела и необъективности проведенного расследования. Утверждает, что постановленный в отношении нее обвинительный приговор не подтверждается объективными доказательствами и основан только на предположениях и косвенных доказательствах. Указывает, что суд взыскал с осужденных в пользу потерпевшего Н 8968,28 рублей, хотя с карты погибшей были сняты 8500 рублей. Также суд не решил судьбу сотовых телефонов и других вещественных доказательств, изъятых у нее (Кисловской). Утверждает, что дело рассмотрено судом с обвинительны ч уклоном, с многочисленными нарушениями норм УПК РФ, и ее незаконно запретили общаться с новым защитником в перерыве судебного заседания. Отмечает также некорректное поведение председательствующего судьи., который на них кричал, перебивал и не давал им высказаться по обстоятельствам дела. Считает, что приговор является несправедливым вследствие чрезм ерной суровости назначенного ей наказания, и суд незаконно установил в ее действиях особо опасный рецидив преступлений, не приняв во внимание постановление Президиума Тверского областного суда от 22.04.2013, которым был изменен приговор указанием о совершении ею тяжкого, а не особо тяжкого преступления, так она совершила покушение, а не оконченное преступление. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение или на дополнительное расследование.

Адвокат Лавренов Р.В. в защиту интересов осужденной Кисловской Т.А. указывает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, и в нем содержится ссылка на детализацию телефонных соединений Ч но при этом не указано, какие обстоятельства эта детализация доказывает. Считает, что суд необоснованно отверг показания Гука И.С, данные им в судебном заседании, о причастности Ч к организации разбоя и убийства З Ставит под сомнение показания К о том, что Гук И.С. подошел со стороны автомобиля стального цвета, и что он снимал квартир;/ по адресу: г пер., д. кв. поскольку сама К сообщила, что осужденный вышел из-за дома и снимал квартиру в 1-м подъезде на 4-м этаже. Ставит под сомнение сведения ЦАФАП ГИБДД УМВД России по

области, поскольку 13.11.2015 в 22:45 на 11 км автодороги

в направлении из г. в д зафиксировано движение автомобиля « г/н , и не зафиксировано движение автомобиля « » г/н Просит учесть, что на иждивении осужденной находилась ее мать Р.,

являющаяся инвалидом II группы. Просит приговор отменить.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней представитель потерпевшего Н адвокат Емельянова Л.Н. выражает свое несогласие с постановленным приговором в отношении Гука И.С. и Кисловской Т.А., отмечая чрезмерную мягкость назначенного осужденным наказания. Полагает, что суд в полной мере не учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, личность виновных и отягчающие обстоятельства. Обращает внимание на особую жестокость и цинизм преступлений в отношении потерпевшей З и приводит сведения о личности осужденного Гука И.С, который с момента освобождения из мест лишения не имел постоянного места жительства и работы, неоднократно совершал преступления, в следственном изоляторе характеризовался отрицательно, имеет два отягчающих наказание обстоятельства. Приводит сведения о личности осужденной Кисловской Т.А которая с момента освобождения из мест лишения свободы также нигде не работала, не признала вину, имеет особо опасный рецидив преступлений Просит учесть данные о личности потерпевшей З степень нравственных страданий, причиненных убийством ее семье. Полагает, что назначенное осужденным наказание не обеспечит достижение целей предусмотренных ч. 2 ст. 43 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Егоров С В . указывает о своем несогласии с ними и просит оставить приговор без изменения.

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката Емельяновой Л.Н осужденные Гук И.С. и Кисловская Т.А. выражают свое несогласие с ее доводами о необходимости усиления назначенного им наказания.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Доводы жалоб о необоснованности осуждения Гука И.С. и Кисловской Т.А. за разбой и убийство З признаются судебной коллегией несостоятельными, поскольку вина осужденных в совершении данных преступлений подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Так, при допросе в качестве подозреваемого Гук И.С. пояснил, что он решил похитить у З деньги с банковской картой и убить ее, о чем рассказал Кисловской Т.А. Для этого он снял квартиру, куда осужденная вызвала потерпевшую под надуманным предлогом. Далее, Кисловская Т.А находясь на улице, сообщила о приезде потерпевшей без посторонних лиц Осужденный встретил потерпевшую в квартире, приставил ей нож к горлу связал ее, потребовал банковскую карту. Потерпевшая сообщила пин-код карты. Он напоил потерпевшую коньякоч с клофелином, вывел ее из квартиры и посадил в ее машину « » на заднее сиденье Он позвонил Кисловской Т.А., чтобы та ехала в д. и сообщила о наличии на дороге сотрудников ГИБДД. После этого он поехал в указанном направлении, в лесном массиве он вытащил З из машины и задушил потерпевшую ее ремнем. Затем он и Кисловская Т.А. вместе поехали к озеру где он оставил машину потерпевшей, там же спрятал ключи от машины потерпевшей. Затем они на автомобиле Кисловской Т.А. поехали в г где сняли с банковской карты З 8900 рублей.

В ходе проверки показаний на месте Гук И.С. указал место, где Кисловская Т.А. наблюдала за приездом З куда отвез потерпевшую и продемонстрировал, как ее задушил. Затем он указал место оставления автомобиля « , и место, где спрятал ключи от автомобиля, чтобы их не нашли, т.к. рассчитывал его продать.

В дальнейшем, при допросе в качестве обвиняемого Гук И.С. уточнил что основной целью совершения преступлений было хищение автомобиля потерпевшей « », а не денег с ее банковской карты. В связи с этим на следующий день после совершения преступления он и Кисловская Т.А. вернулись к месту оставления автомобиля, который он хотел продать, но не смог его завести.

Вопреки доводам жалоб, приведенные показания осужденного Гука И.С. суд обоснованно признал достоверными, поскольку они логичны последовательны и в деталях согласуются с совокупностью других доказательств по данному уголовному делу.

В частности, первоначальные показания осужденного Гука И.С. о совершении преступлений им самим в соучастии с Кисловской Т.А подтверждаются показаниями потерпевшего Н свидетелей Н Е И Ш о времени и других обстоятельствах исчезновения З

Из показаний перечисленных выше свидетелей следует, что осужденная Кисловская Т.А. настойчиво звонила потерпевшей, при этом, как обоснованно указал суд в приговоре, она просила потерпевшую приехать под не соответствующим действительности предлогом.

Помимо этого, оспариваемые показания осужденного Гука И.С согласуются с показаниями свидетеля К которая сдавала Гуку И.С. квартиру, где было совершено нападение на потерпевшую и откуда после случившегося события пропал нож; с показаниями свидетеля К которому в ноябре 2015 года позвонил Гук И.С. и спросил о возможности ему самому и его девушке пожить на турбазе, чтобы отсидеться, предлагал автомобиль « »; показаниями свидетеля Ч которому в ноябре 2015 года Гук И.С. также предлагал автомобиль « » белого цвета, взятый за долги не возвращенные сожительнице Гука И.С; с показаниями свидетеля Г,

которой, со слов ее сына Ч стало известно, что ветеринар брала у сожительницы Гука И.С. деньги в долг на покупку автомобиля и не отдала.

Согласно заключению № 217/2925, смерть З наступила в результате механической асфиксии вследствие сдавления шеи со значительной силой петлей (гибким тупым предметом); также у нее обнаружены причиненные прижизненно кровоподтеки и ссадина лица резаные раны ушных раковин, кровоподтек груди, кровоподтеки и ссадина предплечий, которые могли являться следам и связывания рук.

Результатами судебно-медицинской экспертизы полностью подтверждаются показания Гука И.С. о причинах смерти потерпевшей, о характере телесных повреждений, механизме и давности их образования Кроме того, заключением судебно-медицинской экспертизы № 483 была подтверждена возможность удушения потерпевшей ее ремнем.

Все эти обстоятельства, как обоснованно отмечено в приговоре, не могли быть известны лицу, не принимавшему непосредственного участия в нападении на потерпевшую и ее убийстве.

Кроме того, вышеприведенные показания осужденного Гука И.С. о совершении данных преступлений в соучастии с Кисловской Т.А подтверждаются анализом детализации телефонных соединений осужденных Гука И.С. и Кисловской Т.А. об их соединениях друг с другом, с потерпевшей З об их перемещениях, относительно базовых станций в период подготовки и совершения преступлений.

Сведениями ЦАФАП было подтверждено движение автомобиля потерпевшей « » из г. в сторону д. где был обнаружен труп потерпевшей, а также перемещение автомобиля Кисловской Т.А. « » из г. в сторону г. и обратно Впоследствии была изъята видеозапись с камеры видеонаблюдения банкомата в г. на которой был запечатлен факт снятия Гуком И.С денежных средств с банковской карты З

Несмотря на то, что впоследствии при допросе в качестве обвиняемого в ходе очной ставки с Кисловской Т.А. и в судебном заседании, осужденный Гук И.С. стал отрицать осведомленность Кисловской Т.А. о его преступных намерениях и пояснил, что она просто выполняла его просьбы, суд обоснованно отверг его показания в этой части как не соответствующие действительности.

Кисловская Т.А. являлась сожительницей Гука И.С. и неприязни или иных мотивов для оговора Кисловской Т.А. со стороны осужденного Гука И.С. не имелось, поэтому оснований не доверять первоначальным показаниям Гука И.С. о роли Кисловской Т.А. в совершенных преступлениях у суда не было.

С доводами об искажении показаний свидетеля К согласиться нельзя, поскольку ее показания и все другие доказательства в той мере, в какой они имеют значение для правильного разрешения уголовного дела, изложены в приговоре полно и при отсутствии противоречий с протоколом судебного заседания.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, и поданные на него осужденным Гуком А.С замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т. 17 л.д.177).

В целом, все доказательства по уголовному делу были проверены и оценены судом в соответствии с требованиями ст. 87-88 УПК РФ, и мотивы по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, подробно приведены в приговоре.

Вместе с тем, суд первой инстанции необоснованно сослался в приговоре на показания свидетелей С и С которые, являясь оперуполномоченными УУР УМВД России по области, воспроизвели содержание их разгоЕ.ора с подозреваемым Гуком И.С Названные свидетели пояснили, что Гук И.С. признался им в совершении совместно с Кисловской убийства З с целью завладения ее автомобилем и в разбое, изложив им обстоятельства совершения этих преступлений.

Однако из указаний Конституционного Суда Российской Федерации содержащихся в определениях от 24.01.2008 № 104-О-О, от 25.02.2010 №261-0-0 и от 17.06.2014 № 1778-0, в постановлении от 06.11.2014 № 27- П), следует, что уголовно-процессуальные действия и оперативно-розыскные мероприятия могут осуществляться лишь определенными субъектами при наличии специальных установленных законом оснований и условий проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно процессуальным законом установлена специальная процедура обеспечивающая подтверждение допустимости и достоверности доказательственной информации, возможность ее проверки и оценки Соответственно, результаты оперативно-розыскной деятельности также не могут подменять фактические данные, пол>чение и подтверждение которых предполагается в уголовно-процессуальных процедурах. Допрос лиц осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия в связи с расследованием уголовного дела, о содержании их разговора с подозреваемым, не может подменять допроса подозреваемого, производство которого осуществляется в порядке, предусмотренном УПК РФ.

При таких данных показания С и С в отмеченной выше части судебная коллегия не может признать допустимыми доказательствами, и считает необходимым ссылки на них исключить из приговора.

Остальные доказательства, положенные в обоснование приговора получены с соблюдением требований УПК РФ, и оснований для признания их недопустимыми не имеется.

Доводы стороны защиты о получении оспариваемых показаний осужденного Гука И.С. вследствие применения к нему недозволенных методов ведения следствия были должным образом проверены судом первой инстанции и обоснованно отклонены, как не нашедшие своего подтверждения.

Наличию ссадин на левом предплечье Гука И.С, которые, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, могли образоваться в результате трения наручников или причинены собственной рукой, судом также дана оценка, и было установлено, что они не являлись следствием какого-либо неправомерного воздействия на осужденного со стороны сотрудников правоохранительных органов. Других же телесных повреждений у Гука И.С. выявлено не было.

Кроме того, в ходе досудебного производства по настоящему уголовному делу Гук И.С. давал показания з присутствии своего защитника протоколы его допроса, проверки показаний на месте были подписаны им и его защитником в полном объеме, без каких-либо замечаний и заявлений об оказанном на него давления. При таких обстоятельствах последующий отказ Гука И.С. от этих показаний не влечет признание их недопустимыми доказательствами в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

Обстоятельства совершения разбоя и убийства З подлежавшие доказыванию, судом установлены полно, и им дана надлежащая юридическая оценка.

Что касается доводов жалоб о том, что Гук И.С. и Кисловская Т.А сняли с банковской карты потерпевшей лишь 8500 рублей, то это обстоятельство не влечет изменение приговора в части установления фактических обстоятельств дела, поскольку разбой был окончен в тот момент, когда осужденные совершили нападение на потерпевшую, и поэтому судом при описании в приговоре данного преступного деяния обоснованно была учтена имена та денежная сумма, которая имелась на банковской карте потерпевшей в момент ее завладения.

Доводы о том, что разбой и убийство были совершены по заказу Ч не принимаются судебной коллегией во внимание, так как в силу ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство по уголовному делу проводится только в отношении обвиняемых и лишь по предъявленному им обвинению. Решение же вопроса об уголовном преследовании иных лиц относится к компетенции органов предварительного расследования, и оно в данном случае не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку не препятствует вынесению судебного решения в отношении Гука И.С. и Кисловской Т.А. по существу предъявленного им обвинения.

Утверждения о том, что суд необоснованно отказал осужденным в удовлетворении их ходатайств о вызове Ч и других лиц для допроса в качестве свидетелей, безосновательны, поскольку ни осужденные ни их защитники таких ходатайств не заявляли.

Ссылки жалоб на сведения, якобы известные С несостоятельны, поскольку в ходе судебного заседания такой свидетель не допрашивался, и представители сторон о его вызове не ходатайствовали.

Перед окончанием судебного следствия ходатайства о его дополнении не заявлялись (т. 16 л.д.227-228), и выводы суда о виновности Гука И.С. и Кисловской Т.А. в совершении преступлений в отношении З основаны на совокупности приведенных выше доказательств, достаточность и достоверность которых не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Таким образом, по двум оспариваемым преступлениям действия осужденных квалифицированы правильно: Гука И.С. - по п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ; Кисловской Т.А. - по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Выводы о виновности осужденного Гука И.С. в совершении пяти мошенничеств подтверждаются протоколами предъявления лица для опознания, показаниями потерпевших Е Б Ш С С, Б которые опознали и изобличили осужденного в том, что он под видом покупателя осмотрел их мотоциклы, попросил прокатиться и уехал, не заплатив за их мотоциклы показаниями свидетелей В П С С Ф В., подтвердивших показания потерпевших явками с повинной и признательными показаниями самого осужденного Гука И.С, подтвердившего хищение мотоциклов у перечисленных потерпевших протоколами проверки показаний осужденного на месте, протоколами выемки и осмотра документов на мотоциклы, принадлежавшие потерпевшим, и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

Виновность Гука И.С. в уклонении от административного надзора подтверждается решением от 23.12.2014 об установлении в отношении него административного надзора, предписанием от 25.02.2015 о необходимости прибыть к избранному месту жительства по адресу: г. ул д. , корп кв. - не позднее 25.02.2015.

По этому факту свидетель К пояснила, что указанный адрес не существует, потому были проверены схожие адреса и адрес указанный в предыдущем приговоре, однако он по этим адресам также не прибыл и в орган внутренних дел для постановки на учет не явился.

Сам Гук И.С. не отрицал, что после освобождения из мест лишения свободы он не проживал по указанному им адресу и сознательно не являлся в полицию, посчитав это для себя излишним.

Выводы суда о виновности осужденного Гука И.С. в подделке официального документа подтверждаются гротоколом выемки паспорта РФ на имя Гука И.С. и заключениями экспертиз № 199, 200, согласно которым на страницах 5, 6 указанного паспорта оттиски штампов о регистрации и о снятии с регистрации выполнены неоригинальными штампами ОУФМС России по области в районе г. и ОУФМС России по области в районе, а запись о снятии с регистрации, вероятно, выполнена Гуком И.С; признательными показаниями самого осужденного, который подтвердил приобретение поддельных штампов и внесение в свой паспорт ложных сведений о регистрации в г.

о снятии с регистрации и о регистрации в г.

области; показаниями Кисловской Т.А., в присутствии которой Гук И.С. подделал в своем паспорте штампы и записи о регистрации, и другими доказательствами, перечисленными в приговоре.

Правильность осуждения Гука И.С. за пять эпизодов мошенничества уклонения от административного надзора и подделки официального документа у судебной коллегии сомнений не вызывают, и приговор суда в этой части в апелляционных жалобах по существу не оспаривается.

Действия Гука И.С. по этим преступлениям правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 159 (5 эпизодо Е(), ч. 1 ст. 314.1 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, которая по существу в апелляционных жалобах и не оспаривается.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Вопреки доводам осужденных, оснований для отвода председательствующего судьи по уголовному делу не имелось, и в период судебного разбирательства отводы ему и не заявлялись.

Доводы осужденной Кисловской Т.А. о том, что суд запретил ее защитнику беседовать с ней в перерыве судебного заседания, являются несостоятельными, так как не подтверждаются материалами дела.

В частности, из протокола судебного заседания следует, что 23.08.2016 в подготовительной части судебного заседания по просьбе Кисловской Т.А суд предоставил ей время для общения с ее защитником Лавреновым Р.В. По окончании перерыва в судебном заседании осужденная пояснила, что времени для общения с защитником ей было достаточно, и впоследствии о предоставлении ей времени для общения с адвокатом она не ходатайствовала (т.16л.д.123-124).

После постановленного приговора осужденные заявили ходатайства о дополнительном ознакомлении их с материалами уголовного дела, и они в установленном законом порядке были удовлетворены (т. 17 л.д.158, 159).

Психическое состояние Гука И.С. и Кисловской Т.А. проверено путем исследования и оценки заключений судебно-психиатрических экспертиз, и осужденные обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание назначено Гуку И.С. и Кисловской Т.А. в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60, 69 ч. 3 УК РФ; оно соразмерно характеру и степени общественной опасности преступлений, данным о личности осужденных, совокупности смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Явка с повинной Гука И.С. по преступлениям в отношении З не была положена в обоснование приговора и правомерно не признана в качестве смягчающего обстоятельства, о чем суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре. Явка Гука И.С. с повинной по другим преступлениям была учтена судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание однако оснований для признания в отношении осужденных каких-либо дополнительных смягчающих обстоятельств п деле не имеется.

Суд правильно установил в действиях Гука И.С. наличие опасного рецидива, а в действиях Кисловской Т.А, ранее судимой за особо тяжкое преступление по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, - наличие особо опасного рецидива преступлений.

Вопреки доводам жалобы осужденной Кисловской Т.А., данный вопрос решен судом первой инстанции правильно, поскольку санкция ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции от 27.12.2009) за совершение этого преступления предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 12 лет, и постановлением президиума Тверского областного суда от 22.04.2013 г указанная редакция Федерального закона не изменялась.

Умышленные действия, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание, независимо от того, являлись они оконченными или неоконченными преступлениями, в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ признаются особо тяжкими преступлениями. В связи с тем, что Кисловская Т.А. ранее осуждалась за особо тяжкое преступление и вновь совершила особо тяжкие преступления, поэтому вывод суда о наличии в ее действиях особо опасного рецидива соответствует положениям п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ.

Вместе с тем, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ, отягчающим обстоятельством признается рецидив преступлений, однако суд признал в качестве отягчающих обстоятельств опасный и особо опасный рецидив преступлений соответственно.

Кроме того, признавая отягчающим обстоятельством совершение преступления Гуком И.С. с использованием лекарственного препарата (клофелина), суд не конкретизировал, к каким именно преступлениям относится данное отягчающее обстоятельство, и поэтому приговор в этой части также подлежит уточнению.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, назначенное осужденным наказание не является чрезмерно мягким или чрезмерно суровым, и оснований для применения к ним положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, изменения категории совершенных преступлений в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ или иного смягчения наказания судебная коллеги я не усматривает.

Также судебная коллегия не усматривает оснований для усиления назначенного осужденным наказания по доводам апелляционной жалобы представителя потерпевшего, а также по доводам потерпевшего Н

приведенным им непосредственно в суде апелляционной инстанции.

Гражданские иски потерпевших Е Ш Б С разрешены в соответствии с требованиями гражданского законодательства, и приговор в этой части представителями сторон не оспаривается.

В то же время, разрешая гражданский иск потерпевшего Н,

суд необоснованно взыскал в его пользу 8968 рублей как денежную сумму, похищенную с банковской карты З тогда как осужденные через нее сняли только 8500 рублей, что подтверждается показаниями Н и справкой из Сбербанк а России по отчету движения денежных средств по банковской карте (т.6 л.д.273).

При таких данных судебная коллегия приходит к выводу о том, что остаток денежных средств на банковской карте судом взыскан неправомерно с осужденных, и поэтому итоговая денежная сумма солидарного взыскания в пользу Н в счет возмещения материального вреда подлежит соответствующему уменьшению.

Кроме того, с осужденных в солидарном порядке были взысканы в пользу потерпевшего Н . еще и 20000 рублей в счет возмещения расходов, связанных с оплатой услуг представителя, как процессуальные издержки, однако потерпевшему Н не предоставлялась возможность компенсировать понесенными им расходы в соответствии с положениями п. 1.1 ч. 2 ст. 131 и ст. 132 УПК РФ, то есть за счет средств федерального бюджета.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым приговор в указанной выше части отменить, и дело направить на новое рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ, и соответственно, на эту же сумму (20 000 рублей) уменьшить окончательную сумму взыскания с осужденных материального ущерба в пользу потерпевшего Н

Таким образом, окончательная сумма взыскания с Гука И.С. и Кисловской Т.А. в пользу Н составляет 104 370 рублей (124838-(20000+468).

Решая вопрос о распределении процессуальных издержек, суд обоснованно не усмотрел оснований для освобождения осужденных от их уплаты.

Что касается доводов жалоб осужденных о судьбе вещественных доказательств, не указанных в судебном решении, то этот вопрос может быть разрешен в порядке исполнения пригсЕюра, то есть в соответствии с положениями главы 47 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Тверского областного суда от 8 сентября 2016 года в отношении Гука И С и Кисловской Т А изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылки на показания свидетелей С и С о сведениях по обстоятельствам преступлений, полученных ими во время беседы с осужденными;

считать обстоятельствами, отягчающими наказание Гука И.С. и Кисловской Т.А., рецидив преступлений, а в части осуждения Гука И.С. по п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - совершение этих преступлений Гуком И.С. с использованием лекарственных препаратов;

приговор в части взыскания с осужденных в пользу потерпевшего Н 20000 рублей в счет возмещения расходов, связанных с оплатой услуг представителя, отменить, и дело в этой части направить на новое рассмотрение в порядке, установленном главой 47 УПК РФ;

размер солидарного возмещения материального ущерба с осужденных Гука И.С. и Кисловской Т.А. в пользу потерпевшего Н уменьшить до 104 370 рублей.

В остальном приговор в отношении Гука И С и Кисловской Т А оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 314.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта