Информация

Решение Верховного суда: Определение N 36-АПУ14-4 от 30.06.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 36-АПУ14-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 30 июня 2014года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Магомедова М.М судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Казаченко Д.В. и адвоката Поправкина А.А. в его защиту на приговор Смоленского областного суда от 14 апреля 2014 года, которым

Казаченко Д В,

ранее не судимый осужден к лишению свободы по п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам; п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 9 годам; п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 4 годам; ч. 2 ст. 167 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 3 годам; ч. 1 ст. 313 УК РФ к 2 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 21 год лишения свободы в колонии строгого режима.

1

Срок наказания исчислен с 14 апреля 2014 года, с зачетом времени содержания под стражей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Казаченко Д.В. признан виновным и осужден за разбойное нападение на П группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за убийство двух лиц (П и Г группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; за угон автомобиля группой лиц по предварительному сговору и его умышленное уничтожение, путем поджога; за совершение побега из -под стражи Преступления совершены в период с 10 по 22 сентября 2012 года на территории области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Казаченко Д.В. в режиме видеоконференцсвязи, поддержавшего доводы жалоб, выступление адвоката Артеменко Л.Н. в его защиту, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Митюшова В.П полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционной жалобе и дополнениям к ней осужденный Казаченко Д.В. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что приговор основан только на его показаниях, полученных в результате оказанного давления на стадии предварительного следствия. Обращает внимание, что его показания противоречат друг другу и материалам дела. Протокол явки с повинной был написан им в отсутствие защитника и в ночное время Оперативные сотрудники заранее показали ему места совершения преступлений. Оспаривает свою причастность к убийству П и Г и опровергает свои показания на следствии о характере локализации и количестве телесных повреждений, причиненных погибшим Умысел завладения деньгами П а возник у Г и именно он уговорил П поехать в . Суд неверно установил дату смерти Г который мог сам убить П , поскольку в крови последнего обнаружен алкоголь и он курил марихуану. Указывает что в костре с остатками одежды не были обнаружены следы ГСМ, хотя он лил туда моторное масло. Суд неверно определил направление движения автомобиля, когда он был за рулем и попал в ДТП недалеко от деревни Отмечает, что свидетели неверно описали сумку, которая

2

была у него. Оспаривает показания свидетеля Т по вопросу наличия и количества у него денежных средств. Судом неверно установлена причина пожара автомобиля П а и количество денег находившихся при нем. Отмечает, что суд неверно оценил показания свидетелей Е , С , З и Т о его, якобы безразличном отношении к возгоранию автомобиля П Указывает, что сговора с Г на завладение автомобилем П у него не было. Завладение автомобилем было совершено с целью возврата его родственникам, поэтому должны быть квалифицированы, как «крайняя необходимость». Суд, исключив квалифицирующий признак по ст. 105 УК РФ, в результате осудил его по всем вмененным признакам. Считает, что задержание и содержание под стражей было незаконным, с нарушением положений ч. 4 ст. 456 УПК РФ с нарушением Международной конвенции, поскольку был незаконно вывезен с территории Республики . Признает, что совершил побег, но считает, что он был спровоцирован сотрудниками полиции. Не согласен с установленной суммой ущерба. Просит об отмене приговора, с вынесением оправдательного. По ст. 313 УК РФ просит о назначении справедливого наказания.

В апелляционной жалобе адвокат Поправкин А.А. в защиту интересов осужденного Казаченко оспаривая законность и обоснованность приговора, указывает, что явка с повинной его подзащитного и все последующие процессуальные документы являются недопустимыми доказательствами, поскольку протокол явки был написан в отсутствие защитника и в ночное время. В деле отсутствует заявление Казаченко о согласии на его защиту адвокатом Нестеровым, что считает нарушением права на защиту. Просит об отмене приговора и постановлении оправдательного.

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевшая Б.

и государственный обвинитель Шермаков В.Е. просят приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Казаченко в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Казаченко свою вину в инкриминируемых преступлениях не признал и пояснил о вынужденном характере своих показаний на стадии расследования.

Между тем суд, анализируя его показания, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, обоснованно пришел к выводу, что утверждения осужденного о применении к нему сотрудниками полиции насилия и угроз с целью принудить его к

3

признанию своей виновности, являются несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями свидетелей Ф , ХЕ , Д Д - сотрудников полиции, сомневаться в правдивости которых у суда оснований не имелось. Эти выводы суда также подтверждены фактическими данными, содержащимися в заключениях судебно-медицинского эксперта, заключениях служебных проверок, постановлении следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки заявления Казаченко в порядке ст. 144-145 УПК РФ.

Судом установлено, что при проведении всех следственных действий с участием Казаченко, он надлежащим образом был обеспечен защитой Адвокат Нестеров О.И. был назначен Казаченко следователем в соответствии с положениями ст. 51 УПК РФ. Поскольку Казаченко не отказался от услуг названного адвоката и не изъявил желания о приглашении другого, суд обоснованно не усмотрел нарушений прав на защиту.

При проверке показаний Казаченко на месте происшествий все действия фиксировались на фото и видеоносители, которые были исследованы судом и оснований для признания данных следственных действий недопустимыми доказательствами не установлено. Свидетели Г , Д иС участвовавшие в качестве понятых в ходе проверки показаний Казаченко, видеозаписи следственных действий свидетельствуют об отсутствии какого-либо давления на последнего в ходе их проведения. Судом установлено, что Казаченко самостоятельно и добровольно показывал места совершения преступлений, подробно описывал и демонстрировал на манекене обстоятельства их совершения. В этой связи следует отметить, что информация о местонахождения трупа П впервые была получена из показаний именно Казаченко.

Вопреки доводам жалоб стороны защиты судом правильно сделан вывод и о соблюдении процедуры, установленной уголовно процессуальным законом, написания Казаченко явки с повинной. Закон не требует обязательного присутствия адвоката при подаче явки с повинной.

Обоснованны суждения суда и в части того, что Казаченко на стадии расследования имел полную возможность корректировать свои показания по мере выявления уличающих его доказательств. При этом собственноручно описывал обстоятельства произошедшего в протоколе явки с повинной, вносил уточнения и дополнения в протоколы допроса и проверки показаний на месте

А потому, Судебная коллегия полагает, что лишены оснований утверждения осужденного о вынужденном характере его показаний на стадии предварительного следствия. Суд мотивированно опроверг данные заявления, расценив их как одно из средств защиты, продиктованные стремлением избежать ответственности за содеянное, поскольку признав

4

вину в первоначальных показаниях, Казаченко в последующем от них отказался, что свидетельствует о свободе выбора избранной им позиции по делу, а, следовательно, и о добровольности показаний.

Выслушав осужденного, свидетелей по делу, в том числе и являющихся очевидцами уничтожения Казаченко автомобиля принадлежащего убитому к тому времени П исследовав результаты следственных действий, заключения экспертов о характере и степени вреда, причиненного здоровью потерпевших П и Г механизме образования телесных повреждений, причине их смерти, допросив экспертов; оценив результаты пожарно-технической экспертизы, суд с учетом анализа совокупности доказательств, обоснованно пришел к выводу о виновности Казаченко в убийстве двух лиц, разбое угоне, поджоге автомобиля и совершенном побеге из-под стражи.

Судом правильно установлено, что Казаченко и Г действовали согласованно с распределением ролей, с единым умыслом на убийство П и завладении его денежными средствами. То обстоятельство что Казаченко лично не применял к потерпевшему насилие, повлекшее тяжкий вред здоровью, при наличии предварительного сговора на убийство с целью завладения денежными средствами, не имеет юридического значения. Кроме того, во время применения Г насилия Казаченко удерживал П с целью облегчения его удушения.

Впоследствии в ходе ссоры, Казаченко ножом убил и Г Судом обоснованно сделан вывод об отсутствии в действиях Казаченко состояния необходимой обороны или превышения ее пределов. Эти выводы суда достаточно мотивированы в приговоре.

Доводы жалобы о неверном определении судом количества, характера и локализации телесных повреждений на трупах П и Г опровергаются выводами, содержащимися в заключениях судебно медицинских экспертиз, заключениях медико-криминалистических экспертиз, а также подробными показаниями в судебном заседании экспертов А , С и С . Данные о количестве и локализации повреждений у потерпевших, отраженные в показаниях Казаченко, подтверждены им в ходе проверок своих показаний на месте и согласуются с заключениями названных экспертиз.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Г с учетом климатических условий и гнилостных изменений трупа, была приблизительно установлена и дата смерти Г которая могла наступить 11 сентября 2012 года. Доводы осужденного о неверно установленной дате смерти со ссылкой на показания свидетелей, которые не являются экспертами и специалистами в области судебной медицины, несостоятельны.

5

На основе показаний потерпевшей Б и свидетеля П судом достоверно была установлена сумма ущерба причиненного преступлением в отношении П , поскольку Казаченко и Г точно знали количество денег, которые были у погибшего.

Несостоятельными являются и утверждения Казаченко об использовании горюче-смазочных материалов при сжигании одежды возле кладбища в районе д. района области поскольку они опровергаются его собственными показаниями, а также заключением химической экспертизы от 8 апреля 2013 года.

Доводы жалоб стороны защиты о непричастности к уничтожению путем поджога автомобиля П а опровергаются протоколами осмотра места происшествия от 12 сентября 2012 года, заключением пожарно-технической экспертизы, показаниями экспертов, свидетелей Т Е , З С , которые согласуются между собой и подтверждаются собственными показаниями Казаченко данными в ходе предварительного следствия. Версия Казаченко о самовозгорании автомобиля судом проверена и обоснованно отвергнута.

Утверждения осужденного о неверной оценке названных свидетелей ничем не обоснованны и противоречат их показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания и в приговоре.

Указание Казаченко на завладение автомобилем П , в связи с «крайней необходимостью», с целью возврата его родственникам погибшего, надуманны и противоречат материалам дела.

Доводы осужденного о незаконном задержании на территории Республики и доставлении на территорию России также были проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей Х , Ф и письменными документами, свидетельствующими, что Казаченко добровольно приехал из г. Республики в область, с целью показать оперативным сотрудникам полиции РФ места ДТП и где он оставил автомобиль П . Из поручения следователя о производстве оперативно-розыскных мероприятий от 20 сентября 2012 года усматривается, что сотрудникам полиции поручено провести ряд следственных действий, направленных на установление личности погибшего неизвестного мужчины с признаками насильственной смерти, на установление и допрос лиц, причастных к совершению данного преступления и иные мероприятия, в связи с чем сотрудники полиции Х и Ф были направлены в командировку в Республику

Судом также правильно установлено, что, будучи задержанным по подозрению в совершении преступлений, находясь под стражей в ИВС МО МВД России « », Казаченко с помощью

6

приспособленного предмета расстегнул наручники, оставленными без присмотра ключами, открыл дверь во двор ИВС, и совершил побег. К утверждению осужденного о совершении побега из-под стражи в связи с применением к нему незаконных методов ведения следствия, суд обоснованно отнесся критически, поскольку это утверждение опровергнуто совокупностью исследованных доказательств, в том числе и теми, на которые имеется ссылка в данном определении.

Остальные доводы осужденного Казаченко: об употреблении потерпевшим П алкогольных напитков и наркотических средств; неверном определении в приговоре направления движения автомобиля П под управлением Казаченко; о несоответствии в описании свидетелями цвета и размера сумки, находившейся при Казаченко; о точном количестве номинала, валюты и месторасположении денег в одежде Казаченко носят предположительный характер, не подтверждены материалами дела и не имеют юридического значения для вывода о виновности либо о невиновности осужденного.

Изложенные выше доказательства и другие, перечисленные в приговоре, судом обоснованно признаны достаточными для формирования вывода о виновности Казаченко в совершении преступлений и его действия юридически правильно квалифицированы. Вопреки доводам жалобы, несмотря на то, что суд исключил из предъявленного обвинения по ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак «из корыстных побуждений», предусмотренный п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, действия Казаченко правильно квалифицированы судом, в том числе, и по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку он осужден за убийство, сопряженное с разбоем.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, Судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания судом учтены обстоятельства совершенных Казаченко преступлений и степень общественной опасности содеянного характеризующие данные о личности, а также наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на его исправление.

Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденного во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности.

Таким образом, Судебная коллегия полагает, что наказание Казаченко назначено соразмерно содеянному и оснований для признания назначенного наказания несправедливым, вследствие его суровости, не имеется.

7

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 38928, 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

опр еделила приговор Смоленского областного суда от 14 апреля 2014 года в отношении Казаченко Д В оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного и адвоката Поправкина А.А. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течении одного года с момента его оглашения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 313 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта