Информация

Решение Верховного суда: Определение N 15-АПУ14-8 от 11.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

верховны й суд

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 15-АПУ14-8

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 декабря 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Скрябина К.Е.

судей Дубовика Н.П., Зателепина О.К.

при секретаре Черниковой Ю.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Гундырева А.А., Прахова В.Н адвокатов Манакова В.С., Абелова А.О. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июня 2014 года, по которому

Гундырев А А

ранее судимый:

1) 29 мая 2009 года Засвияжским районным судом г. Ульяновска, с учетом изменений, внесенных постановлением Ленинского районного суда г Саранска от 04 марта 2014 года, за совершение 11 преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года №26-ФЗ) и преступления, предусмотренного ч.З ст. 30, п. «а» ч. Зет. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года №26-ФЗ), ч.З ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

2) 10 августа 2010 года Ковылкинским районным судом Республики Мордовия, с учетом изменений, внесенных постановлением Ленинского районного суда г. Саранска от 04 марта 2014 года, по п. «а» ч.2 ст.163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года №26-ФЗ) к 3 годам 9 месяцам лишения свободы без штрафа, поп. «а» ч.2 ст.163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года №26-ФЗ) к 4 годам 3 \ месяцам лишения свободы без штрафа, по ч.2 ст. 309 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 5 годам 8 месяцам лишения свободы без штрафа и в соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ к 7 годам 8 месяцам лишения свободы без штрафа,

осужден:

- по ч.З ст. 30, п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) к 8 годам лишения свободы;

- по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) к 10 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы.

В соответствии сч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 10 августа 2010 года окончательно назначено 13 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Прахов В Н

несудимый,

осужден:

- по ч.З ст. 30, п.п. «а»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) к 8 годам лишения свободы;

- по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) к 10 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осуждены Черняев С В , Фирсов В Б , Терешин С В , Лебедев А С Дотолев Д С Гордеев А П , Юдин А М , Васин А М , Будрецов А А приговор в отношении которых не обжалован.

!

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда с Гундырева А.А. в пользу Б Б по рублей каждой, с Прахова В.Н. в пользу Б Б по рублей каждой.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Дубовика Н.П., выступления осужденных Гундырева А.А., Прахова В.Н., адвокатов Анпилоговой Р.Н., Шаповаловой Н.Ю., а также осужденных Васина А.М., Лебедева А.С., Фирсова В.Б. и в защиту их интересов адвокатов Поддубного С.В. Романова С.В Чиглинцевой Л.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Филипповой Е С. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия 1

установила:

Прахов В.Н. и Гундырев А.А. осуждены за убийство Б совершенное организованной группой, и покушение на убийство К

совершенное организованной группой.

Преступления совершены 02 августа 2002 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

;

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Гундырев А.А. просит о пересмотре приговора. Считает назначенное наказание несправедливым и чрезмерно суровым. Полагает, что суд не в полной мере учел обстоятельства совершенного преступления, данные о его личности, а также роль и степень участия в совершении преступления. Отмечает, что его мать находится на пенсии, вину в содеянном признал полностью, имел место работы. Обращает внимание на то, что следователь не разъяснял ему право заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, чем исключил возможность применения указанного института. Оспаривает свою подпись в протоколе разъяснения права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве от 15 сентября 2011 года (т.93, л.д.129), просит назначить наказание с учетом заключения сделки со следствием. Выражает несогласие с решением суда о взыскании с него в пользу потерпевших Б компенсации морального вреда. Указывает, что огнестрельное ранение Б было причинено в результате типичного действия огнестрельного пулевого заряда диаметром 9,0 мм, тогда как он сам стрелял из пистолета системы «ТТ» калибра 7,62 мм. Оспаривает выводы суда о наличии у него умысла на убийство, поскольку перед ним ставилась задача не убить, а лишь обстрелять К

Адвокат Манаков В.С. в защиту осужденного Гундырева А.А. просит обвинительный приговор в отношении его подзащитного отменить и вынести оправдательный приговор. Считает постановленный приговор незаконным необоснованным и несправедливым. Утверждает об отсутствии у Гундырева А.А. умысла на лишение Б жизни, который случайно оказался рядом с К а перед осужденным ставилась задача с помощью произведенных выстрелов лишь напугать К и вывести потерпевшего из игры. Полагает, что при наличии умысла на убийство у Гундырева А.А. была реальная возможность такой умысел реализовать, тогда как осужденный стрелял только по ногам. В судебном заседании не установлено, кто причинил смерть Б Заключения судебно - баллистических экспертиз № 544 и № 653 являются недопустимыми доказательствами, поскольку перед производством экспертиз эксперту не разъяснялись права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Прахов В.Н утверждает, что при описании преступных деяний в приговоре не определена роль каждого из осужденных, не описан способ совершения преступлений, а действиям дана неправильная квалификация. Оспаривает наличие умысла на убийство К и Б и утверждает, что К было дано задание лишь обстрелять К Обращает внимание на то обстоятельство, что судом не установлено, от чьей пули погиб Б

и причинено ранение К Судом оглашены показания свидетеля Ж данные на предварительном следствии, и в приговоре указано, что показания находятся в томе 85 на л.д. 70-76, тогда как показания свидетеля содержатся в томе 30 на л.д. 194-198. Показания осужденных Васина А.М. (т.30 л.д. 152-154) и Юдина А.М. (т.30 л.д. 162- 166), данные ими в качестве свидетеля и потерпевшего, оглашены в судебном заседании в нарушение требований закона, который не предполагает возможность наделения одновременно одного лица разными правовыми статусами. Считает показания указанных лиц недопустимыми доказательствами. Свидетель М лишь предполагал, что он и Гундырев А.А. были членами организованной преступной группы, а свидетель Л в судебном заседании не говорил о его участии в организованной преступной группе « ». Обосновывая наличие организованной группы, суд сослался и на показания Лебедева А.С однако осужденный Лебедев А С. таких показаний не давал. Указывает на противоречивые и непоследовательные показания свидетеля А

которому К в 2002 году якобы сообщил о задании убить К . Отмечает, что на тот момент А было всего 17 лет, и, по его мнению, К не стал бы в подробностях раскрывать несовершеннолетнему полученное задание. Считает необоснованным признания судом в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершения преступления с использованием оружия. Оружие не изымалось экспертиза не проводилась, выводы суда о пригодности оружия для стрельбы построены на предположениях. Утверждает, что право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве ему не разъяснялось, протокол он не подписывал (т. 93 л.д. 130). Вначале ставил вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение, а в последнем дополнении к апелляционной жалобе просит назначить наказание с учетом тех положений, которые предусмотрены при заключении сделки со следствием. По мнению осужденного, суд в приговоре перечислил смягчающие наказание обстоятельства, однако реально их не учел. Просит о снижении размера компенсации морального вреда, взысканного с него в пользу потерпевших.

Адвокат Абелов А О. в защиту осужденного Прахова В.Н. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Считает необоснованной ссылку суда в приговоре на совершение Праховым В.Н преступления с использованием огнестрельного оружия - боевого пистолета «Револьвер» и признания данного обстоятельства отягчающим наказание поскольку оружие, которое использовал осужденный, не было обнаружено изъято и подвергнуто экспертному исследованию. Полагает, что суд необоснованно отклонил довод осужденного о том, что тот не желал причинять смерть потерпевшим, произвел только один выстрел в сторону гаражей. Считает, что не в полной мере учтены обстоятельства совершенного преступления, роль Прахова В.Н. в содеянном, а также данные о личности его подзащитного. Оспаривает решение суда в части удовлетворения заявленных исковых требований, считает размер компенсации морального вреда завышенным. Ставит вопрос о пересмотре приговора и снижении Прахову В.Н. назначенного наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Шадрин В. А. просит приговор суда оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, имеющиеся доказательства обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности осужденных Гундырева А.А., Прахова В.Н в совершении инкриминированных им преступлений являются обоснованными и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями самих осужденных, не отрицавших производство выстрелов в потерпевших, однако утверждавших об отсутствии у них умысла на убийство; показаниями А дело в отношении которого прекращено за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности; потерпевших К Ю свидетелей Б К Б М протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого были обнаружены и изъяты гильзы от огнестрельного оружия заключениями судебно - баллистических, судебно - медицинских, медико криминалистической экспертиз, вещественными и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Осужденные Гундырев А.А. и Прахова В.Н. в своих показаниях не отрицали того, что входили в состав организованной преступной группы « » и, выполняя задание, производили выстрелы из огнестрельного оружия по потерпевшим: Гундырев А.А. - из пистолета конструкции Токарева «ТТ», калибра 7,62 мм; Прахов В.Н. - из «Револьвера», калибра 9 мм. Находились в подчинении у Кулагина, от которого получили задание и 02 августа 2002 года задание выполнили Перед производством выстрелов, приблизившись на расстояние около 10 метров, стреляли в К и сопровождавших его парней.

Содержащиеся в апелляционных жалобах доводы об отсутствии умысла на убийство потерпевших Судебная коллегия признает несостоятельными.

Так, из показаний А данных в ходе предварительного расследования, следует, что ему, Гундыреву А.А. и Прахову В.Н. было поручено убить участника противоборствующей организованной группы « » по прозвищу « ». К пояснил, что К охраняют и если тот будет не один, нужно будет убить охрану. Когда К выйдя из подъезда дома, шел вместе с охранявшим его парнем по дороге, он, Гундырев А.А. и Прахов В.Н приблизились к ним и открыли стрельбу.

Потерпевший К показал, что в один из дней августа 2002 года договорился с Ю встретиться около магазина Когда вместе с сопровождавшим его Б переходил дорогу увидел, как в их сторону бегут три человека и производят выстрелы. В одном из стрелявших узнал Гундырева А.А. Успел спрятаться за гаражами, однако получил ранение в правый бок. Убегая, видел лежавшего на дороге Б

Потерпевший Ю об обстоятельствах совершенных преступлений дал аналогичные показания.

В обоснование своих выводов о виновности осужденных Гундырева А.А. и Прахова В.Н. суд в приговоре сослался и на показания свидетелей Б Б К М которые слышали выстрелы и наблюдали за совершаемыми преступлениями.

В ходе осмотра места происшествия - участка автодороги возле магазина « » г. обнаружен труп Б изъят пистолет, 7 гильз и пуля от огнестрельного оружия калибра 7,62 мм ( т. 29 л.д. 5-12).

Пистолет конструкции Токарева (ТТ) калибра 7,62 мм был обнаружен в 2010 году и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства ( т.30 л.д. 49-50,95-97).

Из заключения судебно - баллистической экспертизы следует, что пистолет исправен, пригоден для стрельбы, а 7 гильз и одна пуля калибра 7,62 мм, изъятые с места происшествия, стреляны из данного пистолета конструкции Токарева ( т.32 л.д. 65-68).

По заключению судебно - медицинской экспертизы смерть Б.

наступила в результате огнестрельного ранения, вызвавшего внутреннее кровотечение и острое малокровие организма. На трупе обнаружено одиночное сквозное пулевое огнестрельное ранение задней правой боковой поверхности грудной клетки с повреждением 3-го правого ребра, артерии, 8 - г о грудного позвонка, нижней доли левого легкого, 5-го левого ребра Повреждения, как следует из экспертного заключения, образовались 2 августа 2002 года от выстрела из нарезного огнестрельного оружия калибра 7-9 мм ( т. 32 л.д. 2-6, 85-88).

Согласно заключению судебно - медицинской экспертизы от 28 ноября 2002 года у К обнаружен рубец правого подреберья как следствие заживления ушибленной раны грудной клетки справа, которая могла образоваться в срок 3-6 месяцев к моменту осмотра (т.32 л.д. 53, 76- 77).

Исследованные в судебном заседании заключения судебно-медицинских экспертиз о характере, степени тяжести, локализации телесных повреждений, обнаруженных у потерпевших К Б.

и механизме их причинения также свидетельствуют о том, что выстрелы производились в жизненно важные органы.

Кроме того, об умысле на убийство свидетельствует то обстоятельство что Гундыревым А.А. и Праховым В.Н. при стрельбе по потерпевшим использовалось нарезное огнестрельное оружие, выстрелы производились неоднократно, с близкого расстояния и прицельно.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников о том что указание К не воспринималось как задание убить потерпевших Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку, будучи членами организованной преступной группы и зная о наличии вооруженного конфликта с другой преступной группой, сопровождавшегося убийствами ее членов, Гундырев А.А. и Прахов В.Н. осознавали характер своих действий которые были направлены именно на убийство.

Выводы суда о совершении Гундыревым А.А. и Праховым В.Н преступлений в составе организованной группы являются обоснованными и должным образом мотивированы в приговоре. Сам осужденный Прахов В.Н указанного обстоятельства в судебном заседании не отрицал, а поэтому содержащиеся в апелляционной жалобе утверждения со ссылками на фамилии лиц, дававших показания об указанном выше обстоятельстве являются неубедительными и не опровергают принадлежность Прахова В.Н к организованной преступной группе.

Вопреки доводам апелляционных жалоб судом с достаточной полнотой установлены фактические обстоятельства совершенного осужденными преступления, роль и степень участия каждого в его совершении.

То обстоятельство, что оружие примененное осужденным Праховым В.Н. в ходе предварительного расследования не было обнаружено, также не опровергает выводы суда о виновности осужденного, поскольку производство Праховым В.Н. выстрелов в потерпевших из огнестрельного оружия - «револьвера» подтверждается показаниями самого Прахова В.Н осужденного Гундырева А.А., а также показаниями А ставить под сомнение достоверность которых у Судебной коллегии оснований не имеется.

Доводы апелляционной жалобы Прахова В.Н. о том, что судом не установлено, от чьей пули наступила смерть Б и кем причинено огнестрельное ранение К а также доводы апелляционной жалобы Гундырева А.А. о причинении огнестрельного ранения Б

пулей диаметром 9,0 мм, тогда как он стрелял из пистолета системы «ТТ» калибра 7,62 мм, на правильность квалификации действий осужденных не влияют, поскольку при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников организованной группы, независимо от их роли при совершении преступления, квалифицируются как соисполнительство.

Приведенные выше доводы опровергаются и тем обстоятельством, что калибр оружия, которым причинено огнестрельное ранение Б экспертами с полной степенью достоверности не определен и указан в экспертных заключениях с интервалом от 7 до 9 мм.

Нарушений уголовно - процессуального закона при оглашении показаний осужденных Васина А.М. и Юдина А.М. судом не допущено.

Что касается оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Ж то показания данного свидетеля находятся не только в томе 30 на л.д. 194-198, но и продублированы на более поздних допросах (т. 85 л.д. 70-76).

Показания свидетеля М на которые осужденный Прахов В.Н. ссылается в своей апелляционной жалобе, не были положены в основу приговора, и суд в обоснование своих выводов о виновности осужденных в совершении инкриминированных им преступлений на указанные показания не ссылался.

Доводы апелляционной жалобы осужденного Прахова В.Н. о том, что Лебедев А.С. не давал показания о структуре организованной группы, ее участниках, распределению ролей, являются несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела (т.147 л.д.З, т.87 л.д. 26-39).

Право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве согласно материалам дела, было разъяснено осужденным 15 сентября 2011 года следователем К в присутствии адвокатов Толмачева С.В и Абелова А.О., однако указанным правом Гундырев А.А. и Прахов В.Н воспользоваться не пожелали, о чем в деле имеется их подписи (т. 93 л.д. 129,130).

Утверждения Прахова В.Н. о том, что протокол о разъяснении права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве он не подписывал имеющиеся в протоколе подписи им не выполнялись, Судебная коллегия признает надуманными, не соответствующими действительности.

При проведении судебно - баллистических экспертиз за № 544 от 03 августа 2002 года, № 653 от 03 сентября 2002 года, в ходе которых исследовались обнаруженные на месте происшествия гильзы и пуля, эксперту были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем в заключениях имеются соответствующие записи и подписи эксперта А в связи с чем доводы жалобы являются надуманными противоречащими материалам уголовного дела ( т.32 л.д. 10-11, 50-51).

По заключениям судебно - психиатрических экспертиз Гундырев А. А. и Прахов В.Н. психическими расстройствам не страдали и не страдают, могут осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими ( т. 32 л.д. 82-83, т.37 л.д. 158-159).

С учетом указанных экспертных заключений суд обоснованно признал Гундырева А.А. и Прахова В.Н. вменяемыми.

У Судебной коллегии сомнений во вменяемости осужденных не возникло.

Таким образом, действия осужденных Гундырева А.А. и Прахова В.Н судом по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ и ч.З ст. 30, п.п. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно как убийство одного человека - Б.,

совершенное организованной группой, и покушение на убийство другого - К совершенное организованной группой.

Преступление в отношении К как правильно указано в приговоре, не было доведено до конца по независящим от осужденных причинам, поскольку, несмотря на полученное ранение, потерпевшему удалось с места происшествия скрыться.

Наличие квалифицирующего признака - совершение преступлений организованной группой в приговоре мотивировано с приведением соответствующих доказательств.

При назначении наказания Гундыреву А.А. и Прахову В.Н. учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Гундырева А.А судом признаны наличие на иждивении малолетнего ребенка, являющегося инвалидом, положительная характеристика по месту жительства, наличие ряда заболеваний у родителей, частичное признание вины, активное способствование раскрытию преступлений и изобличению других участников преступной группы, раскаяние в содеянном, нахождение под стражей до принятия итогового решения по делу.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Прахова В.Н признаны наличие у осужденного ряда заболеваний, частичное признание вины, активное способствование раскрытию преступлений и изобличению других участников преступной группы, раскаяние в содеянном, нахождение под стражей до принятия итогового решения по делу, преклонный возраст и болезнь матери.

Таким образом, при назначении наказания учтены все предусмотренные законом обстоятельства, влияющие на его вид и размер, в том числе и те, на которые ссылаются осужденные и их защитники в своих апелляционных жалобах.

Назначенное Гундыреву А.А. и Прахову В.Н. наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Заявленные потерпевшими Б и исковые требования о компенсации морального вреда разрешены судом в соответствии с требованиями закона, размер компенсации определен, исходя из принципов справедливости, соразмерности и разумности.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июня 2014 года в отношении Гундырева А А , Прахова В Н оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Гундырева А.А., Прахова В.Н., адвокатов Манакова В.С., Абелова А О без удовлетворения.

Председательствующи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 309 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта