Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-АПУ15-22 от 09.06.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-АПУ15-22

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 9 июня 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина СР. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Кондрюкова А.Е. и Морозова Д.С., защитников Коломейчука О.А., Кучерявен ко Ю.В., Шпачинской Е.Г., потерпевшего А на приговор Ново сибирского областного суда от 17 марта 2015 года, которым

Кондрюков А Е ,,

не судимый,

осужден по

ст. 105 ч. 2 п. «ж», «з» УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком 1 год с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования , не покидать место жительства в ночное время суток, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и являться для регистрации в указанный орган 1 раз в месяц,

ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования , не покидать место жительства в ночное время суток, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего над- зор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и являться для регистрации в указанный орган 1 раз в месяц,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца с установлением следующих ограничений не выезжать за пределы территории муниципального образования,

не покидать место жительства в ночное время суток, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и являться для регистрации в указанный орган 1 раз в месяц;

Морозов Д С ,,

не судимый,

осужден по

ст. 105 ч. 2 п. «ж», «з» УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком 1 год с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования , не покидать место жительства в ночное время суток, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и являться для регистрации в указанный орган 1 раз в месяц,

ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования , не покидать место жительства в ночное время суток, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего над зор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и являться для регистрации в указанный орган 1 раз в месяц,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца с установлением следующих ограничений не выезжать за пределы территории муниципального образования,

не покидать место жительства в ночное время суток, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и являться для регистрации в указанный орган 1 раз в месяц.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденных Конд рюкова А.Е. и Морозова Д.С. с использованием систем видеоконференц-связи и защитников Шпачинской Е.Г., Курлянцевой Е.В. и Волобоевой Л.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Кондрюков А.Е. и Морозов Д.С. осуждены за убийство А

группой лиц по предварительному сговору, в ходе разбойного нападения и за разбой в крупном размере с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления совершены 24 сентября 2013 года около 21 часа 30 минут

при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах:

Осужденный Морозов Д.С. просит об отмене приговора, ссылаясь на отсутствие доказательств, подтверждающих его вину, на показания Кондрюкова А.Е., на нарушения, допущенные сотрудниками полиции.

Суд оставил без внимания противоречия в показаниях Кондрюкова и свидетелей, обнаруживших труп, а также показания свидетелей, указавших на Кондрюкова как лицо, продавшее им автомобиль.

Следователь единолично перенес видеозапись на компакт-диск, но запись оказалась на диске другого формата.

Суд не принял во внимание заключения экспертиз, которые не установи ли расстояние выстрела, но пришли к выводу о том, что потерпевший был жив не менее полутора суток.

Кроме того, Кондрюков показал, что оговорил его, а его жена показала о том, что они не нуждались в деньгах.

Защитник Кучерявенко Ю.В. просит приговор отменить и дело в от ношении Морозова Д.С. прекратить за отсутствием состава преступления.

Ссылается на то, что в обвинительном заключении одинаково описаны оба преступления, а потому они не могут быть квалифицированы разными статями УК РФ. Постановление о возбуждении уголовного дела о смерти неустановленного лица не относится к данному делу, по которому погибший, к мо менту «возбуждения» дела был уже опознан.

Для правильной оценки заключения судебно-медицинского эксперта был необходим его допрос в суде, однако, этого не сделано. Выводы суда о том, что баллистическая экспертиза подтверждает производство выстрелов именно Мо розовым, необоснованны. Также не соответствуют доказательствам выводы су да о том, что Морозов Д.С. активно участвовал в продаже похищенного автомобиля.

Протокол очной ставки между осужденными является недопустимым доказательством, поскольку они были предупреждены об ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ. Пояснения следователя В об этом являются несостоятельными, бесспорные доказательства похищения навигатора и фотоаппарата отсутствуют.

Не соглашается с оценкой показаний Морозова Д.С. на следствии, считает протокол проверки показаний Кондрюкова А.Е. на месте недопустимым, по скольку к материалам дела приобщен в качестве вещественного доказательства СО-К диск, а в суде был просмотрен СО-ВЖ диск, то есть иной, на пакете была только подпись следователя, как попал диск в материалы дела, не известно следователь не указал программу, с помощью которой считывался диск.

К показаниям В иЯ следует отнестись критически поскольку они являются заинтересованными лицами.

Вывод суда о том, что осужденные являлись соисполнителями преступлений, ошибочен, поскольку Морозов Д. ударов потерпевшему не наносил имущество не похищал, не был осведомлен о намерениях Кондрюкова, у которого и был пистолет. Характеристики Морозова Д. и заключение судебно психиатрической экспертизы подтверждают, что он не мог совершить данного преступления. Выводы суда о его виновности основаны на предположениях.

Защитник Шпачинская Е.Г. в интересах осужденного Морозова Д.С просит оправдать его, отменив приговор.

Считает, что суд неверно квалифицировал действия Морозова, поскольку согласованный умысел на убийство потерпевшего возник у осужденных лишь в лесополосе, а не до нападения на водителя. После возникновения умысла Мо розов никаких действий в отношении потерпевшего не совершал, лишь посветил Кондрюкову фонарем, что может быть квалифицировано как пособничество в убийстве. При таких обстоятельствах пункт «ж» части 2 ст. 105 УК РФ должен быть исключен из приговора.

Кроме того, убийство было совершено после окончания разбойного нападения и завладения имуществом потерпевшего, поэтому п. «з» части 2 ст. 105 УК РФ также должен быть исключен из приговора.

По делу не установлено, могла ли черепно-мозговая травма, повлекшая смерть потерпевшего, быть причинена до ударов кирпичом по голове, то есть в рамках совершенного разбоя, поэтому нет оснований для вменения Морозову квалифицирующего признака, предусмотренного п. «в» части 4 ст. 162 УК РФ.

Таким образом, суд должен был квалифицировать действия осужденного по ст. 162 ч.1 и 105 ч.1 УК РФ со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Версия Морозова отклонена судом необоснованно, она подтверждена показаниями Кондрюкова и Х Выводы суда о том, что именно Мо розов стрелял с заднего сиденья автомобиля в потерпевшего, являются домыслом. Факт хранения пистолета Морозовым не доказывает его вину, как и то, что он присутствовал при продаже похищенного автомобиля.

Смысл слов Морозова в пересказе Х иК мог быть искажен, Кондрюков от своих показаний на следствии отказался, его показания в целом непоследовательны. Повторяет также доводы других представителей защиты о недопустимости протокола очной ставки, показаний Конд рюкова, данных под давлением, протокола проверки показаний Кондрюкова на месте, составленный без участия защитника.

Судом нарушен принцип индивидуализации наказания, поскольку у Мо розова имеется ряд смягчающих обстоятельств, удары потерпевшему с целью лишения его жизни наносил Кондрюков, а наказание обоим осужденным на значено одинаковое.

Осужденный Кондрюков А.Е. оспаривает квалификацию убийства как совершенного из корыстных побуждений и с особой жестокостью, считает, что его действия подлежат квалификации по ст. 111 ч.1 УК РФ. Поскольку смерть потерпевшего наступила намного позже, кто-то другой мог нанести вред по терпевшему.

Оспаривает квалификацию его действий как разбоя, отрицая сговор с Морозовым об этом, предлагает квалифицировать его действия как кражу. Излагает обстоятельства дела, как они, по его мнению, имели место. Отказывается от своих показаний, данных на следствии под давлением. Оспаривает также исковое заявление, считает, что свидетель С скрыл свою связь с полицией, поскольку неоднократно был понятым по данному делу.

Защитник Коломейчук О.А. просит оправдать Кондрюкова А.Е. в пол ном объеме, ссылается на его показания в суде, которые были подтверждены Морозовым, в том числе по поводу принуждения его к признанию вины на следствии.

Протокол проверки его показаний на месте также недопустим, поскольку ему угрожали, протокол он подписал не читая, а защитник не подписал протокол, видеозапись не просматривалась.

Ставит под сомнение достоверность показаний оперативных уполномоченных и следователя об обстоятельствах проведения проверки показаний на месте. Суд и следствие не должным образом проверили заявление Кондрюкова об оказанном на него незаконном давлении.

Из показаний лиц, обнаруживших труп и протокола осмотра видно, что около трупа обнаружена куртка, однако, осужденные о том, что они снимали с потерпевшего куртку, не поясняли.

Выводы суда о том, что осужденные, убедившись в смерти потерпевшего похитили его имущество не соответствует действительности, поскольку анализ материалов дела говорит о том, что смерть потерпевшего наступила около 4 часов утра, спустя продолжительное время после того как осужденные покинули место происшествия.

Выводы суда о том, что Кондрюков нанес потерпевшему один удар кирпичом по голове и убил его, противоречат заключению судебно-медицинской экспертизы. Сговора на убийство и разбой между осужденными не было, действия Кондрюкова были неожиданными и подлежат квалификации по ст. 158 УК РФ и последствиям для здоровья потерпевшего, за исключением причинения смерти.

Потерпевший А считает приговор чрезмерно мягким, обращает внимание на причинение его семье тяжелых нравственных страданий и материального вреда, на отсутствие раскаяния осужденных и заглаживания причиненного ими вреда.

Обращает внимание на то, что вина осужденных полностью доказана и то, что суд, учитывая указанные в приговоре смягчающие обстоятельства чрезмерно смягчил наказание. Просит приговор изменить, наказание по совокупности преступлений увеличить, исковые требования оставить без изменения.

Государственный обвинитель Привалихин Н.П. возражает на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Кондрюкова А.Е. и Морозова Д.С. в совершении указанных преступлений полностью подтверждается совокупностью исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, обоснованно признаны показания Кондрюкова А.Е. на следствии, в которых он подробно пояснил об обстоятельствах их совместного с Морозовым нападения на водителя автомашины с целью ее хищения, при котором Морозов, находясь на заднем сиденье автомобиля, стрелял в водителя из пневматического пистолета и бил водителя по лицу и голове, а он нанес потерпевшему удары по затылку баллонным ключом. После этого Морозов, обыскав потерпевшего, взял у него сотовый телефон и предложил отъехать в безлюдное место - к лесополосе, где он по предложению Морозова, который подсвечивал ему телефоном, ударил потерпевшего кирпичом по голове. После этого они откинули кирпич в сторону, выбросили баллонный ключ, на следующий день продали машину, при этом Морозов, пересчитав деньги, рублей взял себе.

Данные показания Кондрюков А.Е. подтвердил при проверке их на месте и на очной ставке с Морозовым Д.С.

Допустимость этих показаний проверена судом первой инстанции с учетом доводов стороны защиты. Выводы суда об отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона, изложенные в приговоре, являются обоснованны ми.

Следственные действия с Кондрюковым А.Е. проводились с участием защитника, о чем свидетельствуют соответствующие указания в протоколах и подписи адвоката. Кондрюкову А.Е. были разъяснены гарантированные ему права, в том числе отказаться от дачи показаний. Протоколы следственных действий были подписаны участвовавшими в следственных действиях участника ми, в том числе Кондрюковым А.Е. без замечаний.

То обстоятельство, что видеозапись проверки показаний Кондркова А.Е на месте была перенесена на иной цифровой носитель не свидетельствует о не допустимости доказательства. Судом указанная видеозапись была просмотрена оснований для сомнения в том, что она была сделана именно при производстве указанного следственного действия, не имеется. Также не нашел суд и оснований для утверждения о том, что видеозапись свидетельствует о недобровольно сти показаний и действий Кондрюкова А.Е.

Отсутствие указания на программу, с помощью которой считывался диск с видеозаписью, не может свидетельствовать о недопустимости доказательства поскольку законом не предусмотрено обязательное указание такой программы.

Оснований для утверждения о заинтересованности кого-либо из понятых участвовавших в проведении проверки показаний на месте, не имеется.

Вопрос о допустимости протокола очной ставки между осужденными ис следовался судом первой инстанции, вывод о том, что Кондрюков А.Е. и Мо розов Д.С. фактически не предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ, а лишь расписались в соответствующей графе протокола является обоснованным. Кроме того, судебная коллегия учитывает, что на тот момент они были уже осведомлены о гарантированных им законом правах, в том числе о праве отказаться от дачи показаний.

Оснований ставить под сомнение показания свидетелей В и Я не имеется, они были допрошены с целью проверки доводов сто роны защиты о нарушениях, допущенных при расследовании дела, их показания оценены судом в совокупности с иными доказательствами по делу, как это предусмотрено ст. 17, 88 УПК РФ.

Доводы К о принуждении его к даче показаний проверены судом первой инстанции, им дана надлежащая оценка в приговоре.

Показания Кондюкова А.Е, и других свидетелей, в том числе обнаруживших труп потерпевшего, не имеют существенных противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность.

Указанные доказательства, свидетельствующие о совместном совершении преступлений обоими осужденными соответствуют также показаниям свидетеля К о том, что она от Х узнала, что ее муж и Морозов кого-то убили и забрали автомобиль, которой потом продали. Кроме того, она показала, что в дальнейшем родственники Морозова оказывали давление на Кондрюкова, чтобы он взял всю вину на себя.

Свидетель Х на следствии не отрицала, что в конце сентября 2013 года Морозов принес рублей и сказал, что это «плохие» деньги принес также пневматический пистолет, которой раньше она видела у Кондрю кова.

Показания К подтверждаются также свидетелями Д

иД согласно которым Морозов принимал участие в про даже им автомобиля.

Данные обстоятельства, в совокупности с иными доказательствами участия Морозова в совершении убийства и разбоя, обоснованно оценены судом как доказательства его виновности.

Характеризующий Морозова Д.С. материал и заключение судебно психиатрической экспертизы не могут поставить под сомнение обоснованность выводов суда о совершении им преступлений, основанных на совокупности достоверных и допустимых доказательств.

Показания К о том, что Морозов сел с пистолетом на зад нее сиденье автомобиля и при нападении стрелял в водителя, подтверждаются также осмотром футболки потерпевшего и заключением баллистической экспертизы, согласно которым на задней поверхности правого рукава обнаружены повреждения, образованные в результате выстрелов из пневматического оружия.

Установление точного расстояния, с которого производились выстрелы не имеет существенного значения для установления фактических обстоятельств содеянного, поскольку по делу достоверно установлено, что выстрелы в потер певшего производились в автомашине.

Доводы апелляционной жалобы о том, что по заключению судебно медицинской экспертизы потерпевший был жив продолжительное время, являются несостоятельными, поскольку, эксперт установил лишь временной промежуток, в течение которого могла наступить смерть А при этом указал, что после причинения телесных повреждений смерть наступила в течение нескольких минут - 1-3 часов.

Оснований для вызова в судебное заседание судебно-медицинского экс перта не имелось, поскольку заключение экспертизы является ясным, научно обоснованным.

Доводы стороны защиты о том, что осужденные не похищали фотоаппарат и навигатор проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты поскольку оснований считать показания потерпевшего А недостоверными, не имеется. Кроме того, наличие навигатора было подтверждено и письменными документами.

Квалификация действий осужденных является правильной, соответствующей установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Доводы защитника Кучерявенко Ю.В. о необоснованной квалификации одинаково описанных преступлений разными статями уголовного закона являются несостоятельными, поскольку в данном случае имеет место идеальная совокупность преступлений.

Суд первой инстанции, оценив обстоятельства дела, при которых оба осужденных решили напасть на водителя с целью хищения его автомобиля, при этом вооружили пистолетом, при нападении действовали совместно, помогая друг другу, Морозов стрелял в водителя, в том числе в голову, Кондрюков на нес по голове водителя удары, в том числе металлическим баллонным ключом сделал правильный вывод о том, что все указанные действия совершались с целью убийства потерпевшего в холе разбойного нападения.

По этим основаниям доводы защитника Шпачинской Е.Г. о неправильной квалификации действий осужденного Морозова Д.С отвергаются судебной коллегией.

Как установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, причиненной от 1-2 (не менее) ударов кулаками и ногами и 5-7 (не менее) ударов камнем кирпичом, гаечным ключом. Таким образом, смерть потерпевшему была при чинена не только ударом кирпича, нанесенным Кондрюковым А.Е., но и другими ударами, нанесенными обоими нападавшими, в том числе до перемещения потерпевшего в лесополосу.

Доводы Кондрюкова А.Е. о том, что он лишь толкнул потерпевшего, а тот сам ударился головой о кирпич при падении, опровергаются выводами судеб но-медицинского эксперта о невозможности причинения телесных повреждений при указанных обстоятельствах.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

Постановление о возбуждении уголовного дела соответствует требованиям закона и вынесено именно по данному делу.

Наказание осужденным назначено в соответствии с главой 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных об их личности.

Вопреки мнению защитника Шпачинской Е.Г., при назначении наказания Морозову Д.С. суд первой инстанции учел все обстоятельства, на которые указывает защитник, а также иные обстоятельства, указанные в ст.60 УК РФ, в том числе степень его участия в совершении преступления.

По своему размеру назначенное осужденным наказание является справедливым, оснований для его смягчения не усматривается.

Не находит также судебная коллегия оснований считать назначенное наказание чрезмерно мягким, как об этом утверждается в апелляционной жалобе потерпевшего. Суд учел и указал в приговоре, что совершенные преступления являются особо тяжкими. По смыслу закона отсутствие заглаживания причиненного преступлением вреда и раскаяния не может являться обстоятельством, отягчающим наказание. Правила назначения наказания по совокупности преступлений в отношении Кондрюкова А.Е. и Морозова Д.С. не нарушены.

Доводы потерпевшего о его нравственных страданиях и необходимости заглаживания причиненного преступлением вреда нашли разрешение в удовлетворении судом первой инстанции исковых требований А о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба, причиненных действиями осужденных.

Оснований считать решение суда по иску потерпевшего незаконным или необоснованным не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 17 марта 2015 года в отношении Кондрюкова А Е и Морозова Д С оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 308 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта