Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ15-9 от 25.03.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№73-АПУ15-9

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 25 марта 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Зеленина СР судей Ведерниковой О.Н. иШамоваА.В при секретаре Меркушове Д.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Игумнова А.Н. и в его интересах адвоката Цинадзе А.Г. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 2 декабря 2014 года, которым

ИГУМНОВ А Н ,,

несудимый осужден по пунктам «а», «в», «к» части 2 статьи 105 УК на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год с возложением указанных в статье 53 УК РФ ограничений: не менять место жительства и пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории муниципального образования, являться в специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы не реже двух раз в месяц для регистрации.

Мера пресечения Игумнову А.Н. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - содержание под стражей.

Срок отбывания наказания исчислен с 2 декабря 2014 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания его под стражей с 16 июня 2013 года по 2 декабря 20145 года.

По делу разрешены судьба вещественных доказательств, вопрос о процессуальных издержках..

Заслушав доклад судьи Шамова А.В., выступление осужденного Игумнова А.Н. и в защиту его интересов адвоката Дойникова В.И. по доводам апелляционных жалоб, выступление прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Луканиной Я.Н., полагавшей приговор суда оставить без изменения судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

приговором Игумнов А.Н. признан виновным в том, что 15 июня 2013 года около 22 часов в квартире района в ходе ссоры совершил убийство Я нанеся ей кухонным ножом 6 ударов в различные части тела, в том числе в область расположения жизненно-важных органов - грудь, и последующее убийство В являвшегося очевидцем преступления, который заведомо для Игумнова А.Н. находился в беспомощном состоянии, неспособный в силу своего физического состояния (последствия ишемического инсульта, левосторонний гемипарез, деменция смешанного генеза с тазовыми нарушениями центрального генеза, отморожение пальцев стоп, кистей) оказать ему активное сопротивление, с целью скрыть совершенное им убийство Я которому нанес тем же ножом 5 ударов в область расположения жизненно-важных органов - грудь.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденный Игумнов А.Н., не соглашаясь с приговором, указывает, что выводы суда не основаны на материалах уголовного дела: полагает, что судебно-медицинский эксперт не мог ответить на вопрос о ситуации, при которой были причинены повреждения Я дело в отношении него сфабриковано, на него оказывалось незаконное физическое воздействие оперативными сотрудниками; в одежде, на которой была обнаружена кровь потерпевших, он на месте происшествия не находился; в ходатайстве о производстве ситуационной экспертизы ему необоснованно было отказано; сообщенные им в ходе допросов сведения материалами дела не подтверждены. Указывает, что убийство В совершила Я , а он (Игумнов) ее лишил жизни, обороняясь от ее действий; свидетелю В которая является его гражданской женой, не разъясняли положения о возможности отказаться от дачи показаний; следователь Я , допрошенный в качестве свидетеля, является заинтересованным лицом, в связи с чем, к его показаниям, а также к показаниям оперативных сотрудников, следовало отнестись критически; адвокаты Доржиева и Иванова фактически его интересы не защищали чем были нарушены его права. Выражает несогласие с взысканием с него процессуальных издержек за участие адвоката Доржиевой. Потерпевший В хотя и являлся инвалидом, однако жил один, сам себя содержал. При производстве в суде геномной экспертизы был нарушен порядок ее проведения, представленные образцы его (Игумнова) крови были отобраны еще в ходе следствия, упаковка вещественных доказательств была датирована 30.04.2014 года и сопровождалась подписями сотрудников суда, хотя вещественные доказательства еще дважды - 20 мая и 12 сентября 2014 года исследовали в судебном заседании; кровь на нож была нанесена с целью создания доказательств виновности. Просит приговор отменить дело направить на новое судебное рассмотрение;

- адвокат Цинадзе А.Г., указывая о несогласии с приговором, считает, что приговор постановлен на недопустимых доказательствах - данных, содержащихся в протоколе допроса Игумнова А.Н. в ходе следствия, однако при допросе адвокат до окончания следственного действия не присутствовал, а сообщенные Игумновым А.Н обстоятельства, в частности о месте, где он оставил нож, не подтверждены иными материалами уголовного дела; незаконным является и задержание Игумнова А.Н основания задержания - обнаружение на его одежде и в его жилище следов преступления материалами дела не подтверждено, согласия на осмотр своего жилища Игумнов не давал, исключительных обстоятельств, позволявших проводить осмотр без его согласия, не имелось; версия Игумнова не проверена, в ходатайстве о производстве следственного эксперимента необоснованно отказано. На обоснованность версии Игумнова указывает и отсутствие на ноже отпечатков его пальцев. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель И.В Мархандаева указывает о несогласии с изложенными в них доводами, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав участников судебного заседания, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

При разбирательстве уголовного дела судом соблюден принцип состязательности сторон, созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав обеспечено процессуальное равенство сторон, права по представлению и исследованию доказательств.

Утверждения в апелляционных жалобах о том, что приговор основан на противоречивых и непроверенных доказательствах, что доводы, выдвинутые осужденными в свою защиту судом были необоснованно отвергнуты, а установленные судом и изложенные в приговоре обстоятельства в ходе судебного следствия не нашли своего подтверждения, являются несостоятельными.

Выводы суда о виновности Игумнова А.Н. основаны на доказательствах исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре.

В судебном заседании Игумнов А.Н. не признал вину в убийстве В в убийстве Я вину признал частично, пояснив, что оно было совершено при самообороне, дал пояснения о том, что вечером 15 июня 2013 года он и В.

находились у П употребляли спиртное. Вернувшись около 22 часов домой, увидел, как из комнаты В вышла Я , она была взволнована Между ним и Я произошла ссора, в ходе которой Я пыталась ударить его ножом, но он перехватил руку, в процессе борьбы с Я они упали и нож воткнулся в Я , второй раз он ударил Я ножом случайно, при этом нож оставался в руке у Я . В он обнаружил мертвым в его комнате и понял, что его убила Я . Он решил инсценировать, что Я иВ сами порезали друг друга, перетащил В в спальню, бросил его на кровать рядом с Я после чего через окно вылез из дома. Кофту-толстовку он в день убийства не надевал, на ней и на его футболке имеется его кровь от раны, которую он сам себе причинил напильником 14 июня 2013 года. Полагает, что эту кофту во дворе дома оставила его жена.

В связи с противоречиями, судом были исследованы показания Игумнова А.Н при допросе в качестве подозреваемого от 16 июня 2013 года, в которых он пояснял что около 22 часов 15.06.2013 года у него в доме произошла ссора с Я , он на кухне взял нож, подошел к Я которая в другой комнате лежала на диване и нанес ножом не менее 2-3 ударов в область груди. Оглянувшись, он увидел, что на него из прохода между кухней и залом смотрит В который сразу ушел в свою комнату. Поскольку В являлся свидетелем совершенного им преступления и мог рассказать о произошедшем, он прошел в комнату и нанес тому не менее 3 ударов ножом в область груди. Убедившись в смерти В он придумал инсценировать, что Я иВ убили друг друга, притащил В в комнату к Я нож он бросил на кровать между ними, чтобы у всех возникла версия, что они сами друг друга зарезали, после чего вылез через окно, пришел к соседям и сообщил им, что в квартире у него находятся трупы В иЯ . Он в этот момент находился в толстовке серого цвета, которая была окровавленной. Большая часть поверхности кофты была окровавлена ранее, так как он 14 июня 2013 года поранился, и у него было обильное кровотечение, которое он вытирал своей толстовкой. Однако, на данной толстовке также могла остаться кровь В и Я (т.2 л.д. 72-76); в целом аналогичные показания Игумнова А.Н. дал в качестве обвиняемого 17 июня 2013 года (т. 2 л.д. 90-94) и при проверке показаний Игумнова А.Н. на месте происшествия от 16.06.2013 года (т.2 л.д.77-86).

Судом в связи с заявлением Игумнова А. Н. о применении к нему незаконного воздействия в ходе следствия, исследовался вопрос допустимости его показаний в период предварительного следствия, при этом, в судебном заседании были допрошены свидетели О и Б - оперативные сотрудники, пояснившие суду, что в составе следственно-оперативной группы выезжали на место убийства помощь в осмотре им оказывали пограничники, применялась служебно-розыскная собака, которая обнаружила во дворе дома кофту со следами крови, а находившиеся рядом люди пояснили, что кофту надевал Игумнов; после того, как они увезли Игумнова в администрацию поселка, тот в ходе беседы сознался в убийстве Я и В никакого давления на него не оказывалось; свидетель Г - сотрудник погранслужбы подтвердил, что оказывал помощь в осмотре места происшествия, после доставления Игумнова в поселковую администрацию и слышал, как Игумнов рассказывал сотрудникам полиции об обстоятельствах убийства Я иВ сам воспроизводил события, сотрудники полиции его слушали; допрошенные в качестве свидетелей следователь Я и руководитель следственного отдела Б пояснили, что Игумнов самостоятельно и добровольно рассказывал им об обстоятельствах убийства, составил чистосердечное признание.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного, данных о какой-либо личной заинтересованности оперативных работников, следователей в исходе дела свидетельствующей о ложности их показаний в судебном заседании, ни судом, ни судебной коллегией не установлены.

В связи с проверкой заявления Игумнова А.Н. была допрошена адвокат Доржиева, которая суду пояснила, что перед допросом у нее состоялась беседа с Игумновым, была согласована позиция, каких-либо замечаний, жалоб в ходе производства следственных действий ни у нее, ни ее подзащитного не было.

Из содержания исследованных судом протоколов оспариваемых следственных действий явствует, что в них отсутствуют какие-либо замечания со стороны Игумнова А.Н., имеются подписи адвоката, следователя.

Проверив заявления Игумнова А.Н., суд пришел к правильному выводу о том, что доводы осужденного о применении к нему незаконного воздействия со стороны сотрудников полиции, следователя, несостоятельны, даны с целью избежать уголовной ответственности за совершенное преступление.

Не основанными на материалах дела являются и заявления осужденного Игумнова А.Н. в апелляционной жалобе о ненадлежащем осуществлении его защиты адвокатами Доржиевой и Ивановой, поскольку из материалов дела следует, что адвокатами, в пределах предоставленный им законом процессуальных прав и полномочий, осуществлялась деятельность по представлению интересов Игумнова А.Н. на предварительном следствии.

Учитывая, что протоколы следственных действий с участием Игумнова А.Н допросы, проверка показаний на месте, проведены в соответствии с процедурой установленной действующим законодательством, в присутствии защитника, а в предусмотренных законом случаях и понятых; после ознакомления с протоколами все участники заверили их достоверность своими подписями, каких-либо заявлений и замечаний от участвующих лиц не поступало, судом сделан обоснованный вывод об отсутствии оснований для исключения доказательств из числа допустимых и возможности их использования для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что приведенные в приговоре доказательства получены в соответствии с требованиями закона, с соблюдением установленной уголовно-процессуальным законодательством процедурой.

Оценивая показания Игумнова А.Н. в судебном заседании и на более поздних этапах следствия, суд признал их не соответствующими установленным, на основании совокупности исследованных доказательств, фактическим обстоятельствам дела.

Выводы суда о виновности Игумнова А.Н., вопреки доводам апелляционных жалоб, основаны также и на иных доказательствах, исследованных в судебном заседании и получивших оценку в приговоре.

Из показаний потерпевшего В суд установил, что его отец В проживал в с. уВ перенес инсульт, получал пенсию по инвалидности, у него было обморожение пальцев рук и стоп. Отец не был крепким, активные действия совершать не мог, мог самостоятельно, но медленно передвигаться.

Согласно показаниям Я его мать Я в январе 2013 года переехала в с. к своей сестре - В которая проживала со своим мужем Игумновым, детьми, также с ними проживал дядя - В который болел, плохо говорил, с трудом передвигался.

Свидетель П сообщила суду, что 15 июня 2013 года Игумнов А иВ были у нее дома весь день, употребляли спиртное. Игумнов ушел к себе домой, чтобы накормить В и через 15 или 20 минут вернулся и сообщил, что Я и В убиты; свидетель Д суду показала, что 15 июня 2013 года около 20-21 часа к ней приходила Я попросила нож. Она дала ей самодельный нож с деревянной ручкой. Вечером она находилась во дворе, ребенок ей сказал, что приходил Игумнов сообщил, что в его квартире находятся два трупа. Затем Игумнов вернулся с Ш и сказал, что действительно в его доме лежат два трупа, сильно плакал. Он был одет в зеленую рубашку, зеленые брюки и в зеленую куртку. С того момента, как Я попросила нож и до того момента, как Игумнов рассказал про убийство, прошло 2-3 часа; свидетель Ш пояснила суду, что 15 июня 2013 года к ней домой около 21 часов 55 минут пришел муж ее сестры - Игумнов А подвыпивший и заплаканный, рассказал, что у него в доме находятся трупы Я и В после рассказа Игумнова они вызвали по телефону фельдшера С

Допрошенная в судебном заседании фельдшер С подтвердила, что около 22 часов ей сообщили про трупы, она пошла к дому Игумнова. В доме в спальной комнате на кровати лежали Я и В на их телах были ножевые ранения в области грудной клетки. Она видела нож с деревянной рукояткой, который лежал на подушке между трупами. Игумнов ей рассказал, что пришел от гостей и лег спать, проснувшись, обнаружил в спальне два трупа. Она заметила, что у Игумнова на правой руке, на ладони, была рана и на лице с левой стороны была ссадина. У В левая сторона тела полностью не работала, он медленно передвигался, невнятно говорил. Кроме того, В обморозил себе пальцы на обеих руках. Защитить себя он не мог и совершать какие-либо активные действия Пока они ожидали оперативную группу, В надела на себя спортивную куртку серого цвета, которая была грязной и в крови. Она сказала В чтобы она сняла с себя эту куртку. Эту куртку В выбросила где-то на улице и домой зашла уже без куртки. Игумнов объяснял, что на куртке его кровь, он испачкал ее, когда поранил руку.

Свидетель В в судебном заседании показала, что сожительствовала с Игумновым А.Н., 15 июня 2013 года в течение дня употребляли спиртное, ходили к П , от которых Игумнов ушел один, вернулся минут через 10 с Ш

сказал, что дома лежат два трупа. Игумнов с Ш пошли домой она пошла следом за ними. Когда она пришла, там уже находилась фельдшер С В спальне она увидела трупы Я и В они лежали на кровати. Игумнов ей сказал, что он пришел домой и обнаружил убитых Я и Игумнова. Игумнов был одет в куртку зеленого цвета, рубашку зеленого цвета и черное трико. Нож, обнаруженный на месте происшествия, принадлежит Д та дала его Я .В не мог совершать какие либо активные действия, был беззащитным.

В связи с противоречиями в показаниях свидетеля В судом были исследованы ее показания от 16 июня 2013 года, 04 декабря 2013 года, 30 января 2014 года, данные в ходе предварительного следствия, согласно которым 15 июня 2013 года в ходе употребления спиртного у П около 22 часов Игумнов ушел один домой, он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, вернулся через час и сказал, что у них в доме два трупа. На Игумнове была кофта-толстовка серого цвета, штаны черного цвета, тапочки. В их доме в спальной комнате на диване увидела труп В который был уложен лицом к лицу трупа Я.

Игумнов ей пояснил, что когда пришел домой, обнаружил тела В и Я уже без признаков жизни. В ходе проведения осмотра в доме, между трупами на диване был обнаружен нож с деревянной рукояткой, который был обмотан изолентой, данный нож принадлежал их семье и обычно находился на кухне им пользовались в бытовых целях. Игумнова А.Н. раздражало, что в их доме находится много народу и он не может побыть наедине с В Кофта толстовка принадлежит Игумнову. В день убийства он так же был в данной кофте. За несколько дней перед убийством Игумнов поранил себе руку и замарал кофту своей кровью. Как данная кофта-толстовка оказалась во дворе их дома, она не знает, после того как были обнаружены трупы дяди и сестры она кофту-толстовку на Игумнове не видела (т.2 л.д. 1-2, 4-5, 237-238).

В дополнениях В показала, что 15 июня 2013 года Игумнов действительно был одет в эту кофту-толстовку только днем, вечером он уже был в другой куртке. Она одевала кофту-толстовку, однако после замечания С сняла ее и бросила в ограде дома. На куртке имеется кровь Игумнова, до этого он поранил себе руку и вытер об куртку. Потом заявила, что в день убийства Игумнов эту куртку не надевал.

Нарушений требований уголовно-процессуального законодательства при допросе свидетеля В в ходе предварительного следствия и в судебном заседании не было допущено, она обоснованно судом была предупреждена об ответственности по статьям 306-307 УК РФ, при этом ей были разъяснены и положения статьи 56 УПК РФ.

Судом были исследованы показания свидетеля К о том, что работая кинологом пограничной части, располагающейся в с. 15 июня 2013 года в вечернее время, по приказу заместителя начальника он прибыл на место происшествия для оказания помощи. Во дворе дома его собака обнаружила кофту серого цвета с левой стороны дома, на которой были пятна. Подтвердил свидетель и свои показания в ходе следствия о том, что данная кофта, при ее обнаружении на улице, была сухая, хотя на улице шел дождь до 18 часов 40 минут, соответственно следы в доме и на кофте, обнаруженные собакой, были образованы после дождя (т. 2 л.д. 20-21).

Свидетель Г - заместитель начальника погранчасти, пояснил, что 15 июня 2013 года, когда он был ответственным по части, ему позвонил глава администрации с. , рассказал о том, что произошло убийство. К нему также обратились сотрудники полиции и попросили предоставить розыскную собаку. Он вызвал на место происшествия кинолога К с собакой, сам поехал на место происшествия. В доме находились Игумнов, В сотрудники полиции глава администрации, фельдшер С Он видел следы крови в спальне и следы волочения в сторону зала. Собака взяла след, через окно вышла на улицу, обошла вокруг дома и в ограде дома обнаружила кофту, лежащую с левой стороны забора Кофта серого цвета лежала на мокрой земле, на вид была сухой, на ней были пятна красного цвета. Он слышал, что кто-то сказал, что кофта принадлежит Игумнову и он в ней ходил.

Свидетель Б - глава администрации с. , пояснил, что на месте происшествия видел трупы, следы крови, кофту, которая была в крови.

О состоянии здоровья В дала пояснения в судебном заседании врач-терапевт участковой больницы Г подтвердив исследованные в суде ее показания в ходе предварительного следствия (т.2 л.д. 239-240).

В ходе осмотра места происшествия от 16.06.2013 года - квартиры дома

района в спальной комнате на диване обнаружены тела Я иВ с признаками насильственной смерти, наличием множественных колото-резаных ран поверхности головы и тела. Между трупами находится кухонный нож с деревянной ручкой. На стене в 20 см от поверхности дивана обнаружены капли вещества бурого цвета в виде брызг. В другой спальной комнате на панцирной сетке кровати обнаружено пятно бурого цвета, похожее на кровь, под кроватью на полу также обнаружены аналогичные пятна. От данной спальни на полу видны следы волочения. Слева от входа во двор квартиры, на земле у забора, обнаружена утепленная кофта с длинными рукавами серого цвета с пятнами вещества бурого цвета, похожего кровь Отмечено, что поверхность земли после дождя влажная, поверхность земли под кофтой также влажная, сама кофта на ощупь сухая. В ходе осмотра изъяты нож фрагмента обоев, кофта серого цвета с колото-резанными повреждениями, кофта толстовка со следами вещества бурого цвета напоминающего кровь, смывы и срез веществ бурого цвета напоминающего кровь (т. 1 л.д. 29-40).

При проведении осмотра места происшествия нарушений норм УПК РФ не допущено, более того, при производстве указанного следственного действия, вопреки доводам апелляционной жалобы, на проведение осмотра было получено согласие В т. 1 л.д. 28).

В ходе осмотра трупов Я и В описаны телесные повреждения, обнаруженные на телах погибших; также произведено изъятие вещей, в которых находились потерпевшие (т.1 л.д. 50-57, 41-48).

У Игумнова были изъяты срезы ногтей и смывы рук (т.2 л.д. 59-61); футболка в виде рубашки с длинными рукавами серого (зеленовато-коричневого) цвета, с воротником черного цвета, имеется лейбл « », спортивные брюки темно синего цвета, пара тапочек (т.1 л.д. 67-69).

Изъятые предметы были осмотрены: на лезвии ножа и рукоятке обнаружен насыщенный налет вещества бурого цвета, 2 следа пальцев рук человека, которые были изъяты (т.1 л.д. 73-74); была осмотрены одежда, изъятая с трупов Я и В , а также одежда, изъятая у Игумнова (т.1 л.д. 75-78).

Из исследованного судом заключения судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть Я наступила от острой кровопотери развившейся в результате колото-резаных проникающих ранений передней стенки грудной клетки слева с повреждением 2-го ребра, мягких тканей 5-го межреберья восходящей части дуги и грудного отдела аорты, сердечной сорочки, левого желудочка сердца, которые причинены в результате 2-х воздействий колюще режущего предмета, незадолго до наступления смерти и по своим свойствам расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью человека по признаку опасности для жизни. Между данными повреждениями и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Обнаружены также поверхностные резаные раны передней поверхности грудной клетки слева, задней поверхности правого предплечья, тыльной поверхности 2-го пальца правой кисти, причиненные в результате 3-х воздействий предмета, имеющего острый край; ушибленная рана лобной области слева, кровоподтеки и ссадины. Взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждений могло быть любым, в котором доступны данные анатомические области (т.1 л.д. 90-94).

При исследовании трупа В экспертом было установлено, что смерть его наступила от острой кровопотери, развившейся в результате колото резаных проникающих ранений передней стенки грудной клетки слева (№1,2) с повреждением 3-го ребра, мягких тканей 4-го межреберья, сердечной сорочки, восходящей части аорты, правого желудочка и перегородки сердца. Данные повреждения причинены в результате 2-х воздействий колюще-режущего предмета незадолго до наступления смерти и по своим свойствам расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека. Между данными повреждениями и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Обнаружены также колото-резаное проникающее ранение передней стенки грудной клетки слева, колото-резаные проникающие торакоабдоминальные ранения передней стенки грудной клетки слева которые расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека; резаные раны лица (7), грудной клетки (9), левой кисти (3), кровоподтек и ссадина левого плеча, кровоподтек левого предплечья. Взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждений могло быть любым в котором доступны данные анатомические области (т.1 л.д. 98-102).

Согласно заключению эксперта № у Игумнова А.Н. на момент осмотра имелись ссадины (2) на передней поверхности правой голени причинены в результате воздействия твердого тупого предмета, колотая рана на ладонной поверхности правой кисти причинена в результате воздействия колющего предмета и по своим свойствам расценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью человека. Давность причинения колотой раны может соответствовать сроку, указанному Игумновым - 14.06.2013 года (т.1 л.д. 198-200).

Оценены судом и показания эксперта Д о том, что резаные раны лица, грудной клетки и кисти рук В могли быть причинены после наступления смерти, однако имели признаки прижизненных. Имевшаяся у Игумнова колото-резаная рана ладонной поверхности правой кисти, которая находилась в стадии заживления, судя по характеристикам, не была глубокой. В связи с отсутствием в этом месте крупных и средних сосудов, имеются мелкие артерии, в зависимости от повреждения кровотечение может быть слабым или обильным однако фонтанирования не может быть.

Исследованы судом и приведены в приговоре заключения эксперта № о возможном происхождении следов крови на изъятых в ходе следствия и представленных на экспертное исследование предметах (т.1 л.д. 120-124, 129-131); заключения экспертов по результатам медико-криминалистических (т. 1 л.д. 138-144, л.д. 148-157), трассологическихя экспертиз (т.1 л.д. 166-167), другие проведенные экспертные исследования.

Согласно заключению медико-криминалистической экспертизы возможность получения повреждений на теле Я способом и при обстоятельствах, указанных обвиняемым Игумновым А.Н. при допросе 11 ноября 2013 года - исключается, так как последние противоречат механизму образования колото-резаных ранений грудной клетки слева с повреждением внутренних органов у потерпевшей, а также не объясняют происхождение других повреждений, не связанных с непосредственной причиной смерти ( т.1 л.д. 183-188).

Эксперт В выводы экспертизы подтвердил и дал суду необходимые пояснения.

Согласно заключению эксперта № от 1.11.2014 г. на представленной толстовке (объект №7) обнаружена кровь Я происхождение крови от В Игумнова А.Н. исключено. На представленной толстовке (объекты №№1-6, 8-10), обнаружена кровь, которая является смешанной, происходит от смеси ДНК трех и более лиц и не пригодна для генетической идентификации. На клинке ножа (объект № 12) обнаружена кровь В происхождение крови от Я Игумнова А.Н. исключено. На представленных двух фрагментах обоев (объекты №№ 13, 14) обнаружена кровь Я происхождение крови от В Игумнова А.Н. исключено. На представленном смыве (объект № 17) обнаружена кровь В происхождение крови от Я Игумнова А.Н. исключено. На представленных смывах с рук (объекты №№ 22, 23) кровь не обнаружена, обнаружен генетический материал Игумнова А.Н происхождение генетического материала (объекты №№ 22, 23) от Я В исключено.

По заключению дактилоскопической экспертизы на представленных дактилопленках со следами рук, обнаруженных и изъятых в ходе осмотра места происшествия, рукоятки ножа, следов, пригодных для идентификации не имеется (т. 1 л.д. 171).

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы апелляционной жалобы Игумнова А.Н. о допущенных нарушениях закона при производстве в суде геномной экспертизы, поскольку все экспертные исследования проведены по представленным в распоряжение эксперта образцам, то обстоятельство, что образцы крови Игумнова были отобраны еще в ходе следствия, не ставит под сомнение результаты проведенных исследований.

Не ставит под сомнение выводы экспертных исследований и указание на упаковке вещественных доказательств даты - 30.04.2014 года, поскольку установлено что вещественные доказательства были представлены в суд, неоднократно исследовались в судебном заседании, в том числе и 30.04.2014 года, когда и была сделана соответствующая запись на их упаковке.

Исследовав и оценив все представленные сторонами в состязательном процессе доказательства в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины Игумнова А.Н. в убийстве Я иВ

При этом суд в приговоре указал, что более достоверными об обстоятельствах произошедшего преступления являются показания Игумнова А.Н. в ходе предварительного следствия, в которых он указывал характер совершенных действий по лишению жизни потерпевших, последующую им инсценировку нанесения Я и В друг другу ножевых ранений, поскольку указанные обстоятельства объективно подтверждены протоколами осмотров, выемок результатами проведенных экспертных исследований.

Судом исследовались и отвергнуты как несостоятельные заявления Игумнова А.Н. в судебном заседании о том, что убийство В было совершено Я а ей смерть он (Игумнов) причинил при обороне от ее посягательства на нее. Выводы суда, как того и требует закон, в приговоре, мотивированы.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката, основания для задержания Игумнова по подозрению в совершении преступлений имелись; вопросы о принадлежности куртки - толстовки, что именно в этой одежде находился Игумнов при совершении преступления судом исследовались, выводы суда приведены в приговоре.

На основании совокупности исследованных доказательств, судом было отказано в проведении следственного эксперимента, проведении ситуационной экспертизы при этом доводы апелляционной жалобы, что выводы судебно-медицинского эксперта в части механизма причинения повреждений Я не могли быть приняты судом, судебная коллегия находит несостоятельными. Как и любое иное доказательство, заключение эксперта подлежит оценке судом на предмет их относимости, допустимости, а также достоверности, а совокупность доказательств также и с точки зрения достаточности. Приведенные в приговоре анализ и оценка всех доказательств по делу в их совокупности, основанные на этом выводы суда в приговоре мотивированы, оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания, судебное следствие было окончено при отсутствии возражений участников судопроизводства (т. 5 л.д. 133).

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств подробный анализ и оценка которых приведены в приговоре, суд пришел к правильному выводу о виновности осужденного в инкриминируемом ему преступлении. Нарушений положений статьи 14 УПК РФ, судом не допущено доводы апелляционных жалоб о том, что приговор суда основан на предположениях и догадках, судебная коллегия находит несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом верно установлены юридически значимые обстоятельства совершения преступления.

Выводы суда, как того и требует закон, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, приведены в приговоре, при этом судом указаны мотивы по которым судом были оценены как достоверные и приняты одни из доказательств и отвергнуты другие, а также выводы, в обоснование позиции суда, в соответствии с которой, он критически отнесся к показаниям осужденных в части выдвинутой ими версии произошедших событий. Фактические обстоятельства содеянного, указанные в статье 73 УПК РФ обстоятельства, судом установлены с достаточной полнотой.

Обоснованность выводов суда сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Психическое состояние Игумнова А.Н. проверено, в соответствии с заключениями экспертов по результатам психолого-психиатрических исследований (т. 1 л.д. 192-194), неустановившими у него психических расстройств, ни в период совершения преступления, ни на момент постановления приговора, суд обоснованно признал его вменяемым в отношении совершенного им деяния, и, следовательно подлежащим уголовной ответственности.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, судом допущено не было.

Содеянное осужденным получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Игумнова А.Н. по пунктам «а», «в», «к» части 2 статьи 105 УК как убийство, т.е. умышленное причинение смерти двум лицам, лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление является правильной. Выводы суда относительно квалификации содеянного осужденными в приговоре мотивированны.

С учетом данных о физическом состоянии потерпевшего В суд пришел к правильному выводу о его нахождении в беспомощном состоянии и осознании этого факта Игумновым А.Н.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Игумнова А.Н., судом принято обоснованное решение о взыскании с него в доход Федерального бюджета сумм выплаченных адвокатам за представление его интересов в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, поскольку каких-либо обстоятельств указывающих на невозможность Игумновым А.Н. возместить средства, затраченные государством на оплату труда адвокатов, представлявших его интересы на предварительном следствии и в судебном заседании, судом не установлено.

При назначении наказания Игумнову А.Н. суд учел обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.

Судом в полной мере были учтены и характеризующие Игумнова А.Н. данные.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Игумнова А.Н. суд учел признание им вины на предварительном следствии, наличие 2 несовершеннолетних детей, явку с повинной, выразившейся в добровольном сообщении о преступлении.

Судом не установлено обстоятельств для применения к назначенному осужденному наказанию положений статей 62, 64 и 73 УК РФ, а также для изменения в соответствии с положениями части 6 статьи 15 УК РФ категории преступлений. Не установлены они и судебной коллегией.

Наказание назначенное Игумнову А.Н., отвечает принципам справедливости содержащимся в статье 6 УК РФ.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб осужденного Игумнова А.Н. и адвоката Цинадзе А.Г судебная коллегия не находит.,

20 28 \33

Руководствуясь статьями 389', 389 , 389 , 389" УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 2 декабря 2014 года в отношении ИГУМНОВА А Н оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 306 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта