Информация

Решение Верховного суда: Определение N 1-АПУ15-23 от 19.11.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 1-АПУ15-23

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 19 ноября 2015г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Безуглого Н.П.,

судей - Кочиной И.Г., Сабурова Д.Э при секретаре - Поляковой А.С с участием государственного обвинителя - прокурора Федченко Ю.А защитников - адвокатов Баранова А.А., Артеменко Л.Н., Усенко М.М представивших удостоверения №№ и ордера №№ ,

соответственно осужденных Казакова С.А., Гомозова С.Э потерпевшего Ш рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Казакова С.А., Гомозова С.Э., их защитников адвокатов Ситилина М.В. и Усенко М.М. на приговор Архангельского областного суда от 3 августа 2015 года, которым

Казаков С А

не судимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением перечисленных в приговоре ограничений и обязанностей;

Гомозов С Э ,

не судимый осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Разрешен гражданский иск и взыскано в счет компенсации морального вреда в пользу Ш с Казакова С.А. руб., с Гомозова С.Э. - руб.

Взысканы в доходную часть федерального бюджета процессуальные издержки: с Казакова С.А. - и с Гомозова С.Э. -

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Казакова С.А. и Гомозова С.Э., их защитников адвокатов Баранова А.А., Артеменко Л.Н., Усенко М.М поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражения потерпевшего Ш и прокурора Федченко Ю.А. о необходимости оставления жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНО ВИЛА:

по приговору суда Казаков и Гомозов осуждены за убийство группой лиц Ш

Преступление совершено в период с 23 ч. 15 июля по 0 ч. 30 мин. 16 июля 2014 года в кв. д. по ул. в г при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденные Гомозов С.Э. и Казаков С.А., адвокаты Усенко М.М. и Ситилин М.В. считают приговор незаконным и необоснованным, противоречащим фактическим обстоятельствам дела, а назначенное на» Екание - несправедливым.

Осужденный Гомозов С.Э. и его защитник адвокат Усенко М.М. в жалобах указывают, что суд необоснованно принял во внимание показания свидетеля З и отверг доводы осужденных о непричастности Гомозова к убийству. Просят отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор.

В дополнениях, в том числе и от 10 ноября 2015 г., осужденный

Гомозов полагает недостоверными показания З о его двух

ударах палкой по спине потерпевшего. В обоснование своего мнения

ссылается на то, что свидетель страдает психическим расстройством,

склонна к фантазированию, имеет причины для оговора, в период

совершения инкриминируемого деяния находилась в состоянии

алкогольного опьянения, которое сказалось на процессе запоминания

событий.

Считает неправильными приведенные в приговоре выводы суда о

признании ее показаний достоверными. Полагает, что при оценке

показаний свидетеля суд не принял во внимание ранее имевший место

оговор со стороны свидетеля, неправильно оценил обстоятельства этого,

не учел показания матери свидетеля об ее индивидуальных

особенностях.

Анализируя заключение экспертов-психиатров в отношении

З акцентирует внимание на выводах экспертов о ее

склонности к фантазированию, на показаниях эксперта Т ,

подтвердившей в судебном заседании эти выводы. Полагает, что

отмеченные в заключении экспертов психологические особенности

З имели место и на период проведения с ней следственных

действий, в связи с чем, полагает, что ее показания недостоверные.

Оспаривая причастность к убийству, не согласен с квалификацией

своих действий, с выводом суда о наличии прямого умысла на

убийство. При этом, обращает внимание, что смерть потерпевшего

наступила не сразу, а спустя определенный промежуток времени, судом

не установлено и не указано, когда и при каких обстоятельствах у них

с Казаковым возник умысел на убийство. К моменту их с Казаковым

возвращения в квартиру потерпевший был жив, Казаков принимал меры

к вызову врачей, что опровергает вывод суда о том, что они

действовали с прямым умыслом на убийство Ш

Указывает, что судом не дано оценки противоречиям в показаниях

Казакова на следствии, которые суд принял во внимание, и показаниям

З о количестве нанесенных им, Гомозовым, ударах палкой, не

приняты во внимание его последовательные показания о непричастности

к нанесению ударов потерпевшему.

Полагает нарушенным право на зашиту, выразившее в том, что с

постановлениями о назначении и производстве судебно-медицинских

экспертиз он был ознакомлен лишь после их проведения, что лишило

его возможности заявлять отводы, ставить дополнительные вопросы, в

отказах суда о производстве дополнительной судебно-медицинской

экспертизы, о вызове экспертов для их допроса в судебном заседании, в ч приобщении к делу писем свидетеля в СИЗО.

Оспаривая свою причастность к совершению каких-либо противоправных действий в отношении потерпевшего, дополнительно выражает несогласие с квалификацией своих действий.

Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

Адвокат Усенко М.М. в защиту Гомозова в дополнении к своей апелляционной жалобе считает недостоверными показания З как в части описания цели их визита к Ш так и в части описания характера действий осужденны >с. При этом обращает внимание на противоречия с показаниями П в части момента и источника появления у Гомозова палки.

Считает, что суд не дал оценки показаниям П где она указывала, что когда Гомозов направился в квартиру потерпевшего, в руках у него ничего не было. Данные показания как раз подтверждает версию Гомозова о том, что он сам никаких ударов палкой не наносил а лишь отобрал палку у К

Также обращает внимание на тс, что уже ранее З оговаривала Гомозова, в отношении нее было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 306 УК РФ, т.е. за заведомо ложный донос.

Полагая недостоверными ее показания, ссылается на заключение экспертов-психиатров № от 4 июля 2014 г. (т. 3 л.д. 108-114), в котором отмечена склонность свидетеля к фантазированию.

Считает, что поскольку эксперт-психолог Т не смогла пояснить психическое состояние З необходимо было допросить эксперта-психиатра, соответствующее ходатайство заявлялось стороной защиты, но суд необоснованно отказал в нем, нарушив принцип равноправия сторон.

Отмечает, что если даже брать во внимание показания З , в действиях Гомозова содержится лишь состав преступления предусмотренный ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Описывая технические характеристики палки из ДСП, делает вывод о невозможности причинения ею имевшихся у потерпевшего телесных повреждений.

Обращая внимание на заключение эксперта № от 9.10.2014 г. об обнаружении на палке крови, видовая принадлежность которой не установлена из-за малого количества белка, считает, что обнаруженная палка не являлась орудием преступления.

Выступая в защиту Казакова, также считает недопустимыми его показания в качестве подозреваемого по приведенным адвокатом С доводам, ссылается на отсутствие у Казакова умысла на убийство, обращает внимание на несвоевременное ознакомление Гомозова, его законного представителя и защитника с постановлениями

о назначении и проведении различных экспертиз.

По его мнению, суд необоснованно отказал в приобщении переписки З и Гомозова, содержащегося в СИЗО, из которой видно, что З оговорила Гомозова (в обоснование прикладывает копию акта почерковедческого исследования).

Отмечает, что Гомозов характеризуется положительно, ранее не судим, к административной ответственности не привлекался.

Просит отменить приговор в отношении Гомозова и оправдать его по предъявленному обвинению.

Осужденный Казаков в апелляционной жалобе и дополнении приводит аналогичные доводы в части недостоверности показаний свидетеля З

Считает недопустимыми доказательствами свои показания на следствии, т.к. они были даны под психологическим давлением вследствие чего он оговорил Гомозова.

Утверждает об отсутствии умысла на убийство потерпевшего, о чем свидетельствует неожиданность, спонтанность и скоротечность событий аморальность поведения самого потерпевшего.

По его мнению, судом не установлены все значимые обстоятельства не полностью оглашены показания свидетелей.

Просит свои действия переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ, а Гомозова - оправдать.

В дополнении от 2 ноября 2015 г. Казаков обращает внимание на то что показания свидетелей Н опровергают показания З на следствии (т. 4 л.д. 181) о том, что второй раз в квартиру она заходила не только с Казаковым, но и иным лицом. При этом отмечает, что при указанном им допросе следователем задавались свидетелю наводящие вопросы.

Ссылается на противоречия в выводах экспертиз об обнаружении в крови потерпевшего этилового спирта в соответствующей концентрации.

Кроме того, полагает необоснованным взыскание с него процессуальных издержек в сумме руб. за участие адвоката поскольку он отказывался от защитника, в чем ему следователем было отказано (т. 1 л.д. 116).

Дополнительно просит исключить указание о взыскании с него данных процессуальных издержек.

Адвокат Ситилин М.В. в защиту Казакова в апелляционной жалобе указывает, что в обоснование приговора суд сослался на показания З и Казакова от 16 июля 2014 г. Вместе с тем Казаков отказался от данных показаний, пояснив причину. При этом суд не принял во внимание показания задержавших Казакова и З оперативных сотрудников О и С о нахождении обоих задержанных в состоянии опьянения. Кроме того, обращает внимание что по показаниям сотрудников полиции Казаков был задержан в 2 ч ночи 16 июля 2014 г., а протокол задержания составлен лишь в 21 ч. 16 июля 2014 г., что привело к нарушению прав Казакова на защиту, в частности, право на помощь защитника с момента фактического задержания, и именно в этот период времени на Казакова оказывалось психологическое давление с целью понуждения к даче «нужных следствию показаний. В связи с этим, считает протокол допроса Казакова в качестве подозреваемого недопустимым доказательством.

Анализируя показания З сопоставляя их с заключением экспертов о причинах смерти, адвокат делает вывод о непричастности Гомозова к смерти потерпевшего и как следствие - неправильной квалификации действий его подзащитного.

Также считает недостоверными показания свидетеля З в силу того, что по заключению № у свидетеля диагностирована склонность к фантазированию, кроме того свидетель находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Допускает, что в период нахождекия в квартире с потерпевшим после ухода осужденных и до приезда сотрудников полиции З при наличии у нее повода могла предпринимать какие-либо действия в отношении него.

С учетом своих доводов просит приговор в отношении Казакова изменить, его действия переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст.ст. 64 и 73 УК РФ.

В возражениях на жалобы и дополнения осужденных и их защитников государственный обвинителЕ. Стадниченко О.С. указывает на несостоятельность приведенных доводов и просит приговор в отношении обоих оставить без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб дополнений и возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в убийстве Ш являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах - показаниях в судебном заседании свидетеля З , Казакова при допросе в качестве подозреваемого, показаниями свидетелей П Ш Н а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

Так, из показаний в судебном заседании свидетеля З следует, что она являлась непосредственным очевидцем избиения потерпевшего, видела удары Казакова ногами по голове и телу, Гомозова

- палкой по спине, ногами по ногам лежащего Ш Находясь на кухне квартиры, слышала еще какие-то глухие удары. После чего все ушли, а когда через некоторое время вновь вернулись, Казаков нанес еще несколько ударов ногами по голове потерпевшего.

В ходе предварительного расследования при проверке ее показаний З давала аналогичные показания, описала действия каждого из осужденных, продемонстрировала расположение потерпевшего в момент нанесения ударов, указала места, куда наносились удары ногами и палкой (т. 1 л.д. 172-206).

Другие показания З в ходе предварительного расследования в судебном заседании не оглашались и не исследовались, ходатайств об этом участниками не заявлялось, в связи с чем, ссылки осужденных на противоречивость ее различных показаний несостоятельны.

Казаков при допросе в качестве подозреваемого, отрицая свою причастность к избиению Ш , подтверждал, что все удары, в т.ч и палкой, потерпевшему наносил Гомозоз (т. 1 л.д. 111-114).

Поскольку данные показания Казако ва в части описания действий Гомозова согласовывались с показаниями З о роли Гомозова суд правильно их принял во внимание, мотивировав соответствующим образом свои выводы.

Заявления Казакова о вынужденности этих показаний, обстоятельства его задержания и последующего допроса, судом проверялись, и обоснованно суд не усмотрел оснований для признания его показаний недопустимыми доказательствами, должным образом мотивировав свои выводы, с которыми соглашается и Судебная коллегия.

Приведенные в приговоре показания З о роли самого Казакова, в свою очередь, объекта ЕШО согласуются с другими доказательствами, в том числе, с результатами осмотра места происшествия, где был обнаружен труп Ш и один из фрагментов палки, места обнаружения второго фрагмента палки, которой наносились удары, заключениями экспертов, в связи с чем, правильно судом приняты во внимание.

При этом ее показания в судебном заседании и при проверке на месте, вопреки доводам осужденных и их защитников, не содержат каких-либо противоречий, влияющих на правильность установленных судом фактических обстоятельств, в том числе и о характере действий каждого из осужденных, поскольку, ИСХОДЯ из ее показаний, она наблюдала не все удары Гомозова и Казакова, т.к. в какой-то момент отлучалась из комнаты. В тоже время Казаков в своих показаниях в качестве подозреваемого описывал все действия Гомозова.

Оснований недоверять ее показаниям не имеется. Не может служить поводом к оговору Гомозова и факт привлечения З к ответственности за ранее имевший место заведомо ложный донос по другому уголовному делу, по которому она примирилась с ним.

Иные приведенные в жалобах мотивы, по которым сторона защиты полагает недостоверными показания З проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты.

Не опровергает достоверность ее показаний и наличие у нее инфантильно-истерического расстройства личности, поскольку как следует из заключений психолого-психиатрических экспертиз № от 3 февраля 2015 года, интеллект З соответствует возрастной норме, нарушения функций памяти и расстройств восприятия не обнаружено, как не обнаружено и патологической склонности ко лжи и фантазированию (т. 2 л.д. 199-202).

Ранее отмеченная у нее склонность к фантазированию, как следует из пояснений эксперта-психолога Т не нашла подтверждения на момент обследования по настоящему делу и З могла правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение.

С учетом всех обстоятельств дела, выводов экспертов, пояснений эксперта-психолога Т в судебном заседании, суд пришел к правильному выводу о том, что психическое расстройство З не оказало влияние на ее способность правильно воспринимать фактические обстоятельства и воспроизводить их без искажения.

Каких-либо противоречий с учетом сделанных экспертом Т пояснений выводы проведенных в отношении З экспертиз вопреки доводам стороны защиты, не содержат, в связи с чем, суд обоснованно отклонил ходатайство защиты о вызове и допросе других экспертов.

Факт переписки З с Гомозовым, содержащимся под стражей, не может свидетельствовать об оговоре с ее стороны, а содержание ее писем не исследовалось и не оглашалось.

Отсутствуют, вопреки доводам стороны защиты, в заключениях судебно-медицинских экспертов и противоречия в части обнаружения в крови и моче трупа Ш этилового спирта.

Проверялись судом и доводы защиты о невозможности причинения Ш имевшихся у него телесных повреждений обнаруженными фрагментами палки, как оценены и доводы о невозможности использования данной палки как орудия преступления вследствие фактического не обнаружения на ней крови. Указанные доводы судом также обоснованно отвергнуты по мотивам, приведенным в приговоре.

Таким образом, приведенные в пригоЕюре доказательства каких-либо противоречий не содержат и в своей совокупности являются достаточными для обоснования вывода суда о виновности осужденных.

Заключения экспертов судом также оценены и правильно как согласующиеся с другими доказательствами приняты во внимание.

Нарушений УПК РФ влекущих отмену или изменение приговора судом не допущено. Не может сложить таким основанием и несвоевременное ознакомление Гомозова с постановлениями о назначении и проведении соответствующих экспертиз, поскольку экспертизы проведены компетентными специалистами, их выводы основаны на результатах тщательно п ро неденных исследованиях, судом оценены в совокупности с другими доказательствами.

Права участников уголовного прои.есса обеспечены надлежаще заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ. Огказ в удовлетворении того-или иного ходатайства не может расцениваться как нарушение принципа состязательности и проявление субъективизма. Данных об обвинительном уклоне, допущенных нарушениях УПК РФ в протоколе судебного заседания не содержится и по делу не усматривается.

Как правильно установил суд, осужденные действовали совместно нанесли множество ударов по голове, телу и конечностям, Казаков ногами, Гомозов - деревянной палкой и ногами, в результате их совместных действий потерпевшему была причинена тупая сочетанная травма тела, образовавшаяся от не ченее чем 23 травматических воздействий, осложнившаяся шоком и повлекшая смерть Ш

При этом, помимо повреждений в области головы, разрывов и повреждений внутренних органов, были причинены переломы ребер и грудины, что свидетельствует о достаточной силе нанесенных ударов т.е. оба действовали с прямым умыслом на убийство.

Не влияет на данный вывод суда и вызов Казакова в последующем после завершения избиения потерпевшего и спустя некоторое время Скорой помощи. В тоже время указанное обстоятельство судом оценено как оказание иной помощи и признано смягчающим наказание обстоятельством.

Действия каждого из осужденных установлены на основе совокупности исследованных доказательств, разграничены и описаны в приговоре.

Мотив деяний также установлен правильно и указан в приговоре- на почве личных неприязненных отношении.

С учетом изложенного квалификация действий Казакова и Гомозова судом произведена правильно - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е убийство, совершенное группой лиц.

Психическое состояние осужденных судом изучено полно и с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения обоих в ходе предварительного расследования и в судебном заседании Казаков и Гомозов правильно признаны вменяемыми.

Наказание в виде лишения свободы обоим назначено с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности каждого из них и с соблюдением принципа индивидуализации.

При этом судом обоснованно принято во внимание совершение преступления Гомозовым в несовер шеннолетнем возрасте, учтены условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц, наказание ему назначено с учетом положений частей 6 и 6.1 ст. 88 УК РФ.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, оснований для применения положений ст. 64, 73 УК РФ, для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. ] 5 УК РФ судом не установлено Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Заявленный гражданский иск о компенсации морального вреда разрешен в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени перенесенных Ш братом убитого, нравственных страданий, степени вины каждого из виновных, их материального положения. Размер компенсации соответствует всем обстоятельствам, в т.ч. требованиям разумности и справедливости.

Доводы Казакова о необоснованном взыскании с него процессуальных издержек за участие адвоката на предварительном следствии в связи с отказом от защитника несостоятельны.

Как следует из материалов дела, действительно Казаков в письменном виде (т. 1 л.д. 116) отказывался от участия защитника. Вместе с тем свой отказ он мотивировал «тяжелым материальным положением что не может расцениваться как отказ от защитника, влекущий освобождение от возмещения процессуальных издержек. При этом, из протокола судебного заседания видно, что Казаков при обсуждении вопроса о распределении процессуальных издержек, в том числе и указанного рода, не просил освободить его от уплаты процессуальных издержек, заявлении о своей имущественной несостоятельности в целом не делал.

Предусмотренных законом оснований для освобождения осужденных полностью или частично от возмещения имеющихся по делу процессуальных издержек не имеется, в связи с чем, суд обоснованно взыскал с осужденных суммы в возмещение процессуальных издержек.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Архангельского областного суда от 3 августа 2015 года в отношении Казакова С А и Гомозова С Э оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Казакова С.А., Гомозова С Э., адвокатов Ситилина М.В Усенко М.М. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 306 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта