Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-О12-42 от 17.07.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №81-012-42

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 17 и ю л я 2 0 1 2 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Фетисова СМ. и Ведерниковой О.Н.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Воротягиной Л.В. и Воротягиной О.А., адвокатов Аржаевой В.В. и Левченко И.И. на приговор Кемеровского областного суда от 26 марта 2012 года, которым

Воротягина О А

не судимая

- осуждена по п.«в» ч.5 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона №97-ФЗ от 4 мая 2011 года) к штрафу в размере 950 тысяч рублей.

На основании ст.72 ч.5 УК РФ с учетом содержания ее под стражей с 20 мая 2010 года по 17 августа 2010 года наказание смягчено до 750 тысяч рублей.

Воротягина Л В,

не судимая

- осуждена по ч.5 ст.ЗЗ - п.«в» ч.5 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона №97-ФЗ от 4 мая 2011 года) к штрафу в размере 800 тысяч рублей.

На основании ст.72 ч.5 УК РФ с учетом содержания ее под стражей с 20 мая 2010 года по 22 мая 2010 года наказание смягчено до 790 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления адвокатов Аржаевой В.В. и Чегодайкина А.Н., поддержавших кассационные жалобы, выслушав мнение прокурора Шаруевой М.В. об оставлении приговора без изменения Судебная коллегия

установила:

приговором признаны виновными и осуждены:

Воротягина О.А. - за получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег в крупном размере за действия в пользу взяткодателя входящие в ее служебные полномочия - окончание исполнительного производства, а также за способствование таким действиям в силу своего должностного положения;

Воротягина Л.В. - за пособничество в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег в крупном размере за действия в пользу взяткодателя, входящие в служебные полномочия должностного лица, за способствование таким действиям в силу должностного положения.

Судом установлено, что преступления совершены в период с 8 апреля по 20 мая 2010 года в г. области при обстоятельствах установленных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденная Воротягина О.А., считая его незаконным, а себя невиновной просит приговор отменить, прекратить уголовное дело в отношении нее в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Она ссылается на то, что не знала о денежных отношениях ее матери и З . Консультации по вопросам исполнительных производств, которые она давала матери изготовление по ее просьбе копии постановления о прекращении исполнительного производства не являются противозаконными, выполнены безвозмездно. Незаконных указаний приставам она не давала. Деньги, изъятые у нее дома, принесены матерью в качестве подарка ребенку. Телефонные разговоры с матерью отношения к З не имеют. Суд дал необъективную оценку доказательствам, не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. Предъявленное ей обвинение суд изменил, нарушив право на защиту. На 16 марта 2010г. исполнительные производства в отношении З не были проверены, она не вводила ее в заблуждение. Суд изменил обвинение, указав, что документы в отношении З она изучила не с конца февраля до 16 марта 2010г., а в иное время: в конце марта - начале апреля 2010г., чем ухудшил ее положение. Указанное органами следствия время дачи указания судебному приставу - исполнителю П 8-12 апреля 2010г. не соответствует действительности и показаниям свидетеля, из которых следует, что рекомендации П она давала в середине марта 2010г. Утверждение суда о том, что она изучала производство до начала апреля, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Согласно обвинению, договоренность с матерью у нее состоялась с 18 марта по 1 апреля из чего следует, что умысел на совершение преступления у нее возник 18 марта 2010 г. Суд изменил обвинение и указал, что умысел на преступление у нее возник 31 марта 2010г., не приведя к тому доказательства. Не дана оценка беседе с З 16 марта 2010г., суд не указал, по каким основаниям отверг данное доказательство ее невиновности. Вывод суда о том, что она не направила ответ на обращение З что создало убеждение о необходимости решения вопроса взяткой, является ошибочным, не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку срок для рассмотрения обращений в 30 дней нарушен не был. Действия З были провокационными. Судом не учтено использование З незаконных способов воздействия на приставов с целью уклонения от исполнения обязательств, что подтверждает наличие у Заммы мотива в ее оговоре. Ссылка суда на то, что утвердив обзорную справку, акты и постановления о невозможности взыскания, она умышленно оставила у себя по одному экземпляру, а П отдала только 2 экземпляра, не соответствует действительности и показаниям свидетеля. Судом сделан ошибочный вывод о том, что она дала незаконное указание П о прекращении производства по З , поскольку такого права у нее не было, а решение П было законным. Обещание матери З о прекращении всех исполнительных производств является неправдивым. Суд в приговоре ухудшил ее положение указав, что их договоренность была в отношении всех исполнительных производств, в том числе находящегося и у пристава К хотя согласно обвинению, она договорилась с матерью о прекращении исполнительного производства, находящегося у П . Утверждение суда об отсутствии провокации взятки со стороны работников правоохранительных органов является необоснованным и опровергается доказательствами. Не учтена заинтересованность З в отстранении ее от работы. Органами

следствия доказательства фальсифицированы, на ее мать оказывалось

незаконное воздействие с целью оговора. Показания следователя и сотрудника

милиции Э в суде являются ложными. Объективных и законных

оснований для проведения ОРМ не было. Заявление З от 3.03.2010г.

составлено «задним числом», чему суд не дал оценку. Наказание, ей

назначенное, является суровым, что свидетельствует о необъективности суда.

Не учтено, что работу и других источников дохода она не имеет, на иждивении

у нее находится малолетний больной ребенок.

- адвокат Аржаева В.В., считая приговор незаконным в части установления вины Воротягиной О.А., просит его отменить, уголовное дело и уголовное преследование прекратить в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Она указывает, что описание преступления и выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и собранным доказательствам. Суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы. Доказательств вины Воротягиной О.А. не имеется, а изложенные в приговоре указывают на мошенничество, совершенное ее матерью - Воротягиной Л.В., использовавшей родственные отношения для получения консультации и введения в заблуждение З о причастности Воротягиной О.А. к правомерным действиям. Доводы Воротягиной О.А. о безвозмездном совершении действий в пользу З и неведении о денежных отношениях между ее матерью и З объективными доказательствами не отвергнуты. Суд нарушил требования ст.307 УПК РФ - в приговоре не приведены мотивы, по которым отвергнуты доказательства подтверждающие невиновность Воротягиной О.А. В нарушение требований ст.252 УПК РФ суд изменил обвинение Воротягиной О.А. Судом нарушены нормы материального права. Описательно-мотивировочная часть приговора содержит противоречия. Суд в приговоре привел оценку доказательств и описание действий Воротягиной О.А., относящихся к совершению незаконных действий, нарушающих установленный порядок и закон. Вывод суда о том, что указания Воротягиной О.А. судебному приставу - исполнителю П были обязательны для исполнения, противоречит ст.ст.14, 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», ст. 12 ФЗ «О судебных приставах», согласно которых у Воротягиной О.А. не было права давать указания судебным приставам о принятии конкретных решений по исполнительным производствам. Из описания преступления в приговоре следует, что совершенные до 31 марта 2010г. действия, описанные судом как начало исполнения объективной стороны преступления, не могут быть оценены как

преступные. Указание в приговоре о нарушении Воротягиной О.А. порядка

приема граждан в конце февраля 20 Юг, неправильном ее поведении с З

16.03.2010г., высказывание ею искаженных сведений о жалобах,

способствование «созданию убеждения» у З , передача матери

информации о встрече с ней и иные действия не образуют состава

преступления. В приговоре не приведены доказательства, подтверждающие

сговор Воротягиных на получение от З денег, совершение Воротягиной

О.А. в пользу З действий под условием получения денег, ее знании о

получении матерью - Воротягиной Л.В. вознаграждения от З Доводы

Воротягиной О.А. о безвозмездности совершении действий в отношении З

в приговоре не отвергнуты. Мнение суда, что предварительный звонок и

приход Воротягиной Л.В. на работу к Воротягиной О.А. после получения денег

от З устанавливает ее осведомленность, ошибочно. Суд не учел, что

сведения, сообщенные З Воротягиной Л.В., являются ложными. Действия

судебного пристава Д по обжалованию решения суда от 09.02.2010г.

подтверждают невиновность Воротягиной О.А. и не согласуются с выводом суда, что 16.03.2010г. после беседы с З она намеревалась помочь З незаконным способом. Невиновность Воротягиной О.А. подтверждается заключением экспертизы №1-1019 текста разговора, состоявшегося 16 марта 2010г. между Воротягиной О.А. и З из которого следует, что З пришла к Воротягиной для решении вопроса незаконным способом, на что получила отказ, и совершала провокацию взятки, а у Воротягиной не было умысла на совершение преступления. Пояснения свидетелей З и Каширской Н.В. в суде о ненадлежащем исполнении судебных решений в отношении З ее показания, что у нее денег не требовали, факт снятия в конце февраля 2010г. ареста с автомобилей должника подтверждают доводы о провокации взятки со стороны З наличии у нее мотива в оговоре Воротягиной О.А. и создании видимости о вымогательстве у нее взятки. Вывод суда о затягивании решения вопроса об окончании исполнительного производства и создании у З убеждения в невозможности разрешения сложившейся ситуации не соответствует объективным обстоятельствам, показаниям свидетеля П и ст. 12,13 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» №59- ФЗ, которым установлен срок рассмотрения обращения граждан в 30 дней Мотивы, отвергающие доказательства о провокации взятки, и доказательства в подтверждение вывода суда о наличии оснований для проведения оперативного эксперимента в отношении Воротягиной в приговоре не приведены. В нарушение ст.252 УПК РФ суд установил, что Воротягина О.А. изучила сводное производство и определила отсутствие препятствий для прекращения производства в иной период времени, а не с конца февраля по 15 марта 2010г как указано в обвинении. Ей не предъявлялось обвинение в том, что

16.03.2010г. она обещала З помочь, чем ухудшено положение обвиняемой и нарушено право на защиту. Исключив из обвинения встречи Воротягиной Л.В. и З 18 марта 2010г., Воротягиной О.А. и З 31.03.2010г. в бильярдной, предложение Воротягиной Л.В. о единоличной помощи З в решении вопроса, указывающие на провокацию взятки со стороны З дополнив обвинение показаниями Воротягиной Л.В. о возможности совершения этих действий только с Воротягиной О.А., суд изменил обвинение ухудшив ее положение. Обвинение в том, что мать сообщила ей условия

передачи второй части взятки, как это указано в приговоре, Воротягиной О.А.

не предъявлялось. Ссылки суда на то, что Воротягина О.А. в период с 8 по 12

апреля 2010г. дала указание приставу П о подготовке только части

сводного исполнительного производства, противоречат времени изучения ею

исполнительного производства, фактическим обстоятельствам, и не

подтверждаются показаниями свидетеля П Суд не указал, какие

конкретные действия совершила Воротягина О.А. для вынесения приставом

П постановления. Не учтены показания свидетеля П о

законности действий Воротягиной О.А. по прекращению производства в

отношении З что подтверждается и другими доказательствами.

Нарушение П порядка окончания исполнительного производства

является формальным и не указывает на состав преступления в действиях Воротягиной О.А. При назначении наказания судом не соблюдены требования ч.З ст.46 УК РФ - не учтено, что Воротягина О.А. не работает и не имеет доходов, страдает серьезными заболеваниями, на иждивении у нее находится больная малолетняя дочь. Назначенное наказание свидетельствует о необъективности суда. В нарушение ст. 14 УПК имеющиеся сомнения в виновности Воротягиной суд не истолковал в ее пользу.

- осужденная Воротягина Л.В. просит приговор отменить, уголовное преследование в отношении нее прекратить. Она считает квалификацию ее действий незаконной и ссылается на то, что собранным доказательствам суд дал необъективную оценку. Суд не учел, что инициатива встреч происходила от З во время которых та спровоцировала ее взять деньги, вследствие чего она решила взять их лично для себя. О том, что З обещала отблагодарить и о своих действиях дочери она не говорила. З она обманывала, что дочь была в курсе событий. Дочь ничего не знала, при вопросах об окончании исполнительного производства раздражалась. рублей она принесла для внучки в качестве подарка и на продукты. Телефонные разговоры с дочерью о деньгах к ситуации с З не имеют отношения. В ее действиях может быть состав преступления, предусмотренного ст. 159 ч.2 УК РФ, однако поскольку З сама ее нашла и предложила деньги, то состава преступления в ее действиях не имеется.

- адвокат Левченко И.И., не соглашаясь с приговором, просит его отменить. Она считает, что имела место провокация преступления. Суд не учел показания З о том, что инициатива встречи с Воротягиной Л.В. исходила от нее. З различными способами сама предложила и навязала Воротягиной Л.В. деньги, создала условия, способствующие их вручению. Активных действий со стороны Воротягиной Л.В. к этому не было. Формально действия Воротягиной Л.В. можно квалифицировать как мошенничество, однако в силу того, что имела место провокация преступления, в ее действиях отсутствует состав указанного преступления. Вывод суда, что аудио-видео записи содержат сведения об осведомленности Воротягиной О.А. в противоправных действиях ее матери Воротягиной Л.В. во взаимоотношениях с З не основан на достоверных доказательствах. Воротягина О.А. не знала о намерениях матери получить от З деньги. Достоверных доказательств того, что полученные Воротягиной Л.В. денежные средства являются взяткой обвинением не предоставлено. Поэтому уголовный закон применен неправильно, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В возражениях государственный обвинитель Луценко Г.Е просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, предусмотренные ст.73 УПК РФ, судом установлены правильно.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе, виновность осужденных в совершении преступлений подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Так, свидетель З суду показала, что с 2008 года в службе судебных приставов г. находились на исполнении исполнительные листы по взысканию с нее долгов по решениям арбитражных судов Предпринимательская деятельность была завершена, оплачивать долги было нечем, имевшееся имущество было арестовано.

Исполнительные производства то объединяли, то разъединяли, какая сумма долга осталась, она не знала. Зимой 2010 года, узнав, что если должник не состоятелен в течение 3-х лет, то его исполнительные производства по долгам можно закрыть, она спрашивала у пристава К о возможности это сделать. Та ответила, что одна не может закрыть производство, для этого надо обратиться к начальнику службы судебных приставов. По этому вопросу и аресту машины она обращалась и к приставу Д , которая также отправила ее к Воротягиной О.А.

В конце февраля 2010 года, после того, как К опять отправила ее к Воротягиной О.А., она зашла к той, сказала о решении суда о снятии ареста с автомобиля мужа и спросила, можно ли как - то решить вопрос о прекращении исполнительного производства. Воротягина О.А. ей ответила разве она не знает, как решаются эти вопросы? Указав на занятость и большой объем исполнительного производства, обещала его посмотреть, и предложила записаться на прием.

16 марта 2010 года она пришла на прием к Воротягиной О.А., на столе у которой лежали две папки исполнительных производств в отношении ее. В ходе приема она говорила Воротягиной О.А. о своей неплатежеспособности и просила решить вопрос с окончанием производств. Воротягина О.А. ей сказала что она богатая женщина и должна платить. Сказала: «Вы не знаете, как решить такие вопросы? Чем могу - помогу, держать не буду, после изучения производства будем говорить». В течение последующих двух недель ответа не было. Суд отменил решение об аресте автомобиля, но вопрос приставами не решался, даже о проведении его техосмотра.

Обладая информацией, что все надо делать через Воротягину Л.В., она обратилась к ней за помощью. С этой целью встретилась с ней, просила помочь разрешить вопрос, на что Воротягина Л.В. сказала, что такие вопросы без дочери не решает и поговорит с ней, после чего скажет, что ей делать. О вознаграждении и деньгах они не говорили. В начале апреля по предложению Воротягиной Л.В. они, встретившись у магазина, прошли в парк, где Воротягина Л.В. на снегу написала цифру которую сразу стерла. На вопросы Воротягина Л.В. дала понять, что безвозмездно все не делается. На ее ответ о сложности найти сразу такую сумму, Воротягина Л.В. сказала, что производства закроют после того, как она отдаст все деньги, и через 5 дней Воротягина Л.В. покажет ей постановление о прекращении исполнительного производства.

8 апреля ей было вручено рублей тысячными купюрами предварительно изготовлены их копии. Когда они встретились, она сказала Воротягиной Л.В., что смогла найти только рублей, остальную сумму отдаст позже, спросила ее, согласна ли она с этим, на что Воротягина Л.В сказала положить в ее сумку деньги, после чего пересчитывать их не стала. Она попросила у Воротягиной Л.В. документ в подтверждение того, что вопрос решается, на что та пообещала обговорить этот вопрос с Воротягиной О.А. В этот же день Воротягина Л.В. позвонила ей и сказала, что «все в силе».

В мае Воротягина Л.В. показала ей постановление о прекращении производства по иску фабрики, после чего они, предварительно договорившись, встретились на том же месте. Она принесла рублей

купюрами, с которых были заранее сделаны копии. После передачи ей денег, Воротягина Л.В. показала ей то же постановление. На вопрос когда она увидит постановление о прекращении всех ее производств Воротягина Л.В. ответила, чтобы она не беспокоилась, все будет сделано, они встретятся и она покажет ей постановление о прекращении всех исполнительных производств, после чего она получит их по почте из службы судебных приставов.

Из актов оперативного эксперимента и личного досмотра следует, что Воротягина, будучи задержанной после встречи с З выдала из сумочки пачку банкнот, достоинством по рублей каждая, на общую сумму рублей, по номерам сходных с ранее изготовленными копиями Также в сумке Воротягиной Л.В. был обнаружен документ, который она попыталась порвать - постановление о возвращении исполнительного производства, по которому взыскание не производилось или произведено частично, в отношении должника З подписанное судебным приставом - исполнителем П и утвержденное начальником службы судебных приставов по г старшим судебным приставом Воротягиной О.А. 13.04.2010г., предназначенное, со слов Воротягиной Л.В., для З (т.1 л.д.104 - 106, 124 - 128).

Из протокола обыска видно, что в квартире Воротягиной О.А. изъяты денежных купюр, достоинством рублей каждая, как она указала принесенных Воротягиной Л.В. (т.1 л.д.173 - 174).

Согласно протоколу осмотра, изъятые в квартире Воротягиной О.А денежные купюры имеют номера, идентичные номерам купюр из списка переданных 8 апреля 2010 года свидетелю З для оперативного эксперимента (т.2 л.д.49 - 50).

Кроме того, виновность осужденных объективно подтверждается показаниями свидетелей П К Н М С Ш Э Ш Л А протоколами: осмотра места происшествия (т.2 л.д.1-3), осмотра и прослушивания видеозаписей и фонограмм (т.2 л.д.31- 41, 80-83, 84 - 90, 91 - 96, 97 - 101), осмотра детализации телефонных звонков (т.2 л.д.6-9), осмотра предметов (т.2 л.д.26 - 27, 54 - 56, 59 - 62, 6 4 - 6 6 , 112- 114, т.З л.д.30 - 35, 36 - 119), обыска (т.1 л.д. 157-158), задержания (т.1 л.д.186- 188), выемки (т.1 л.д.204 - 207); актами оперативного эксперимента, осмотра пометки, ксерокопирования, выдачи денежных купюр (т.1 л.д. 94-96, 124-128), заключениями экспертиз: почерковедческой (т.2 л.д.217 - 220) и технической (т.2 л.д.221 - 223), реестром почтовых отправлений (т.2 л.д.63), утвержденным исполняющей обязанности начальника отдела судебных приставов Воротягиной О.А. постановлением от 17.11.2009г. № судебного пристава - исполнителя Д о наложении запрета на снятие с учета изменение регистрационных данных, проведение государственного технического осмотра автомобиля регистрационный №

находящегося в собственности должника З (т.З л.д. 182), решением Междуреченского городского суда от 9 февраля 2010 года о признании этого постановления незаконным и другими материалами дела.

Указанные доказательства согласуются между собой, дополняются и взаимно подтверждаются. В совокупности они опровергают утверждения осужденных о невиновности Воротягиной О.А. и Воротягиной Л.В. в инкриминируемых им преступлениях, о неправдивости обещания последней должнику З прекращения исполнительных производств и появлении денег, переданных З в квартире Воротягиной О.А. независимо от ее действий.

Вопреки доводам стороны защиты, уголовное дело рассмотрено всесторонне и полно. Судом дана объективная оценка всех доказательств в соответствии с правилами, предусмотренными ст.88 УПК РФ.

Показания и версии обвиняемых, противоречащие установленным в приговоре обстоятельствам, а также недопустимые доказательства суд отверг приведя к тому мотивы в соответствии со ст.307 УПК РФ. Имевшиеся противоречия, не влияющие на оценку законности приговора, судом устранены.

Ссылки Воротягиной О.А. на то, что она не давала незаконных указаний и адвоката Аржаевой В.В., что суд не указал, какие конкретные действия совершила Воротягина О.А. для вынесения постановления приставом П противоречат материалам дела.

В частности, свидетель П показала, что Воротягина О.А вернула ей сводное исполнительное производство в отношении З с устным указанием окончить производство по фабрике без исполнения, с возвращением исполнительного документа, и попросила сделать это побыстрее, несмотря на то, что по закону сводное производство оканчивается все сразу. Относительно производств по другим искам к З Воротягина О.А. сказала, что такое же решение будет и по ним. Через некоторое время Воротягина напомнила ей о прекращении производства в кратчайшие сроки.

Из показаний свидетеля С - заместителя начальника УФССП по области следует, что в рамках контроля за работой своевременным, полным и правильным выполнением сотрудниками подчиненного подразделения обязанностей, возложенных на судебных приставов - исполнителей, старший судебный пристав - начальник отдела службы судебных приставов, выполняя должностные обязанности согласно служебному контракту и должностному регламенту, а также требованиям федерального законодательства, обязан проверять дела исполнительных производств, находящиеся в производстве подчиненных ему приставов, давать по ним указания и рекомендации о проведении дальнейшей работы. Указания руководителя оформляются в письменной форме, заверяются подписью руководителя и обязательны для исполнения подчиненными. Старший судебный пристав, в данном случае Воротягина О.А., не вправе отдавать указание о прекращении (окончании) исполнительного производства. Сводное исполнительное производство от 15.04.2008 года состоящее из исполнительных производств, на общую сумму рублей должно было быть прекращено все. Каких-либо законных причин для прекращения производства по частям не имеется, такое действие не предусмотрено.

Доводы стороны защиты о безвозмездности действий Воротягиной О.А по исполнительным производствам в отношении З а также о том что Воротягина О.А. не знала о действиях Воротягиной Л.В. и ее отношениях с З судом первой инстанции тщательно исследовались и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Как видно из протоколов осмотра и прослушивания аудио и видеозаписей после ознакомления с документом - постановлением о возвращении исполнительного (производства), представленным Воротягиной Л.В., на вопрос З о возможности возобновления производства Воротягина Л.В. ответила отрицательно, указав, что этот вопрос она спрашивала у О . На вопрос - все ли производства в отношении ее будут закрыты за общую сумму Воротягина Л.В. сказала, что она с О разговаривала и та ей сказала, что эту сумму она определила - значит, она З закроет все, а постановление о прекращении производства Воротягина Л.В. принесла, так как О сказала показать его и убедить З , что все нормально и это не подстава.

При встрече 20.05.2010г. Воротягина Л.В. сказала, что дочь просила чтобы З не переживала, остальные действия - ее головная боль, с исполнительным производством она все уже отрегулировала. На сомнения З Воротягина Л.В. сказала: «Неужели она себя будет подставлять». После получения рублей и возврата ей документа, Воротягина Л.В. сказала З что как только закроется (исполнительное производство), дочь издаст распоряжение и также передаст документ, который она (Воротягина Л.В покажет, о котором дочь даст указание, чтобы его выслали З (т.2 л.д.91 - 96,97-101).

Оценив изложенные сведения в совокупности со всеми исследованными доказательствами, суд правильно пришел к выводу, что характер фраз и высказываний Воротягиной Л.В., стремление к конспирации разговора, время телефонных соединений между ней и Воротягиной О.А., в том числе предварительный звонок и приход к последней на работу после получения денег от З информированность Воротягиной Л.В. о действиях Воротягиной О.А. по исполнительному производству в отношении З подтверждают не только осведомленность Воротягиной О.А. о действиях ее матери Воротягиной Л.В. в отношении З но и то, что сумму вознаграждения за совершение в пользу З действий, входящих в служебные полномочия Воротягиной О.А. и за способствование таким действиям, определила сама Воротягина О.А., а ее мать - Воротягина Л.В. в данном случае выступает как посредник между Воротягиной О.А. и З

Поэтому оснований для квалификации действий Воротягиной Л.В. как мошенничество, у суда не имелось.

Проверялись судом и доводы подсудимых о провокации взятки со стороны З и органов милиции - своего подтверждения в судебном заседании они не нашли и отвергнуты, вопреки доводам адвоката Аржаевой В.В., с приведением в приговоре надлежащих мотивов.

В соответствии со ст.304 УК РФ под провокацией взятки понимается попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

Таких условий в действиях З и сотрудников милиции по данному делу не усматривается.

При оценке характера обращения З к Воротягиной Л.В. суд пришел к правильному выводу о том, что просьбы З не исключали свободу выбора осужденных совершать или не совершать преступление выявив их инициативу в получении взятки.

Суд обоснованно не усмотрел каких-либо уважительных причин, в силу которых нельзя верить показаниям свидетеля З свидетельствующим об обстоятельствах ее обращения к начальнику отдела службы судебных приставов по г. Воротягиной О.А., которая по существу уклонилась от разрешения вопроса З пока не была передана первая часть затребованного от нее вознаграждения.

Судом также установлено, что З и сотрудники милиции действовали в рамках Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а Воротягина О.А. предварительно дала согласие на получение денег через Воротягину Л.В. и сама установила размер взятки.

Поэтому требования стороны защиты об отмене приговора в отношении Воротягиной О.А. и Воротягиной Л.В. нельзя признать основанными на законе.

Как видно из материалов уголовного дела, оперативно-розыскные мероприятия - оперативные эксперименты, проводились в отношении Воротягиных О.А. и Л.В. не по заявлению З а в рамках ДПОП в связи с наличием информации о подготовке к преступлению. Поэтому доводы осужденной Воротягиной О.А. об отсутствии оснований для проведения в отношении ее ОРМ и составления З «задним числом» заявления в комиссию по борьбе с коррупцией нельзя признать состоятельными.

Вопреки доводам адвоката Аржаевой В.В., обжалование судебным приставом Д решения суда от 9 февраля 2010г. о незаконности ее действий не ставит под сомнение виновность Воротягиной О.А. и подтверждает показания свидетеля З о создавшейся ситуации.

Разговор, состоявшийся 16 марта 2010г. между Воротягиной О.А. и З,

сам по себе не подтверждает невиновность осужденной, а в совокупности с другими доказательствами опровергает утверждение адвоката Аржаевой ВВ. об отсутствии у Воротягиной О.А. умысла на совершение преступления и неправильности вывода суда о затягивании решения вопроса об окончании исполнительного производства с созданием у З убеждения в невозможности разрешения сложившейся ситуации.

С учетом показаний свидетеля П о том, что Воротягиной О.А. она передавала документы в 3-х экземплярах, а после утверждения и получения их обратно, не проверяя наличие всех экземпляров, сдала в канцелярию для регистрации и отправки, показаний свидетеля Н о порядке регистрации и отправки документов, сведений, содержащихся в протоколах осмотра исполнительного производства по иску мебельной фабрики к З №158 (80) по исполнительному листу № от 07.09.2007г. (т.З л.д.30 - 35, 36 - 119) и журнала исходящей корреспонденции отдела службы судебных приставов по г а также в реестре почтовых отправлений № от 21.04.2010г. (т.2 л.д.63) суд обоснованно указал что осужденная умышленно оставила у себя по одному экземпляру документов, а П отдала только 2 экземпляра.

Вопреки утверждению стороны защиты, ответ З в суде, что Воротягина Л.В. ей не говорила, что деньги предназначены для передачи Воротягиной О.А., не оправдывает последнюю, поскольку при допросе свидетель также показала, что Воротягина Л.В. в разговоре дала понять, что безвозмездно вопрос не решается.

Доводы адвоката Аржаевой В.В. о формальности нарушения свидетелем П порядка окончания исполнительного производства не влияют на оценку действий осужденных.

У суда первой инстанции сомнений в виновности Воротягиной О.А. не имелось, поэтому ссылки стороны защиты на то, что суд не истолковал их в пользу обвиняемой, являются несостоятельными.

Юридическая оценка действий осужденных судом дана верная.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора не допущено.

Требования ст.252 УПК РФ судом соблюдены.

Согласно обвинительных документов Воротягина О.А. обвинялась в том что являясь должностным лицом и действуя через посредника Воротягину Л.В содействовавшую совершению преступления советами, указаниями предоставлением информации, заранее обещавшую и принявшую от З

а затем передавшую взятку в сумме рублей, получила в период с 8 апреля по 20 мая 2010 года взятку в виде денег в общей сумме рублей, то есть в крупном размере, за действия в пользу взяткодателя, которые входили в служебные полномочия Воротягиной О.А. и которым она могла способствовать в силу должностного положения: принятие решения об окончании сводного исполнительного производства в отношении должника З без взыскания, дачу указаний судебному приставу-исполнителю об окончании исполнительного производства без взыскания, утверждение составленных судебным приставом-исполнителем акта о невозможности взыскания, постановления о возвращении исполнительного документа взыскателю, заверение гербовой печатью отдела судебных приставов по г.Междуреченску составленных приставом документов.

Как видно из приговора, Воротягина О.А. осуждена за те же действия, в связи с чем ссылки адвоката Аржаевой В.В. на то, что действия Воротягиной О.А. в период с конца февраля по 31 марта 2010 года не образуют состава преступления, что указание суда на ее обещание 16 марта 2010г. помочь З ухудшает положение осужденной и нарушает ее право на защиту, признаются несостоятельными.

Те обстоятельства, что судом указаны иное время изучения документов в отношении З и дачи указания судебному приставу - исполнителю П , что Воротягина Л.В. сообщила Воротягиной О.А. о получении ею денег в сумме рублей и рассказала об условиях передачи З второй части взятки - не свидетельствует об изменении обвинения осужденных и ухудшении их положения.

Указание суда о том, что Воротягины договорились о получении от З незаконного вознаграждения 31 марта 2010г., не изменяет обвинение, согласно которому эти действия состоялись в период с 18 марта по 1 апреля 2010г.

Вопреки доводам осужденной, суд в приговоре не указывал о договоренности на прекращении исполнительного производства, находящегося у пристава К

Как видно из материалов дела, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты, в том числе подсудимые активно пользовались правами, предоставленными законом, исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

С учетом изложенного доводы Воротягиной О.А. о необъективности суда и нарушении ее права на защиту не могут быть приняты во внимание.

Данных о фальсификации уголовного дела в отношении осужденных не имеется. Показания свидетеля Э принятые судом во внимание подтверждаются приведенными в приговоре доказательствами.

Показания Воротягиной Л.В. во время предварительного следствия в качестве доказательств виновности осужденных в приговоре не приведены поэтому ссылки Воротягиной О.А. о незаконном воздействии на ее мать не влияют на оценку законности судебного решения.

Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе указанных в кассационной жалобе осужденной Воротягиной О.А., данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление.

При наличии в санкции закона наказания в виде лишения свободы наказание в виде штрафа не может быть признано суровым.

С учетом изложенных обстоятельств оснований к удовлетворению кассационных жалоб у коллегии не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 26 марта 2012 года в отношении Воротягиной О А и Воротягиной Л В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Воротягиной Л.В. и Воротягиной О.А., адвокатов Аржаевой В.В. и Левченко И.И. - без удовлетворения Пред седател ьству ющ и и Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 304 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта