Информация

Решение Верховного суда: Определение N 64-О12-11 от 24.10.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №64-012-11

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 24 о к т я б р я 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Фетисова СМ. и Русакова В.В.

при секретаре Проценко Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Голубева В.В. на приговор Сахалинского областного суда от 30 июля 2012 года, которым

Голубев В В

не судимый,

- осужден по п.«в» ч.5 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ) с применением ст.64 УК РФ к штрафу в размере десятикратной суммы взятки - 13 250 000 (тринадцати миллионов двухсот пятидесяти тысяч) рублей.

В соответствии с ч.З ст.47 УК РФ Голубев В.В. лишен права занимать должности, связанные с выполнением властных и организационно распорядительных функций в государственных, надзорных и контролирующих органах сроком на три года.

На основании ч.5 ст.72 УК РФ с учетом времени содержания его под стражей во время предварительного расследования назначенное Голубеву В.В наказание смягчено до 8 000 000 (восьми миллионов) рублей.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступление осужденного Голубева В.В. и адвоката Шилова И.П., поддержавших кассационную жалобу, мнение прокурора Лох Е.Н. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

приговором Голубев В.В. признан виновным и осужден за получение должностным лицом лично взятки в виде денег, в крупном размере, за бездействие в пользу взяткодателя.

Судом установлено, что преступление совершено 16 сентября 2009 г. в городе области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Голубев В.В просит приговор отменить, уголовное дело прекратить. В обоснование он ссылается на то, что судом нарушены нормы материального и процессуального права. Протокол осмотра места происшествия от 16.09.2012 г. и все изъятое в ходе его проведения признаны судом недопустимыми доказательствами. В его отношении была провокация взятки посредством незаконного проведения оперативно-розыскных мероприятий. Приговор основан на противоречивых показаниях свидетелей, недопустимых доказательствах, в том числе сфальсифицированных на стадии производства ОРМ и следствия, и предположениях. Суд не полно и не объективно исследовал материалы дела Его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В материалах уголовного дела отсутствуют документы, указывающие на происхождение и законность использования в оперативном эксперименте каких либо денежных средств. Органы следствия не предоставили ему возможность ознакомиться с вещественными доказательствами - денежными средствами что нарушило его права и затруднило доступ к правосудию. Не были рассмотрены доводы о фальсификации расписки И о возвращении 17.09.2009г. сотрудником УВД по области В денежных средств. Судом не исследовалась законность использования В при проведении ОРД личных денежных средств. Действия следователя П по возвращению предмета преступления вещественных доказательств - денежных средств в ОРЧ КМ (по линии БЭП УВД по области, являются незаконными и противоречат требованиям ст.82 УПК РФ. Показания свидетеля И об обстоятельствах передачи ею денег В противоречивы. Акт осмотра и вручения денежных купюр участнику оперативно-розыскного мероприятия оперативный эксперимент с применением наблюдения с осуществлением негласной аудиовидеозаписи переговоров №5\1811с от 16 сентября 2009г является недопустимым доказательством, поскольку в нем указано, что пересчет и светокопирование денежных средств начаты в 07ч. 30 мин до 08ч. 25 минут, что противоречит показаниям свидетеля И о займе денег В не утром. В материалах дела отсутствуют сведения (квитанции, акты) о приеме-передаче вещественных доказательств - денежных средств, что свидетельствует об отсутствии предмета взятки и незаконности обвинительного приговора. Показания в суде 25.06.2012г. свидетеля П о передаче денег Голубеву В.В. при просмотре ОУВ от 16.09.2009г. своего подтверждения не нашли. В суде не подтверждены, в том числе при просмотре видеозаписей от 14.08.2012г., показания свидетеля А о том, что Голубев В.В сказал, что они работают 50 на 50, то есть ему должен передать рублей. Суду не был предоставлен и не исследовался конверт с денежными купюрами на сумму рублей, являвшийся приложением к Акту № 5М815 от 16 сентября 2009г. «Осмотра и изъятия денежных купюр, в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия - оперативный эксперимент». В результате того, что не были приняты меры по сохранности оригиналов аудио видео-записей осмотра места происшествия от 16.09.2009г., оперативно розыскных мероприятий от 14 и 20 августа, 8 и 16 сентября 2009г. были нарушены его права, вследствие чего он был лишен возможности в суде сослаться на указанные оригиналы, доказывающие его невиновность, а также провести экспертизу для установления фактов фальсификации представленных фонограмм. Суд не учел, что представленные записи имели неоднократную перезапись, являются копиями, незаверенными надлежащим образом. На упаковках конвертов с дисками с аудио-видео-записями ОРМ отсутствуют отметки следователя П о том, что конверты вскрывались впоследствии опечатывались, заверялись подписями свидетелей, что противоречит протоколу допроса обвиняемого от 29 сентября 2009г., согласно которому следователем демонстрировались указанные диски обвиняемому и его защитникам. Ходатайство об истребовании оригиналов аудио-видео-записи ОРМ, хранящейся на диске видеокамеры, судом не удовлетворено. Протокол осмотра и прослушивания фонограмм от 17.09.2009г. составлен с нарушением п. 10 ст. 166 УПК РФ и с копиями записей является недопустимым доказательством. Показания свидетеля П о том, что два следственных действия - допрос и прослушивание фонограмм проводились одновременно, не получили оценки суда. Указание, что свидетель П подтвердил объявление следователем перерыва во время просмотра и прослушивания аудио-видео-записей, противоречит обстоятельствам установленным в судебном процессе. Суд не принял во внимание, что время записи файлов, указанное в их графических свойствах, не соответствует времени, указанному в актах. Не учтены показания специалиста Ч что

изменения сведений о времени записи файлов на дисках могли быть внесены

пользователем. В приговоре не отражено, что в нарушение требований п.2 ст.46 УПК РФ он был допрошен через 29 часов после фактического задержания

16.09.2009г. Оперативные документы: акты №5\1800с от 16 сентября 2009г., №5\1819с от 14 августа 2009г., №5\1819с от 15 сентября 2009г., постановление

№5\1819с от 14 августа 2009г., акты №5\1801с от 16 августа 2009г, №5\1819с от

15 сентября 2009г., №5\1809с от 08 сентября 2009г., №5\1812с от 12 сентября

2009г. вызывают сомнения, составлялись задним числом с нарушениями

ведомственных приказов и инструкций по делопроизводству и секретному документообороту, что свидетельствует об их фальсификации. Суд не учел его заявление о том, что 16.09.2009г. при составлении протокола осмотра места происшествия в отношении его была провокация взятки, деньги были подложены в кабинет в его отсутствие. Доказательств того, что он вымогал деньги, что он нашел П П и предлагал им осуществлять незаконный вылов за 50%, сторона обвинения в суде не предоставила. В суд не была представлена информация об основаниях заведения дела оперативного учета и проведения в его отношении оперативно-розыскных мероприятий. Не дана оценка суда тому, что должностной регламент начальника отдела государственного надзора и охраны водных биоресурсов по району им не подписан. Справка о том, что оперативный сотрудник ГБЭП ОВД по МО

располагал оперативно-значимой информацией от 11.05.2009, 09.06.2009г., предъявленная стороной обвинения, не соответствует его назначению специалистом 13 мая 2009г. В момент поступления информации он не являлся субъектом взятки, не мог готовить и совершать данное преступление, поэтому были нарушены ст.ст.8, 10 Закона об ОРД. Ничего не предполагало, что преступление было бы совершенно без вмешательства оперативно-розыскного органа, который не ограничился пассивным фиксированием предполагаемой преступной деятельности, а инициировал проведение оперативно-розыскного мероприятия. Инициирование оперативными работниками оперативно-розыскных мероприятий подтверждается показаниями П о том, что П по его просьбе познакомил его с Голубевым В.В. Показания П о времени, когда он познакомился с Голубевым, противоречат фактической дате назначения его на должность Утверждение П , что предложение работать 50\50 исходило от Голубева видеозаписью не подтверждается. Копии записей при ОРМ не заверены надлежащим образом печатями и подписями следователя. Суд не учел, что в нарушение Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сотрудник милиции В при проведении оперативного эксперимента использовал сведения о принадлежащем У автомобиле без согласия собственника. В суде Акты выдачи и возврата икры стороной обвинения представлены не были. Показания свидетеля А противоречат показаниям свидетеля В о том, что браконьеров, в том числе на автомобиле он не видел. Не приняты во внимание показания свидетелей Н К В Х о том, что они имели право самостоятельно выезжать на реки, не зависимо от его указаний, что он не давал указаний не проверять какие-либо реки, предприятия и автотранспорт Совместные выезды осуществлялись К с ГИМС, береговой охраной ФСБ, ихтиологами, Н с охотоведами. Следствие не допросило граждан Л Р Л участвовавших в оперативном эксперименте, что лишило его возможности задать им вопросы и нарушило право на защиту. Показания свидетелей П и П о

комплектовании бригады для имитации незаконной добычи рыбы

противоречивы. Судом было отказано в удовлетворении ходатайств от

14.05.2012г. и 05.07.2012г. о проведении почерковедческой экспертизы в отношении документов с подписью С . Протокол его допроса от 05.10.2009г. оформлен в нарушение задним числом, является недопустимым доказательством. Во время, указанное в протоколе, следственные действия с ним не проводились. Его признательные показания не соответствуют действительности.

В возражениях государственный обвинитель Куренной Ю.А. просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, предусмотренные ст.73 УПК РФ, судом установлены правильно.

Ссылки осужденного на фальсификацию доказательств материалами дела не подтверждаются

Вопреки его доводам, виновность Голубева в совершении преступления подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне объективно исследованными судом и приведенными в приговоре.

Ссылки Голубева об отсутствии доказательств того, что он предлагал П иП осуществлять незаконный вылов рыбы за 50% выручки от продажи рыбопродукции опровергаются показаниями указанных свидетелей и другими доказательствами.

Так, свидетель П (он же А показал суду что летом 2009 года он обратился за помощью в беспрепятственной добыче рыбы к «С (П познакомившим его с Голубевым который за предоставление возможности без лицензии ловить рыбу и заготавливать икру потребовал взятку в сумме 50% от суммы реализованной икры. Была достигнута договоренность о браконьерском вылове рыбы на реке,

по окончанию которого они должны были передать тому взятку в размере 50% вырученных денег от реализованной икры, а Голубев не должен направлять на реку своих подчиненных для инспектирования. Об изменениях или проверках, которые могли повлечь их обнаружение, Голубев должен был информировать их по спутниковой связи. Впоследствии они неоднократно созванивались с Голубевым и тот сообщал, что на реку должны прийти ихтиологи, поэтому им нужно на время уйти подальше в лес, чтобы остаться незамеченными.

На предложение сотрудника ОБЭП В принять участие в оперативно-розыскных мероприятиях он дал согласие. В ходе оперативного эксперимента ему выдавались орудия лова и обработки рыбы, икры автомобиль марки икра в куботейнерах. Он с другими лицами имитировал вывоз икры с реки на автомобиле, о времени вывоза икры ставил в известность Голубева, который обеспечивал ее безопасный вывоз - направлял своих подчиненных на другие реки, сам должен был находиться на трассе и сообщать, есть ли на дороге посты. Он сообщил Голубеву о том, что заготовил 6 тонн икры, которую необходимо вывезти. 16 сентября 2009 года оперативными сотрудниками ему были переданы деньги в сумме рублей для передачи Голубеву взятки. В кабинете Голубева он сообщил тому что реализовал икру на сумму рублей и передал, положив Голубеву на стол, взятку- деньги в сумме рублей, после чего тот был задержан.

Свидетель П суду показал, что в мае 2009 года встречался с Голубевым, чтобы договориться о незаконной добыче рыбы горбуши в реке в

районе для заготовки икры, на что тот согласился и потребовал взятку в размере 50% от суммы, вырученной от продажи икры. Он и П («А ) встретились в кабинете у Голубева, который подтвердил ранее обговоренные условия. Для обеспечения свободного вылова рыбы в реке

и безопасного вывоза полученной рыбопродукции Голубев должен был в период планируемого лова рыбы направлять своих подчиненных на другие реки района, а также сообщать им о возможных проверках контролирующих органов.

Свидетели П иП предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Их показания согласуются с показаниями Голубева В.В., который в ходе предварительного расследования пояснил, что он занимал должность начальника отдела государственного контроля, надзора и охраны водно-биологических ресурсов по району области. 14 августа 2009 года к нему в рабочий кабинет пришли А иС сообщившие, что хотят незаконно добыть на реке для заготовки икры, ее последующей продажи и попросили не мешать им. Испытывая материальные трудности, за взятку в размере 50 % от суммы полученного дохода от реализации незаконно заготовленной продукции он согласился с предложением А иС не препятствовать в незаконной добыче рыбы на реке . Также он сказал, что не будет направлять на реку своих сотрудников для инспектирования, а в случае инспектирования реки другими лицами он будет своевременно сообщать им об этом. Для поддержания постоянной связи они обменялись номерами телефонов впоследствии неоднократно встречались лично и связывались по телефону. А иС постоянно держали его в курсе происходящей добычи рыбы, обговаривали с ним время и безопасность вывоза заготовленной икры.

16 сентября 2009 года в обеденное время к нему, предварительно позвонив, пришел А сказал, что он реализовал заготовленную икру на рублей, и, согласно договоренности, в качестве взятки передал положив ему на стол рублей банкнотами по рублей (т.1 л.д.207- 216).

Из показаний свидетелей Н К П Р В следует, что в 2009 году расстановкой сил по инспектированию рек в районе в нерестовый период занимались начальник отдела Голубев либо его заместитель Х указаний от Голубева об охране реки им не поступало,

Кроме того, виновность Голубева объективно подтверждается показаниями свидетелей Х К В И материалами оперативно-розыскной деятельности (т.1 л.д.53, 59, 60, т.З л.д.32-33, 35-41), в том числе актами осмотра и вручения А (П денежных купюр штук достоинством рублей каждая (т.1 л.д.62-144), возврата А

(П банкнот, достоинством рублей каждая (т.1 л.д. 145-147), с отражением номера и серии каждой купюры; протоколами просмотра видеозаписей встреч Голубева В.В. с П и П прослушивания аудиозаписей телефонных разговоров между Голубевым В.В. и П (т.2 л.д.51-69); просмотренными и прослушанными в судебном заседании видеозаписями встреч Голубева В.В. с П иП аудиозаписями телефонных разговоров между Голубевым В.В. и П а также другими материалами дела.

Указанные доказательства согласуются между собой, дополняются и взаимно подтверждаются, опровергают доводы осужденного Голубева о том что деньги были подложены в кабинет в его отсутствие, а также о ложности показаний свидетеля П о том, что предложение работать 50\50 исходило от Голубева, и свидетеля П (А ) о передаче Голубеву половины выручки, т.е. рублей.

Уголовное дело рассмотрено всесторонне и полно. Судом дана объективная оценка всех доказательств в соответствии с правилами предусмотренными ст.88 УПК РФ.

Согласно показаниям подсудимого и его личного дела, исследованного в суде, 13 мая 2009 года Голубев В.В. был принят на государственную гражданскую службу с исполнением обязанности начальника отдела государственного надзора и охраны водных биоресурсов по району, приказом по территориальному управлению Федерального агентства по рыболовству №529/л от 20 июля 2009 года назначен с этой даты на должность государственной гражданской службы - начальника указанного отдела, относящуюся к ведущей группе должностей государственной гражданской службы Российской Федерации, категории руководители.

В соответствии нормативными и ведомственными актами, указанными в приговоре, Голубев, в силу занимаемой должности и возложенных на него обязанностей, был наделен распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находившихся от него в служебной зависимости, правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями независимо от форм собственности и ведомственной подчиненности следовательно, постоянно осуществлял функции представителя власти, то есть являлся должностным лицом.

Ссылки Голубева на то, что им не был подписан должностной регламент начальника отдела государственного надзора и охраны водных биоресурсов по

району не опровергают эти обстоятельства.

Показания и версии обвиняемого, противоречащие установленным в приговоре обстоятельствам, а также недопустимые доказательства суд отверг приведя к тому мотивы в соответствии со ст.307 УПК РФ. Имевшиеся противоречия, не влияющие на оценку законности приговора, судом устранены.

Юридическая оценка действий осужденного судом дана верная, поскольку судом установлено, что Голубев В.В., обладая соответствующими полномочиями по пресечению браконьерства, бездействовал в пользу взяткодателя и лично получил взятку в виде денег, в крупном размере, за невыполнение возложенных на него должностных обязанностей.

Доводы стороны защиты о провокации взятки со стороны органов внутренних дел судом тщательно проверялись, своего подтверждения в судебном заседании не нашли и обоснованно отвергнуты в приговоре.

В соответствии со ст.304 УК РФ под провокацией взятки понимается попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

Таких условий в действиях П П и сотрудников милиции по данному делу не усматривается.

Вопреки доводам осужденного информация об основаниях для заведения дела оперативного учета и проведении в отношении Голубева оперативно розыскные мероприятия в суд представлена.

То обстоятельство, что 13 мая 2009г. Голубев был назначен на должность специалиста с исполнением обязанности начальника отдела государственного надзора и охраны водных биоресурсов по району, не исключает возможность появления в его отношении оперативно - значимой информации от 11 мая 2009г.

Из показаний свидетелей В иП следует, что основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении Голубева В.В. послужила информация, полученная, в том числе, от П

(А ) о требовании Голубева взятки за возможность браконьерского лова рыбы ценных пород на реках района.

Из материалов дела следует, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении Голубева В.В. были начаты в августе 2009 года, то есть после назначения его на должность начальника отдела.

Как видно из материалов дела, характер обращения П и П к Голубеву не исключал свободу выбора осужденного совершать или не совершать преступление.

Судом установлено, что Голубев был инициатором получения взятки за неисполнение им обязанностей, входящих в его служебные полномочия, т.е бездействие. Голубев сам установил размер взятки. При личных встречах с П иП а также в телефонных разговорах с ними Голубев инструктировал их, как вести себя при незаконной добыче рыбы и в случае проведения проверок территорий вышестоящей инстанцией. В согласованный с ним период времени Голубев не направлял подчиненных ему инспекторов на реку где должен был производиться незаконный вылов рыбы. Он предупреждал П о предстоящем посещении этой реки ихтиологами Тем, что икра в указанный П день не была вывезена, Голубев высказал тому свое недовольство, поскольку хотел направить туда инспекторов, считая, что на реке уже никого нет. Кроме того, Голубев предложил П заняться незаконной добычей кеты и в районе.

В соответствии с указанными обстоятельствами суд правильно сделал вывод, что Голубев лично контролировал ход незаконной добычи рыбы и заготовки икры, от реализации которой желал получить материальную выгоду в виде взятки. Передача денег Голубеву В.В. была осуществлена с его согласия при этом он был удовлетворен озвученной П и переданной ему суммой денег.

Поэтому ссылки Голубева на отсутствие оснований для проведения в отношении него ОРМ и то, что ничего не предполагало о возможности совершения преступления без вмешательства оперативно-розыскного органа, являются несостоятельными, а требования осужденного об отмене приговора нельзя признать основанными на законе.

Сомнений в законности происхождения и использования во время оперативного эксперимента денежных средств материалы дела не вызывают.

Те обстоятельства, что денежные средства, полученные Голубевым В.В. в качестве взятки, следователем затем были переданы в ОРЧ КМ (по линии БЭП УВД области для хранения (т.2 л.д.71-74) и возвращены И.,

не свидетельствуют о недопустимости указанных в приговоре доказательств и не ставят под сомнение факт получения осужденным взятки.

Свидетель И суду показала, что деньги - рублей которые она давала в долг В через несколько дней были ей возвращены. Поэтому ссылки осужденного на фальсификацию расписки И о возвращении ей денег и отсутствие квитанций и актов об их приеме-передаче нельзя признать обоснованными.

С учетом показаний И об утрате возвращенных ей денег факт отсутствия вещественных доказательств - денежных средств, не опровергает выводы суда о виновности Голубева.

Показания свидетеля И о том, что деньги В она передавала не утром, сами по себе не влекут признание Акта осмотра и вручения денежных купюр №5\1811с от 16 сентября 2009г. недопустимым доказательством, поскольку не опровергают сведения, в нем указанные.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора не допущено.

Как следует из приговора, протокол осмотра места происшествия от 16.09.2012г. судом признан недопустимым доказательством, поэтому ссылки осужденного на это обстоятельство и его последствия не могут быть признаны состоятельными.

В соответствии с исследованными доказательствами судом установлено отсутствие оснований считать, что органом дознания в оперативных целях было использовано имущество У без его согласия, поэтому доводы Голубева о нарушении сотрудником милиции В п.З ч.1 ст. 15 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» нельзя признать обоснованными.

Согласно материалам дела, 16 сентября 2009 года в следственную часть СУ при УВД по области поступили результаты оперативно-розыскной деятельности в отношении Голубева В.В., часть которых была утрачена. О восстановлении утраченных материалов следователем 11.12.2009 вынесено постановление (т.2 л.д.191-192). В соответствии с требованиями ст.1581 УПК РФ по сохранившимся копиям документов о результатах оперативно - розыскной деятельности утраченные документы были восстановлены. Представленные копии актов и постановлений заверены надлежащим образом и приобщены к материалам уголовного дела (т.З л.д.23-43). Поэтому доводы о том, что в суде не были представлены Акты выдачи и возврата икры, не могут быть признаны состоятельными.

Доводы осужденного о ненадлежащей нумерации и сомнительности в связи с этим актов №5\1800с от 16 сентября 2009г., №5\1819с от 14 августа 2009г., №5\1819с от 15 сентября 2009г., постановления №5\1819с от 14 августа 2009г актов №5\1801с от 16 августа 2009г, №5\1819с от 15 сентября 2009г., №5\1809с от 08 сентября 2009г., №5\1812с от 12 сентября 2009г. суд отклонил обоснованно поскольку сама по себе имеющаяся нумерация указанных документов не свидетельствует о недопустимости данных доказательств, а информация, в них содержащаяся, проверена и подтверждена показаниями свидетелей, протоколами осмотра, просмотра и прослушивания видео- и аудиозаписей.

Из материалов дела следует, что аудио- и видеозаписи оперативно розыскных мероприятий с записывающих устройств копировались на ноутбук с которого копировались на диски, признанные затем в установленном законом порядке доказательствами, которые и представлены суду. Поэтому ссылки осужденного на то, что не представлен диск видеокамеры, на котором хранится оригинал аудиовидеозаписи ОРМ, что указанные записи подвергались перезаписи, не могут быть приняты во внимание.

У суда не имелось оснований сомневаться в несоответствии фактическим обстоятельствам представленных органами следствия аудио- и видеозаписей оперативно - розыскных мероприятий.

В судебном заседании исследовались акты, протоколы осмотра и прослушивания аудио- и видеозаписей оперативных экспериментов, которые непосредственно просматривались и прослушивались. Суд обоснованно признал, что материалы ОРМ и полученные при этом аудио- и видеозаписи протоколы их осмотра являются доказательствами, поскольку получены в соответствии с законом. Сведения, имеющиеся в записях, подтверждаются другими доказательствами.

Поэтому несостоятельны ссылки осужденного на то, что оригиналы аудио- видеозаписей доказывают его невиновность, а непринятием мер по их сохранности нарушено его право сослаться на указанные записи и требовать проведения экспертизы представленных фонограмм.

Доводы стороны защиты о недопустимости указанных записей обоснованно не приняты во внимание. Как следует из показаний свидетелей В П С С А запись файлов на диски производились в день составления актов. Свидетель В объяснил несоответствие данных свойств файлов о дате их создания датам, указанным в актах возврата видеокамеры тем, что на используемых ноутбуках он не проверял и не устанавливал время, а установленное время могло не соответствовать реальному времени.

Специалист Ч подтвердил показания В и также пояснил что время создания и изменения свойств файлов на всех четырех дисках одинаково, что свидетельствует о том, что каких-либо изменений в файлы после их создания на диске не вносилось, что опровергает утверждение Голубева об изменении сведений о времени записи файлов на дисках пользователем.

Свидетель А показал, что после вскрытия и прослушивания каждый диск вновь упаковывался и опечатывался, подписывался понятыми свидетелями и руководителем следственной группы П Свидетели П П подтвердили эти обстоятельства. Как следует из протокола все конверты до их вскрытия были опечатаны печатью, на них имеются пояснительные надписи о содержимом конверте, указаны идентификационные данные каждого диска, имеются подписи участвовавших лиц (т.2 л.д.51-69). Судом установлена тождественность надписей на конвертах с дисками и имеющихся записей в протоколе следственного действия. Оснований сомневаться, что в ходе предварительного следствия осматривались и прослушивались какие-то иные аудиовидеозаписи, а не те, что были представлены органу следствия, как результаты оперативно-розыскной деятельности, суд не усмотрел.

В связи с изложенным доводы осужденного о том, что представленные записи не заверены надлежащим образом, на них отсутствуют отметки о последующем вскрытии, нельзя признать состоятельными.

Из показаний свидетелей А и П , подтвержденных свидетелем П следует, что 17.09.2009г. П был допрошен во время перерыва при проведении другого следственного действия.

Вопреки доводам Голубева, суд исследовал показания свидетеля П что его допрос и прослушивание фонограмм с его участием были выполнены в один день. Из показаний П не следует, что эти действия выполнялись одновременно. Поэтому суд и пришел к выводу, что отсутствие указания в протоколе осмотра и прослушивания аудиовидеозаписей от 17.09.2009г. на перерыв во время следственного действия не повлияло на правильность отображения в нем результатов осмотра и прослушивания указанных записей (т.2 л.д.51-69) и не влечет признание данного протокола недопустимым доказательством.

То обстоятельство, что органами следствия не были допрошены Л.,

Р Л участники оперативного эксперимента, в ходе которого имитировалась незаконная добыча рыбы и вывозка икры, не ставит под сомнение факт получения Голубевым взятки. Поэтому его ссылки на лишение возможности допросить указанных лиц являются несостоятельными.

Доводы осужденного Голубева В.В. о том, что следственные действия указанные протоколе его допроса от 05.10.2009г., с ним не проводились, суд проверял и обоснованно не принял во внимание, признав не соответствующими действительности и указав, что справка начальника ФБУ УФСИН подтверждает факт вывода его в следственный кабинет по требованию следователя П при участии адвокатов Шилова И.П. и Шокарева И.В.

Несовпадение времени, указанного в протоколе допроса и справке, не порочит показания Голубева В.В., изложенные в протоколе, и не может служить основанием для признания их недопустимым доказательством.

Согласно протоколу Голубеву разъяснялись его права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Он был предупрежден, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств в случае последующего отказа от них. Допрашивался Голубев с участием двух адвокатов. Правильность сведений, указанных в протоколе, удостоверена Голубевым и его защитниками (т. 2 л.д. 129).

То обстоятельство, что Голубев был допрошен через 29 часов после его задержания 16.09.2009г., не подвергает сомнению законность и обоснованность приговора.

Поскольку П подтвердил принадлежность ему подписей в оспариваемых стороной защиты документах, то оснований для проведения почерковедческой экспертизы не имелось, поэтому ссылки осужденного на необоснованность отказа в удовлетворении ходатайств об этом не могут быть признаны состоятельными.

Как видно из материалов дела, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. С учетом изложенного доводы осужденного о нарушении судом права на защиту, неполноте и обвинительном уклоне судебного следствия не могут быть приняты во внимание.

Наказание осужденному назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им деяния, обстоятельств, смягчающих наказание, данных о личности, влияния назначенного наказания на его исправление.

С учетом изложенных обстоятельств оснований к удовлетворению кассационной жалобы у коллегии не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Сахалинского областного суда от 30 июля 2012 года в отношении Голубева В В оставить без изменения, его кассационную жалобу - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 304 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта