Информация

Решение Верховного суда: Определение N 41-АПУ17-10СП от 11.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 41 -АПУ17-1 ОСП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 11 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Лаврова Н.Г.

при секретаре Мамейчике М.А.

с участием прокурора Титова Н.П., осужденной Цой Ю С . (в режиме видеоконференц-связи), защитников осужденных: Цой Ю С . - адвоката Ищенко В.В., Сиренко Р.С. - адвоката Власова М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Вовченко Д.В. и апелляционные жалобы осужденной Цой Ю С . и адвоката Ищенко В.В. в ее защиту на приговор Ростовского областного суда от 6 февраля 2017 г по которому

Цой Ю С,

несудимая,

осуждена:

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении Т -к5 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении Ш - к 5 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении П - к 5 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении М - к4 годам 6 месяцам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении К - к4 годам 6 месяцам лишения свободы

- по ч. 2 ст. 327 УК РФ - к 3 годам лишения свободы;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.1 УК РФ - к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

- по ч. 4 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно - к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы муниципального образования, где осужденная будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, а также с возложением на нее обязанности два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации;

Сиренко Р С ,

несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.1, пп. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, с признанием за ним права на реабилитацию.

Судом также принято решение о взыскании с Цой Ю С . в порядке возмещения имущественного вреда: в пользу Ш - 500 000 руб., в пользу П - 600 000 руб., в пользу К - 270 000 руб. В порядке обеспечения погашения гражданских исков обращено взыскание на принадлежащее Цой Ю С . имущество.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных представления и жалоб, выслушав выступления прокурора Титова Н.П., поддержавшего апелляционное представление государственного обвинителя и настаивавшего на отклонении жалобы осужденной и ее защитника, а также выслушав осужденную Цой Ю С . и ее защитника - адвоката Ищенко ВВ., поддержавших свои жалобы защитника оправданного Сиренко Р.С. - адвоката Власова М.А., просившего об отклонении апелляционного представления государственного обвинителя Судебная коллегия

установила:

по приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей Сиренко Р.С. оправдан по обвинению в покушении на хищение денежных средств ЗАО « » путем предоставления заемщиком банку заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а также в совершении в составе группы лиц по предварительному сговору убийства В с целью скрыть ранее совершенное преступление, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159.1 и пп. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании пп. 3, 4 ч. 2 ст. 302 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

По тому же приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Цой Ю С . признана виновной:

- в совершении 5 актов мошенничества, то есть хищения имущества Т Ш П М К путем злоупотребления доверием в крупном размере;

- в подделке официальных документов (трудовой книжки на имя В копии этой книжки и справки о доходах от 14 июля 2014 г предоставляющих права, в целях их использования, совершенной с целью облегчить совершение другого преступления;

- в покушении на хищение денежных средств ЗАО путем предоставления заемщиком банку заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере;

- в подстрекательстве путем уговора и угрозы к убийству В.

с целью скрыть другое преступление.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Вовченко Д.В. настаивает на признании незаконным постановленного по уголовному делу приговора ввиду допущенных при рассмотрении дела нарушений уголовно-процессуального закона. В частности, указывает на нарушение стороной защиты положений ст. 335 УПК РФ, исключающих возможность обсуждения в присутствии присяжных заседателей вопросов, не отнесенных к их ведению, а именно, касающихся характеристики С осужденного по выделенному в отдельное производство делу, взаимоотношений между С и свидетелем Б и их совместной службы в «горячих точках данных о личности Сиренко Р.С. (в том числе тех, которые не исследовались в судебном заседании). Обращает внимание на то, что подсудимый Сиренко Р.С. в присутствии присяжных заседателей утверждал о длительных сроках предварительного следствия по уголовному делу, о недопустимости оглашенных в судебном заседании показаний Цой Ю С , данных ею в качестве подозреваемой, об оговоре его С которому в связи с этим по выделенному делу было назначено минимальное наказание. Утверждает, что адвокат Власов М.А в своих выступлениях ссылался на неисследованные и отсутствующие в материалах дела доказательства: договоры займа, якобы представленные свидетелями С иС переписку С Подсудимый Сиренко Р.С. ставил под сомнение действительность исследованных в судебном заседании показаний свидетеля Б Считает, что названные им нарушения привели к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон и повлияли на принятое присяжными заседателями решение по делу, а также в целом на законность и справедливость приговора. Отмечает, что коллегия присяжных заседателей, признав доказанными инкриминируемые Сиренко Р.С. действия, связанные с покушением на хищение средств ЗАО « » и с убийством В вместе с тем признала его невиновным в совершении этих действий, что обусловило постановление оправдательного приговора, искажающего саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. Кроме того, полагает, что при признании присяжными заседателями доказанным того, что покушение на мошенничество в отношении ЗАО « » и убийство В

были совершены «иным лицом» совместно с «лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве» суд необоснованно исключил из обвинения Цой Ю С . квалифицирующий признак совершения преступления по предварительному сговору группой лиц. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Осужденная Цой Ю С . в апелляционной жалобе (с дополнениями выражает несогласие с постановленным в отношении нее приговором заявляя о его несправедливости, неправильном применении судом уголовного закона и нарушении уголовно-процессуального закона Утверждает, что председательствующий судья безосновательно отклонила как мотивированные, так и немотивированные отводы заявленные стороной защиты кандидатам в присяжные заседатели № 21, 7, 17, 22, 33, без предоставления права повторного заявления немотивированных отводов. Заявляет также о том, что старшина коллегии присяжных заседателей С скрыл от участников судопроизводства то, что ранее он привлекался к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ, а когда в ходе судебного разбирательства эта информация стала известной участникам судопроизводства, председательствующий лишила стороны возможности заявить ему отвод. Отмечает также, что председательствующим необоснованно было оценено как несостоятельное ходатайство адвоката Власова М.А. о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности в связи с тем, что сами присяжные заседатели или их близкие родственники тесно связаны с правоохранительной деятельностью или являлись потерпевшими от преступных действий иных лиц. После отзыва адвокатом Власовым М.А. этого ходатайства другим участникам процесса со стороны защиты не была предоставлена возможность заявить новое ходатайство по этому вопросу. Полагает, что ввиду неясности формулировок вопросного листа вердикт коллегии

присяжных заседателей оказался противоречивым, так как вопреки

выводу присяжных заседателей о том, что Сиренко Р.С. причастен к

совершению инкриминируемых ему преступлений, она признана виновной в преступлениях, совершенных только совместно с иным лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве Утверждает, что напутственное слово по делу было произнесено председательствующим с нарушением закона, так как в нем она ссылалась на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании (в частности, на показания в ходе предварительного следствия свидетеля С ) . При этом сторонам не была предоставлена возможность заявить возражения по поводу произнесения напутственного слова, и коллегия, включая запасных присяжных заседателей, сразу же была отправлена в совещательную комнату, а затем была возвращена по инициативе председательствующего в зал судебного заседания, что не отвечает требованиям закона. Тем самым была нарушена тайна совещательной комнаты. Приведенные же в постановлении судьи от 17 февраля 2017 г. доводы относительно того, что председательствующий не удалял всех присяжных заседателей в совещательную комнату, а лишь предложил удалиться коллегии, по мнению Цой Ю.С., не соответствуют действительности. Обращает внимание на то, что в судебном заседании были оглашены показания свидетеля Б несмотря на то, что предусмотренных ст. 281 УПК РФ оснований для этого не имелось, и сторона защиты возражала против их оглашения, в том числе с учетом противоречивости данных этим свидетелем показаний. Считает данный факт свидетельством необъективности суда. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, избранную в отношении нее меру пресечения в виде заключения под стражу отменить.

Адвокат Ищенко В В . в апелляционной жалобе (с дополнениями) в защиту Цой Ю С . утверждает о незаконности и необоснованности постановленного по уголовному делу приговора. Считает, что по делу была нарушена тайна совещания судей, так как после удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта они, вопреки положениям ст. 344 УПК РФ, были возвращены председательствующим в зал судебного заседания для заслушивания заявлений сторон об имеющихся у них возражениях в связи с содержанием напутственного слова. Полагает также, что председательствующим в нарушение закона был разрешен вопрос об отводе присяжного заседателя № 1 Б поскольку не было выслушано мнение подсудимой Цой Ю С . и ее защитника по этому вопросу и решение по нему было принято без удаления председательствующего в совещательную комнату. Настаивает на том что ряд доказательств, исследованных с участием присяжных заседателей, являлись недопустимыми, так как были получены с нарушениями закона. Таковыми, по его мнению, являются, в частности:

заключения экспертов от 22 марта 2016 г., от 23 декабря 2015 г., от 15 марта 2016 г., от 3 марта 2016 г., поскольку постановления о назначении этих экспертиз были предоставлены обвиняемой Цой Ю С . и ее защитнику по прошествии значительного срока с момента их вынесения одновременно с заключениями экспертов;

заключение эксперта от 22 апреля 2014 г., поскольку эксперту для проведения экспертизы следователем не предоставлялись акт № 281 от 25 августа 2014 г. и копия протокола осмотра места происшествия, с учетом которых им было подготовлено заключение, послуживший основой для заключения эксперта акт судебно-медицинского исследования трупа № 281 был составлен специалистом М не предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, а также поскольку эксперт М не был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ заведующим отделением

межрайонного отделения ГБУ области «Бюро судебно-медицинской экспертизы», так как сам им является экспертное исследование трупа было завершено 20 апреля 2015 г., т.е. в период, когда производство по уголовному делу было приостановлено;

заключения эксперта-биолога от 22 декабря 2014 г. и от 7 мая 2015 г. (исследование ДНК), поскольку изъятие для исследования образца бедренной кости трупа неизвестного мужчины было осуществлено с нарушением установленного уголовно-процессуальным законом порядка в ходе судебно-медицинского исследования трупа без поручения следователя;

заключение эксперта от 17 декабря 2014 г., поскольку являвшиеся предметом исследования три кожных лоскута были получены вне установленного процессуального порядка;

документы, составляющие содержание кредитного досье В,

поскольку они получены из ЗАО « » без судебного решения, а также основанные на них заключения экспертов от 15 марта 2016 г., от 3 марта 2016 г., от 23 декабря 2015 г.;

протокол осмотра 31 августа 2015 г. предметов, а именно мобильного телефона, в ходе которого были обнаружены тексты входящих и исходящих смс-сообщений, поскольку указанное следственное действие проводилось без судебного на то разрешения, чем было нарушено гарантируемое ст. 23 Конституции РФ право на тайну сообщений;

протокол проверки на месте показаний подозреваемого С,

поскольку в нем не оговорено участие в этом следственном действии 3 конвоиров и специалиста, ни одному из участников

следственного действия не разъяснены его права и обязанности, не

указаны использовавшиеся при проведении следственного действия

технические средства, а также способы ознакомления участвующих в

следственном действии лиц с указанным протоколом;

протокол выемки телефона Цой Ю С . у С поскольку указанная выемка осуществлялась на основании постановления ст следователя-криминалиста СК РФ по Ростовской области, который не был наделен правом принимать решение о производстве выемки;

протоколы осмотра переписки Ш из его телефона, а также ксерокопий переписки из телефона Ш протокол расписки М и заключение почерковедческой экспертизы от 22 марта 2016 г., протокол осмотра места происшествия, где изымалась расписка, выданная Цой Ю С . М поскольку в материалах уголовного дела отсутствуют документы, подтверждающие законность соответствующих следственных действий. Просит приговор Ростовского областного суда в отношении Цой Ю С . отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином его составе, меру пресечения в виде заключения под стражу изменить на домашний арест.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденной Цой Ю С . и ее защитника государственный обвинитель Надолинский И В . просит оставить их без удовлетворения, отменив приговор в соответствии с доводами апелляционного представления государственного обвинителя.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Данное уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в соответствии с волеизъявлением обвиняемых, выраженным в порядке, предусмотренном ст. 217, 325 УПК РФ. При решении вопроса о выборе этой формы судебного разбирательства права обвиняемых были соблюдены, им в присутствии защитников были даны необходимые разъяснения относительно особенностей и правовых последствий рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (в том числе предусмотренных ст. 389.27 УПК РФ), против которых Цой Ю С . и Сиренко Р.С. не высказали возражений.

Формирование коллегии присяжных заседателей осуществлялось в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона на основе надлежаще составленного списка кандидатов в присяжные заседатели отобранных на основе случайной выборки, с привлечением к участию в этой процедуре сторон. Каких-либо нарушений при формировании коллегии присяжных не установлено.

Утверждение осужденной Цой Ю С . о том, что председательствующим судьей безосновательно были отклонены мотивированные и немотивированные отводы, заявленные стороной защиты ряду кандидатов в присяжные заседатели, не находит подтверждения в материалах уголовного дела. В частности, как следует из протокола судебного заседания и приложения к нему в виде рукописного заявления стороны защиты об отводе кандидатов в присяжные заседатели (т. 28, л.д. 55-57), названным в апелляционной жалобе кандидатам в присяжные заседатели Ш и Ч мотивированные отводы сторонами не заявлялись и, в конечном счете, оба этих кандидата не вошли в состав коллегии присяжных заседателей, а Ч не вошел даже в число запасных присяжных заседателей. Что же касается кандидатов Г Б С то выявившиеся в отношении них обстоятельства (привлечение в 1995 г. к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 112 УК РСФСР с последующим прекращением уголовного дела на основании п. 4 ст. 5 УПК РСФСР ввиду акта амнистии и служба сына в пожарной охране - в отношении Г совершение мошенничества в отношении Б и ее сына; наличие неоконченного высшего образования по юридической специальности у С правильно не признаны судом основаниями к их отводу.

Не усматривает Судебная коллегия нарушений закона и в части касающейся участия в составе коллегии присяжных заседателей С.

в связи с тем, что он в ответ на вопрос государственного обвинителя не сообщил о факте привлечения его к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Поскольку, как следует из материалов уголовного дела С хотя и привлекался к уголовной ответственности, но уголовное дело в отношении него было прекращено в связи с истечением срока давности, а потому предусмотренных чч. 2 и 3 ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» оснований для отстранения этого присяжного заседателя от участия в деле не имелось То обстоятельство, что С не сообщил в ходе отбора коллегии присяжных заседателей об указанном факте, также не может служить основанием для признания незаконным его участия в деле, поскольку после того, как сторонам стало известно о факте привлечения этого присяжного заседателя к уголовной ответственности, они, тем не менее, не заявили о его отводе, не усмотрев в его участии в деле ограничения своих процессуальных прав.

Заявление Цой Ю С . о том, что после отклонения мотивированных отводов ей, и стороне защиты в целом, не была предоставлена возможность заявить немотивированные отводы, не соответствует действительности поскольку, как следует из протокола судебного заседания (и это не оспаривается осужденной Цой Ю.С.), защитники совместно с подсудимыми

вычеркнули из предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели

в рамках реализации своего права на немотивированные отводы кандидатов

в присяжные заседатели № 30 Ф и № 31 С с чем

согласилась председательствующий по делу.

Не было допущено нарушений закона и при рассмотрении вопроса о тенденциозности коллегии присяжных заседателей. Заявление о роспуске коллегии присяжных заседателей было подано адвокатом Власовым М.А. со ссылкой на то, что сформированный состав коллегии присяжных заседателей неспособен решать сложные вопросы, связанные с совершением мошенничества в сфере кредитных отношений, однако после обсуждения этого заявления адвокатом со своим подзащитным Сиренко Р.С. оно было отозвано. Другие участники уголовного судопроизводства, в том числе выступающие на стороне защиты, подобных заявлений не подавали. Сам председательствующий судья также не усмотрел оснований для вывода о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей. При таких обстоятельствах нет причин полагать, что права стороны защиты, в частности права подсудимой Цой Ю.С., при формировании коллегии присяжных заседателей были нарушены.

То обстоятельство, что решение по вопросу об отстранении от участия в рассмотрении уголовного дела присяжного заседателя №1 Б было принято председательствующим без удаления в совещательную комнату, не может расцениваться как основание для признания незаконным состава суда и для отмены по этой причине постановленного по делу приговора.

Ссылка адвоката Ищенко В В . на то, что при решении вопроса об отводе присяжного заседателя Б не было выслушано мнение подсудимой Цой Ю С . и ее защитника, также не может служить основанием для признания незаконным принятого решения, поскольку никаких заявлений по этому поводу стороной защиты не высказывалось и никаких обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оставления указанного присяжного заседателя в составе коллегии присяжных заседателей не приводилось.

Также был соблюден установленный гл. 42 УПК РФ порядок исследования в судебном заседании с участием присяжных заседателей обстоятельств уголовного дела. В соответствии со ст. 15 УПК РФ сторонам в судебном заседании были обеспечены равные возможности по представлению и исследованию доказательств по делу. Исследованные в судебном заседании доказательства были подвергнуты тщательной проверке и оценке с точки зрения соответствия их требованиям относимости и допустимости; возникающие в связи с оценкой доказательств вопросы разрешались судом с учетом мнения сторон и с приведением соответствующей мотивировки.

В частности, безосновательными являются заявления государственного обвинителя о недопустимости обсуждения в судебном заседании стороной защиты характеристики личности свидетеля С осужденного за рассматриваемое преступление по уголовному делу, выделенному в отдельное производство, взаимоотношений этого свидетеля со свидетелем Б и подсудимым. Как следует из материалов уголовного дела затрагивавшиеся в выступлениях представителей стороны защиты в ходе судебного разбирательства вопросы, касающиеся личности С и его взаимоотношений с другими участниками производства по уголовному делу, самым тесным образом связаны с существом уголовного дела и с установлением признаков инкриминируемых Сиренко Р.С. составов преступлений.

Кроме того, председательствующим в судебном заседании осуществлялся довольно жесткий контроль за соблюдением сторонами правил об ограниченности предмета рассмотрения вопросов присяжными заседателями, в связи с чем во всех случаях, когда сторонами обвинения или защиты затрагивались вопросы, не подлежащие рассмотрению с участием присяжных заседателей, он прерывал выступающего участника судебного разбирательства и обращал внимание присяжных заседателей на то, что прозвучавшая информация не должна приниматься ими во внимание ( см., в частности, т. 30, л.д. 65, 175, 184, 185, 187).

Судебная коллегия не усматривает нарушений судом права обвиняемого на защиту в том, что решение об оглашении в судебном заседании показаний свидетеля Б было принято председательствующим вопреки возражениям стороны защиты. Как следует из материалов дела судом было установлено, что свидетель Б по 30 апреля 2016 г. проходил службу в Республике, данных о его последующем прибытии на территорию Российской Федерации получено не было, в связи с чем обеспечить его явку в суд не представилось возможным. Вместе с тем в судебном заседании было установлено, что в ходе предварительного следствия у обвиняемых Сиренко Р.С. и Цой ЮС имелась возможность выяснить у данного свидетеля интересующие их вопросы в ходе проводившихся между ними очных ставок.

Не имеется оснований для признания недопустимыми исследованных в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей таких доказательств, как заключения экспертов по различным специальным вопросам.

То обстоятельство, что постановления о назначении экспертиз по делу были представлены сторонам для ознакомления уже после проведения самих экспертиз, не может служить основанием для признания самих заключений экспертов полученными с нарушением закона, поскольку обвиняемые и их защитники не были лишены возможности заявить ходатайства о проведении дополнительных или повторных экспертиз, оспорить компетентность и объективность экспертов, иным образом выразить свое отношение к результатам экспертиз.

Не усматривается нарушения закона и в том, что проводивший судебно-медицинскую экспертизу эксперт М дал подписку о предупреждении об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, не будучи предупрежденным о такой ответственности заведующим отделением Зеленоградского межрайонного отделения ГБУ Ростовской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы», поскольку он сам является заведующим этим отделением.

Не усматривается оснований и для признания недопустимыми доказательствами протоколов осмотров, выемки документов и предметов проверки показаний на месте, о которых говорится в жалобе адвоката Ищенко А.А., поскольку законность получения всех этих доказательств проверялась судом в ходе судебного разбирательства и была им подтверждена. Выводы суда на этот счет сомнений в своей обоснованности не вызывают.

Вопросный лист по делу составлен с учетом мнения сторон и в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ. Включенные в него вопросы, как того и требует уголовно-процессуальный закон, основаны на обвинении, которое было предъявлено подсудимым и которое исследовалось в судебном заседании. Формулировки вопросов конкретны и понятны; в них отсутствуют положения, требующие от присяжных заседателей юридических познаний или могущие быть расценены как содержащие в себе предрешение.

При подготовке вопросного листа сторонам, в том числе стороне защиты, была обеспечена возможность внести свои предложения относительно формулировок выносимых на обсуждение присяжных заседателей вопросов.

Напутственное слово председательствующего соответствовало предписаниям ст. 340 УПК РФ, в нем отсутствовали какие-либо оценочные характеристики исследованных материалов с точки зрения их значимости по делу, равно как отсутствовали и высказывания, предписывающие присяжным заседателям принимать то или иное конкретное решение по делу. Сторонам была предоставлена реальная возможность высказать свои замечания по поводу содержания и произнесения напутственного слова, однако каких-либо возражений по поводу содержания напутственного слова председательствующего от них не поступило.

Вердикт вынесен присяжными заседателями исходя из существа поставленных перед ними в пределах предъявленных Цой ЮС. и Сиренко Р.С обвинений вопросов, он является ясным и непротиворечивым.

Тот факт, что присяжные заседатели признали доказанным участие Сиренко Р.С. в совершении покушения на мошенничество и в причинении смерти В и вместе с тем признали его невиновным в совершении соответствующих преступлений, не свидетельствует о противоречивости вердикта, поскольку никаких взаимоисключающих выводов относительно фактических обстоятельств дела в соответствующих ответах на вопросы вопросного листа не содержится. С учетом того, что закон не предполагает необходимости приведения присяжными заседателями мотивов, по которым подсудимый ими признается невиновным в инкриминируемых ему действиях оснований сомневаться в объективности принятого ими решения не имеется.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при

постановлении вердикта по делу не установлено. Заявления стороны защиты о том, что председательствующим, возвратившим коллегию присяжных заседателей из совещательной комнаты в зал судебного заседания, была нарушена тайна совещательной комнаты, не основано на материалах дела, из которых следует, что председательствующий принял решение о возвращении коллегии присяжных из совещательной комнаты непосредственно после удаления ее туда для постановления вердикта по делу в связи с необходимостью заслушивания возражений сторон по напутственному слову. Как усматривается из протокола судебного заседания, присяжные заседатели на момент возвращения их из совещательной комнаты еще не начали совещание по существу вердикта, после их возвращения в зал судебного заседания каких-либо указаний относительно содержания возможных решений в их адрес не высказывалось, после выполнения председательствующим обязательных процессуальных действий они сразу же были вновь удалены в совещательную комнату, в связи с чем не имеется оснований полагать, что тайна совещательной комнаты была нарушена и на волеизъявление присяжных заседателей было оказано какое-либо незаконное влияние.

По результатам обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей судом постановлен приговор, который основывается на обстоятельствах дела признанных присяжными заседателями доказанными, и соответствует нормам уголовного и уголовно-процессуального законов.

Исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, которым Сиренко Р.С. признан невиновным в инкриминируемых ему преступлениях председательствующий правильно постановил в отношении него оправдательный приговор на основании пп. 3, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Правовая оценка действий Цой Ю.С. соответствует признанным доказанными по делу фактическим обстоятельствам и положениям уголовного закона.

Вопреки выраженному в апелляционной жалобе государственного обвинителя мнению о необоснованности исключения судом из обвинения Цой Ю.С. в подстрекательстве к убийству В квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, несмотря на признание присяжными заседателями того, что это убийство было совершено иным лицом и лицом дело в отношении которого выделено в отдельное производство, принятое судом решение основывается на решении присяжных заседателей о невиновности Сиренко Р.С. в совершении убийства и на позиции государственного обвинителя, отказавшегося в суде первой инстанции от квалификации действий Цой Ю.С. как подстрекательства к убийству В группой лиц по предварительному сговору.

Наказание Цой Ю.С. назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и повышенной степени общественной опасности совершенных ею преступлений, данных о ее личности, влияния назначенного наказания на исправление осужденной и условия жизни ее семьи, отсутствия у нее судимости и положительную характеристику, а также отсутствия обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Принимая решение о назначении Цой Ю.С. наказания, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для применения в отношении нее положений ст. 64 УК РФ, а также для изменения категории инкриминируемых ей преступлений.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы оказать влияние на назначение Цой Ю.С. наказания, но не были учтены судом, не выявлено.

Предусмотренных ст. 389.15, 389.25, 389.27 УПК РФ оснований для отмены или изменения постановленного в отношении Цой Ю.С. и Сиренко Р.С приговора не усматривается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33, УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда от 6 февраля 2017 г. в отношении Цой Ю С и Сиренко Р С оставить без изменения, а апелляционные представление государственного обвинителя и жалобы осужденной Цой Ю.С. и адвоката Ищенко ВВ. без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 302 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта