Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-О11-17 от 21.04.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №43-011-17

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 21 апреля 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Коваля В.С.,

судей Эрдыниева Э.Б. и Бирюкова Н.И.,

при секретаре Ирошниковой Е.А рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Бугаева С В . и адвоката в его защиту Бурнаева С Р . на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 6 июня 2006 года, по которому

Бугаев С В несудимый,

осужден к лишению свободы:

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 9 лет,

по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Коваля ВС. о деле, доводах кассационных жалоб и возражений, объяснения осужденного Бугаева СВ., адвоката Мамыкина А.С в защиту осужденного Бугаева СВ., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Химченкой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, а доводы жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Бугаев С В . осужден за разбойное нападение на С совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, с причинением тяжкого вреда здоровью, а также за убийство С то есть умышленное причинение смерти потерпевшей сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им 14 февраля 2004 года в

при установленных и отраженных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Бугаев С В . виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Бугаев СВ выражает несогласие с приговором, просит его отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение;

указывает, что положенные в основу приговора доказательства были получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона и необоснованно признаны судом допустимыми;

полагает, что доказательства по уголовному делу сфальсифицированы сотрудниками правоохранительных органов;

утверждает, что данные им и Г показания на следствии нельзя признать допустимыми, поскольку они были получены в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия;

считает, что судебное следствие проведено с обвинительным уклоном судом не были устранены имеющиеся в доказательствах противоречия, а также не опровергнута версия защиты о наличии у него алиби;

высказывает довод о том, что выводы суда в части установления обстоятельств возникновения повреждений у потерпевшей носят предположительный характер, а также противоречат экспертным заключениям;

Кроме того, просит об отмене постановления Балезинского районного суда Удмуртской Республики от 9 декабря 2005 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики от 22 ноября 2005 года;

утверждает, что в период расследования уголовного дела под стражей содержался незаконно, мера пресечения в виде заключения под стражу постановлением от 9 декабря 2005 года была продлена до 19 января 2006 года необоснованно, поскольку ранее он содержался по стражей по данному уголовному делу в период с 25 мая 2004 года по 31 мая 2004 года, вследствие чего суд должен был данный срок зачесть и продлить содержание под стражей до 13 января 2006 года;

указывает, что определение от 22 ноября 2005 года является незаконным, поскольку решение об оставлении ему меры пресечения в виде заключения под стражу в определении не мотивировано.

Также осужденным Бугаевым СВ. заявлено ходатайство о

предоставлении судом ему копий всех материалов уголовного дела.

В кассационной жалобе адвокат Бурнаев СР. в защиту интересов осужденного Бугаева С В . просит приговор в отношении Бугаева СВ отменить, уголовное дело прекратить;

при этом также ссылается на то, что судом не была проверена версия стороны защиты о наличии у осужденного алиби, не были приняты во внимание показания свидетелей Ф и Г данные ими в суде;

указывает, что суд необоснованно сослался в приговоре на акты экспертиз, проведенных по делу, поскольку они носят вероятностный характер и напрямую не свидетельствуют о причастности Бугаева СВ. к совершенным преступлениям.

В возражениях государственный обвинитель Ветчанин А.М. просит оставить жалобы без удовлетворения, считая приговор обоснованным постановленным в соответствии с требованиями закона.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и мотивированным, а жалобы - не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В судебном заседании осужденный Бугаев С В . заявил ходатайство об отложении судебного разбирательства. При этом не приводя каких-либо оснований для отложения судебного разбирательства, связанных с подготовкой к выступлению в суде кассационной инстанции, осужденный лишь сослался на то, что он должен быть извещен о дате судебного заседания за 14 суток, а этот срок истекает лишь в 24 часа 21 апреля 2011 года.

Судебная коллегия не находит оснований для отложения судебного разбирательства.

Действительно в соответствии с ч. 2 ст. 376 УПК РФ о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Вместе с тем, после отмены предыдущего кассационного определения по настоящему делу Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2010 года заседание кассационной инстанции было назначено на 8 февраля 2011 года, но оно было отложено в целях ознакомления осужденного с материалами уголовного дела, т.к. с момента постановления приговора прошло более четырех лет. 4 марта 2011 года осужденный Бугаев СВ. был ознакомлен повторно со всеми материалами уголовного дела и ожидал вызова для участия в заседании суда кассационной инстанции Верховного Суда РФ. Извещение о дате времени и месте заседания суда кассационной инстанции ему было вручено 8 апреля 2011 года.

Поскольку у осужденного было достаточно времени для подготовки к заседанию суда кассационной инстанции, убедительных оснований для отложения судебного разбирательства он не привел, то его извещение о дате очередного заседания суда кассационной инстанции за 12 суток не может быть в данном случае признано нарушением права на защиту.

Выводы суда о виновности Бугаева СВ. в совершении разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью С а также в убийстве потерпевшей, сопряженном с разбоем, основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных доказательств: показаниях осужденного Бугаева СВ., свидетелей К Л Д И и других, протоколе осмотра места происшествия, экспертных заключениях, протоколе явки с повинной Бугаева СВ., протоколах выемок и других письменных и вещественных доказательствах.

Данные доказательства полно и всестороннее исследованы и отражены в приговоре. Они получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона, согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу, по фактическим обстоятельствам последовательности совершенных Бугаевым СВ. действий, являются взаимодополняющими и совпадают в деталях. Судом они признаны непротиворечивыми, не вызывающими сомнения в своей допустимости и достоверности, вследствие чего были мотивированно положены в основу приговора как доказательства виновности Бугаева С В . в совершенных деяниях.

Из показаний потерпевшего С свидетелей К,

К К С в судебном заседании установлены обстоятельства обнаружения трупа потерпевшей С время и место совершенного преступления, а также обстоятельства обнаружения орудия преступления (ножа с белой рукояткой).

Обстоятельства, установленные судом на основании показаний данных свидетелей, согласуются с доказательствами виновности Бугаева СВ исследованными в суде, а именно с показаниями самого осужденного свидетелей Ф и Г данными ими на стадии предварительного расследования о том, что именно Бугаев С В . с целью похитить имущество и денежные средства С напал на нее около подъезда дома, при этом нанес два удара ножом по телу потерпевшей после чего, похитив ее сумку, убежал.

Довод Бугаева СВ., изложенный в жалобе, в части необоснованной ссылки суда на протокол его явки с повинной является необоснованным поскольку изложенные в протоколе обстоятельства и детали совершения преступления, место, время, а также другие факультативные признаки объективной стороны преступления нашли свое подтверждение в других исследованных в суде доказательствах, полученных в рамках следствия по делу с соблюдением требований уголовно-процессуального закона вследствие чего признанных относимыми и допустимыми.

Также нельзя признать состоятельным довод жалоб о применении в отношении осужденного недозволенных методов ведения следствия, ввиду чего он был вынужден давать неправдоподобные показания, поскольку данные утверждения вступают в существенные противоречия с доказательствами, исследованными в суде, а именно с показаниями свидетеля В оформлявшего протокол явки с повинной свидетеля С присутствовавшего при даче показаний Бугаевым СВ., оснований не доверять которым не имеется. Кроме того, о добровольности явки с повинной свидетельствует содержание межкамерной переписки осужденного Бугаева С В . и свидетеля М а также показания последнего.

Как усматривается из материалов дела, Бугаеву С В . и свидетелям перед началом допроса разъяснялись их процессуальные права, а также положения ст. 51 Конституции РФ, они предупреждались о том, что данные показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу, даже в случае последующего отказа от них.

Следственные действия в отношении Бугаева С В . в качестве подозреваемого и обвиняемого по делу проводились в условиях исключающих применение недозволенных методов ведения следствия, с соблюдением процедуры, установленной федеральным законодательством, в присутствии адвоката.

Каких-либо замечаний на протоколы следственных действий от Бугаева С В . и его защитника не поступало.

Суждения Бугаева С В . и адвоката Бурнаева С Р . о наличии алиби у осужденного судом первой инстанции были проверены и отвергнуты как не нашедшие своего подтверждения с приведение мотивов принятого решения оснований не согласиться с которыми не имеется.

Судом при исследовании в судебном заседании версии стороны защиты были мотивированно опровергнуты показания свидетеля В о том что в момент совершения преступления он находился с осужденным у него дома, как противоречащие показаниям этого же свидетеля, данным им на следствии, показаниям осужденного Бугаева СВ. и свидетелей Б

М

Выводы суда в части установления обстоятельств и механизма возникновения повреждений у потерпевшей основаны на экспертных заключениях, согласно которым С были причинены проникающее колото-резанное ранение грудной клетки справа с повреждением верхней доли правого легкого, бронхов малого и среднего калибров, легочной артерии, осложнившихся массивным внутренним и наружным кровотечением, травматическим и гемморагическим шоком тяжелой степени; на показаниях свидетелей Ф от 1 февраля 2006 года и Г от 20 октября 2005 года; на протоколе явки с повинной Бугаева С В . от 3 ноября 2005 года.

На основании исследованных доказательств суд пришел к мотивированному выводу о наличии у Бугаева С В . умысла на причинение смерти С Данный вывод суд обосновал характером и локализацией причиненных потерпевшей повреждений (нанесение ударов в область расположения жизненно важных органов), количеством нанесенных ударов, применением ножа в качестве орудия преступления и другими обстоятельствами.

Судом признано и отражено в приговоре, что Бугаев С В . в процессе реализации умысла на разбойное нападение умышленно причинил смерть потерпевшей С

В этой связи выводы суда о том, что в действиях Бугаева С В . имеется квалифицирующий признак убийства, сопряженного с разбоем, Судебная коллегия признает обоснованным, соответствующим фактическим и правовым основаниям.

Довод о нарушениях требований закона при избрании и продлении Бугаеву С В . меры пресечения в виде заключения под стражу нельзя признать состоятельным, поскольку срок заключения под стражу Бугаева СВ. в период с 25 мая 2004 года по 31 мая 2004 года в соответствии с положениями ч. 3 ст. 72 УК РФ был зачтен в срок отбытия наказания.

Кассационное определение от 22 ноября 2005 года постановлено в соответствии с требованиями закона, в нем приведены основания отмены постановления от 21 октября 2005 года с направлением материалов на новое судебное рассмотрение.

То обстоятельство, что суд кассационной инстанции оставил меру пресечения без изменения не влияет на законность последующих принятых в отношении него решений.

Обоснованность избранной в отношении Бугаева С В . меры пресечения в виде заключения под стражу подтверждается постановленным в отношении него приговором, по которому ему было назначено наказание в виде лишения свободы.

Не подлежит удовлетворению заявленное осужденным Бугаевым СВ ходатайство о предоставлении ему копий всех материалов уголовного дела поскольку в целях обеспечения права осужденного на судебную защиту Бугаеву СВ. была предоставлена возможность дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела в полном объеме, данным правом осужденный воспользовался без каких-либо ограничений, о чем имеются расписки Бугаева С В . в уголовном деле.

При этом согласно ст. 47 УПК РФ, осужденный вправе снимать за свой счет копии материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, данное право также не было ограничено при ознакомлении Бугаева СВ. с материалами уголовного дела.

Вместе с тем, уголовно-исполнительный и уголовно-процессуальный законы не предусматривают возможности доставки осужденного в суд исключительно для реализации им такого права. Свое право на получение копий материалов уголовного дела осужденный вправе реализовывать через своих представителей - своего адвоката либо через иного доверенного лица каких-либо заявлений от указанных лиц на получение копий материалов уголовного дела не поступало.

Вопрос о психическом состоянии и возможности применения к осужденному принудительных мер медицинского характера судом был исследован в порядке ст. 300 УК РФ, в соответствии с которой суд обсудил вопрос о вменяемости Бугаева С В . При этом признано, что как в момент совершения преступления, так и в период рассмотрения уголовного дела в суде, осужденный осознавал характер и последствия своих действий.

Вывод суда о вменяемости Бугаева С В . основан на всесторонне исследованных доказательствах, в том числе на результатах комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы, проводимой в отношении Бугаева СВ., согласно заключению которой хроническими психическими расстройствами он не страдал и не страдает. В период совершения преступления он не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения.

Экспертное заключение в отношении осужденного Бугаева С В отвечает требованиям ст. 204 УПК РФ и содержит ответы на постановленные перед экспертными комиссиями вопросы.

Решение о достоверности данного заключения принято судом с учетом его соответствия совокупности иных проверенных и исследованных доказательств.

При назначении наказания суд правильно применил положения ст. 6, 60 УК РФ о его индивидуализации: учел характер и степень общественной опасности совершенного осужденным деяния, личность виновного и другие обстоятельства, влияющие на наказание. В качестве обстоятельств смягчающих наказание, суд признал наличие у виновного двоих несовершеннолетних детей, а также наличие явки с повинной Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Вид режима исправительного учреждения определен в соответствии с правилами, предусмотренными п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 6 июня 2006 года в отношении Бугаева С В оставить без изменения а его кассационную жалобу и жалобу адвоката Бурнаева С Р . - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 300 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта