Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-О13-4СП от 05.02.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-013-4СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 5 февраля 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Абрамова С.Н. и Пейсиковой Е В .

при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Мананникова А.П. на приговор Новосибирского областного суда от 11 октября 2012 г постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

Мананников А П

несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 297 УК РФ (в ред. Федерального закона от 6 мая 2010 г. № 81-ФЗ) к штрафу в размере 150 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н. о содержании приговора, кассационной жалобы возражений, выступление осужденного Мананникова А.П поддержавшего доводы, изложенные в кассационной жалобе, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Башмакова А.М. об освобождении осужденного от наказания в связи с истечением срока давности, в остальном оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Мананников А.П. осужден за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи, участвующего в отправлении правосудия.

Преступление им совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Мананников А.П просит приговор отменить, а дело прекратить за отсутствием события преступления. По его мнению, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по эпизоду 24 сентября 2010 г. уголовное дело должно было быть прекращено, однако рассмотрение дела было необоснованно продолжено в закрытом судебном заседании, чем нарушен принцип гласности. Считает, что ответственность за неуважение к суду может наступать только за оскорбление судьи высказанное в судебном заседании, а не в записях, сделанных в сети Интернет, после состоявшегося судебного разбирательства Указывает на то, что до присяжных заседателей судьей необоснованно были доведены сведения о его судимости, что могло вызвать предубеждение присяжных заседателей; сторона обвинения выходила за рамки предъявленного ему обвинения и выясняла вопросы, не подлежащие рассмотрению судом присяжных нарушалось его право на защиту, поскольку он был лишен возможности задавать вопросы свидетелям, прерывалось его выступление в прениях. Кроме того, присяжные заседатели не были ознакомлены с его дневниковыми записями; необоснованно оглашено заключение эксперта,проводившего лингвистическую экспертизу; в напутственном слове председательствующий не разъяснил, что ст. 297 УК РФ применима лишь к отношениям в ходе судебного разбирательства; присяжным заседателям в совещательную комнату не был предоставлен комментарий к Уголовному кодексу.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Егорова А.Э. и потерпевшая Ш указывая на несостоятельность изложенных в ней доводов, просят оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, возражениях, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для отмены приговора.

Безусловные основания отмены судебного решения перечислены в ч. 2 ст. 381 УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется. Права стороны обвинения, как и стороны защиты, по представлению и исследованию доказательств председательствующий не нарушал, а заявленные сторонами ходатайства разрешал в соответствии с уголовно процессуальным законом, в том числе и об исследовании заключения эксперта проводившего лингвистическую экспертизу.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

В то же время председательствующий судья обоснованно снимал вопросы, не подлежащие рассмотрению в присутствии присяжных заседателей, прерывал осужденного, когда он касался таких вопросов, и давал соответствующие разъяснения присяжным заседателям - не принимать их во внимание при вынесении вердикта.

Вопреки доводам осужденного Мананникова А.П. его право на защиту в судебном заседании не нарушалось, он имел возможность задавать вопросы свидетелям и, как следует из протокола судебного заседания, использовал такую возможность; государственный обвинитель, допрашивая свидетелей, действовал в рамках предъявленного Мананникову А.П. обвинения и за его пределы не выходил.

Факт судимости Мананникова А.П. обоснованно был исследован в судебном заседании, поскольку это было необходимо для установления признаков состава преступления, в совершении которого он обвинялся. В связи с этим доводы осужденного Мананникова А.П. о том, что это обстоятельство могло вызвать предубеждение присяжных заседателей, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Вопросный лист сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а поставленные перед присяжными заседателями вопросы соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ и предъявленному Мананникову А.П. обвинению.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности.

Полученные ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы понятны.

Напутственное слово председательствующего произнесено в соответствии со ст. 340 УПК РФ.

Доводы осужденного Мананникова А.П. о том, что в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по эпизоду 24 сентября 2010 г. уголовное дело подлежало прекращению, Судебная коллегия находит несостоятельными.

В связи с тем, что согласно Федеральному закону от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ ст. 298 УК РФ утратила силу, следователь своим постановлением от 24 мая 2012 г. уголовное дело в отношении Мананникова А.П. по эпизоду 24 сентября 2010 г. прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

Из протокола судебного заседания следует, что государственный обвинитель поддержал предъявленное Мананникову А.П. обвинение по ч. 2 ст. 297 УК РФ в неуважении к суду, выразившееся в размещении в сети Интернет 25 и 27 сентября, а также 2, 15 и 21 октября 2010 г. оскорбительной для судьи информации. При этом неподдержание государственным обвинителем обвинения в оскорблении судьи 24 сентября и 19 октября 2010 г., в рамках предъявленного Мананникову А.П обвинения по ч. 2 ст. 297 УК РФ, не влечет прекращения дела по этой статье, о чем просит Мананников А.П. в своей кассационной жалобе.

Доводы осужденного Мананникова А.П. о нарушении принципа гласности в связи с рассмотрением дела в закрытом судебном заседании также несостоятельны.

Из материалов дела следует, что по ходатайству потерпевшей Ш в соответствии с ч. 2 ст. 241 УПК РФ, суд принял обоснованное решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, поскольку рассмотрение уголовного дела могло привести к разглашению сведений, унижающих честь и достоинство потерпевшей Ш

Вопреки доводам Мананникова А.П. использование юридической литературы присяжными заседателями в совещательной комнате при вынесении вердикта законом не предусмотрено. В соответствии с положениями уголовно-процессуального закона председательствующий в напутственном слове обязан сообщить присяжным заседателям содержание уголовного закона предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый, а в случае неясности присяжные вправе просить председательствующего разъяснить им нормы закона относящиеся к уголовному делу, содержание оглашенных в суде документов и другие неясные для них вопросы и понятия.

Вместе с тем доводы осужденного о правильности применения уголовного закона заслуживают внимания.

Так, согласно вердикту коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Мананников А.П. в отношении судьи Ш рассматривавшей в 2010 г. в отношении его уголовное дело в апелляционном порядке, в сети Интернет 25 и 27 сентября, 12, 15 и 21 октября 2010 г. разместил оскорбительную информацию.

Исходя из этого, суд первой инстанции сделал вывод, что эти действия Мананникова А.П. связаны с деятельностью судьи Ш по отправлению ею правосудия в отношении Мананникова А.П. и что он, желая оскорбить судью, разместил в сети Интернет оскорбительные для судьи сведения, однако его действия ошибочно квалифицировал по ч. 2 ст. 297 УК РФ как неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи, участвующего в отправлении правосудия.

При таких обстоятельствах действия Мананникова А.П. следует квалифицировать по ст. 319 УК РФ как публичное оскорбление представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 11 октября 2012 г. в отношении Мананникова А П изменить переквалифицировать его действия на ст. 319 УК РФ, по которой назначить наказание в виде штрафа в размере 30 тысяч рублей и на основании ст. 78 УК РФ от назначенного наказания освободить в связи с истечением срока давности, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 297 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта