Информация

Решение Верховного суда: Определение N 74-О10-7СП от 29.04.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 74-О10-7сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 29 а п р е л я 2 0 1 0 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Русакова В.В. и Чакар Р.С при секретаре Назаровой Т.Д рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Яков лева А.Д., адвокатов Соловьева А.Н. и Ушницкого В.Р. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 29 января 2010 г., постановленный на основании вердикта присяжных заседателей, которым

Яковлев А Д осужден к лишению свободы: по ст.285 ч.1 УК РФ - сроком на 1 год 6 месяцев по ст.290 ч.4 п.п. «а», «в», «г» УК РФ - сроком на 7 лет 4 месяца со штрафом в размере 200000 рублей, с лишением в соответствии с ч.З ст.47 УК РФ права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года, с лишением в соответствии со ст.48 УК РФ классного чина - юрист класса; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 8 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, с лишением в соответствии с ч.З ст.47 УК РФ права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года, с лишением в соответствии со ст.48 УК РФ классного чина - юрист класса с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Бочкарев А.В., кассационная жалоба в от ношении которого не подана.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах, зачете времени содержания под стражей в срок отбытия наказания, исчислении срока наказания, процессуальных издержках и о мере пресечения, избранной в отношении осужденного.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления участвовавшего в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи осужденного Яковлева А.Д., а также адвоката Карпухина СВ., просивших об удовлетворении кассационной жалобы, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Феде рации Кузнецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору, постановленному на основании вердикта присяжных заседателей, Яковлев А.Д. осужден за злоупотребление в период работы заместителем прокурора своими должностными полномочиями, а также за получение взятки за незаконные бездействия в пользу взяткодателя, которое совершил группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки, в крупном размере.

Судом установлено, что преступления совершены при обстоятельствах указанных в приговоре.

В кассационной жалобе, поданной в защиту осужденного Яковлева А.Д адвокат Соловьев А.Н. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания. По мнению адвоката, при рассмотрении дела в суде с участием присяжных заседателей су дом был нарушен уголовно-процессуальный закон, что привело к вынесению незаконных вердикта и приговора. Защитник утверждает, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства: протокол явки с повинной Бочкарева, акт добровольной выдачи У диктофона заключение фоноскопической экспертизы с расшифровкой телефонных пере говоров, акт государственной жилищной инспекции от 20 мая 2009 г. Эти как считает адвокат, недопустимые доказательства повлияли на мнение присяжных при вынесении ими вердикта. Кроме того, как утверждает защитник председательствующий по делу судья Т допустила ряд нарушений закона, которые повлияли на вердикт присяжных: не возвратила дело прокурору в то время, как обвинительное заключение составлено с нарушением закона, и в деле отсутствовало постановление следователя о невозможности выделения дела в отношении Бочкарева в отдельное производство; отказала стороне защиты в исследовании доказательств, не признанных недопустимы ми, что лишило возможности присяжных заседателей получить информацию имеющую отношение к фактическим обстоятельствам дела, и возможности оспаривать показания подсудимого Бочкарева, которые адвокат считает непоследовательными и противоречивыми. По мнению адвоката Соловьева А.Н., при составлении вопросного листа председательствующий не включил в него частные вопросы, поставленные стороной защиты; в вопросный лист судья внес акт государственного жилищного инспектора «как единственно достоверный доку мент», несмотря на то, что судебным решением этот акт был признан недейст- вительным; вердиктом присяжных признан доказанным факт встречи Яковлева с Бочкаревым 27 марта 2009 г., в то время как доказательств этому не существует; председательствующий в последний день судебного заседания в связи с неявкой присяжных заседателей под т произвел их замену запасными присяжными, не выяснив при этом мнение сторон по данному вопросу; запас ной присяжный заседатель под приносила газетные публикации о подсудимых Яковлеве и Бочкареве, и эта информация повлияла на других присяжных заседателей при вынесении ими вердикта; присяжный заседатель под М . при формировании коллегии скрыла от суда свои близкие отношения с подсудимым Яковлевым, что не позволило заявить ей отвод, а после провозглашения обвинительного вердикта в присутствии адвоката Ушницкого В.Р. она произнесла фразу: «получил по заслугам»; председательствующий обращаясь к присяжным заседателям с напутственным словом, не напомнил ряд существенных обстоятельств, которые могли повлиять на их мнение при вынесении вердикта. Защитник утверждает, что формирование коллегии присяжных заседателей происходило в очень сжатые сроки, а присягу они приняли в ночное время, что, по его мнению, является нарушением закона. Усталость присяжных заседателей и длительность их нахождения в совещательной комнате, по мнению защитника, не позволили им вынести обдуманный, взвешенный и объективный вердикт. Кроме того, адвокат утверждает о нарушении тайны совещательной комнаты и заявляет, что наблюдал лично, как помощник судьи Б несколько раз заходил в совещательную комнату в то время, когда там находились присяжные, выносившие вердикт.

Адвокат Ушницкий В.Р. в кассационной жалобе, поданной в защиту осужденного Яковлева А.Д., просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. В жалобе он приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката Соловьева А.Н. Кроме того, он утверждает, что судья Т.

безосновательно отказала в ходатайстве подсудимого Яковлева А.Д. об отводе государственного обвинителя Верхотурова И.Ю., который, по его мнению, является свидетелем по делу; председательствующий, не дав возможности допросить В . в качестве свидетеля, нарушил право стороны защиты представлять свои доказательства присяжным заседателям Адвокат также заявляет, что присяжный заседатель под Ю при формировании коллегии присяжных скрыла от участников процесса факт судимости близкого родственника (ее приемного сына), что не позволило стороне защиты заявить ей отвод. Защитник утверждает, что судьей Т необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отложении судебного разбирательства до рассмотрения кассационной ин станцией решения Нерюнгринского городского суда, который признал акт жилищной инспекции от 20 мая 2009 года незаконным. Данное обстоятельство как считает адвокат, существенно повлияло на принятие присяжными заседателями справедливого вердикта. То обстоятельство, что после вынесения вердикта суду стало известно о вступлении в силу указанного судебного решения обязывало председательствующего по делу судью вынести постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направить дело на новое рассмот- рение иным составом суда . Ссылка в вердикте на незаконный акт жилищной инспекции, по мнению адвоката, является существенным и ключевым обстоятельством, повлиявшим на правильность вердикта.

Осужденный Яковлев Д.А. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. В жалобе он приводит доводы, аналогичные доводам жалоб его защитников Кроме того, утверждает, что дело рассмотрено судом с нарушением территориальной подсудности; судом необоснованно отклонено его ходатайство о проведении судебного разбирательства в выездном судебном заседании

; заявляет, что рассмотрение дела не позволило ему обеспечить участие в судебном заседании свидетелей защиты, проживающих,

а также привело к значительным процессуальным издержкам, которые возложены на него приговором суда. В жалобе он подробно сообщает о своих взаимоотношениях с присяжным заседателем под М . (добрачная фамилия Д ), которая, как он утверждает, скрыла от суда свое знакомство с ним, и при вынесении вердикта из-за личной давней обиды «отомстила» ему. Осужденный Яковлев Д.А. также утверждает, что судья Т.

проявила заинтересованность в исходе дела, поскольку через работников Федеральной службы безопасности оказала на М давление и таким образом вынудила ее отозвать заявление о нарушениях, допущенных при вынесении вердикта; отказала в удовлетворении его ходатайств о вызове в суд свидетелей защиты ; допустила к исследованию в судебном заседании сведения о семейном положении подсудимого Бочкарева, состоянии его здоровья и здоровья его супруги, что вызвало предубеждение присяжных в отношении Бочка рева. Осужденный заявляет об отсутствии в деле доказательств, свидетельствующих о том, что 27 марта 2009 года он находился в ресторане « » и давал указание Бочкареву встретиться с У и получить от него деньги в вопросный лист, по мнению осужденного, включены вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, в частности такие как: «злоупотребил своими служебными полномочиями», «вымогательство», «группа лиц», «крупный размер», «взятка судом не установлено, какие именно права потерпевшей Н были на рушены; считает, что оснований для замены не явившихся в суд присяжных заседателей под и не было, поскольку неуважительность причин их отсутствия судом не установлена; при произнесении напутственного слова председательствующий судья Т допустила нарушение принципов объективности и беспристрастности, содержание доказательств изложила с об винительным уклоном, а также исказила содержание показаний свидетелей данных ими в ходе судебного разбирательства дела, не в полной мере раскрыла позицию стороны защиты по предъявленному ему (Яковлеву) обвинению.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного Яковлева А.Д. и его за щитников.

Из материалов дела видно, что оно рассмотрено судом присяжных заседателей по ходатайству Яковлева А.Д.

Данное дело подсудно Верховному суду Республики Саха (Якутия).

Ходатайство Яковлева А.Д. о рассмотрении дела в выездном судебном заседании председательствующим было рассмотрено и обоснованно отклонено (т.9 л.д.50).

Отклоняя ходатайство подсудимого о продолжении рассмотрения уголовного дела , судья обоснованно мотивировал свое решение тем что данное уголовное дело, с учетом его конкретных обстоятельств, необходимо рассмотреть . В соответствии с ч.З ст.31 УПК РФ оно подсудно Верховному суду Республики Саха (Якутия), юрисдикция которого распространяется на всю территорию республики.

Каких-либо убедительных мотивов, свидетельствовавших о необходимости рассмотрения данного дела , подсудимым Яковлевым суду изложено не было.

Рассмотрение уголовного дела не препятствовало стороне защиты ходатайствовать о вызове кого-либо из свидетелей в суд, в том числе и тех, которые проживают .

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии со ст.328 УПК РФ.

То обстоятельство, что формирование коллегии присяжных завершилось поздно вечером и присяжные заседатели приняли присягу после 22 часов, на рушением уголовно-процессуального закона не является. Повторное принятие присяги присяжными заседателями, о чем предлагал государственный обвинитель, законом не предусмотрено, в связи с чем судья обоснованно отклонил его ходатайство.

Как следует из протокола судебного заседания, после завершения формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий задавал сто ронам вопрос, имеются ли у них замечания по проведенному отбору присяжных заседателей, а также заявления о тенденциозности ее состава.

Каких-либо замечаний или заявлений по этому поводу от сторон не по следовало (т.9 л.д.42)

Утверждения стороны защиты о том, что присяжный заседатель под Ю при формировании коллегии присяжных, якобы, скрыла от участников процесса факт судимости близкого родственника, а присяжный заседатель под М , якобы, скрыла свое знакомство с Яковлевым А.Д. и свою затаенную обиду на него - голословны и ничем объективно не подтверждены.

Из протокола судебного заседания видно, что кандидаты в присяжные заседатели Ю иМ . правдиво отвечали на все вопросы заданные им председательствующим и сторонами.

Данных о том, что при отборе в коллегию присяжных заседателей они скрыли от председательствующего и сторон какие-либо факты или обстоятельства, которые бы свидетельствовали о об их необъективности или заинтересованности в исходе дела- из материалов дела не усматривается.

Доводы кассационных жалоб о том, что М после вердикта обратилась к председательствующему с письменным заявлением (от которого впоследствии отказалась) и сообщила о факте сокрытия своего знакомства с Яковлевым А.Д. и своей давней обиде на него, а другие присяжные после вердикта, якобы, сообщили об имевших место в совещательной комнате нарушениях закона - в настоящее время не могут быть приняты во внимание, и не мо гут служить основанием к отмене приговора.

Статья 341 УПК РФ предусматривает тайну совещания присяжных, которые согласно части первой данной статьи не могут разглашать суждения имевшие место во время совещания.

Как видно из материалов дела, после провозглашения приговора возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.294 ч.1 УК РФ, то есть вмешательство адвоката в деятельность суда после вынесения вердикта в целях воспрепятствования осуществлению правосудия путем воз действия на присяжных заседателей М ., З .иО,

составивших после вердикта, по версии следствия, ложные заявления в адрес председательствующего по делу судьи с целью воспрепятствования вы несению судом обвинительного приговора в отношении Яковлева А.Д.

Обстоятельства, изложенные в заявлениях указанных присяжных заседателей, в постановлении о возбуждении уголовного дела, равно как и выдвину тое в отношении адвоката обвинение, в настоящее время не доказаны и требу ют предусмотренного уголовно-процессуальным законом расследования, что не относится к компетенции суда кассационной инстанции.

Процедура возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств предусмотрена главой 49 УПК РФ.

Одними из вновь открывшихся обстоятельств согласно ст.413 ч.З п.З УПК РФ являются установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

В настоящее время преступные действия кого-либо из присяжных заседателей, выносивших вердикт в отношении Яковлева А.Д., не установлены.

Нарушений председательствующим или кем-либо из присяжных заседателей уголовно-процессуального закона, которые явились бы основанием для отмены приговора, из уголовного дела в отношении осужденного Яковлева А.Д. не усматривается.

Заявление осужденного Яковлева А.Д. и его защитников о нарушении тайны совещания присяжных - надуманно, и ничем не подтверждено.

Из протокола судебного заседания видно, как во время вынесения присяжными заседателями своего вердикта, так и непосредственно после его про возглашения от сторон, в том числе от подсудимого Яковлева и его защитников, не поступило каких-либо заявлений, адресованных суду, в которых бы со общалось о нарушениях тайны совещательной комнаты (т.9 л.д.204).

Утверждение Яковлева А.Д. об отсутствии в деле доказательств, подтверждающих его нахождение 27 марта 2009 года в ресторане « », где как указано в приговоре, он давал Бочкареву А.В. указание о получении от У . взятки, не может быть принято во внимание.

Данное обстоятельство ему инкриминировалось органами предварительного следствия в обвинительном заключении, которое составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ и в полном объеме было поддержано государственными обвинителями в судебном заседании в прениях сторон.

Вопреки доводам жалоб, председательствующий по делу судья, не вправе был изменять обвинение и указывать в вопросном листе иные даты инкриминируемых событий, поскольку это фактически привело бы к выходу за пределы судебного разбирательства, что не допустимо в силу ст.252 УПК РФ. При этом необходимо учитывать, что подсудимый Яковлев А.Д. не признавал свою при частность к инкриминированным ему преступлениям и утверждал, что не давал каких-либо указаний Бочкареву А.В. о получении от У взятки ни 27 марта 2009 года, ни в любой другой день.

Дата совершения преступления относится к обстоятельствам, подлежащим доказыванию.

С учетом особенностей рассмотрения дел в суде с участием присяжных заседателей, вопросы о доказанности или недоказанности этих обстоятельств относятся к компетенции присяжных заседателей (ст.334 УПК РФ).

Участвуя в судебном заседании, Яковлев и его защитники имели возможность оспаривать выдвинутое против него обвинение и представлять присяжным заседателям свои доказательства, опровергающие обвинение.

Представленные сторонами доказательства, признанные председательствующим допустимыми, были исследованы в присутствии присяжных заседателей, которые имели возможность оценить их и вынести объективный вердикт.

Обвинительный приговор в отношении Яковлева А.Д. постановлен председательствующим на основании вердикта присяжных заседателей, признавших его виновным в инкриминированных деяниях, в том числе и в даче 27 марта 2009 года в ресторане « » указания Бочкареву о получении от У части требуемой суммы в размере , из которых тот должен был лично передать ему.

Частями 2 и 3 ст.348 УПК РФ предусмотрено, что обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, который квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с вердиктом.

В соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст.379 УПК РФ не предусмотрено такого основания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Яковлева А.Д. в инкриминированных ему деяниях, а также о фактических обстоятельствах, признанных доказанными присяжными заседателями, не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Рассмотрение дела судом присяжных в отношении Бочкарева А.В. не является нарушением уголовно-процессуального закона, как об этом утверждает осужденный Яковлев А.Д.

Оснований для вынесения следователем постановления о возможности или невозможности выделении дела в отношении Бочкарева А.В. в отдельное производство не имелось, поскольку, как видно из материалов дела, и это установлено судом первой инстанции, Бочкарев А.В. не возражал против рассмотрения его дела с участием присяжных заседателей (т.8 л.д. 27, 46-55).

Доводы осужденного Яковлева А.Д. и его защитников о том, что в судеб ном заседании с участием присяжных заседателей исследовались не допустимые доказательства - неосновательны.

Как видно из протокола судебного заседания, в присутствии присяжных заседателей исследовались лишь доказательства, которые были получены в со ответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Ходатайства стороны защиты подсудимого о признании недопустимыми доказательств, о которых упоминается в кассационных жалобах, и исключении их из перечня, председательствующим судьей были рассмотрены в порядке предусмотренном ст.335 ч.б УПК РФ, и обоснованно отклонены мотивированными постановлениями (т.8 л.д.46-55, 153-155, 156-158).

Поскольку постановления судьи являются законными, обоснованными и мотивированными, то у судебной коллегии нет оснований не согласиться с ни ми.

Отклоняя ходатайство стороны защиты, судья правильно установил, что явка с повинной Бочкарева А.В. была добровольной, и его заявление о совершенном совместно с Яковлевым А.Д. преступлении оформлено в соответствии с требованиями ст. 142 УПК РФ. До заявления Бочкарева А.В., которое он сделал в явке с повинной, органам следствия не было известно о совершении им данного преступления в группе с Яковлевым А.Д.

То обстоятельство, что явка с повинной Бочкаревым была дана спустя не сколько дней после его задержания, при соблюдении требований ст. 142 УПК РФ, не является основанием для признания ее недопустимым доказательством.

Данных о том, что явка с повинной носила недобровольный характер и была вызвана оказанным на Бочкарева давлением, о чем утверждается в кассационных жалобах, судом в ходе судебного заседания выявлено не было и из материалов уголовного дела не усматривается.

Что касается выемки у Ульянова диктофона, впоследствии признанного вещественным доказательством и приобщенного к уголовному делу, то нарушений уголовно-процессуального закона судом также не выявлено.

Председательствующим по делу судьей было установлено, что указанный диктофон , на который У . еще до обращения в отдел УФСБ России

записывал разговоры с Бочкаревым А.В. , был выдан им работникам федеральной службы безопасности, которые составили об этом акт, упаковали его в конверт и опечатали.

Данный диктофон вместе с другими результатами оперативно розыскного мероприятия в установленном законом порядке был передан в следственное управление при Прокуратуре Российской Федерации в опечатанном виде и был приобщен следователем в качестве вещественного доказательства в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Поскольку судьей установлено, что оперативно-розыскные мероприятия были проведены в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а их результаты были переданы органам следствия с соблюдением требований закона и Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания прокурору и в суд, то оснований для признания недопустимыми указанных за щитником доказательств, в том числе акта выдачи диктофона и расшифровки аудиозаписей, не имелось.

Утверждение осужденного и его защитников о том, что признание в судебном порядке акта государственной жилищной инспекции от 20.05.2009 г. незаконным влечет за собой его недопустимость как доказательства по делу а, следовательно, и незаконность самого вердикта - неосновательно.

Предметом судебного разбирательства в суде с участием присяжных заседателей являлся вопрос о доказанности или недоказанности обвинения Яков лева А.Д. в получении взятки, а также в злоупотреблении должностными полномочиями в период работы заместителем прокурора .

Данный акт государственной жилищной инспекции касается проверки технического состояния квартир а также соблюдения условий перепланировки указанных квартир.

Обвинение Яковлева А.Д. в получении взятки и в злоупотреблении служебными полномочиями никак не связано с фактом законности или незаконности акта жилищной инспекции, на который ссылается сторона защиты.

Последующее признание данного акта незаконным само по себе никак не влияет на существо уголовного дела, рассмотренного в отношении Яковлева А.Д. судом присяжных, равно как и на допустимость доказательств, исследованных в судебном заседании.

Тем более, как видно из протокола судебного заседания, сторона защиты с разрешения председательствующего довела до присяжных заседателей ин формацию о наличии судебного решения в соответствии с которым данный акт признан незаконным, и о том, что это решение суда не вступило в законную силу в связи с его обжалованием в кассационном порядке.

Об этом решении также по просьбе стороны защиты напомнила и председательствующий судья Т выступая перед присяжными заседателями с напутственным словом и (т.8 л.д. 240).

Таким образом, до присяжных заседателей была доведена вся информация, относящаяся к документам, которые исследовались в судебном заседании и они имели возможность оценить представленные им доказательства в совокупности и с учетом информации, которой они располагали.

Законных оснований для отложения разбирательства дела в суде с участием присяжных заседателей до рассмотрения судом кассационной инстанции вопроса о законности решения Нерюнгринского городского суда, касающегося акта жилищной инспекции от 20 мая 2009 года, не имелось.

Поскольку обстоятельств, предусмотренных ч.5 ст.348 УПК РФ, председательствующим не установлено, то оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей не имелось.

Неосновательны доводы жалобы Яковлева А.Д. и защитников о том, что председательствующим по делу нарушен принцип состязательности сторон проявлена необъективность и предвзятость при рассмотрении дела.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья Т в судебном заседании создала сторонам обвинения и защиты равные условия для исполнения ими своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Каких-либо оснований ставить под сомнение объективность и беспристрастность судьи не имеется.

Из протокола видно, что судьей прерывались выступления участников судебного разбирательства в том случае, когда ими затрагивались обстоятельства, не относящиеся к существу рассматриваемого уголовного дела или не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей в силу ст. 334 УПК РФ, а также, когда в судебных прениях стороны пытались ссылаться на доказательства, которые не исследовались в ходе судебного следствия.

Вопросы, касающиеся процедуры получения доказательств, судьей Т

обоснованно снимались, а попытки кого-либо из участников процесса довести до присяжных заседателей сведения, не относящиеся к их компетенции, своевременно пресекались в целях исключения какого-либо воз действия на коллегию присяжных.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что председательствующий по делу судья Т . незаконного отказала стороне защиты в исследовании доказательств, не признанных недопустимыми, или же в допросе в присутствии присяжных заседателей свидетелей стороны защиты - из протокола судебного заседания не усматривается.

Утверждение Яковлева А.Д. о том, что судья Т через работников ФСБ незаконно воздействовала на присяжного заседателя М

- голословно и материалами дела не подтверждается.

Вопреки доводам жалобы Яковлева А.Д., из протокола судебного заседания видно, что в присутствии присяжных заседателей не исследовались данные о его личности, а также сведения о личности Бочкарева А.В. и членах его семьи, которые способны были бы вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых.

Сведения о доходах и расходах каждого из подсудимых исследовались лишь в той части, которая касалась предъявленного каждому из них обвинения, и необходимость их исследования была связана с доказанностью или недоказанностью инкриминированных им деяний (т.9 л.д. 146).

Напутственное слово председательствующим произнесено в соответствии с требованиями ст.340 УПК РФ. В напутственном слове председательствующий судья Т напомнила присяжным заседателем об иссле- дованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них, а также изложила позиции государственного обвини теля и защиты.

Она также разъяснила присяжным сущность принципа презумпции невиновности; положение о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого; положение о том, что их вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании никакие доказательства для них не имеют заранее установленной силы, их вы воды не могут основываться на предположениях, а также на доказательствах признанных судом недопустимыми.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий спрашивал у сторон, имеются ли у них замечания или возражения в связи с со держанием напутственного слова, однако сторона защиты подсудимого Яков лева А.Д. каких-либо замечаний не высказала и не заявила о нарушении судьей принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова (т.9 л.д.204).

Неосновательно мнение осужденного и его защитников о том, что судья незаконно произвел замену присяжных заседателей запасными.

Как видно из протокола судебного заседания, помощник судьи сообщил что присяжные заседатели под и не явились в судебное заседание, по скольку уехали к своему месту проживания в отдаленную местность (т.9 л.д. 203).

При таких обстоятельствах судья обоснованно, в соответствии с требованиями ст.329 УПК РФ, вынес решение о замене не явившихся в судебное заседание присяжных заседателей под и запасными под и 4.

Утверждение адвоката Соловьева А.Н. о том, что запасной присяжный заседатель под распространяла среди других присяжных заседателей по лученную из газетных публикаций информацию о деле Яковлева и Бочкарева, и тем самым, якобы, влияла на их мнение, голословно и не подтверждено мате риалами дела.

Содержащееся в кассационных жалобах, а также высказанное адвокатом Карпухиным С В . в судебном заседании мнение о том, что вопросный лист со ставлен с нарушением закона - несостоятельно.

Содержание вопросов, поставленных председательствующим перед присяжными заседателями, соответствует требованиям ст.339 УПК РФ.

Вопросы были сформулированы с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Предусмотренная уголовно-процессуальным законом (ст.338 УПК РФ процедура постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, председательствующим по делу соблюдена.

Как видно из протокола судебного заседания, сторонам было предоставлено право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, и дана возможность внести предложения о постановке новых вопросов (т.9л.д.201-204).

Замечания, сделанные стороной защиты Яковлева А.Д. по проекту вопросного листа, а также предложенные Яковлевым и его защитниками формулировки вопросов не содержали фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Поэтому председательствующий не согласился с замечаниями стороны защиты и обоснованно сформулировал те вопросы, которые подлежали разрешению присяжными заседателями с учетом их компетенции.

Вопросы перед присяжными заседателями судьей поставлены в понят ном виде.

То обстоятельство, что в вопросном листе не было поставлено три от дельных вопроса по каждому из инкриминированных Яковлеву А.Д. деянию нарушением уголовно-процессуального закона не является.

Согласно ст.339 ч.2 УПК РФ в вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося со единением вопросов, указанных в части первой настоящей статьи, то есть трех основных вопросов.

В данном случае, с учетом обстоятельств предъявленного Яковлеву А.Д обвинения судья по каждому деянию обоснованно поставил перед присяжными заседателями вместо трех вопросов по одному вопросу, состоящему из двух частей: то есть о доказанности совершения Яковлевым А.Д. инкриминированных ему деяний, а также о его виновности, что не противоречит уголовно процессуальному закону.

Судьей также обоснованно, в соответствии с ч.4 ст.339 УПК РФ, были по ставлены и вопросы о снисхождении к подсудимому Яковлеву, в случае при знания его виновным.

Вопреки доводам жалобы осужденного Яковлева, вопросный лист не со держит формулировок, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимых, а также собственно юридической оценки при вынесении ими своего вердикта.

Вердикт присяжных заседателей является понятным и непротиворечивым.

Заявленный подсудимым Яковлевым А.Д. отвод государственному обвинителю Верхотурову И.Ю., был рассмотрен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и обоснованно отклонен, поскольку оснований для отвода государственного обвинителя, предусмотренных статьями 61 УПК РФ, не имелось.

Мнение защитников и осужденного Яковлева А.Д. о том, что прокурор Верхотуров И.Ю. подлежал допросу в суде в качестве свидетеля - ошибочно Как видно из обстоятельств дела, и исходя из положений ст.56 УПК РФ, прокурор Верхотуров И.Ю. не является свидетелем по делу, поэтому не подлежал допросу в суде.

Вынесенное судьей постановление об отклонении ходатайства подсудимого об отводе государственного обвинителя является законным, обоснованным и мотивированным (т.8 л.д.28-29).

Доводы осужденного о том, что судом не установлено, какие именно права потерпевшей были нарушены его деянием - неосновательны, поскольку, как правильно указано в приговоре, в результате неправомерных действий Яковлева А.Д. по прекращению проверки по обращению Н было на рушено ее право на обращение в государственные органы за защитой своих прав, что гарантированно ст.ст. 33, 45 Конституции Российской Федерации.

При этом, как правильно отмечено судом, названное право по смыслу Конституции предполагает не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ, а в случае необходимости принятия мер к восстановлению нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Яковлев А.Д., дав указание о прекращении проверки по жалобе Н

и вынудив ее отозвать свое заявление, тем самым лишил ее возможности получить гарантированную законом защиту прав и свобод человека и гражданина, что является существенным нарушением ее прав и законных интересов.

Действия Яковлева А.Д. судом юридически квалифицированы правильно.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Обстоятельством, отягчающим наказание Яковлева А.Д., признана его особо активная роль в совершении преступления.

Данное отягчающее обстоятельство было учтено судом при назначении ему наказания.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Яковлев А.Д. признан за служивающим снисхождения.

Согласно ч.4 ст.65 УК РФ при назначении наказания лицу, признанному вердиктом присяжных заседателей виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются.

Таким образом, суд не вправе был учитывать при назначении наказания Яковлеву А.Д. отягчающее обстоятельство.

В связи с допущенным судом нарушением уголовного закона приговор в отношении Яковлева А.Д. подлежит изменению, а назначенное ему основное наказание - смягчению.

Оснований для смягчения дополнительных видов наказания, назначенных Яковлеву А.Д., с учетом характера совершенных им преступлений и данных о его личности, судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 29 января 2010 года в отношении Яковлева А Д изменить: исключить при знание особо активной роли Яковлева А.Д. в качестве обстоятельства, отягчающего его наказание; смягчить назначенное Яковлеву А.Д. наказание: по ст. 285 ч.1 УК РФ - до 1 года лишения свободы; по ст. 290 ч.4 п.п. «а», «в», «г» УК РФ - до 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, с лише- нием в соответствии с ч.З ст.47 УК РФ права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года, с лишением в соответствии со ст.48 УК РФ классного чина юрист класса; окончательно назначенное на основании ст.69 ч.З УК РФ Яков леву А.Д. наказание смягчить до 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на 3 года, с лишением классного чина - юрист класса.

В остальном тот же приговор в отношении Яковлева А.Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 294 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта