Информация

Решение Верховного суда: Определение N 41-АПУ13-7 от 08.04.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №41-АПУ13-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 8 апреля 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

Председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Климова А.Н. и Шамова А.В.,

при секретаре Кочкине Я.В рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Ефремова П.В. и Федорушкина Д.Д., адвокатов Куюмджи А.Б. и Шилова А.Т. на приговор Ростовского областного суда от 8 февраля 2013 года, которым

Ефремов П В осужден к лишению свободы по ч.З ст.30 и ч.З п.«б» ст.205 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не уходить из жилища в период с 23 часов вечера до 6 часов утра; не выезжать за пределы муниципального образования по месту регистрации, не изменять место жительства и место работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; 2 раза в месяц являться в этот орган для регистрации; по ч.З ст.222 УК РФ на 6 лет, в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год и возложением обязанностей, перечисленных выше;

Федорушкин Д Д

г осужден к лишению свободы по ч.З ст.30 и ч.З п.«б» ст.205 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не уходить из жилища в период с 23 часов вечера до 6 часов утра; не выезжать за пределы муниципального образования по месту регистрации, не изменять место жительства и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; 2 раза в месяц являться в этот орган для регистрации; по ч.З ст.222 УК РФ на 6 лет, по ч. 3 ст. 223 УК РФ на 6 лет, в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год и возложением обязанностей перечисленных выше.

Постановлено взыскать с осужденного Федорушкина Д.Д. в доход федерального бюджета в возмещение процессуальных издержек рублей копеек.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Ефремова П.В. и Федорушкина Д.Д., адвокатов Куюмджи А.Б. и Шилова А.Т., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Самойлова И.В., полагавшего приговор оставить без изменения судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Федорушкин Д.Д. признан виновным в том, что примерно в 2006 году, находясь на территории г. испытывая национальную ненависть и негативное отношение к нахождению на территории Российской Федерации и области мигрантов из республик Средней Азии и Закавказья, вступил в неофициальную праворадикальную организацию « » («»)

с целью пропаганды и легализации праворадикальных и националистических идей и движений на территории г.

и последующего совершения преступления.

Будучи участником указанной организации, методами и принципами деятельности которой, согласно концепции «»,

является распространение праворадикальной националистической идеологии среди населения Российской Федерации, вооруженная борьба с законной государственной властью и проведение силовых акций посредством физического устранения представителей государственной власти, а также лиц из числа мигрантов Дальнего и Ближнего зарубежья, Федорушкин Д.Д., имея умысел на совершение террористического акта - взрыва в месте массового скопления людей, устрашающего население и создающего опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба, а также умышленного причинения смерти человеку - начальнику отдела по вопросам трудовой миграции УФМС РФ по области посредством совершения террористического акта, в октябре 2009 года вовлек

в организованную преступную группу, который незаконно изготовил самодельное взрывное устройство, пригодное для производства взрыва, с целью его последующего подрыва около здания отдела по вопросам трудовой миграции УФМС России по

области, расположенного в г. на ул.

Кроме того, с целью облегчения совершения преступления и скрытного и безопасного осуществления незаконной перевозки изготовленного самодельного взрывного устройства, Федорушкин Д.Д. в период времени с января по 23.04.2010 г., находясь по месту своего жительства в д. по пер. в г.

вовлек в организованную группу Ефремова П.В.

Федорушкин Д.Д., С и Ефремов П.В. в составе группы покушались на совершение террористического акта - взрыва и на умышленное причинение смерти Б для чего С и Федорушкин Д.Д. в составе организованной группы незаконно изготовили взрывчатые вещества и взрывное устройство, а также незаконно хранили, перевозили, носили взрывчатые вещества и взрывное устройство.

Ефремов П.В., будучи в составе организованной группы незаконно перевез взрывное устройство к месту его закладки и доведения до конца совместного с другими осужденными умысла на совершение террористического акта. Мотивом совершения С и Ефремовым П.В. преступления явилась национальная ненависть и негативное отношение их к нахождению на территории Российской Федерации и области мигрантов из республик Средней Азии и Закавказья. На этой почве они пытались с помощью взрывного устройства взорвать начальника отдела по трудовой миграции УФМС РФ по области Б но это преступление до конца не смогли осуществить по независящим от их воли причинам.

В суде осужденные Ефремов П.В. и Федорушкин Д.Д. вину свою в предъявленном им обвинении не признали.

В апелляционных жалобах:

осужденный Федорушкин Д.Д. утверждает, что приговор основан на недопустимых и недостоверных доказательствах протоколах обыска по месту его проживания (т.2 л.д.80-89), осмотра места происшествия, заключении химической экспертизы (т. 10 л.д.157-161); в протоколе обыска не конкретизированы технические средства, которые применялись (модель, марка, пленка аппарата); в постановлении о проведении обыска записано, что следственное действие будет произведено по одному адресу, а фактически оно было проведено по другому адресу; в протоколе обыска не указано при каких погодных условиях и при каком освещении он проведен изъятые предметы не предъявлялись понятым и другими участникам следственного действия; протокол обыска не подписан тремя участниками следственного действия, поскольку в нем участвовали 9 человек, а подписали только 6 человек; в протоколе не оговорена дописка о том, что во дворе дома изымались образцы почвы; подпись следователя на протоколе, подшитого к делу отличается от его подписи в копии протокола, выданного Федорушкиной Н.А.; показания С являются недостоверными; потерпевший Б ранее 10 часов утра на работу не приходил, а С утверждал, что со слов Д ему известно, что начальник на работу приходит в период времени с 8 часов 20 минут по 8 часов 40 минут; он никогда не давал С указаний следить с района остановки за приездом потерпевшего, поскольку в этом случае место парковки не просматривается; схема осмотра места происшествия составлена неправильно; утверждает, что свидетели Ч иХ во время судебного заседания допрошены неполно и ходатайствует об их допросе в суде апелляционной инстанции; просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить;

в дополнительных жалобах осужденный Федорушкин Н.А указывает, что приговор основан на предположениях; в приговоре не приведены достоверные доказательства, подтверждающие вывод о том, что он в своих действиях руководствовался ненавистью к лицам иной национальности; суд не учел, что он вышел из организации « » после того, как в интернете появились радикальные призывы, что подтверждается показаниями свидетелей Ч иХ об отсутствии у него националистических мотивов и призывов свидетельствовал и осужденный С ; его в порядке ч. 7 ст. 259 УПК РФ не ознакомили с протоколом судебного заседания; суд незаконно прекратил уголовное дело по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ, поскольку оно незаконно было возбуждено; у него отсутствовал умысел на лишение жизни Б поскольку у него не было к нему неприязненных отношений, что следует из показаний самого потерпевшего, а также свидетелей ФИ , И ; он малознаком со С , не мог контролировать его действия, и, вопреки показаниям свидетеля Д , он не созванивался со С после того, как тот заложил СВУ, что подтвердил в суде сам С у него имелся свой автомобиль, поэтому ему не нужно было привлекать Ефремова в организованную группу; заключение экспертизы № 1209 по поводу взрывного устройства носит вероятностный характер; не проверен до конца вопрос о том, имелась ли в его телефоне фотография потерпевшего Б чем было нарушено его право на защиту; в суде не исследовался СД-диск к протоколу обыска по месту его проживания; судья незаконно отказал в ходатайстве защиты о ведении аудиозаписи судебного заседания, чем также было нарушено его право на защиту; 22 апреля 2010 года, в 21 час 30 минут С не приезжал к нему домой, что подтверждается протоколом детализации телефонных переговоров он не мог говорить С , что Б приезжает на работу в 8 часов 20 минут, поскольку всем известно, что Б приходил на работу к обеду или после обеда; кроме того, Б с

1 по 16 апреля болел, и он не мог в это время определить со С дату закладки СВУ; по этой причине С не мог осмотреть в это время и автомобиль Б ; не мог он ничего сказать С о маршруте движения Б С не мог один собрать взрывное устройство, поскольку плохо разбирается в технологии сборки, и, следовательно, он кого то покрывает, а его оговаривает; он, как офицер ГРУ, не мог дать С указание заложить взрывное устройство фактически на видном месте и в окружении автомобилей сотрудников милиции его ходатайство о вызове сотрудника милиции, следившего за данной территорией, суд проигнорировал; экспертами не установлена мощность взрывного устройства; дело рассмотрено с обвинительным уклоном; Ефремова он попросил только отвезти С до вокзала, и ни в какой преступный сговоре ним и другими лицами не вступал; контейнеры и детали к СВУ он к С не привозил; его автомобиль был припаркован недалеко от места закладки СВУ, и этим обстоятельством опровергается обоснованность его обвинения; С не мог наблюдать за местом парковки автомобиля Б и выводы суда в этой части противоречат фактическим обстоятельствам дела обыск в его квартире произведен с нарушением закона, и обнаруженный серебристый порошок могли ему подбросить; с 20 декабря 2012 года дело в суде рассматривалось без его адвоката Дорофеева Л.М., чем было нарушено его право на защиту; просит дополнительно вызвать в суд апелляционной инстанции свидетелей Ш и Н для опровержения показаний осужденного С суд при наличии у него смягчающего обстоятельства назначил ему максимальное наказание и не привел мотивов, почему с него одного были взысканы судебные издержки; утверждает, что взрыв не мог состоятся из-за некачественной сборки СВУ; вывод о том, что взрыв мог причинить населению значительный ущерб, носит предположительный характер; протокол осмотра места происшествия (т.1 л.д. 17-21) является недопустимым доказательством, поскольку не указы сведения о погоде, куда направлены предметы, обнаруженные при осмотре места происшествия; сведения, изложенные в протоколе противоречит показаниям свидетелей А и Г справки об исследовании №№ 1455, 1451, 1452, 1449, 1454, заключения экспертов № № 1209, 1210, 1211, 1212, 509, 3681, протоколы обыска по месту жительства С - являются недопустимыми доказательствами, поскольку основаны на неверных исходных данных и их выводы голословны; в ходе расследования прокурор нарушил требования п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ и передал уголовное дело из СК при прокуратуре в СО УФСБ просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить;

адвокат Куюмджи А.Б. в интересах осужденного Федорушкина Д.Д., ссылаясь на показания подзащитного, указывает, что осужденный С оговорил Федорушкина Д.Д. в том что он причастен к созданию самодельного взрывного устройства и попытке его подрыва по мотивам национальной ненависти показания С в суде и на предварительном следствии являются противоречивыми и непоследовательными; из его показаний следует, что у Федорушкина Д.Д. был личный конфликт с Б и что при закладке взрывного устройства они не руководствовались националистическими мотивами (т.2 л.д.25-30, т.8 л.д.5-19); затем в явке с повинной С и в последующих показаниях обвинил Федорушкина Д.Д. в протестных мотивах, а также и Д ; после этого С вновь изменил свои показания относительно роли Д (т.8 л.д.237- 243); затем в протоколе допроса от 23 мая 2011 года С А.О. стал утверждать, что деньги на телефон ему передал Федорушкин (т. 15 л.д.168-170), что свидетельствует о лживости его показаний; в дополнительном допросе С указывает что не опознал Б по фотографии, и суд этому обстоятельству не дал никакой оценки; при задержании С утверждал, что для инициации взрыва он использовал телефон « », а фактически использовался телефон « », и это противоречие также не оценено в приговоре; протокол обыска по месту жительства Федорушкина Д.Д. является недопустимым доказательством, поскольку данное следственное действие проведено с нарушением закона; взрывчатое вещество в дом к подзащитному могло попасть путем фальсификации обыска; все другие доказательства, производные от обыска, также являются недопустимыми доказательствами; из показаний свидетелей Х Ш ,Ч Е и других допрошенных в суде свидетелей следует, что Федорушкин Д.Д. никогда не делал националистических заявлений и призывов к насилию; Федорушкин Д.Д. не знал и не мог знать, когда после болезни выйдет на работу Б что исключает виновность подзащитного в намерении причинить смерть потерпевшему; кроме того, Б появлялся на работе в 10-11 часов утра, а со слов С взрыв планировали с 8.20 по 8.40 часов; суд ошибочно отказал защите к приобщению к делу и в исследовании фотографий места происшествия, чем было нарушено право подсудимого на защиту Федорушкин, как офицер ГРУ, не видя самого взрывного устройства, не мог иметь отношение к вмененным ему преступлениям; суд ошибочно квалифицировал действия осужденных как покушение на террористический акт, поскольку как это усматривается из показаний С умысел был направлен исключительно на причинение смерти Б и других мотивов не было; просит приговор в отношении Федорушкина Д.Д. отменить и дело прекратить;

осужденный Ефремов П.В. утверждает, что участия в преступлениях не принимал, ничего ни с кем не планировал, а только выполнил функцию водителя; обвинительный приговор в отношении него основан только на предположениях осужденного С которые им были высказаны еще на предварительном следствии; в суде С показал, что он, Ефремов, ничего не знал об изготовленной бомбе, перевозил в машине он только коробку и не знал, что в ней находится С и Федорушкин никогда с ним или в его присутствии не обсуждали вопросы об изготовлении, назначении взрывного устройства, на предварительном следствии С по поводу его роли дал противоречивые показания; то он заявлял, что о бомбе Ефремов мог узнать от Федорушкина Д.Д. (т.2 л.д.25-35), то он утверждал, что Ефремов мог видеть СВУ в квартире С.

(т.4 л.д.204-210); в следующих показаниях он заявил, что Ефремов знал, куда ему нужно было ехать (т.8 л.д.5-20); однако все эти показания о его роли в преступлениях носят предположительный характер; в других показаниях в суде и на следствии, а также в явке с повинной С утверждал что он, Ефремов, ничего не знал о взрывном устройстве и готовящемся преступлении; такой же вывод следует и из показаний свидетеля Д , который находился в квартире С когда он к нему приехал; со С познакомился только за одну неделю до приезда к нему домой, что опровергает вывод суда об устойчивой и тесной связи между осужденными; не планировал оказать воздействие на органы государственной власти в одних показаниях С утверждал, что взрывом они пытались привлечь внимание общественности к коррупции в органах миграционной службы; в других показаниях С показывал, что у Федорушкина был конфликт с Б что тот получал взятки от мигрантов; суд не учел, что он является религиозным человеком, терпимо относился в лицам других национальностей и не состоял ни в каких антигосударственных организациях; просит приговор отменить и дело прекратить;

в дополнительной жалобе осужденный Ефремов П.В указывает, что в суде по вопросу его задержания не допрошены свидетели Ч К и А утверждает, что он был лишь невольным свидетелем произошедшего, оказывая по просьбе Федорушкина помощь С в перевозке; он не пытался скрываться, спокойно работал, чем опровергаются выводы суда о его причастности к преступлениям;

адвокат Шилов А.Т. в интересах осужденного Ефремова П.В указывает, что в деле нет достоверных доказательств подтверждающих виновность подзащитного в инкриминированных деяниях; осужденный С в суде и на следствии утверждал, что Ефремов П.В. ничего не знал об изготовленной им бомбе и о цели ее изготовления и применения; Ефремов П.В. только довез его с картонной коробкой до здания УФМС; на предварительном следствии С по этому поводу дал противоречивые показания и говорил, что Ефремов П.В. мог знать о бомбе и о месте, куда ее необходимо доставить (т.2 л.д.25-35, т.4 л.д.204-120, т.8 л.д.5-20), но эти показания носят предположительный характер; в других же показаниях он утверждал, что Ефремов П.В. ничего не знал о бомбе и целях ее изготовления и доставки, однако этим показаниям суд в приговоре не дал никакой оценки; С и Ефремов фактически не знали друг друга, в связи с чем Ефремов необоснованно осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 п. «б» ст. 205 УК РФ; С утверждал, что при попытке совершить взрыв они не преследовали цель воздействия на органы власти; незаконно Ефремов осужден по ч. 3 ст. 222 УК РФ, поскольку он ничего не знал о бомбе, что также подтверждается показаниями свидетеля Д просит приговор в отношении Ефремова П.В. отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

В возражениях государственный обвинитель Трухянов Г.В. не согласен с доводами апелляционных жалоб и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В возражениях осужденный С адвокаты Филонова О.П., Филонова Н.Г. не согласны с доводами жалоб осужденного Ефремова П.В. и его адвоката Шилова А.Г. и просят к ним отнестись критически.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Несмотря на то, что Ефремов П.В. и Федорушкин Д.Д. свою причастность к инкриминированным деяниям отрицали, однако суд обоснованно пришел к выводу об их виновности в содеянном по следующим основаниям.

Так, согласно показаниям осужденного С данных им в суде и в ходе расследования, Федорушкин Д.Д предложил ему собрать взрывное устройство с целью устранения его начальника. С этой целью Федорушкин Д.Д. привозил ему металлические контейнеры, передал в конце 2009 г. два телефона с сим-картами для изготовления взрывного устройства и иные компоненты. Также Федорушкин передал ему рублей для покупки еще одного телефона. Взрывное устройство он (С ) собрал самостоятельно, проводил опыты по его изготовлению, о результатах которых рассказывал Федорушкину. В начале весны 2010 года Федорушкин показал ему фотографию начальника Б сообщил о времени его прибытия на работу и данные об его автомобиле. Было решено СВУ заложить в кучу мусора недалеко от здания УФМС. Определили дату - утро 23 апреля 2010 года. Федорушкин Д.Д. сказал, что к нему приедет П и отвезет его (т.20 л.д.106-107). П был осведомлен от Д о том, что в коробке находится взрывное устройство которое необходимо было заложить в определенном месте (т. 2 л.д.25-35). 23.04.10 г. в 4 часа к нему прибыл Ефремов П., поднялся в квартиру и наблюдал, как он поставил в картонную коробку с пенопластом пластиковую бутылку со взрывчаткой, проверил соединение проводов в детонаторе (т.4 л.д.204-210). Он спросил у П , знает ли тот, куда надо ехать, П ответил, что знает (т.8 л.д.5-20). Затем приехали к зданию УФМС, он взял коробку с СВУ заложил ее, как и планировалось, в куче мусора, и уехали домой (т.20 л.д.107). Вновь приехали к этому же месту в 8 часов утра и увидели, что оно было оцеплено сотрудниками милиции.

Приведенные показания С суд обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с показаниями свидетеля Д данных им как в суде, так и в ходе расследования, согласно которым об изготовлении С взрывного устройства он узнал у Федорушкина Д.Д. дома в середине апреля 2010 года. Цель бомбы - совершение теракта Федорушкин Д.Д. был осведомлен об этом. 22 апреля 2010 года он находился в квартире С и видел у него взрывное устройство. Рано утром приехал парень (Ефремов), после чего С в присутствии парня упаковал взрывное устройство в коробку, после чего вышли из квартиры. Приехали к зданию ОВД района, где С вынес из машины коробку и где-то ее спрятал, после чего они вернулись обратно к С домой (т. 16 л.д.79-83, т.20 л.д.45-53).

Из показаний свидетеля Г следует, что в ночь с 22 на 23 апреля 2010 г. примерно в 4 - 5 часов утра, он подъехал к дому № по ул. г. поставил машину на стоянку. Во двор въехала машина или модели. Парень сидевший рядом с водителем, вышел из машины, осмотрел мусор рядом с жилым домом, потом вернулся к машине, где из багажника или из салона со стороны задней двери достал аккуратно коробку поставил вблизи мусора, и убежал. После их отъезда он откинул верх коробки и осмотрел ее содержимое, внутри под пенопластом была бомба. Он пошел в райотдел полиции, и сообщил об этом дежурному.

При предъявления лица для опознания он, Г , опознал С как мужчину, который утром 23 апреля 2010 г оставил коробку неподалеку от здания ОВД по ул. (т. 2 л.д.203-206).

Помимо приведенных выше показаний, вина Ефремова П.В. и Федорушкина Д.Д. в содеянном также подтверждается показаниями потерпевшего Б свидетелей Г Ш П С М Ф И И , Ч Х Ш Р протоколами осмотра места происшествия, обыска по месту жительства Федорушкина С выемки, заключениями криминалистических химических экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

С доводами Федорушкина Д.Д. о том, что в суде первой инстанции неполно допрошены свидетели Ч Х иШ согласиться нельзя.

Так, из показаний свидетеля Х в суде усматривается что он и Федорушкин помогали организовывать музыкальные концерты в г. под эгидой организации «».

Членство в организации не оформлялось, люди надевали на себя майки с надписью « », что означало, что человек в такой майке принят в организацию. На Федорушкине он видел такую майку до 2009 г. В начале деятельности организации они собирали деньги, часть которых высылали в в разные фонды через электронный кошелек. Вначале общие деньги организации были у него, а затем с 2009 г. - у Федорушкина. После того, как организацию « » возглавил Г они вышли из организации, так как тот начал какие-то политические игры. Г в Интернете призывал к насильственным действиям по отношению к другим национальностям. Федорушкин знал об этих призывах, но своими мыслями по этому поводу с ним не делился. В компании с Федорушкиным и двумя парнями они выезжали в область, где стреляли в тире из автомата После того, как они вышли из организации, ему стало известно, что она признана экстремистской (т. 20 л.д.8-14).

В показаниях, данных на предварительном следствии оглашенных, в суде, свидетель Х пояснял, что с 2008 г после того как « » возглавил Г он стал пропагандировать более радикальные идеи борьбы с лицами неславянской национальности, призывал к применению насилия к таким лицам, а также к совершению акций, направленных на борьбу с действующей государственной системой власти. Федорушкин воспринял эти идеи Г и стал их придерживаться. После встречи в 2008г. в г. с Г С. Феорушкин стал призывать их к активным и реальным действиям, направленным на демонстрацию националистических взглядов. Поскольку члены ростовской ячейки организации « » Федорушкина не поддержали, тот стал искать сторонников своих идей среди радикально настроенной молодежи, не входящей в организацию Федорушкин говорил им, что в радикально настроенные лица с националистическими взглядами совершают убийства взрывы и другие активные действия, направленные против лиц неславянской национальности. В связи с этим Федорушкин все чаще призывал их к планированию и организации подобных акций (т. 13 л.д.170-174).

Свидетель Ч . пояснил в суде, что с Федорушкиным знаком примерно с 2004 г. О существовании организации « »

ему известно из интернета. С Федорушкиным иХ он ездил на полигон и стрелял из пистолета Праворадикальных взглядов и отрицательного отношения к мигрантам Федорушкин не высказывал (т. 20 л.д.68-71).

В показаниях на предварительном следствии, которые были оглашены в судебном заседании, свидетель Ч показал, что в 2005 г. Федорушкин познакомил его с Х по кличке « », С -« », Р -« ». В ходе знакомства Федорушкин и Х предложили вступить в организацию «»,

которая занимается организацией концертов и пропагандой праворадикальных националистических взглядов. Он согласился вступить в эту организацию. В 2006 г. Х вручил им майки с надписью « », что означало членство в организации. Во время встреч все сдавали Федорушкину, в так называемый «общак», деньги по рублей. Поработав некоторое время в УФМС, Федорушкин Д. во время их встреч стал высказывать свое недовольство в отношении мигрантов, что они его достали по работе и ему надоело выдавать им разрешения на работу Также он высказывал без конкретики, что их всех нужно порешить Примерно в конце 2009 г. Федорушкин стал призывать их к совершению активных силовых действий. Примерно в апреле 2010 г. Федорушкин Д. стал говорить, что они ничего не делают, и снова стал призывать их к акциям, о необходимости делать что-то серьезное, и переходить к радикальным мерам (т. 12 л.д.184-186).

Из оглашенных в суде показаний свидетеля Ш следует, что в 2005 или 2006 году « » (Х ) или « » (Федорушкин) сказали ему, что являются членами ростовской ячейки « ». Он помогал организовывать концерты на которых « » и « » были в футболках с аббревиатурой организации. Во время встреч с этими лицами они сдавали деньги в «общак» « ». С 2009г. он стал чаще общаться с который работал в УФМС. Летом 2009г. он и « » с группой фанатов ездили в г. . « » по возвращении из стал высказываться, что в что-то делают, а они нет Поработав некоторое время в УФМС, во время их встреч стал высказывать свое недовольство в отношении мигрантов отзывался крайне негативно (т. 12 л.д.188-190, т.20 л.д.31-32).

Причем, в допросе свидетелей Ч Х и Ш а также в исследовании их показаний, данных в ходе предварительного следствия, активное участие приняли представители защиты, и участники процесса не делали заявлений о неполноте допроса указанных лиц и не заявляли ходатайств об их повторном вызове, в том числе и на стадии дополнений к судебному следствию (т.20 л.д. 14, 32,71, 243).

Таким образом, показания свидетелей Ч Хи Ш исследованы полно и им была дана надлежащая оценка в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами.

Что касается Н то он в суде первой инстанции не допрашивался, и ходатайство об его вызове и допросе не заявлялось (т.20 л.д.243). Судебная коллегия также не усматривает оснований для вызова Н в суд апелляционной инстанции в качестве свидетеля.

Согласно решению Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года международное объединение « » (« ») было признано экстремистским и его деятельность запрещена на территории Российской Федерации (т.21 л.д.171-175).

Вопреки доводам жалоб, протокол обыска от 30 апреля 2010 года по месту постоянного проживания Федорушкина Д.Д. по адресу: гор. переулок является допустимым доказательством и правомерно исследовался в суде первой инстанции (т.2 л.д. 80-89). В частности, исправления в указании адреса в протоколе обыска на его достоверность и допустимость не влияют, поскольку данные исправления были удостоверены надлежащим образом. В постановлении о производстве обыска от 30.04.10 (т.2 л.д.78-79) указано, что обыск будет проводиться по адресу: г. пер.».

Данное постановление до начала обыска было предъявлено Федорушкиной Н.А., а затем обыск был проведен по указанному адресу с ее участием, о чем имеется соответствующая отметка в протоколе.

Поскольку обыск проводился внутри жилого помещения, то отсутствие в протоколе сведений о погоде и освещенности не повлияли на его допустимость. Изъятие предметов, имеющих значение для дела, в ходе обыска проводилось в присутствие понятых и сопровождалось опечатыванием предметов после их обнаружения с заверением подписями следователя и понятых.

В ходе судебного разбирательства подробно исследовал вопрос о законности обыска по месту жительства Федорушкина Д.Д., и оснований сомневаться в правильности принятых решений о допустимости соответствующего протокола обыска и производных от него других доказательств, перечисленных в жалобах осужденного Федорушкина Д.Д. и защитников, у судебной коллегии не имеется (т.20 л.д.86-87, 194, 237).

Вопреки доводам жалобы Федорушкина Д.Д., обыск по месту жительства С в квартире №. д. по ул.

в г. также проведен в соответствии с требованиями ст. ст. 182-183 УПК РФ. Согласно протоколу обыска и фототаблицы к нему, по месту жительства С обнаружены и изъяты: емкости с ацетоном, упаковки аммиачной селитры, серебрянкой, иные компоненты и вещества, необходимые для изготовления самодельных взрывчатых веществ и взрывных устройств, порошки и смеси в различных емкостях, предметы напоминающие самодельные детонаторы, сварные металлические цилиндры, в одном из которых находится порошок, мобильные телефоны с элементами доработки, лампочки, системный блок компьютера и другие предметы (т. 2 л.д. 61-68,69-73).

Приведенными данными опровергаются утверждения Федорушкина Д.Д. о том, С не изготавливал обнаруженное самодельное взрывное устройство.

Нельзя согласиться с доводами осужденного Федорушкина Д.Д и о том, что в суде первой инстанции было нарушено его право на защиту.

В частности, из представленных материалов следует, что 20 декабря 2012 года в судебное заседание не явился защитник Дорофеев Л.М. По этому поводу другой защитник Федорушкина Д.Д. - адвокат Куюмджи А.Б. заявил, что защитник Дорофеев Л.М не будет участвовать в судебном заседании, а также и в прениях сторон. Высказал свое мнение и подсудимый Федорушкин Д.Д согласно которому он не возражает продолжить судебное заседание в отсутствие защитника Дорофеева Л.М. (т.20 л.д.246).

Учитывая, что интересы Федорушкина Д.Д. защищал избранный им адвокат Куюмджи А.Б., то суд, с учетом отсутствия возражений всех участников процесса, правомерно продолжил судебное разбирательства в отсутствии неявившегося адвоката Дорофеева Л.М.

Дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст. ст. 14-17 УПК РФ, и все ходатайства, заявленные подсудимыми Ефремовым П.В., Федорушкиным Д.Д. и их защитниками были разрешены председательствующим судьей в установленном законом порядке.

Что касается доводов осужденного Ефремова П.В. о том, что в суде первой инстанции не допрошены важные, по его мнению свидетели М Ч К Н,

А и неполно допрошены свидетели О,

Р то с ними судебная коллегия согласиться не может.

В частности, в ходе судебного разбирательства, при активном участии защиты, были подробно допрошены свидетели О.

иР (т.20 л.д.74-76, 76-78) Причем, подсудимый Ефремов П.В. и его защитник Шилов А.Т. не заявляли ходатайств о повторном допросе этих же свидетелей, или вызове в суд дополнительных свидетелей, в том числе и перечисленных в жалобах осужденного Ефремова П.В. Оснований для вызова перечисленных выше лиц в суд апелляционной инстанции судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, все доказательства приведенные в приговоре суда первой инстанции, отвечают требованиям уголовно-процессуального закона, и они обоснованно были признаны допустимыми доказательствами, о чем суд подробно мотивировал свои выводы как в соответствующих постановлениях так и в самом приговоре.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка. Выводы суда относительно квалификации действий Федорушкина Д.Д. и Ефремова П.В подробно мотивированы в приговоре, и оснований для переквалификации их действий на закон о менее тяжком преступлении или для вынесения оправдательного приговора судебная коллегия не усматривает.

Наказание Федорушкину Д.Д. и Ефремову П.В. назначено с учетом содеянного, их личности и является справедливым.

Психическое состояние Федорушкина Д.Д. и Ефремова П.В проверено полно, и они обоснованно признаны вменяемыми.

Вопреки доводам жалоб, 20 февраля 2013 года осужденному Федорушкину Д.Д. была вручена копия протокола судебного заседания, о чем в деле имеется соответствующая расписка (т.2! л.д.69). Кроме того, он был ознакомлен со всей документацией которая была приобщена к делу во время судебного разбирательства, находящаяся в томе № 19 (т.2! л.д.70-71). Ходатайство осужденного Федорушкина Д.Д. об ознакомлении со всеми материалами уголовного дела и приобщенными вещественными доказательствами обоснованно было оставлено без удовлетворения, поскольку он был ознакомлен с ними по окончанию предварительного следствия в порядке ст. 217 УПК РФ (т.17л.д.155,т.21 л.д.72).

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с положениями ст. 259 УПК РФ, и поданные осужденным Федорушкиным Д.Д. на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке.

С соблюдением положений п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 1 ст. 27 УПК РФ суд вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении Федорушкина Д.Д. по ч. 2 ст.282.1 УК РФ, против чего ни сам Федорушкин Д.Д., ни представители защиты не возражали (т.20 л.д.229).

Поскольку свидетель Е вызывался в суд для выяснения обстоятельств, касающихся организации «»,

и имеющих отношение к обвинению Федорушкина Д.Д то процессуальные издержки, связанные с оплатой расходов этого свидетеля, были правомерно взысканы с осужденного Федорушкина Д.Д. (т.20 л.д.64-67).

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора не усматривается, и поданные на него апелляционные жалобы судебная коллегия оставляет без удовлетворения.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕД ЕЛИЛА:

приговор Ростовского областного суда от 8 февраля 2013 года в отношении Ефремова П В и Федорушкина Д Д оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 282.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта