Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ15-27 от 20.10.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №20-АПУ 15-27

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 20 октября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Сабурова Д.Э.

судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г.

при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Абдулвагабова М.М. и Мирзаева М.Г. в защиту интересов осужденного Исмаилова П.Т., а также потерпевшей Б на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 21 июля 2015 года, которым

Исмаилов П Т ,

несудим,

осуяеден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год; по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 13 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре, в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять срок наказания с 23 июня 2014 года.

Постановлено о взыскании с Исмаилова П.Т. в пользу Б.

в возмещение морального вреда рублей, в возмещение материального вреда - рубля, рублей, рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., выступления осужденного Исмаилова П.Т. в режиме видеоконференцсвязи, его защитников адвокатов Абдулвагабова М.М. и Мирзаева М.Г., поддержавших доводы жалоб, выступление адвоката Перепеченовой СИ. в защиту интересов потерпевшей Б поддержавшей доводы апелляционной жалобы, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л., полагавшей приговор изменить, назначив по п. «ж ч. 2 ст. 105 УК РФ более строгое наказание, по ч. 1 ст. 167 УК РФ наказание, не связанное с лишением свободы, Судебная коллегия

установила Исмаилов П.Т. признан виновным и осужден за убийство Б.,

группой лиц по предварительному сговору и умышленное повреждение автомобиля, повлекшее причинение значительного ущерба Преступления совершены 1 июня 2014 года в с.

района Республики при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокаты Абдулвагабов М.М. и Мирзаев М.Г. в защиту интересов осужденного Исмаилова П.Т выражают несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, постановленным с нарушением уголовного закона. Придерживаясь версии о необходимой обороне со стороны Исмаилова в отношении погибшего Б подробно анализируя доказательства по делу, сторона защиты полагает, что приговор основан на предположительных выводах. Судом не опровергнуты доводы осужденного о том, что когда произошла перестрелка между ним и погибшим, он, Исмаилов, был один следовательно, не доказан и квалифицирующий признак убийства группой лиц по предварительному сговору. Полагают, что очевидцев преступления по делу не установлено. Свидетель К таковым не является. Его показания, данные на стадии расследования следовало признать недопустимыми, поскольку он не владея в достаточной степени русским языком, был допрошен без участия переводчика. В судебном заседании, будучи допрошенным уже с участием переводчика, свидетель от показаний, данных в ходе досудебного производства, отказался, пояснив, что протокол подписал не читая. Сторона защиты обращает внимание, что сам допрос свидетеля исходя из реквизитов протокола, длился всего три минуты. Неверно оценены судом и показания К в судебном заседании, как недостоверные. В этой связи неверно оценены также и производные от показаний К , показания других свидетелей. Не приняты во внимание показания К , данные им в ходе дополнительного допроса на стадии расследования, а также показания свидетеля А.,

ходатайство об этом суд необоснованно отклонил. С учетом изъятого травматического пистолета из машины потерпевшего, остались неопровергнутыми доводы осужденного об открытии стрельбы первым именно Б Дана неверная оценка показаниям свидетелей Я иП подтверждавших алиби Исмаилова, в частности о то о ос й с пикника уехал один, без И Сторона защиты также полагает излишней квали Исмаилова по ст. 167 УК РФ. Просят об изменении приговора в отношении Исмаилова, с переквалификацией действий на ч. 1 ст. 108 УК РФ и об оправдании по ч. 1 ст. 167 УК РФ.

В апелляционной жалобе потерпевшая Б выражает несогласие с приговором в части назначенного наказания, в силу его мягкости, находя его несоразмерным содеянному и несправедливым Обращает внимание, что у ее погибшего сына остались двое маленьких детей, которые сейчас проживают у нее и находятся на содержании Считает, что Исмаилов должен понести более суровое наказание. Не согласна с частичным удовлетворением гражданского иска. Просит о взыскании рублей.

В возражениях на апелляционную жалобу стороны защиты государственный обвинитель Алистанова Н.М. просит приговор оставить без изменения, доводы жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании Исмаилов не отрицал, что смерть потерпевшего Б наступила от его выстрелов из карабина Сайга и автомата Калашникова, утверждал, что убийство совершено им одним в связи с защитой от нападения потерпевшего, стрелявшего в него из пистолета, похожего на ПМ. Также утверждал, что И

с ним не было.

Вместе с тем, анализируя показания осужденного о вынужденной обороне от нападавшего о производстве выстрелов им одним, данные им на стадии предварительного следствия и в судебном заседании, в совокупности с иными доказательствами по делу, суд обоснованно подверг их критике.

Так, признавая позицию стороны защиты недостоверной, суд обоснованно в опровержение доводов сослался на показания свидетеля А пояснившего суду, что выезжая со своими родственниками из с. на своем автомобиле, он увидел в это время как навстречу на большой скорости проехал автомобиль «»,

за рулем которого сидел осужденный Исмаилов, рядом с ним находился его двоюродный брат И Следуя дальше по дороге, увидел на обочине обстрелянный со всех сторон автомобиль Б .

Свидетели К и И пояснили о наблюдении ими, как к автомобилю « » подъехал автомобиль « », из которого вышли двое парней и произвели выстрелы из огнестрельного оружия, была слышна автоматная очередь. Затем автомобиль « заехал в с. Судом правильно указано, что обстоятельства обстрела автомобиля Б до допросов названных свидетелей - очевидцев, не были известны органам следствия, свидетели были свободны в изложении имевших место событий, поясняя детально о юридически значимых сведениях. Не установлено судом и причин для оговора осужденного Исмаилова.

Показания свидетелей К иИ суд правильно счел подтвержденными и выводами трассологической экспертизы о наличии на поверхности автомобиля « » 25 повреждений, образованных в результате производства выстрелов из двух видов оружия и двух калибров.

Оценивая показания свидетелей Х (участковый инстпектор полиции), А Г З Э и других (односельчане), прибывших на место происшествия раньше сотрудников полиции, и, которые отрицали наличие в автомобиле убитого Б какого-либо пистолета, суд правильно счел данные

показания последовательными и согласующимися, как между собой, так

и с другими доказательствами по делу. При этом, свидетели А.

иЭ подтвердили, что потерпевший держал в правой руке

пульт от магнитолы, а при осмотре места происшествия и самого

автомобиля « » не было обнаружено ни какого-либо

пистолета, ни патронов, ни гильз.

I

5

Изложенные обстоятельства по показаниям свидетелей нашли подтверждение в результатах химической экспертизы об отсутствии продуктов выстрелов, наслоений пороховых частиц, следов металлизации сурьмой на смывах с внутренних поверхностей дверей и панели автомобиля, принадлежащего погибшему Б На автомобиле же, принадлежащего Исмаилову П., не были обнаружены повреждения или пулевые вмятины.

Исследуя показания свидетеля К данные им в ходе предварительного расследования и сопоставляя их с показаниями данными в судебном заседании, суд подробно и мотивированно изложил в приговоре выводы о признании достоверными и допустимыми именно показаний, данных свидетелем в ходе досудебного производства.

Обоснованность суждений суда в части оценки протокола допроса К в качестве свидетеля от 28 июня 2014 года, как допустимого доказательства, подтверждена надлежаще проведенным следственным действием, с разъяснением ему всех предусмотренных уголовно процессуальным законом прав, содержащихся в ст. 56 УК РФ, в том числе и пользоваться услугами переводчика, от помощи которого свидетель отказался. Замечаний к содержанию и проведению допроса не поступило, протокол был удостоверен подписями.

Проверяя данное доказательство на предмет допустимости, судом был допрошен следователь Д пояснивший о процедуре допроса свидетеля К , устранив тем самым имеющиеся у стороны защиты вопросы относительно времени проведения следственного действия. Допросив в судебном заседании самого свидетеля К , суд имел возможность убедиться во владении свидетелем русским языком, в его способности излагать информацию Обеспечение свидетеля услугами переводчика в судебном заседании, не влечет признание его показаний на стадии расследования, данных без помощи переводчика, недопустимым доказательством.

Обосновывая достоверность изложенных показаний свидетелем на стадии досудебного производства, суд правильно указал, что именно эти показания согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе с протоколом осмотра места происшествия, выводами экспертов о месте совершения преступных действий и механизме причинения повреждений Б В этой связи судом обоснованно отвергнуты показания свидетеля Ш признанного заинтересованным в исходе дела лицом, в силу родственных отношений с разыскиваемым по делу И (как следует из материалов уголовного дела - соучастником преступления), пояснившего о вымышленном

характере показаний свидетеля К . Дана оценка судом и

установленным обстоятельствам оказания давления на свидетеля

К с целью изменения им ранее данных показаний, в том

числе, еще в ходе предварительного расследования.

Вопреки утверждениям стороны защиты, судом также обоснованно критически оценены показания свидетелей П иЯ.,

пояснивших о совместном с И распитии спиртного, тем самым обеспечивающих последнему алиби придерживаясь позиции стороны защиты о производстве стрельбы одним осужденным Исмаиловым П. Т., как противоречащие иным доказательствам по делу.

Не усмотрел суд и противоречий в показаниях свидетеля А пояснившей в судебном заседании о том, что во время следования ею в автомобиле свидетеля А она могла и не заметить встречного автомобиля, в связи с чем не усмотрел оснований для оглашения показаний свидетеля А данных в ходе досудебного производства.

Оценены судом и показания свидетелей Х и И.

(сотрудников полиции), пояснивших об обнаружении ими в автомобиле погибшего Б травматического пистолета и изъятого ими без составления протокола и вывезенного с места происшествия, о чем по указанным обстоятельствам судом вынесено частное постановление, которое стороной защиты не оспорено. В связи с изложенным, доводы о необходимости проведения дополнительных экспертных исследований «изъятого» пистолета, не могут быть приняты во внимание.

Оценив вышеуказанные обстоятельства, заключение судебно медицинского эксперта об установлении, в том числе, и повреждений в затылочной области головы, на задней поверхности грудной клетки, в целом - характер посягательства, локализацию и количество огнестрельных ранений, причиненных потерпевшему, судом мотивированно сделан вывод об умышленном характере действий Исмаилова, при наличии прямого умысла на убийство Б Доводы стороны защиты о необходимости квалифицировать действия осужденного, как совершенные в состоянии превышения пределов необходимой обороны, судом правильно отнесены к безосновательным поскольку таковых обстоятельств по делу не установлено.

Учитывая последовательность действий осужденного и другого лица преследование потерпевшего с использованием личного автомобиля производство выстрелов вдвоем из огнестрельного оружия - карабина «Сайга-МК» и автомата «Калашникова», обоснованны и суждения суда в части совершения преступления в составе группы лиц по предварительному сговору. Правильно судом квалифицированы и действия осужденного по ч. 1 ст. 167 УК РФ по факту умышленного повреждения автомобиля, в котором следовал Б с причинением значительного ущерба. Оснований для оправдания по данной статье, как о том ставится вопрос в жалобе стороны защиты, не установлено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

При назначении наказания осужденному в виде лишения свободы суд, с учетом требований ст. 6, 60 УК РФ, исходил из характера и степени общественной опасности содеянного, данных, характеризующих личность виновного, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, наступивших по делу последствий, влияния назначенного наказания на исправление.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенных осужденным преступлений, его ролью, поведением во время и после их совершения и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, суд обоснованно не усмотрел.

Вопреки доводам жалобы потерпевшей не установлено Судебной коллегией и оснований для назначения Исмаилову более строгого наказания. Обоснованы и выводы суда о компенсации морального вреда в пользу потерпевшей Б в связи с утратой родного человека, с учетом причиненных ей нравственных страданий и переживаний. Размер компенсации определен судом исходя из требований разумности и справедливости.

Вместе с тем, приговор в части назначенного наказания по ч. 1 ст. 167 УК РФ подлежит изменению.

Согласно ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений предусмотренных чЛ ст. 228, ч.1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Исмаилов осужден по ч.1 ст. 167 УК РФ за совершение впервые преступления небольшой тяжести к 1 году лишения свободы. При назначении наказания по данной статье суд отягчающих наказание обстоятельств не установил, в связи с чем Исмаилову следует назначить другой альтернативный вид наказания, предусмотренный ч. 1 ст. 167 УК РФ. Учитывая, что лишение свободы является самым строгим видом наказания, а также с учетом положений, предусмотренных ст. 71 УК РФ наказание по совокупности преступлений подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38913, 38914, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 21 июля 2015 года в отношении Исмаилова П Т изменить по ч. 1 ст. 167 УК РФ назначить 9 месяцев исправительных работ с удержанием 15 % из заработной платы в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 167 УК РФ, путем полного сложения наказаний, назначить 12 лет 3 месяца лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений и обязанностей: не уходить из дома с 22 до 6 часов утра; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту жительства; не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; являться в указанный специализированный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Абдулвагабова М.М. и Мирзаева М.Г., потерпевшей Б - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 233 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта