Информация

Решение Верховного суда: Определение N 78-АПУ14-50СП от 17.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 78-АПУ14-50СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 17 декабря 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Кузнецова ВВ.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.А., оправданного Золотарева А.Е осужденных Кононка СО., Галибина Д.И., Крымского Г.Ф., Панова А.А. (в режиме видеоконференц-связи), защитников осужденных - адвокатов Бицаева В.М. (в защиту Александрова А.В.), Рожнова А.В. (в защиту Балая А.Ч.), Лунина Д.М. (в защиту Васильева О.Г.), Арутюновой И.В. (в защиту Галибина Д.И.), Кабалоевой В.М. (в защиту Жежеля А.С.), Козуба Р.С. (в защиту Золотарева А.Е.), Горбачева Э.А. (в защиту Кононка С О Надысева М.Н. (в защиту Крымского Г.Ф.), Мисаилиди ОС. (в защиту Панова А.А.), Козлова А.Б. (в защиту Проханова А.А.)

при ведении протокола секретарем Беликовой ОД.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Моисеева А.А. и апелляционные жалобы осужденных Кононка СО., Галибина Д.И Крымского Г.Ф., Панова А.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 18 февраля 2014 г., по которому

Кононок С О ,,

несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. №73-Ф3) и ч. 3 ст. 222 УК РФ (действия в марте 2005 г.), в соответствии с вынесенным коллегией присяжных заседателей оправдательным вердиктом в связи с неустановлением события преступления, на основании п. 1 ч. 2 ст.302 УПК РФ;

осужден:

- по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 8 годам лишения свободы,

- по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) к 5 годам лишения свободы,

- по пп. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ) (в отношении И Б и М - к 8 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 2 ст. 231 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) - к 3 годам лишения свободы,

- по ч. 1 ст. 115 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) - к штрафу в размере 20 000 руб.,

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 7 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011г. № 420-ФЗ) (в отношении Б иС -к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (в отношении Б иС -к4 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 7 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении Н - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении А А Е Б Л - к 8 годам лишения свободы.

В связи с истечением срока давности уголовного преследования Кононок СО. освобожден от наказания в виде штрафа в размере 20 000 руб назначенного по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Кононку СО наказание в виде лишения свободы на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Балай А Ч ,,

несудимый,

осужден:

- по пп. «а,в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ), с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 2 ст. 231 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) - к 2 годам лишения свободы,

- на основании ч. 3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Балаю А.Ч. назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Галибин Д И ,,

несудимый,

осужден:

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 7 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011г. № 420-ФЗ) (в отношении Б иС -к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (в отношении Б иС -к 3 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 7 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении Н - к 6 годам лишения свободы,

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции федеральных законов от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ и от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ) - к 1 году лишения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Галибину Д.И. назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Крымский Г Ф,

судимый 15

февраля 2011 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам

лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден:

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 7 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011г. № 420-ФЗ) (в отношении Б иС - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (в отношении Б и С -к 3 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) (в отношении П - к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении П - к 7 годам лишения свободы,

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Крымскому Г.Ф. назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Наказание по приговору от 15 февраля 2011 г., по которому он осужден по п «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, постановлено исполнять самостоятельно;

Панов А А ,,

несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления предусмотренного пп. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за неустановлением события преступления на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, а также по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) (в отношении Б и С и п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2006 г. № 283-ФЗ), в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за непричастностью к их совершению на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УК РФ);

осужден:

- по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 6 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) - к 7 годам лишения свободы,

- по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) - к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Панову А.А. назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Александров А В,

несудимый,

осужден:

- по ч. 5 ст. 33, пп. « а,ж,з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное Александрову А.В наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года, с возложением на него обязанности не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа осуществляющего контроль за поведением условно осужденного;

Жежель А С ,,

судимый 20 декабря 1996 г. (с учетом

внесенных в приговор изменений) по п. «б» ст. 102, ч. 1 ст.

109 УК РСФСР, ч. 1 ст. 213, ч. 1 ст. 222, ст. 328 УК РФ к 15

годам лишения свободы, освобожденный 9 ноября 2006 г.

условно-досрочно на 4 года 3 месяца 22 дня,

осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ) к штрафу в размере 20 000 руб., в связи с истечением срока давности уголовного преследования от наказания освобожден;

Васильев О Г,

судимый

10 сентября 2008 г. по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения

свободы, освобожденный 21 июня 2010 г. условно-досрочно

на 1 год 9 месяцев 10 дней,

осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ) к штрафу в размере 20 000 рублей, в связи с истечением срока давности уголовного преследования от наказания освобожден;

Проханов А А ,,

несудимый,

осужден по ч. 5 ст.ЗЗ, пп. «а, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции федеральных законов от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ и от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ) к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное Проханову А.А. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года, с возложением на него обязанности не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного;

Золотарев А Е,

несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления предусмотренного чч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. №73-ФЗ), в соответствии с вынесенным коллегией присяжных заседателей оправдательным вердиктом в связи с неустановлением события преступления, на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За оправданным Золотаревым А.Е. и за оправданными в части обвинения Кононком СО., Пановым А.А. признано право на реабилитацию.

Постановлено гражданский иск А удовлетворить, взыскать в ее пользу с Кононка С О . и Проханова А.А. в солидарном порядке руб. коп.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных представления и жалоб, выслушав объяснения осужденных Кононка СО., Галибина Д.И., Крымского Г.Ф., Панова А.А. и выступления в их защиту адвокатов, поддержавших доводы, приведенные в апелляционных жалобах, и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, а также выслушав мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., поддержавшей апелляционное представление и предложившей приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, Судебная коллегия

установила:

по приговору Санкт-Петербургского городского суда от 18 февраля 2014 г. основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 4 декабря 2013 г., признаны виновными:

Кононок СО. - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершенных ею нападениях, в незаконных приобретении и хранении оружия и боеприпасов к нему, а также в совершении разбоев в отношении ряда граждан, в посеве и выращивании растений, содержащих наркотические средства, хранении наркотических средств без цели сбыта, в причинении легкого вреда здоровью потерпевшего, в похищениях граждан, в совершении грабежей и кражи чужого имущества, в вымогательстве имущества;

Балай А.Ч. - в разбое, совершенном организованной группой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в незаконном культивировании организованной группой в крупном размере растений содержащих наркотические средства;

Галибин Д.И. - в незаконных приобретении и хранении оружия и боеприпасов к нему, а также в совершении разбоев в отношении ряда граждан в похищениях граждан, в совершении грабежей и кражи чужого имущества, в вымогательстве имущества;

Крымский Г.Ф. - в похищениях граждан, в совершении грабежей и кражи чужого имущества, в вымогательстве имущества;

Панов А.А. - в похищениях человека, в совершении грабежа и кражи чужого имущества, в вымогательстве имущества;

Александров А.В. - в пособничестве в похищении человека;

Жежель АС. - в причинении легкого вреда здоровью потерпевшего;

Проханов А.А. - в пособничестве в совершении грабежа;

В апелляционном представлении государственный обвинитель Моисеев А.А. настаивает на том, что при рассмотрении настоящего уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовно процессуального закона, повлиявшие на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и на содержание данных присяжными заседателями ответов, а также что постановленный присяжными заседателями вердикт является неясным и противоречивым, а председательствующим не приняты меры по устранению неясности и противоречивости вердикта. В частности, обращает внимание на то, что из вопроса №37 не были исключены слова о спланированности Жежелем А.С, Васильевым О.Г., Кононком СО. и другим лицом указанных в этом вопросе действий, связанных с нападением на Х нанесением ему побоев и завладением его имуществом, и при этом бьшо оговорено исключение из вопроса № 38 указания об умысле на завладение имуществом и получение части похищенного имущества Отмечает при этом, что в вопросе № 38 не было формулировки об умысле на завладение имуществом и получение его части, которую присяжные заседатели решили исключить, и что эта формулировка является юридической по своему характеру.

Считает, что председательствующий нарушил правила формулирования вопросов относительно доказанности совершения преступлений, образующих идеальную совокупность, поставив перед присяжными заседателями два самостоятельных вопроса (№№ 67 и 96): о доказанности похищения Б иС и о доказанности превышения Пановым А.А своих должностных полномочий.

Полагает, что стороной зашиты нарушались положения ст. 15, чч. 6-8 ст. 335 УПК РФ, т.к. перед присяжными заседателями неоднократно ставились вопросы о фактических обстоятельствах событий и характеризующих подсудимых данных, не подлежащих исследованию с их участием.

Утверждает, что судом был неправильно применен уголовный закон, т.к присяжными заседателями при ответах на вопросы №№ 9 и 12 фактически был исключен только такой квалифицирующий признак как совершение преступления организованной группой, поскольку ими было признано, что Кононок СО. и Балай А.Ч., согласившись действовать согласно разработанному другим лицом плану, напали на открывшего им дверь в квартиру потерпевшего С и связали его, что не исключает возможность признания их виновными в соучастии в убийстве.

В дополнении к апелляционному представлению, направленному в Санкт-Петербургский городской суд 14 августа 2014 г. государственный обвинитель указывает, что в ходе рассмотрения уголовного дела на присяжных заседателей неоднократно оказывалось незаконное воздействие которое повлияло на формирование их мнения по делу. Так, подсудимый Кононок СО. с целью компроментации свидетеля К указал на то, что тот чуть не убил свидетеля А проткнув ему артерию стамеской адвокат Голубов акцентировал внимание на наличие у Кононка СО престарелых родителей и несовершеннолетней дочери, которые ждут его помощи, адвокат Шкурихин довел до сведения присяжных заседателей, что его подзащитный не судим, характеризуется положительно, имеет детей адвокат Ахаев в целях формирования негативного отношения к свидетелю К исказил его показания; адвокат Тырин А.А. довел до сведения присяжных заседателей информацию, отрицательно характеризующую органы предварительного следствия; подсудимый Золотарев А.Е., оказывая воздействие на присяжных заседателей, демонстративно бросал на стол обвинительное заключение при выступлении в прениях; адвокат Козуб Р.С довел до сведения присяжных заседателей информацию, могущую негативно характеризовать Кононка СО. в связи с данными им признательными показаниями, адвокат Ахаев в репликах высказал общую негативную оценку органам, представляющим сторону обвинения; подсудимым Васильевым О.Г допускались не основанные на исследованных доказательствах неэтичные высказывания, формирующие негативное отношение присяжных заседателей к стороне обвинения, в частности к потерпевшему Х

Осужденный Кононок С О . в апелляционной жалобе указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, и неправильное применение уголовного закона, а также ненадлежащий учет смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих обстоятельств. Не было учтено судом то, что он по всем преступлениям признан заслуживающим снисхождения, оказывал активную помощь в расследовании преступлений, дав признательные показания по более чем 10 эпизодам, заявлял явки с повинной, неоднократно участвовал в различных следственных действиях, что о смягчении ему наказания ходатайствовали ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу и УУР ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу. Полагает, что в отношении него имеются основания для применения положений ст. 64 УК РФ. Просит приговор изменить.

Осужденный Галибин Д.И. в апелляционной жалобе просит изменить приговор, считая его чрезмерно суровым. Утверждает, что суд квалифицировав его действия в отношении П по п. «а» ч. 3 ст. 126, п. «а» ч. 3 ст. 161 и п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, фактически осудил его дважды т.к. действия, квалифицированные по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, фактически уже охвачены квалификацией по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ. Подчеркивает, что согласно ответу на вопрос № 47 целью его действий было вымогательство денег и автомобиля, согласно ответу на вопрос № 51 автомобиль был перевезен с целью сокрытия, а не с целью хищения, в ответах на вопросы №№ 57 и 61 говорится о его виновности в вымогательстве денег и автомобиля потерпевшего. Считает ошибочным вывод суда, что признание присяжными заседателями недоказанным спланированности похищения П не влияет на квалификацию содеянного, как совершенного организованной группой, и настаивает на квалификации его действий по пп. «в, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ. Отмечает, что назначенное ему наказание подлежит смягчению, т.к. он раскаялся в содеянном и активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, что позволяет применить в отношении него положения ст. 64 УК РФ.

Осужденный Крымский Г.Ф. в апелляционной жалобе, отмечая чрезмерную суровость постановленного в отношении него приговора, просит его изменить, смягчив назначенное наказание. Указывает на то, что вердиктом присяжных заседателей он признан заслуживающим снисхождения по всем преступлениям, что дает основания применить в отношении него не только ст. 65 УК РФ, но и ст. 15, 64 и 73 УК РФ. Считает, что суд необоснованно учел в качестве смягчающего обстоятельства только явку с повинной, не признав таковым наличие у него на иждивении двоих дочерей, одна из которых несовершеннолетняя, а также состояние его здоровья. Полагает, что длительное отбывание наказания в виде лишения свободы приведет к ухудшению его здоровья, а также к значительному ухудшению условий жизни его семьи. Подчеркивает, что под стражей содержится уже свыше трех лет в условиях, более строгих, чем условия исправительной колонии строгого режима.

Осужденный Панов А.А. в апелляционной жалобе, выражая несогласие со сформулированным в приговоре выводом, что признание присяжными заседателями недоказанным того, что похищение П было спланировано подсудимыми заранее, не влияет на квалификацию их действий как совершенных организованной группой. Считает, что такой вывод противоречит ч. 3 ст. 35 УК РФ, в которой определяется понятие организованной группы. Также полагает приговор несправедливым, т.к. при назначении наказания не учтено отсутствие отягчающих обстоятельств, а также то, что он был награжден медалью « ».

В возражениях на апелляционное представление адвокаты Тырин А.А. (в защиту Панова А.А.), Козуб Р.С. (в защиту Золотарева А.Е.), Рожнов А.В. (в защиту Балая А.Ч), указывая на то, что в судебном заседании не было допущено тех нарушений уголовно-процессуального закона, на которые ссылается государственный обвинитель, просят апелляционное представление оставить без удовлетворения.

Изучив доводы, изложенные в кассационных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей при соблюдении всех установленных уголовно процессуальным законом условий для применения именно такой формы судебного разбирательства. Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и его правовые последствия, в том числе в части пределов обжалования постановленного на основе вердикта присяжных заседателей приговора, обвиняемым были разъяснены.

Исследование обстоятельств уголовного дела в судебном заседании осуществлялось с учетом предусмотренных гл. 42 УПК РФ особенностей судебного следствия, проводимого с участием присяжных заседателей.

Утверждения государственного обвинителя о том, что стороной защиты неоднократно нарушались правила исследования доказательств в суде с участием присяжных заседателей, поскольку в их присутствии обсуждались события, которые не были инкриминированы обвиняемым, а также данные, характеризующие личности тех или иных подсудимых или свидетелей, не соответствуя предписаниям уголовного закона и материалам уголовного дела, не могут служить основанием для постановки под сомнение вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта.

Согласно уголовно-процессуальному закону (ч. 8 ст. 335 УПК РФ) в судебном заседании с участием присяжных заседателей запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого Что же касается иных данных о личности подсудимого, то их исследование с участием присяжных заседателей допускается в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления в совершении которого он обвиняется. Прямых же запретов на приведение в суде с участием судебных заседателей данных о личности потерпевших или свидетелей, о чем пишет в своем апелляционном представлении государственный обвинитель, уголовно-процессуальный закон вообще не содержит.

Приведенные в апелляционном представлении примеры использования стороной защиты личностных данных о тех или иных участниках уголовного судопроизводства тесным образом связаны с исследованием конкретных фактических обстоятельств совершенных преступлений, и в таком своем качестве не могут расцениваться как противоречащие закону, способствуя более полной и объективной оценке присяжными заседателями исследованных доказательств по делу.

Оснований же полагать, что частные высказывания подсудимых и их защитников относительно данных о личностях отдельных участников уголовного судопроизводства могли оказать негативное воздействие на формирование позиции присяжных заседателей по делу, не имеется. Тем более, председательствующий в судебном заседании во избежание негативного влияния на формирование мнения присяжных заседателей неоднократно прерывал выступления сторон, в которых они касались личностных данных участников судопроизводства, призывая присяжных заседателей не учитывать эту информацию. Аналогичным образом председательствующий пресекал и критические высказывания о деятельности органов, представляющих сторону обвинения.

Таким образом, Судебная коллегия не находит оснований для вывода, что в ходе судебного разбирательства судом не были соблюдены требования ст. 75, чч. 5 и 6 ст. 335 УПК РФ и в результате этого присяжными заседателями был вынесен необъективный вердикт.

Что же касается приведенных в апелляционных жалобах доводов о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, то в соответствии со ст. 389.27 УПК РФ они не подлежат проверке и оценке судом апелляционной инстанции при пересмотре уголовного дела, рассмотренного с участием коллегии присяжных заседателей.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, так как в нем отмечены все важные для правильного принятия присяжными заседателями решения обстоятельства и в то же время не содержится каких либо высказываний относительно существа поставленных перед коллегией присяжных заседателей вопросов и долженствования принятия присяжными заседателями по делу того или иного определенного решения. По окончании провозглашения напутственного слова каких-либо возражений в связи с его содержанием от сторон не поступило. Напутственное слово председательствующего, таким образом, правильно ориентировало присяжных заседателей при вынесении вердикта как относительно содержания вопросного листа, так и относительно их прав и возможностей при ответе на поставленные вопросы.

Включенные в вопросный лист вопросы изложены в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ; при подготовке вопросного листа сторонам, как стороне обвинения, так и стороне защиты, была обеспечена возможность участвовать в формулировании подлежащих разрешению присяжными заседателями вопросов. То же, что поданные обеими сторонами замечания и предложения по вопросному листу были приняты председательствующим не в полной мере, не может расцениваться как нарушение их процессуальных прав.

Утверждение же государственного обвинителя о том, что председательствующий, вопреки существующим правилам, поставил перед присяжными заседателями два самостоятельных вопроса (№№ 67 и 96) относительно доказанности каждого из двух преступлений, входящих в идеальную совокупность, а именно: похищения Б иС

и превышения Пановым в связи с этим похищением своих служебных полномочий, носят произвольный характер. Каждое из указанных преступлений имеет свое самостоятельное содержание, свои признаки состава преступления, поэтому постановка двух самостоятельных вопросов о доказанности каждого из этих преступлений и о виновности конкретных лиц (в частности, Панова А.А.) в совершении каждого из них закону не противоречит. Напротив, такая формулировка вопросного листа позволила присяжным заседателям четко и осмысленно ответить на поставленные перед ними вопросы о доказанности каждого входящего в совокупность преступления.

Вердикт постановлен коллегией присяжных заседателей по существу поставленных перед нею вопросов в пределах предъявленного каждому из подсудимых обвинения; он является ясным и непротиворечивым.

Выявленное государственным обвинителем противоречие в ответах на вопросы №№ 37 и 38 является мнимым, т.к. исключение присяжными заседателями из вопроса № 38 указания на отсутствие у Кононка С О . намерения (умысла) и договоренности с другими лицами завладеть имуществом Х никоим образом не опровергает положительный ответ на вопрос № 37 по поводу доказанности объективных признаков самого факта нападения на Х Использование присяжными заседателями по собственной инициативе при ответе на вопрос № 38 юридического понятия «умысел» не порождает неопределенности в данном ими ответе на указанный вопрос.

Правовая оценка действий осужденных соответствует обстоятельствам дела, признанным доказанными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, и основывается на предписаниях уголовного закона.

Приведенный в апелляционном представлении довод о том, что действия Кононка СО. и Балая А.Ч. в отношении С ошибочно квалифицированы судом по ст. 116 УК РФ, поскольку присяжными заседателями из обвинения исключен только признак совершения преступления организованной группой, но не исключено соучастие названных осужденных в совершении убийства С не соответствует материалам дела. Как усматривается из ответов на вопросы №№ 9 и 12 вопросного листа, коллегией присяжных заседателей Кононок СО. и Балай А.Ч. признаны виновными только в том, что они напали на открывшего им дверь С повалили его, нанесли не менее 3 ударов кулаками по лицу, связали и оставили в квартире. При этом признаны недоказанными наличие заранее достигнутого с другими лицами согласия на лишение жизни С а также то, что другое лицо, причиняя впоследствии смерть С осуществляло общее с Кононком СО. и Балаем А.Ч намерение. При таких условиях, имея в виду, что сами Кононок СО. и Балай А.Ч. непосредственно смерть потерпевшему не причиняли и не согласовывали ее причинение с другими лицами, правильность квалификации их действий судом пост. 116 УК РФ сомнений не вызывает.

Не имеет под собой оснований и утверждение осужденного Галибина Д.И. об избыточности квалификации его действий в отношении П не только по п. «а» ч. 3 ст. 126 и п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, но и по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ. Судя по обстоятельствам уголовного дела, осужденный действительно совместно с другими лицами вымогал у П деньги и права на автомобиль « », однако еще до предъявления потерпевшему этих требований он вместе с другим лицом насильственно пересадил П

из его автомобиля в другой автомобиль, завладел, совместно с другими лицами, автомобилем « », перегнал его на территорию гаражного комплекса и там оставил, совершив тем самым открытое хищение чужого имущества в крупном размере, которое правильно квалифицировано по п. «а ч. 3 ст. 161 УК РФ. Квалификацией же по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ эти действия не охватываются.

Не находит Судебная коллегия и оснований для удовлетворения требований Галибина Д.И. и Панова А.А. о переквалификации их действий в отношении П с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп. «в, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ. Как видно из содержания вопросного листа, присяжные заседатели не признали доказанным лишь то, что действия по похищению П Галибиным Д.И., Пановым А.А. и другими лицами были спланированы заранее; сорганизованность же ряда лиц (включая Галибина Д.И. и Панова А.А.) в группу для совместных действий, а также планирование этими лицами действий по похищению П присяжными признаны доказанными что и обусловливает квалификацию содеянного как похищения человека организованной группой.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60, 65 УК РФ исходя из характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных, влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, с учетом смягчающих и иных обстоятельств, значимых при определении вида и размера наказания, а также с учетом решения коллегии присяжных заседателей о признании осужденных (за исключением Панова А.А заслуживающими снисхождения.

Вопреки доводам, приведенным в жалобах Кононка СО., Галибина Д.И., Крымского Г.Ф., Панова А.А., каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью виновных в их совершении, их поведением во время или после совершения преступлений, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, что может являться основанием для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за каждое совершенное преступление, не установлено, и поэтому оснований для применения к ним положений ст. 64 УК РФ не усматривается.

Суд также правильно не нашел в деле оснований для применения в отношении осужденного Крымского Г.Ф. положений ст. 73 и ч. 6 ст. 15 УК РФ, на чем он настаивает в своей апелляционной жалобе.

Назначенное осужденным наказание как за каждое совершенное преступление, так и по их совокупности является справедливым.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 18 февраля 2014 г. в отношении Кононка С О , Балая А Ч Золотарева А Е , Галибина Д И Крымского Г Ф Панова А А Александрова А В Жежеля А С , Васильева О Г Проханова А А оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобы без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 231 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта