Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ15-65 от 20.11.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №4-АПУ 15-65

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г. Москва 20 ноября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Смирнова В.П.,

судей Кондратова П.Е. и Ситникова Ю.В.

при секретаре Мамейчике М.А., переводчиках Э С Д

с участием прокурора Никифорова А.Г., осужденных Акматова Н.Н Жолоева К.Ж., Шоева СИ., Рудзкого В.М. (в режиме видеоконференц связи), защитников осужденных - адвокатов Бицаева В.М., Лунина Д.М Степанова М.Н., Кабалоевой В.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Акматова Н.Н., Жолоева К.Ж., Шоева СИ. и адвоката Степанова М.Н. в защиту осужденного Рудзкого В.М. на приговор Московского областного суда от 18 мая 2015 г., по которому

Акматов Н Н

несудимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

- по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ к 16 годам лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Жолоев К Ж

несудимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

- по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ к 16 годам лишения свободы.

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Рудзкий В М

несудимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

- по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Рудзкому В.М. в период отбывания наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не изменять места своего жительства а также не выезжать за пределы территории муниципального образования -

муниципального района области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год и с установлением следующих ограничений: не изменять места своего жительства, а также не выезжать за пределы территории муниципального образования - муниципального района области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы.

На основании примечания к ст. 222 УК РФ Рудзкий В.М. освобожден от уголовной ответственности и уголовное дело в отношении него в части обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ в этой части за Рудзким В.М. признано право на реабилитацию;

Шоев С И

несудимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы;

- по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ к 18 годам лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судом в приговоре определена судьба вещественных доказательств по уголовному делу, решен вопрос о взыскании с осужденных процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения осуществляющим их защиту адвокатам: с Акматова Н.Н. - руб., с Жолоева К.Ж руб., с Рудзкого В.М. - руб., с Шоева СИ. - руб.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав объяснения осужденных Акматова Н.Н., Жолоева К.Ж., Рудзкого В.М., Шоева СИ. и выступления их защитников - адвокатов Бицаева В.М., Лунина Д.М Степанова М.Н., Кабалоевой В.М., поддержавших изложенные в апелляционных жалобах доводы, а также выслушав мнение прокурора Никифорова А.Г., настаивавшего на оставлении приговора без изменения, а апелляционных жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Акматов Н.Н., Жолоев К.Ж., Рудзкий В.М., Шоев СИ признаны виновными в совершении в составе организованной группы контрабанды, т.е. незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере, а также приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

В апелляционной жалобе на приговор осужденный Акматов Н.Н выражая свое несогласие с приговором, указывает на чрезмерную его суровость и просит смягчить назначенное ему наказание.

Осужденный Жолоев К.Ж., оспаривая в апелляционной жалобе постановленный в отношении него приговор, отмечает, что свои показания давал и все процессуальные документы подписывал под влиянием обещаний следователя, что ему будет предоставлена возможность поговорить по телефону с женой и что в суд будет направлено письменное ходатайство о смягчении ему наказания в связи с его сотрудничеством со следствием. Указывает, что переводчик А являлся в судебное заседание в состоянии алкогольного опьянения, искажал в переводах его показания (в частности, о причинах его осуждения в Республике), не полностью переводил материалы дела. Сообщает, что по дороге в Подмосковье его лишили водительского удостоверения, и машиной управлял Э ехавшие с ним в машине люди общались на русском языке, поэтому он из их разговоров ничего не понимал, а объяснили ему лишь то, что нужно доставить в Москву Б и если он с ними поедет, то ему подарят машину « ». О наркотиках ему никто ничего не говорил, он наркотиков вообще никогда даже не видел. Просит отменить наложенное на него денежное взыскание и вернуть машину «»,

чтобы он, продав ее, смог помочь семье купить квартиру Просит учесть, что в его помощи нуждаются его жена, дети, мать инвалид.

Осужденный Шоев С И . в апелляционной жалобе, не оспаривая законность его осуждения, указывает на чрезмерную суровость приговора. Отмечает, что он находится под стражей уже более 2 лет, в 2013 г. потерял мать, которая являлась кормилицей всей семьи, его жена не работает, т.к. ухаживает за четырьмя малолетними детьми, в том числе за страдающей онкологией дочерью. Обращает внимание на то, что у него нет зависимости от наркотиков, он искренне раскаивается в содеянном полностью признал свою вину и сотрудничал со следствием положительно характеризуется по месту жительства, не состоит на учете в ПНД, в отношении него не имеется отягчающих обстоятельств. Просит учесть в качестве смягчающего его наказание обстоятельства наличие малолетних детей и смягчить назначенное ему наказание, внеся соответствующие изменения в приговор.

Адвокат Степанов М.Н. в апелляционной жалобе в защиту осужденного Рудзкого В.М. утверждает о незаконности постановленного в отношении его подзащитного приговора, в связи с допущенными при его постановлении нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов. Отмечает, в частности, что обвинительное заключение составлено с нарушением закона, поскольку в нем не указан составленный защитником, но не приобщенный к материалам дела протокол опроса Никульчи В.Н., в обоснование виновности Рудзкого В.М. приводятся предположения следователя, а не доказательства, копии судебных актов, разрешающих проведение оперативно-розыскных мероприятий, надлежащим образом не заверены. Полагает, что из приговора не видно, какие приведенные в нем доказательства подтверждают виновность именно Рудзкого В.М. в совершении инкриминируемых ему преступлений. Отказы суда в допросе свидетеля П и врача-эксперта Г считает безосновательными, нарушающими право Рудзкого В.М. на защиту Также заявляет о несостоятельности выводов суда о том, что Рудзкий В.М. вместе с Шоевым С И . создал организованную группу для сбыта наркотиков и руководил ею, поскольку эти выводы опровергаются показаниями других осужденных, из которых следует, что руководил группой некто «У ». Обращает внимание на показания осужденного Шоева С И . , который сообщал, что он обратился к Рудзкому В.М. с просьбой помочь в сбыте наркотических средств, на что тот согласился однако Рудзкий В.М. никаких указаний по поводу контрабанды наркотиков никому не давал, контрабанду не организовывал, сам он таможенную границу не пересекал, ничего через нее не перемещал. Таким образом, фактически может идти речь только о том, что Рудзкий В.М. и Шоев С И . договаривались о приобретении и хранении наркотических средств с целью их сбыта, а не о контрабанде. Подчеркивает, что Шоев С И . признал оговор им Рудзкого В.М. в части высказывания последним предложения помочь в сбыте наркотиков; осужденные Акматов Н.Н. и Жолоев К.Ж. заявили о том, что не знали Рудзкого В.М. и им ничего не известно о его причастности к сбыту наркотических средств; в ходе прослушивания телефонных переговоров Рудзкого В.М., а также при осмотре его жилища никаких данных, подтверждающих его причастность к сбыту наркотиков получено не было; на изъятых пакетах с наркотиками его следов не обнаружено. Считает также, что наказание в виде ограничения свободы назначено Рудзкому В.М. с нарушением закона, т.к. суд не привел мотивы применения этого наказания. Просит приговор в отношении Рудзкого В.М отменить, уголовное дело в отношении его прекратить ввиду отсутствия в его действиях состава преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Архипов АС. просит отказать в их удовлетворении и оставить приговор в отношении всех осужденных без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, в письменных возражениях на них, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, Судебная коллегия не находит оснований сомневаться в законности и обоснованности выводов суда о доказанности виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений и в правильности квалификации содеянного каждым из них.

В результате судебного разбирательства было признано доказанным что в течение марта 2013 г. Шоев СИ. и Рудзкий В.М. вступили в сговор на совершение действий, связанных с незаконным доставлением путем контрабанды из Республики в Российскую Федерацию наркотических средств, а также с их незаконными приобретением перевозкой и хранением с целью последующего сбыта. В это же время в образовавшуюся преступную группу вступили Акматов Н.Н. и Жолоев К.Ж.

Руководство деятельностью преступной группы осуществляли Шоев СИ. и Рудзкий В.М., при этом первый из них обеспечивал незаконное приобретение на территории Республики наркотических средств, их перевозку в Российскую Федерацию, хранение и сбыт на территории области, второй - обеспечивал проживание Шоева СИ. и других участников преступной группы на территории области, оплачивал их расходы, приискал место для скрытного извлечения наркотических средств из тайников в транспортных средствах, обеспечивал беспрепятственное осуществление преступной деятельности, связанной с незаконным сбытом наркотических средств, и вместе они руководили деятельностью Акматова Н.Н. и Жолоева К.Ж., каждый из которых выполнял отведенную ему в преступной группе роль, связанную с приобретением хранением и доставкой на территорию области наркотических средств.

Выводы, к которым пришел суд относительно виновности каждого из осужденных в инкриминируемых ему преступлениях, основываются на их показаниях, данных прежде всего в ходе предварительного расследования по делу, в которых они признавали себя виновными в совершенных преступлениях и подробно описывали как свои собственные действия, так и действия других участников преступной группы; на показаниях свидетелей Б А Ж Ж З Г З К и других,; на заключениях химических, почерковедческих, фонографических экспертиз; на сведениях содержащихся в протоколах опознания, осмотра места происшествия осмотров предметов и документов, на иных исследованных в судебном заседании доказательствах.

Утверждения адвоката Степанова М.Н. о том, что руководил группой созданной с целью осуществления контрабанды и сбыта наркотических средств, некто «У », а не Рудзкий В.М. и Шоев СИ., опровергаются показаниями осужденных о конкретных действиях этих участников преступной группы и той роли, которую играл в совершении преступлений «У ». Из этих показаний следует, что руководящая роль «У фактически осуществлялась на этапах приобретения наркотических средств в Республике и их отправки в Российскую Федерацию. Однако непосредственно при доставлении наркотических средств из Республики в Российскую Федерацию и организации их сбыта в области определяющую роль играли именно Рудзкий В.М. и Шоев СИ которые инициировали конкретную доставку наркотических средств указывали, когда и куда эти средства должны доставляться и как должна происходить их реализация. В частности, именно Рудзкий В.М. обеспечивал предоставление помещения для автомобиля размещение прибывших из Республики лиц, именно ему «У » передавал в качестве подарка за его действия гашиш.

То, что Рудзкий В.М. и Шоев СИ. лично не приобретали наркотические средства за рубежом и не переправляли их через таможенную и государственную границу, не дает оснований для вывода об отсутствии в их действиях состава контрабанды наркотических средств, поскольку они являлись не только организаторами и участниками организованной преступной группы, созданной для осуществления контрабанды и сбыта наркотических средств, но и непосредственно заказывали доставку через границу и получали эти средства.

Ссылка адвоката Степанова М.Н. на то, что Шоев СИ. обращался к Рудзкому В.М. только по поводу реализации наркотических средств, и только в этом тот обещал ему помочь, никоим образом не опровергает причастность Рудзкого В.М. к контрабанде наркотических средств. На это указывает и осведомленность Рудзкого В.М. в том, что наркотическое средство поставляется через таможенную границу Таможенного союза, и передача поставщиком наркотических средств «У » 351,7 г гашиша Рудзкому В.М. в знак благодарности за организацию незаконного оборота наркотиков, и то, что именно Рудзкий В.М. обеспечивал постановку прибывшего из Республики автомобиля на станцию автосервиса для извлечения спрятанных в нем наркотических средств.

Не свидетельствует о непричастности Рудзкого В.М. к совершению контрабанды наркотических средств и приготовлению к их сбыту в составе организованной группы и то, что, как утверждается в жалобе адвоката Степанова М.Н., Акматов Н.Н. и Жолоев К.Ж. не знали о его участии в группе, поскольку отсутствие личных контактов между всеми участниками организованной группы никоим образом не исключает сам факт существования такой группы, равно как и организаторскую роль в ней Рудзкого В.М.

Необнаружение в жилище Рудзкого В.М. следов наркотических средств, равно как и необнаружение на изъятых из автомобиля пакетов с наркотиком отпечатков рук Рудзкого В.М. и его биологических следов исходя из конкретных обстоятельств дела и той роли, которую выполнял Рудзкий В.М. в совершенных преступлениях также не могут расцениваться как доказательства его непричастности к контрабанде и сбыту наркотических средств.

Безосновательными являются утверждения Жолоева К.Ж. о том, что он не входил в состав организованной группы, осуществлявшей контрабанду и сбыт наркотических средств, а свои признательные показания в ходе предварительного следствия он давал под влиянием обещаний следователя предоставить ему возможность общения с женой и ходатайствовать перед судом о смягчении ему наказания. Каких-либо нарушений со стороны следователя при производстве следственных действий, в том числе использования незаконных методов воздействия на обвиняемых, судом не установлено. Что же касается выводов суда о доказанности виновности Жолоева К.Ж. в деятельности организованной группы по контрабанде и приготовлению к сбыту наркотических средств, то они сомнений не вызывают, поскольку основываются не только на данных в ходе предварительного следствия показаниях самого Жолоева К.Ж., но и на других исследованных в суде доказательствах. Последующий отказ Жолоева К.Ж. от первоначальных показаний и его утверждение, что поехать в Москву ему предложила его родственница Ж якобы только для того, чтобы сопроводить ее сына Э и за это она обещала подарить ему автомобиль « », неубедительны и правильно расценены судом как способ ухода от ответственности.

Таким образом, приведенные в жалобах осужденных и адвоката доводы не дают оснований сомневаться в доказанности виновности Акматова Н.Н., Жолоева К.Ж., Шоева СИ., Рудзкого В.М. в инкриминируемых им преступлениях и в обоснованности их осуждения.

Квалификация действий каждого из осужденных в полной мере основывается на установленных в судебном заседании фактических обстоятельствах и соответствует положениям уголовного закона.

Утверждение адвоката Степанова М.Н. о незаконности приговора в связи с тем, что обвинительное заключение по уголовному делу составлено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и основывается на предположениях органов следствия и недопустимых доказательствах, является произвольным и не может быть принято во внимание.

Само по себе то обстоятельство, что в обвинительном заключении отсутствуют ссылки на представленный стороной документ (протокол опроса Н который не был признан судом доказательством по делу, не дает оснований для признания обвинительного заключения составленным с нарушением закона и для оценки постановленного на его основе приговора как незаконного.

Вопреки мнению адвоката Степанова М.Н., устанавливаемые инструкциями Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации правила оформления в судах копий судебных документов, не могут служить основанием для того, чтобы ставить под сомнение достоверность выписок из судебных решений, разрешающих проведение оперативно-розыскных мероприятий и подлежащих хранению в органе осуществляющем оперативно-розыскную деятельность, и, тем более, чтобы признать результаты этих мероприятий недопустимыми доказательствами.

Кроме того, указанные в жалобе недостатки обвинительного заключения никоим образом не препятствовали рассмотрению уголовного дела по существу судом первой инстанции и не лишали Рудзкого В.М. и его защитника возможности как представлять для исследования судом отвергнутые следствием материалы, так и заявлять о признании недопустимыми доказательств, на которые содержатся ссылки в обвинительном заключении.

Не нашли подтверждения в материалах уголовного дела и другие нарушения уголовно-процессуального закона, на которые ссылаются в апелляционных жалобах их авторы.

В частности, Судебная коллегия не усматривает нарушения права стороны защиты на исследование доказательств в отказе суда вызвать по ходатайству адвоката Степанова М.Н. для допроса в качестве свидетелей П и Г поскольку вопросы, связанные с определением состояния психического здоровья Рудзкого В.М., получили достаточное раскрытие в материалах дела, в том числе в экспертном заключении, подготовленном с участием Г а также поскольку убедительные основания для проведения допросов указанных лиц адвокатом не были приведены.

Не имеется достаточных оснований и для признания нарушенными в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства прав Жолоева К.Ж. в связи с тем, что участвующий в деле переводчик ненадлежащим образом исполнял свои процессуальные обязанности и даже неоднократно находился в состоянии опьянения. Никаких доказательств, подтверждающих такое поведение переводчика, в материалах уголовного дела и в жалобе не содержится, в ходе же производства по делу ни осужденный и его защитник ни иные участники судопроизводства, в том числе суд, не высказывали каких-либо замечаний в адрес переводчика.

Наказание Акматову Н.Н., Жолоеву К.Ж., Рудзкому В.М., Шоеву СИ назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, степени участия каждого из них в совершении преступлений, данных об их личностях, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни их семей, иных обстоятельств дела, а также с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств и имеющихся у каждого осужденного смягчающих обстоятельств Каких-либо обстоятельств, могущих обусловливать назначение более мягкого наказания, но не учтенных или учтенных судом в недостаточной степени, не выявлено.

Назначение осужденным наказания, в том числе неприменение в отношении них положений ст. 64 и 73 УК РФ, в достаточной мере аргументировано судом в приговоре. Обоснованным, исходя из общей системы приведенных судом обстоятельств, учитываемых при назначении наказания следует признать в том числе решение суда о назначении Рудзкому В.М дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Содержащаяся в апелляционной жалобе Жолоева К.Ж. просьба об отмене наложенных на него денежных взысканий и о возврате ему изъятого автомобиля « », явившегося орудием совершения преступления удовлетворению не подлежит, тем более что в материалах дела отсутствуют данные о наличии у него права собственности на указанный автомобиль.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований для удовлетворения апелляционных жалоб и отмены или изменения приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 18 мая 2015 г. в отношении Акматова Н Н Жолоева К Ж Рудзкого В М и Шоева С И оставить без изменения, а апелляционные жалобыЛез удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 229.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта