Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ16-44 от 05.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ16-44

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 5 октября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Скрябина К.Е судей Пейсиковой Е.В. и Ботина А.Г при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным представлению государственного обвинителя, жалобам осужденного Фадеева А.В., в его интересах адвоката Вагнера ВВ. и защитника Лифиренко С.А. на приговор Московского областного суда от 4 июля 2016 г по которому

ФАДЕЕВ А В,

ранее не судимый осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года по п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ на 4 года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 4 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление осужденного Фадеева А.В. и в его интересах адвоката Васина Д.А., поддержавших апелляционные жалобы и возражавших против удовлетворения апелляционного представления, а также выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.А., поддержавшей апелляционное представление государственного обвинителя и полагавшей приговор изменить, Судебная коллегия

установила Фадеев А.В. признан виновным в незаконном хранении наркотических средств в особо крупном размере, а также в контрабанде наркотических средств, то есть незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере.

Преступления совершены в феврале 2014 года на территории

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании суда первой инстанции осужденный Фадеев А.В виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В апелляционном представлении государственный обвинитель утверждает, что приговор является несправедливым в связи с назначением Фадееву наказания, не соответствующего тяжести преступления и его личности. Оспаривает законность применения к осужденному положений ст. 64 УК РФ. Просит приговор изменить, назначить Фадееву наказание в виде лишения свободы: по ч. 3 ст. 228 УК РФ на 11 лет; по п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ на 16 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 17 лет, в остальном приговор оставить без изменения.

В апелляционных жалобах:

осужденный Федеев А.В. утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана, а дело расследовано и рассмотрено с обвинительным уклоном. Считает, что на предварительном следствии его защитники свои обязанности исполняли недобросовестно. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Вагнер В В . и защитник Лифиренко С.А. в интересах осужденного Фадеева А.В. утверждают, что вина последнего в совершении преступлений не доказана, а вывод о виновности основан лишь на предположениях. При этом полагают, что не доказан прямой умысел осужденного на совершение преступлений. Считают, что изъятое у осужденного вещество в бутылках относится не к лекарствам, а к средствам народной медицины и не вызывает наркотического опьянения и поэтому не является предметом по настоящему делу. Указывают на желание осужденного использовать привезенную жидкость для собственного лечения, а также на то что он о химическом составе жидкости и о наличии в ней наркотического средства не знал. Утверждают, что являются недопустимыми доказательствами по делу: показания свидетелей К Ю , Т , Д Г Б С , Л Ц и А - поскольку они непоследовательны, противоречивы, необъективны и основаны лишь на предположениях; показания свидетелей Ч Ф и тех же Л ,Ц иА - поскольку в нарушение закона ими подписаны заранее составленные протоколы без допроса свидетелей; акт таможенного досмотра от 19.02.2014 года, - поскольку он содержит множество противоречий и ошибок; протоколы осмотра мест происшествия, составленные дознавателем Т 19.02.2014 года, - поскольку они сфальсифицированы заключение специалиста от 19.02.2014 года, - поскольку оно, будучи ранее признанным судом недопустимым доказательством, по ходатайству государственного обвинителя было вновь признано допустимым; 26-ть бутылок с жидкостью, содержащей наркотическое средство, - поскольку был нарушен порядок их изъятия и хранения. Считают, что отказ суда в удовлетворении ходатайства адвокатов о назначении дополнительной химической экспертизы для установления концентрации диметилтриптамина в жидкости нарушает право осужденного на защиту. Просят обвинительный приговор в отношении Фадеева отменить и вынести оправдательный приговор.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель просит оставить их без удовлетворения.

Проверив по апелляционным представлению государственного обвинителя, жалобам осужденного, адвоката и защитника законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу о наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для его изменения.

К выводу о совершении осужденным инкриминируемых ему преступлений суд пришел в результате исследования представленных сторонами допустимых доказательств и их всесторонней оценки.

Доводы, приведенные в апелляционных жалобах, о том, что виновность осужденного Фадеева А.В. в незаконном хранении наркотических средств в особо крупном размере, а также в контрабанде наркотических средств в особо крупном размере, не доказана, являются необоснованными, поскольку опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в частности:

показаниями свидетеля С из которых следует, что в

она отдыхала вместе с Фадеевым, который перед вылетом в ее отсутствие

упаковал три чемодана, содержимое которых она увидела лишь на таможне в г.

Со слов Фадеева в бутылках находилось лекарственное средство

широкого спектра действия;

показаниями свидетелей К Ю и Д

(сотрудников таможенной службы аэропорта»),

из которых усматривается, что при контроле багажа прибывшего рейсом , были обнаружены три чемодана с бутылками и упаковка чая, которые с ленты были получены Фадеевым и С следовавшими транзитом из При прохождении через «зеленый коридор» они были остановлены и в их чемоданах были обнаружены пластиковые бутылки с жидкостью в количестве около 70 литров без маркировки и документов. По словам С жидкость - это средство для лечения волос, а чай - для личного потребления. В ходе экспресс-теста в жидкости обнаружено запрещенное вещество - димитилтриптамин;

показаниями свидетелей Л Ц иА (сотрудников линейного Управления МВД России в аэропорту «)

о том, что Фадеев и С подтвердили, что, находясь в отпуске, они пользовались обнаруженной у них жидкостью в целях омоложения и оздоровления;

заключениями экспертов ЭКЦ УТ МВД России по ЦФО:

№ от 23.04.2014 года, согласно которому в жидкостях из 16 бутылок изъятых у Фадеева А.В., содержится вещество, которое является наркотическим средством - смесью (препаратом), содержащей ДМТ (диметилтриптамин), общей массой наркотического средства из всех бутылок (в пересчете на сухое вещество) и из свертка, поступившего на экспертизу после проведения исследования, 3.188,20 грамм (с учетом веществ израсходованных для проведения экспертизы);

№ от 28.04.2014 года, согласно которому в жидкостях из 10 бутылок изъятых у С содержится вещество, которое является наркотическим средством - смесью (препаратом), содержащей ДМТ (диметилтриптамин). Вещество в одной бутылке и в свертке, поступившие на экспертизу после проведения исследования, является наркотическим средством - смесью (препаратом), содержащей ДМТ (диметилтриптамин). Общая масса наркотического средства из всех бутылок, изъятых у С (в пересчете на сухое вещество), и из бутылки и свертка, поступивших на экспертизу после проведения исследования, составила 1.855,31 грамм (с учетом веществ, израсходованных для проведения экспертизы).

Суд первой инстанции, тщательно проверив показания свидетелей С , К , Ю Д Л Ц и А пришел к правильному выводу о их достоверности и допустимости. Как видно из материалов дела, вопреки приведенным в апелляционных жалобах адвоката и защитника доводам, показания названных выше лиц подробны и последовательны, они согласуются как между собой, так и с другими приведенными в приговоре доказательствами, в связи с чем нельзя сделать выводы о противоречивости и необъективности этих показаний а также о том, что они основаны на предположениях.

Что касается доводов адвоката и защитника о том, что свидетели Ч Ф и те же Л Ц и А в нарушение закона ранее подписали заранее составленные протоколы без их допроса, то они также являются необоснованными, поскольку основаны лишь на предположениях. Как видно из материалов дела, в частности, из показаний названных лиц, они добровольно сообщили об известных им обстоятельствах по настоящему делу.

Нельзя согласиться и с доводами апелляционных жалоб адвоката и защитника о том, что акт таможенного досмотра от 19.02.2014 года содержит множество противоречий и ошибок, о том, что протоколы осмотра мест происшествия, составленные дознавателем Т 19.02.2014 года сфальсифицированы, а также о том, что был нарушен порядок изъятия и хранения 26-ти бутылок с жидкостью, поскольку, как видно из материалов дела, законность производства указанных следственных действий была также тщательно проверена судом первой инстанции.

В частности, в судебном заседании был допрошен свидетель Т (дознаватель отдела дознания таможни), согласно показаниям которого им было осмотрено место происшествия, о чем были составлены два протокола от 19.02.2014 года в отношении Фадеева и С , последние лично участвовали в составлении протоколов, к тому же, протоколы составлены в присутствии понятых и инспекторов таможни, изъятые у осужденного и С бутылки были переданы им в внутренних дел.

Кроме того, указанные протоколы осмотра мест происшествия от 19.02.2014 года и приложение к ним, были в судебном заседании тщательно исследованы, объективность их содержания подтверждены в суде первой инстанции показаниями свидетелей Г Б Ч иФ (понятыми), а также свидетелей Ю и К

Оснований для вывода о необъективности показаний названных лиц и недопустимости указанных выше процессуальных действий, о чем ставится вопрос в апелляционных жалобах, не имеется.

Являются необоснованными и приведенные в апелляционных жалобах доводы о том, что изъятое у осужденного вещество в бутылках не является наркотическим средством.

Эти доводы опровергаются, кроме приведенных выше заключений экспертов ЭКЦ УТ МВД России по ЦФО, показаниями свидетелей Е

(заместителя начальника отдела Центрального экспертно криминалистического таможенного управления), Б (эксперта УТ МВД России по ЦФО), П и А (ЭКЦ УТ МВД России по ЦФО), А (эксперта отдела № ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве), из которых следует, что исследования обнаруженной у осужденного жидкости произведены в соответствии со ст. 204 УПК РФ и ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 года №73-Ф3 «О государственной судебно экспертной деятельности в Российской Федерации», в официальном государственном экспертном учреждении, независимыми экспертами, с представлением суду документов, фиксирующих ход, условия и результаты исследований, а также документов о поверке оборудования.

Полнота, объективность и обоснованность выводов данных заключений и исследований сомнений не вызывает.

Не является основанием для признания недопустимым доказательством заключения специалиста от 19.02.2014 года на том основании, что оно 14 декабря 2015 года сначала было признано таковым по ходатайству стороны защиты, а затем, 3 февраля 2016 года, как следует из протокола судебного заседания, было вновь признано допустимым доказательством, поскольку такое решение было принято после исследования в судебном заседании дополнительных материалов и обсуждения соответствующего ходатайства государственного обвинителя, то есть без нарушения действующего уголовно процессуального законодательства.

Поэтому с приведенными в апелляционных жалобах адвоката и защитника доводами о незаконности последнего решения согласиться также нельзя.

Судом первой инстанции также тщательно проверялась и версия выдвинутая стороной защиты, о том, что посторонние лица могли иметь доступ к изъятым у осужденного веществам и видоизменить их. Эта версия также была опровергнута показаниями свидетелей Т Ю и К из которых следует, что посторонние лица доступа к изъятым веществам не имели, а должностные лица, осуществлявшие первоначальные процессуальные мероприятия по делу, лично с осужденным и С знакомы не были, и как правильно указал суд первой инстанции каких-либо оснований к их оговору не имели.

Какие-либо объективные данные, свидетельствующие о недобросовестном исполнении защитниками осужденного своих профессиональных обязанностей на предварительном следствии, а равно о рассмотрении уголовного дела в отношении него с обвинительным уклоном как об этом указано в апелляционной жалобе Фадеева А.В., в материалах дела также отсутствуют.

Таким образом, на основании приведенных в приговоре допустимых доказательств, суд первой инстанции дал правильную правовую оценку действиям осужденного.

Вместе с тем, заслуживают внимания приведенные в апелляционном представлении государственного обвинителя доводы о несправедливости приговора в связи с назначением осужденному чрезмерно мягкого наказания.

Так, суд в приговоре указал, что при назначении Фадееву А.В. наказания он учел, что ранее он не судим, на учетах у психиатра, нарколога и на диспансерном учете не состоял, по месту регистрации на территории жалоб не имел, соседи по подъезду отзывались о нем положительно компрометирующими материалами на него ОВД по району не располагал, по прежним местам работы характеризовался положительно, и признал факт привлечения его к уголовной ответственности впервые, наличие у него заболеваний и положительные характеристики с прежних мест работы смягчающими его наказание обстоятельствами.

Тем не менее, суд, хотя и указал в приговоре, что он при назначении осужденному наказания также учел и повышенную общественную опасность совершенных им особо тяжких преступлений, направленных против общественной нравственности, однако фактически это обстоятельство в полной мере не учел. Об этом свидетельствует размер наказания, назначенный Фадееву А.В. за каждое преступление.

Не оспаривая применение судом положений ст. 64 УК РФ при назначении осужденному наказания за каждое преступление, Судебная коллегия вместе с тем находит сам подход суда первой инстанции к назначению осужденному наказания ниже низшего предела по ч. 3 ст. 228 УК РФ 3 года лишения свободы (низший предел 10 лет лишения свободы) и по п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ 4 года лишения свободы (низший предел 15 лет лишения свободы) нарушающим баланс между публичными интересами требованиями неотвратимости наказания и принципами справедливости пропорциональности и соразмерности наказания содеянному.

При таких данных назначенное осужденному наказание за каждое преступление и по их совокупности является чрезмерно мягким, в связи с чем приговор подлежит соответствующему изменению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Московского областного суда от 4 июля 2016 г. в отношении ФАДЕЕВА А В изменить, усилить назначенное ему наказание в виде лишения свободы: по ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до 7-ми лет; по п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до 9-ти лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений окончательно назначить ему 10 (десять) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные представление, жалобы осужденного, адвоката и защитника - без удовлетворения.

Председательствующий -

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 229.1 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта