Информация

Решение Верховного суда: Определение N 89-АПУ13-25 от 31.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №89-АПУ 13-25

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 31 октября 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Коваля В.С.,

судей Ситникова Ю.В., Бирюкова Н.И.

при секретаре Воронине М.А.

с участием прокурора Никифорова А.Г.,

адвоката Чиглинцевой Л.А.,

переводчика М

осужденного Бабаева А.М. оглы

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Бабаева А.М. оглы на приговор Тюменского областного суда от 24 июля 2013 г., по которому

Бабаев А М

несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. №87-ФЗ) на 10 лет; по ч. 3 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 229' УК РФ (в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 г. №18-ФЗ) на 15 лет; по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228* УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. №87-ФЗ) на 8 лет; по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. №87-ФЗ на 3 года.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний Бабаеву А.М. оглы назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Бабаеву А.М. оглы исчислен с 5 августа 2012 г.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступления осужденного Бабаева А.М. оглы и адвоката Чиглинцевой Л.А. в обоснование доводов приведенных в апелляционной жалобе осужденного Бабаева А.М. оглы мнение прокурора Никифорова А.Г., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Бабаев осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере за организацию контрабанды наркотического средства, то есть незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере, приготовление к сбыту наркотических средств в особо крупном размере и незаконное хранение без цели сбыта аналогов наркотических средств в особо крупном размере.

Преступления совершены в 2012 г. в г. и области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе:

осужденный Бабаев считает приговор незаконным, необоснованным несправедливым, поэтому просит отменить его. Утверждает, что показания К которые были положены в основу приговора, ничем не подтверждены. К будучи задержанным с поличным, был вынужден указать на конкретное лицо, которое ему якобы поставляло наркотические средства. То, что между ними была договоренность о сбыте гашиша и он ему передавал гашиш с целью сбыта, является вымыслом К . Ничем не подтверждены показания о передаче ему денег за гашиш. Ни одна из передач денег не была нигде зафиксирована. Показания свидетелей, а также «следственные документы» свидетельствуют о виновности и к нему не имеют никакого отношения. Полагает, что суд необоснованно квалифицировал его действия в отношении гашиша и опия как приготовление к сбыту и контрабанда, поскольку они охватываются приготовлением к сбыту. Осужденный указывает, что совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 229 УК РФ возможно только при наличии соучастников, то есть совместно с двумя и более лицами, что ни ему, ни Д не вменено органами расследования, в связи с чем он незаконно осужден за совершение указанного преступления. По мнению осужденного, Д дал против

него показания только с целью избежать ответственности за контрабанду наркотиков. Кроме того, осужденный обращает внимание на неверное изложение показаний К иД в приговоре, а также утверждает о том, что обнаруженное в его автомашине наркотическое вещество положили сотрудники УФСКН. Заявляет о допущенных на предварительном и судебном следствиях нарушениях уголовно-процессуального закона повлекших, по его мнению, нарушение права на защиту.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Черняк Ж.А., указывая на несостоятельность доводов изложенных в апелляционной жалобе, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах и возражениях на них, выслушав стороны, Судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе осужденного, о его непричастности к преступлениям, неправильной квалификации его действий, нарушении органами предварительного следствия требований уголовно-процессуального закона, из-за чего в основу приговора положены недопустимые доказательства, являются необоснованными ввиду их несоответствия фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, а также нормам уголовного и уголовно-процессуального законов.

Так, выводы суда о виновности Бабаева в совершении установленных судом преступлений основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, получивших свою оценку в описательно мотивировочной части приговора.

Выводы суда о виновности Бабаева в покушении на сбыт наркотического средства гашиша в количестве 733, 26 г основаны на показаниях свидетеля К который на предварительном и судебном следствиях изобличил Бабаева в причастности к незаконному обороту наркотических средств. Свидетель К показал, что именно Бабаев предложил ему распространять гашиш и определил его стоимость. При этом Бабаев четыре раза привозил ему гашиш для продажи. Он передавал Бабаеву за это денежные средства. Кроме того, он показал, что сбывал полученный от Бабаева гашиш по договоренности с последним Г за что и осужден по приговору Ленинского районного суда г. Тюмени от 12 июля 2013 г., вступившему в законную силу 23 июля 2013 г., а Г сбывал наркотические средства Ш за что также осужден по приговору Ленинского районного суда г.Тюмени от 13 июня 2013 г., вступившему в законную силу 15 августа 2013 г. В свою очередь, Ш за приобретение наркотических средств у Г осужден по приговору Ленинского районного суда г. Тюмени от 7 июня 2012 г.

Свидетель К - мать К - показала, что со слов своего сына знает о том, что сын хранил в гараже гашиш, который принадлежал « », то есть Бабаеву. К показала, что ей также известно, что сын сводил того, кто продает, и того, кто покупает наркотические средства. « » требовал от К а деньги за гашиш, изъятый у них в гараже сотрудниками наркоконтроля. Она заняла деньги и передала их сыну, а тот передал « ».

Свидетель А - бывшая жена К - показала, что 20 июня 2012 г. она по просьбе К взяла кредит в банке и передала

руб. К для К . При этом А пояснила, что деньги К были нужны для погашения долга, связанного с наркотическими средствами.

Согласно детализации телефонных переговоров Бабаева с К 2 и 3 августа 2012 г. в указанный период времени они вели переговоры о погашении долга и при встрече К передал оставшуюся часть долга Бабаеву.

Свидетель К - оперуполномоченный УФСКН России по

области - пояснил, что со слов К ему известно, что Бабаев требует от него деньги за изъятый ими гашиш. Инициатива передачи долга Бабаеву исходила от К , который им сообщил уже о факте передачи части денег. Оставшаяся часть денег была передана К Бабаеву под контролем сотрудников правоохранительных органов, однако результаты проведенного мероприятия не были легализованы, поскольку для этого отсутствовали основания, что не противоречит требованиям закона.

Доводы осужденного Бабаева, приведенные в апелляционной жалобе, о недоказанности передачи ему денег за наркотические средства, так как в деле нет документов, подтверждающих факт передачи К ему денежных средств, не свидетельствуют об отсутствии самого такого факта, который подтвержден совокупностью изложенных доказательств. Более того, такие факты не отрицал и сам Бабаев, оспаривая лишь сумму и назначение полученных им от К денежных средств.

Как показал свидетель К , именно К сообщил о ранее неизвестном им Бабаеве, который собирался в Республику для покупки новой партии наркотических средств. При этом в результате совокупности проведенных оперативно-розыскных мероприятий преступная деятельность Бабаева была выявлена и пресечена. Показания К соответственно нашли свое объективное подтверждение.

Несостоятельны утверждения Бабаева, изложенные в апелляционной жалобе, о том, что они с К не вели никаких телефонных переговоров, поскольку сведений о том, что телефонные переговоры К прослушивались, не имеется. Согласно протоколу осмотра телефона К установлено наличие последних соединений (вызовов) в мае 2012 года с абонентом « »с№ при этом сим-карта с указанным номером изъята при досмотре автомашины Бабаева, что подтверждает выводы обвинения и отвергает доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе.

Нельзя согласиться с доводами, указанными в апелляционной жалобе о том, что К неоднократно менял свои показания, а от первоначальных показаний, данных после задержания и оглашенных в судебном заседании вообще отказался, в связи с чем такие показания не могли быть положены в основу обвинительного приговора.

Так, в судебном заседании были исследованы все показания, данные К на предварительном следствии. Данные показания К подтвердил в судебном заседании. Эти показания согласуются с его показаниями, данными в ходе судебного следствия. Вопреки доводам содержащимся в апелляционной жалобе Бабаева, К не согласился лишь с показаниями, данными им на допросе в качестве подозреваемого в части того, что он употребляет наркотические средства и что договоренность на последующий сбыт у него была и с Г В остальной же части, в том числе в части принадлежности Бабаеву продаваемого им Г наркотического средства, его стоимости и других обстоятельств причастности Бабаева к незаконному обороту наркотических средств, он подтвердил и объяснил суду причины изменения своих показаний в части своей противоправной деятельности.

При таких обстоятельствах показания К о причастности Бабаева к незаконному обороту наркотических средств последовательны на всем протяжении предварительного и судебного следствия, согласуются с остальными собранными по делу доказательствами, в то время как расхождение его показаний в суде с показаниями в начальной стадии предварительного расследования относительно его преступной деятельности не ставят под сомнение достоверность его показаний в отношении причастности Бабаева к незаконному обороту наркотических средств поскольку эти показания неизменны относительно роли Бабаева и степени его участия в совершенных преступлениях.

Виновность Бабаева в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств опия и гашиша, а также в организации их контрабанды подтверждается показаниями свидетеля Д

Так, в своей явке с повинной, на допросах в качестве свидетеля подозреваемого, обвиняемого и в судебном заседании Д прямо указал на Бабаева как на лицо, которое предложило ему перевезти наркотики из в Россию для последующей их реализации, приобрело наркотики там, договорилось с конкретным человеком в о сокрытии их в автомобиль, оплатило расходы по переезду в размере 40 000 руб. и в дальнейшем обязалось оплатить операцию жене в размере от до руб. По его показаниям, Бабаев это тот человек, которому он должен был передать гашиш по приезде в г.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия были оглашены: протокол явки с повинной Д показания Д на допросах в качестве обвиняемого и свидетеля, которые Д также подтвердил, не согласившись с ними лишь в части того, что перевезенное им для Бабаева наркотическое средство Бабаев собирался распространять.

Таким образом доводы, изложенные Бабаевым в апелляционной жалобе о том, что Д отрицал достоверность своих показаний на предварительном следствии, являются необоснованными. В то же время оценив его показания, суд обоснованно признал более полными и достоверными показания Д данные им на предварительном следствии, поскольку именно они согласуются с остальными собранными по делу доказательствами, в то время как причиной их изменения могла послужить обстановка судебного следствия, где показания Д с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, давал в суде в присутствии изобличаемого им лица - Бабаева.

Показания Д о том, что именно Бабаев приобрел наркотические средства в с целью их последующего сбыта и организовал их перемещение через таможенную границу, подтверждены показаниями свидетеля К о том, что к концу июня 2012 года он должен был передать Бабаеву деньги за изъятый у него в гараже гашиш. При этом Бабаев ему объяснил, что деньги ему нужны в связи с отъездом на родину - в чтобы купить еще гашиша. После приезда из

Бабаев пояснил К , что машина с гашишем приедет через три дня. Как следует из протокола судебного заседания, такие показания К дал не только на предварительном следствии, но и в судебном заседании, что опровергает доводы, приведенные в апелляционной жалобе осужденного Бабаева,об обратном.

Кроме того, из протокола осмотра диска с записью телефонных разговоров Д и показаний последнего было установлено, что 9 июля 2012 г. и 14 июля 2012 г. между Бабаевым и состоялись разговоры, в ходе которых Бабаев настойчиво согласовывал дату и время отъезда Д в что свидетельствует о личной заинтересованности Бабаева в поездке Д , контроле с его стороны действий Д и опровергает доводы, изложенные в жалобе.

Протоколом осмотра диска с записью телефонных разговоров Бабаева и показаний Д установлено, что в период с 1 августа по 3 августа 2012 г. между Бабаевым и Д между Бабаевым и человеком который прятал наркотическое средство, состоялись разговоры. Из содержания этих разговоров следует, что Бабаев приобрел наркотическое средство, договорился о встрече Д с указанным человеком Находясь в г. Бабаев контролировал нахождение Д в,

сокрытие гашиша а автомобиль и пересечение Д границы. Во всех указанных случаях Бабаев сам звонил Д и неустановленному мужчине, которого Д на следствии узнал как человека, который прятал наркотик.

Как следует из протокола судебного заседания, Д показал, что настаивает на том, что на прослушанных фонограммах разговор ведет именно Бабаев, что опровергает доводы, изложенные в апелляционной жалобе Бабаева, о неподтверждении Д разговоров с Бабаевым.

Согласно протоколу судебного заседания в ходе судебного следствия были оглашены показания обвиняемого Д данные им на предварительном следствии относительно прослушанных им разговоров с Бабаевым, которые Д также подтвердил. При этом из показаний Д данных на предварительном следствии, следует, что на предварительном следствии Д пояснил, что Бабаев на прослушанных фонограммах вел разговоры не только с ним, но и с тем человеком, который прятал наркотик в его автомобиль. В судебном заседании в отношении части таких разговоров Д подтвердил участие в них указанного мужчины в остальной части - сказал, что голос указанного человека он не мог узнать Суд обоснованно положил в основу приговора показания Д , данные на предварительном следствии, поскольку посчитал их достоверными, так как они даны после непосредственного прослушивания им телефонных переговоров и при соблюдении требований уголовно-процессуального закона, о чем пояснил Д в суде. Эти показания Д , данные им на предварительном следствии, о содержании разговоров с Бабаевым последовательны и согласуются с его же показаниями в суде и на предварительном следствии относительно обстоятельств его нахождения в

Нельзя согласиться с доводами, приведенными в апелляционной жалобе, и о том, что Д дал показания против Бабаева, чтобы избежать ответственности, поскольку показания против Бабаева даны им лишь 26 октября 2012 г., а задержан он был 5 августа 2012 г. При задержании Д указал на принадлежность изъятых у него наркотических средств другому человеку, однако затем на стадии предварительного следствия и в судебном заседании объяснил, почему так поступил. В частности, согласно показаниям Д , Бабаев, уговаривая его перевезти наркотики, обещал ему, что если Д задержат, то Бабаев его «вытащит», в связи с чем просил про него не говорить. Бабаев обещание не исполнил, поэтому он рассказал всю правду.

На основании изложенного доводы осужденного Бабаева, приведенные в апелляционной жалобе, не соответствуют показаниям Д и установленным по делу обстоятельствам.

Показания Д так же как и К , о причастности Бабаева к незаконному обороту наркотических средств последовательны на всем протяжении предварительного и судебного следствия. Оснований сомневаться в достоверности этих показаний нет, так же как в судебном заседании не установлены основания для оговора ими Бабаева. Их показания подтверждены другими доказательствами.

С учетом изложенного доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе осужденного Бабаева, о его непричастности к незаконному обороту наркотических средств и недоказанности вины в совершении преступлений за которые он осужден, не основаны на исследованных в суде доказательствах.

Несостоятельны доводы, приведенные в апелляционной жалобе осужденного Бабаева, о необъективности вменения ему преступления предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ. Причастность Бабаева к незаконному обороту изъятого у него в автомобиле аналога наркотического средства нашла свое подтверждение в совокупности исследованных в суде и изложенных в приговоре доказательств, получивших должную оценку.

Автомобиль, которым управлял Бабаев, согласно свидетельству о регистрации транспортного средства, принадлежит ему. Досмотр автомобиля был произведен в присутствии понятых, при этом принадлежность ему изъятых в автомашине двух сотовых телефонов Бабаев не отрицал Допрошенный в судебном заседании свидетель К , принимавший участие в досмотре автомобиля, пояснил, что обстановка досмотра автомобиля исключала возможность попадания в него наркотика со стороны посторонних лиц. Указанные выводы следуют и из результатов проведенной в порядке ст. 144 - 145 УПК РФ проверки, по результатам которой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту превышения своих полномочий должностными лицами УФСКН России по

области.

В связи с этим суд правильно квалифицировал действия Бабаева по указанным преступлениям.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе осужденного Бабаева о неправильной квалификации его действий по совокупности преступлений предусмотренных ст. 2281 и 2291 УК РФ, являются несостоятельными поскольку действия лица, связанные с незаконным перемещением наркотических средств через таможенную границу Российской Федерации подлежат квалификации по ст. 229' УК РФ. Кроме того, если лицо, кроме незаконного перемещения через таможенную границу указанных средств совершает иные действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит дополнительной квалификации по ст. 228 или ст. 228 УК РФ.

Как следует из материалов дела, Бабаев приобрел наркотическое средство, организовал его перевозку из в г. с

привлечением к совершению преступления Д за денежное

вознаграждение, передав ему часть денег. При этом Бабаев намеревался

получить от Д перевезенное им наркотическое средство и распространить его в г. , в связи с чем действия Бабаева обоснованно квалифицированы по ч.1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ, поскольку его умысел на сбыт не был доведен им до конца, так как 5 августа 2012 г Д был задержан. Кроме того, по делу установлено и то, что по поручению Бабаева Д не только перевез приобретенное Бабаевым наркотическое средство из в г в целях его последующей реализации, но и в пути следования незаконно переместил его через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, что охватывалось умыслом Бабаева. Он не только знал об этом, но и сам организовал совершение этого преступления. В частности, Бабаев принял решение о сокрытии наркотика в бензобаке автомобиля Д договорился об этом с неустановленным следствием лицом в А и при досмотре Д и его автомобиля на границе наркотическое средство обнаружено не было. Находясь в г. , Бабаев контролировал сокрытие наркотического средства в автомобиле Д а также пересечение Д таможенной границы, что следует из протокола осмотра разговоров Бабаева, а также из протокола осмотра телефона Бабаева которым установлен факт направления им смс-сообщения Д в день пересечения им границы. На основании изложенного содеянное Бабаевым правильно квалифицировано и по ч. 3 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 229' УК РФ.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе Бабаева, о неправильной квалификации его действий по ч. 3 ст. 33, п. «б» ч. 4 ст. 229 УК РФ по причине того, что ни Бабаеву, ни Д не вменено совершение преступления при участии двух и более лиц, несостоятельны поскольку в них Бабаевым подменяются понятия видов соучастников преступления и форм соучастия в преступлении. В частности, квалификация действий по признаку «группы лиц» и «группы лиц по предварительному сговору» может иметь место лишь при совместном совершении преступления двумя или более исполнителями. Рассматриваемое же преступление совершено одним исполнителем - Д а организовано Бабаевым, что отвечает положениям ст. 33 УК РФ о видах соучастников и исключает квалификацию их действий группой лиц и группой лиц по предварительному сговору.

Доводы, указанные в апелляционной жалобе осужденного Бабаева, о нарушении его права на защиту, влекущем отмену постановленного в отношении его приговора, в связи с тем, что заключение эксперта № 624 и заключение эксперта № 625, а также протокол осмотра предметов и постановление о признании и приобщении к делу вещественных доказательств являются недопустимыми доказательствами, несостоятельны.

Так Бабаевым заявлено о нарушении его права на защиту при

ознакомлении его и защитника с постановлением о назначении экспертиз и

заключениями экспертов № 624 и 625 в связи с тем, что данные процессуальные действия выполнены следователем Л без принятия уголовного дела к своему производству.

Как следует из материалов дела, заключение эксперта № 625 в качестве доказательства стороной обвинения не представлялось и не положено судом в основу обвинительного приговора, в связи с чем оно не может быть исключено из числа доказательств. Что касается заключения эксперта № 624, то оно является допустимым доказательством, поскольку при проведении указанной экспертизы не было нарушено право на защиту Бабаева Указанная экспертиза проведена в соответствии с требованиями УПК РФ 22 мая 2012 г., то есть еще до задержания Бабаева. После привлечения Бабаева к уголовной ответственности он был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта, при этом отводов эксперту ходатайств о привлечении других экспертов и внесении дополнительных вопросов не заявлял, чего не оспаривает и сам Бабаев. Исходя из положений ст. 195 и 198 УПК РФ, именно предоставлением указанных выше прав и совершением указанных процессуальных действий и реализуется право на защиту подозреваемого (обвиняемого) при производстве экспертизы. Таким образом, право Бабаева на защиту при назначении и производстве указанной экспертизы было обеспечено. При изложенных выше обстоятельствах не может повлиять на допустимость полученного доказательства и не ставит под сомнение реализацию права на защиту Бабаева факт того, что фактическое ознакомление с указанным процессуальным документом и заключением эксперта произошло 28 марта 2013 г. после возбуждения Л уголовного дела, а постановление о принятии дела к производству Л вынесено 5 апреля 2013 г. На это указывает и то что при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, а также при исследовании указанного доказательства в судебном заседании каких-либо ходатайств от стороны защиты также не поступало.

Несостоятельны доводы жалобы о недопустимости протокола осмотра предметов и постановления о признании и приобщении к делу вещественных доказательств. На основании ст. 75 УПК РФ из числа допустимых могут исключаться только доказательства по делу, в то время как в соответствии со ст. 74 УПК РФ указанные протоколы процессуальных и следственных действий таковыми не являются.

Вместе с тем нельзя согласиться с доводами, приведенными в апелляционной жалобе осужденного Бабаева, о нарушении требований УПК РФ при признании в качестве вещественного доказательства наркотического средства гашиша, изъятого в ходе проверочной закупки 27 апреля 2012 г. у Ш . Так, согласно постановлению заместителя начальника следственной службы УФСКН Росии по области от 25 мая 2012 г. уголовное дело подлежит изъятию у следователя С и передаче следователю К . В деле имеется постановление, вынесенное в этот же день, согласно которому указанное уголовное дело принимает к своему производству следователь Л . Однако допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля следователь К показала, что указанное уголовное дело к производству приняла она, а не Л подтверждением чему является ее подпись в постановлении. Печатная фамилия Л в тексте постановления является технической ошибкой К в рамках производства по уголовному делу признала в качестве доказательств и осмотрела гашиш, изъятый у Ш 27 апреля 2012 г.

Таким образом, признанное в качестве вещественного доказательства наркотическое средство гашиш в количестве 5,99 г является допустимым доказательством, которое получено в результате оперативно розыскной деятельности в соответствии с положениями ст. 89 УПК РФ отвечает требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам, в связи с чем признано таковым и осмотрено. С учетом изложенного доводы осужденного, приведенные в апелляционной жалобе, о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора являются необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия стороной защиты заявлялось ходатайство о признании недопустимыми следственных и процессуальных документов по изложенным основаниям, которое было рассмотрено судом и в его удовлетворении обоснованно отказано с приведением мотивов принятого решения, поскольку защитником не было заявлено ходатайство о признании недопустимыми конкретных доказательств по уголовному делу, что опровергает доводы содержащиеся в апелляционной жалобе осужденного, о том, что судом не рассмотрено ходатайство адвоката о нарушении права Бабаева на защиту.

При назначении наказания осужденному суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, отсутствие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Суд принял во внимание то, что Бабаев не судим, характеризуется положительно.

Неприменение ч.б ст. 15, ст. 73 УК РФ и дополнительных наказаний мотивировано в приговоре.

Назначенное осужденному наказание является справедливым оснований для его смягчения Судебная коллегия не находит.

Решение о судьбе вещественных доказательств соответствует требованиям закона и мотивированно.

Оснований для отмены либо изменения приговора не имеется ввиду его законности, обоснованности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 ,389 и 389 УПК

РФ, Судебная коллегия

определила:

определила:

приговор Тюменского областного суда от 24 июля 2013 г. в отношении Бабаева А М оставить без изменения, а апелляционную жалобу Бабаева А.М. огль>~-без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 229 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта