Информация

Решение Верховного суда: Определение N 38-АПУ17-2 от 01.03.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№38-АПУ17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 марта 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Романовой Т.А., Кондратова П.Е.

при секретаре Прохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Ефремова Д.Н., Смирнова А.Ю., Чопова А.И., адвоката Моисеевой Е.О. в защиту интересов Смирнова А.Ю., Стрекалова В.М. в защиту интересов Ефремова Д.Н., Захарова Ю.В. в защиту интересов Чопова А.И. на приговор Тульского областного суда от 7 декабря 2016 г., по которому

Ефремов Д Н ,,

ранее не судимый,

осужден:

- по пп. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 31 марта 2015 г на 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей;

- по пп. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 23 июля 2015 г.) на 11 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 350 000 рублей;

- по пп. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 28 июля 2015 г.) на 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 380 000 рублей;

- по п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 21 сентября 2015 г.) на 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей;

- по п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 22 сентября 2015 г.) на 12 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 430 000 рублей;

- по п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 28 сентября 2015 г.) на 13 лет лишения свободы со штрафом в размере 450 000 рублей;

- по ч.З ст. 30, ч.5 ст. 228.1 УК РФ на 14 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 480 000 рублей;

- по ч.1 ст. 228.3 УК РФ на 9 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства;

- на основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений на 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 950 000 рублей;

Смирнов А Ю ,

ранее не судимый,

осужден:

- по п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 21 сентября 2015 г.) на 11 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей;

- по п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 22 сентября 2015 г.) на 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 350 000 рублей;

- по ч.З ст. 30, п. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ на 12 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 380 000 рублей;

- на основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно по совокупности преступлений на 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 450 000 рублей;

Чопов А И ,,

ранее не судимый,

осужден:

- по п. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (преступление 31 марта 2015 г.) на 10 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 250 000 рублей;

- по ч.З ст. 30, п. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей;

- на основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно по совокупности преступлений на 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 300 000 рублей.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и дополнений к ним, поданных возражений на них, выступления осужденных Ефремова Д.Н., Смирнова А.Ю. и Чопова А.И. (в режиме видеоконференц связи, адвокатов Моисеевой Е.О., Поддубного СВ., Стрекалова В.М Захарова Ю.В., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Лох Е.Н., полагавшей необходимым внести в приговор изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ефремов Д.Н., Смирнов А.Ю. и Чопов А.И. признаны виновными в совершении в составе организованной группы ряда преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе в крупном размере; Ефремов Д.Н. к тому же - в незаконном хранении прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденные Ефремов Д.Н., Смирнов А.Ю. и Чопов А.И. просят вынести оправдательный приговор, отменив обвинительный, так как, по их мнению, он постановлен с нарушением норм уголовного и уголовно процессуального права, содержит выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, а также является несправедливым, вынесенным без учета данных, характеризующих личность каждого из них, и обстоятельств смягчающих наказание. Дополняя, осужденный Смирнов А.Ю. считает, что его вину не доказывают показания свидетелей Ф иМ , так как они не видели, что находилось у него в руке, когда он просовывал ее за щит сообщенный этими свидетелями маршрут его передвижения от д. по ул.

ставит под сомнение показания С о том, что тот мог видеть его; ссылки С на то, что он встречал его неоднократно в этом районе, влияют на юридическую силу протокола опознания; полученные при осмотре киви-кошельков данные о последнем пользовании ими подтверждают его показания о добровольном прекращении им преступной деятельности до 14 октября 2015 г.; вещество, изъятое у С 21 сентября 2015 г., и то, которое было обнаружено в ходе его (Смирнова личного досмотра, различны по химическому составу и не могли ранее составлять единое целое, что опровергает его участие в преступлении в указанный день; суд вышел за пределы обвинения, осудив его за покушение на сбыт наркотических средств большей массой, чем указанной в предъявленном обвинении; показания, данные свидетелем Г по поводу осмотренных сумок, не соответствуют содержанию акта досмотра дают основание утверждать о фальсификации акта и неучастии Г Кроме того, как полагает Смирнов, приговор постановлен на недопустимых и неотносимых доказательствах, проводит сопоставление этих доказательств друг с другом и утверждает, что их необходимо было исключить из разбирательства, в частности: акт личного досмотра С , в котором отсутствует пометка о месте его составления, содержатся неоговоренные исправления, нет сведений об изъятом и о его упаковке; протоколы допроса С (т.5, л.д.120-125) при производстве которых свидетелю не были разъяснены положения ст. 5 6 УПК РФ и он не был предупрежден об уголовной ответственности по ст.307-308 УК РФ; протокол осмотра телефона, изъятого в ходе обыска, в котором содержится не относящаяся к нему переписка между другими лицами, а указанный в сообщении адрес с упоминанием номера дома и названия улицы не содержит сведений о городе акт добровольной выдачи от 22 сентября 2015 г., поскольку изъятые у С пакет и порошкообразное вещество не совпадают в части описания цвета с поступившими эксперту на исследование; акт проверочной закупки, так как в нем не содержится подписей представителей общественности, про чье участие говорил в показаниях М , а также имеются накладки во времени окончания С переписки с продавцом амфетамина и выдачей им приобретенного вещества оперативным сотрудникам; протокол осмотра телефона в связи с не соответствующей друг другу по содержанию переписки С с контактом с обозначением «СП», обнаруженной в ноутбуке, использованном в ходе оперативного мероприятия, с той, которая обнаружена в памяти телефона; акт личного досмотра от 14 октября 2015 г., в котором отсутствуют сведения о том, что каждый из изъятых объектов упаковывался отдельно, а описание использованных для упаковки пакетов не совпадает с приведенным в справках об исследовании. Осужденным ставится также вопрос об отмене вынесенного постановления по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, так как, по его мнению поданные им и защитником замечания были рассмотрены судьей необъективно и без учета фактического содержания показаний, данных свидетелями Н иМ ;

адвокат Моисеева Е.О. в интересах осужденного Смирнова А.Ю просит суд апелляционной инстанции о том же решении, что и ее подзащитный. Приводит доводы о наличии предусмотренных пп.1-3 ст.389.15 УПК РФ оснований для отмены приговора; подробно излагает признаки, характеризующие деятельность организованной группы, а также добровольный отказ от совершения преступления; ссылается на то, что никем из подсудимых не было признано существование такой группы и вхождение в нее; доказательств, опровергающих их показания, в приговоре не содержится; характер отношений, сложившихся между осужденными объясняется дружескими и родственными отношениями; 22 сентября 2015 г., сбыв С амфетамин, Смирнов от дальнейшей преступной деятельности отказался и добровольно выдал 14 октября 2015 г. сотрудникам правоохранительных органов смесь, полученную им от Ефремова, что является поводом для освобождения Смирнова от уголовной ответственности в данной части; оперативные мероприятия в отношении его 22 сентября 2015 г. были проведены с нарушением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; проведение проверочной проверки не требовалось, так как, по свидетельству оперативных сотрудников, правоохранительные органы располагали информацией о преступной деятельности Ефремова и Смирнова из их разговоров, которые прослушивались, она же не имела определенных целей, по причине уже зафиксированного 21 сентября 2015 г. факта сбыта Смирновым и Ефремовым психотропных веществ, а других результатов оперативное мероприятие не принесло; суд, наряду с недопустимыми результатами оперативно-розыскной деятельности, необоснованно положил в основу приговора протокол досмотра Смирнова, который был составлен без участия представителей общественности и не в месте задержания Смирнова, не дал должной оценки показаниям относительно данных обстоятельств некритично отнесся к показаниям Н , заключившего со следствием досудебное соглашение;

адвокат Стрекалов В.М. в интересах осужденного Ефремова Д.Н просит отменить приговор и принять новое решение - об оправдании его подзащитного. Утверждает, что приговор не в полной мере отвечает требованиям ст. 307 УПК РФ, данный в нем анализ и оценка доказательств не соответствуют ст.87, 88 УПК РФ; доказательств причастности Ефремова к преступлениям, за которые он осужден, не имеется; время и место совершения Ефремовым преступных действий, в том числе по организации преступной группы, покупке и расфасовке запрещенных к обороту средств передаче их для дальнейшей реализации другим лицам, в приговоре не указано; сторона обвинения не представила подтверждения тому, что в дни совершения преступлений Ефремов пользовался интернет-программой «1СР» под соответствующими учетными номерами, с помощью которой осуществлялась переписка с покупателями наркотических и психотропных средств Т , Т ,Д , К , С и неустановленным лицом, а также киви-кошельками, привязанными к абонентским номерам, принадлежащим другим лицам, куда поступали деньги от покупателей; в судебном заседании не добыто объективных данных о даче Ефремовым указаний Чопову о размещении в г. «закладок» с наркотическим средством и психотропным веществом и о получении Ефремовым от Чопова обратной информации о месте их организации с целью сообщения его Т обнаруженное в телефоне Ефремова соединение с номером телефона, изъятого у Чопова, не содержит сведений о лицах, которые вели разговор и теме их беседы; показания свидетелей Б иМ в которых те отказались сообщить технический способ получения информации о ведении Ефремовым и Т переписки в компьютерной сети, следовало исключить из разбирательства, как недопустимые; к сбыту наркотических средств и психотропных веществ 23, 28 июля и 28 сентября 2015 г. Ефремов непричастен, место сделанных «закладок» не установлено, доказательства того, что именно Ефремов оставлял другому лицу пакеты с наркотическими средствами и психотропным веществом, в приговоре отсутствуют; показания Н относительно действий Ефремова недостоверны; суд не вызвал Н для дополнительного допроса по обстоятельствам, указанным Ефремовым, не принял во внимание, что тот заключил досудебное соглашение с органами следствия и был заинтересован в оговоре Ефремова показания Н а также свидетелей С и Ф вину Ефремова в сбыте амфетамина 21 сентября 2015 г. не доказывают несоответствия между обстоятельствами, изложенными в приговоре в отношении С и в обвинении Ефремова, при рассмотрении дела устранены не были; акт личного досмотра С необоснованно использован как доказательство, хотя в нем не содержится сведений об упаковке обнаруженных и изъятых веществ, что влекло признание этого акта и связанных с ним доказательств недопустимыми; постановление о возбуждении уголовного дела по факту сбыта С психотропного средства 21 сентября 2015 г. свидетельствует о возбуждении дела по другим обстоятельствам (т.1, л.д.47-48); проведение проверочной закупки не вызывалось необходимостью и не соответствует требованиям закона выданная свидетелем С квитанция свидетельствует о перечислении им 22 сентября 2015 г. денег за покупку на иной номер киви кошелька, чем тот, который ему был сообщен, судя по переписке; указанный факт подтверждает участие С одновременно в двух мероприятиях допрошенные на предмет выяснения обстоятельств данного преступления свидетели М ,Б ,С иП сообщили сведения отличные от зафиксированных документально; суд, в нарушение закона предупредил Н , являвшегося фактически обвиняемым по этому же делу, перед допросом об уголовной ответственности по ст.307-308 УПК РФ,

сослался в приговоре на показания подозреваемого Ефремова, которые

недопустимы из-за производства допроса его в ночное время, для чего, с учетом времени и обстоятельств его задержания, оснований не имелось,

оставил без должной проверки доводы Ефремова о применении к нему и

Чопову во время задержания насилия, подбрасывании ему банковской карты и свертка с порошком, подделке его подписи, положил в основу протоколы обыска, которые были проведены незаконно в отсутствие собственника помещений - матери Ефремова, не дал оценки показаниям родственников Ефремова о том, что последний не является членом семьи Ефремовой и не ведет с ней совместное хозяйство, не привел показания свидетелей У И Ш Х ,В ,С , не учел что уголовное дело в отношении Ефремова по ч.З ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ было возбуждено лишь по рапорту следователя Г без наличия к тому оснований;

адвокат Захаров Ю.В. в интересах осужденного Чопова А.И. просит отменить постановленный приговор и оправдать его подзащитного. Излагая установленные в приговоре обстоятельства дела, утверждает, что факт передачи Ефремовым Чопову пакетов с наркотическим средством и психотропным веществом для совершения сбыта не был подтвержден ни в ходе следствия, ни в судебном заседании; доказательств тому, каким образом Ефремов дал указание Чопову о размещении «закладок», не имеется; протоколы осмотра детализации телефонных соединений к делу не относятся и свидетельствуют лишь об общении подсудимых между собой что не является уголовно наказуемым; анализ и оценка показаний свидетелей К М , Б результатов наблюдения указывающих на нахождение Чопова в подъезде дома, не давали повода для выводов о совершении Чоповым сбыта наркотических средств и психотропных веществ Т при проверке заявления Чопова об обстоятельствах его задержания, изъятия у него психотропного вещества, о действиях сотрудников правоохранительных органов по применению к нему физического насилия суд ограничился только допросом свидетелей М , Е Ф , оставив без внимания факт проведения по соответствующим заявлениям Чопова и Ефремова на момент рассмотрения уголовного дела доследственной проверки, необоснованно счел несущественными несовпадения некоторых данных, изложенных в актах досмотра, и теми, которые были сообщены свидетелем С признал доказательствами различные акты досмотра, не предусмотренные уголовно-процессуальным законом в качестве следственных либо судебных действий; допрошенные в судебном заседании сотрудники полиции не смогли пояснить, какие полученные им сведения и из каких источников стали основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий принадлежность Чопову, Ефремову и Смирнову голосов на записях телефонных переговоров материалами дела документально не подтверждена и у суда не было оснований их самостоятельно идентифицировать предупреждение судом при допросе свидетеля Н об

ответственности по ст.307-308 УК РФ противоречит его статусу лица,

осужденного за те же преступления; доказательств наличия у Чопова умысла

на сбыт наркотических средств и психотропных веществ, а также договоренности об их реализации с приобретателями в приговоре не приводится; факта существования организованной преступной группы со свойственными ей признаками в ходе исследования материалов дела не установлено.

В своих возражениях на апелляционные жалобы и дополнения к ним государственные обвинители Чуканова В.А. и Снеткова И.А указывают, что при вынесении приговора судом нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства допущено не было осужденным назначено справедливое наказание, в связи с чем оснований для изменения или отмены приговора не имеется.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что расследование уголовного дела было проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Его рассмотрение судом имело место в соответствии с положениями гл. 36 - 39 УПК РФ, определяющих общие условия судебного разбирательства, процедуру судопроизводства с соблюдением правил о подсудности, исходя из предъявленного Ефремову обвинения по ч.5 ст.228.1 УК РФ, от которого государственный обвинитель позже отказался.

Постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением ее мотивов, аргументированы выводы относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к данному делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

По каждому из преступлений, совершенных Ефремовым, Смирновым и Чоповым в составе организованной группы, судом, наряду с показаниями подсудимых, включая те, в которых они признают свое участие в преступлениях, поясняют обстоятельства их совершения и изобличают друг друга, приведен ряд иных доказательств, отвечающих закону по своей форме и источникам получения, в своей совокупности признанных достаточными для разрешения дела.

Проанализировав и дав надлежащую оценку всем исследованным материалам дела, проверив утверждения Ефремова, Смирнова и Чопова о непричастности к преступлениям либо недоказанности отдельных обстоятельств преступлений, о недопустимости доказательств, в том числе доводы, аналогичные изложенным в апелляционных жалобах, суд мотивировал в приговоре, почему, с одной стороны, он принял те или иные доказательства в качестве допустимых и достоверных, признал их в своей совокупности достаточными для разрешения дела, а с другой - критически оценил и отверг показания подсудимых и выдвинутые ими аргументы в свою защиту.

Судебная коллегия находит убедительными выводы суда о виновности Ефремова, Смирнова и Чопова в преступлениях, поскольку они подтверждаются достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных с участием сторон и подробно изложенных в приговоре; считает невозможным согласиться с доводами авторов апелляционных жалоб о том что эти выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела приговор основан на предположениях и недопустимых доказательствах, а преступная деятельность осужденных в составе организованной преступной группы не доказана.

Проведенный судом анализ и оценка исследованных доказательств соответствуют требованиям ст. 87,88 УПК РФ.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания Ефремова в ходе следствия, в которых он признавал, что начиная с лета 2014 года систематически занимался сбытом наркотических средств и психотропных веществ, к чему были привлечены также Смирнов, Чопов, Н выполнявшие роль курьеров, которая заключалась в получении от него этих средств и веществ в расфасованном виде и доставке их в различные места для помещения в тайник с последующим сообщением ему места произведенной «закладки», которое он, в свою очередь, сообщал взаимодействовавшим с ним посредством интернет-сети покупателям после того, как те перечисляли на указанный им номер киви-кошелька деньги; информацию о продаже наркотических средств и психотропных веществ и способа связи с ним (Ефремовым) Смирнов и Чопов распространяли путем надписей на стенах домов; деятельность курьеров оплачивалась им за счет полученных от продажи средств, которые он переводил с киви-кошелька на банковские карты; из-за того, что по указанной схеме сбыт наркотических средств и психотропных веществ осуществлялся практически каждый день, он затрудняется назвать точные даты.

Показания Ефремова согласуются с данными в стадии расследования дела показаниями Смирнова о том, что после поступления ему в 2014 г предложения Ефремова о совместном участии в сбыте наркотических средств и психотропных веществ, он получил от него сим-карту, установил в свой телефон, как тот велел, программу «1СР»для связи с ним, после получения от Ефремова сведений о поступлении заказа помещал переданные тем пакетики в произвольно выбранных им различных местах и сообщал о них Ефремову, а последний информировал об этом месте покупателя который забирал товар, предварительно заплатив за него деньги на указанные Ефремовым киви-кошельки; за свою работу он получал деньги знал, что этим же занимается Н ; переданные ему для сбыта наркотические средства и психотропные вещества хранил дома, где они были обнаружены сотрудниками правоохранительных органов.

Приведенные показания Ефремова и Смирнова в полной мере соответствуют показаниям свидетеля Н , в которых тот рассказал не только о роли Ефремова в организации сбыта наркотических средств и психотропных веществ по той же схеме бесконтактным способом, а также своем, Чопова, Смирнова участии в качестве курьеров, но и сообщил более подробные сведения об используемых Ефремовым для связи с покупателями и курьерами в системе «1Ср» «никах» - СП, Шееа, ИСК условных обозначениях наркотических средств и психотропных веществ в переписке, иных методах конспирации при их передаче курьерам, способах распространения информации для потенциальных покупателей о продаже запрещенных средств и веществ, порядке расчетов покупателей с Ефремовым через киви-кошельки, распределении тем между курьерами районов, в которых каждый из них действует.

Изложенные Ефремовым, Смирновым и Н обстоятельства совершения преступлений подтверждены исследованными в судебном заседании показаниями свидетелей Т , К , С об обстоятельствах приобретения ими в 2015 г. - Т - 31 марта К - 28 июля, С - 21 и 22 сентября - амфетамина и «спайса» у лица, зарегистрированного в мобильном приложении «1СС2», связавшись с которым в сети Интернет, они получили от него номер киви кошелька, перечислили на него деньги за покупку, после чего, таким же образом узнав у этого лица сведения о месте произведенной для них «закладки», забрали оттуда купленные им пакетики с соответствующими средствами и веществами. Аналогичные обстоятельства приобретения наркотических средств 23 июля 2015 г. Т иД установлены вступившим в законную силу в отношении их приговором суда от 11 марта 2016 г.

При этом указанные лица свидетельствовали об используемых в переписке с ними продавцом в социальной сети «1СР» учетных номерах и «никах», известных Т Т , Д , К под обозначением « », Т к тому же под № аС под № «СП»; они же называли номера телефонов

на привязанные к которым счета перечисляли плату за приобретаемые наркотические средства и психотропные вещества.

Обстоятельства реализации наркотических средств Т Т Д К , неустановленному лицу и С наркотических средств и психотропных веществ объективно подтверждаются результатами оперативно-розыскных мероприятий и показаниями участвовавших в них лиц, свидетелей К Б М Г , С которые стали очевидцами действий Ч поместившего пакетики с наркотическим средством и психотропным веществом в подъезде д. на территории РОСа откуда они были забраны задержанным с поличным Т ; показаниями свидетеля Ф наблюдавшего 28 сентября 2015 г. за действиями Н , организовавшего тайник для неустановленного лица, а 21 и 22 сентября 2015 г. совместно с М - за С когда тот прятал пакетики с амфетамином для С ; показаниями П и У которые засвидетельствовали факт обнаружения пакета с порошкообразным веществом в ходе обследования подъезда д по ул.

после визита туда Н показаниями свидетеля П , привлеченного сторонним наблюдателем за ходом оперативного мероприятия 22 сентября 2015 г.

Сообщенные свидетелем Н данные о том, что переданные ему Ефремовым пакетики с веществом он поместил в г. 23 июля 2015 г. возле д а 28 июля 2015 г. - в подъезде д. по ул.,

28 сентября 2015 - в подъезде д. по ул. , в полной мере согласуются с адресами приобретения наркотических средств и психотропных веществ Т ,Д иК , на что указано в постановленных в отношении их приговорах, а также с нахождением тайника, обнаруженного 28 сентября 2015 г. при обследовании помещения.

Изобличающими преступную деятельность осужденных суд обоснованно признал результаты обыска, свидетельствующие об обнаружении по месту жительства Ефремова различных сотовых телефонов сим-карт и пластиковых карт из под них, что подтверждает нахождение в пользовании Ефремова абонентских номеров сотовой связи, в том числе тех на которые, по показаниям свидетелей, они перечисляли деньги через систему киви-кошелек за приобретенные наркотические средства и психотропные вещества.

На основании экспертных исследований и протоколов осмотра суд имел возможность убедиться, что в обнаруженных у Ефремова в ходе обыска телефонах имеются программы, обеспечивающие ему доступ к интернет-

с связи, приложению » и социальной сети «1СС2» учетными номерами

6», , обозначениями НСК, СП, СП соответствующие «никам», об использовании которых Ефремовым сообщалось в показаниях Н , а также упоминалось в показаниях покупателей в качестве идентификационных данных лица, с которым ими велась переписка на предмет приобретения наркотических средств и психотропных веществ.

Данными, полученными при наведении справок, установлен факт поступления в указанные свидетелями дни и время денег через платежные терминалы и зачисления их 31 марта, 23, 28 июля на виртуальный счет привязанный к абонентскому номеру , а 21 и 28 сентября - к номеру , 22 сентября - , то есть на счета киви кошельков, находящихся в распоряжении Ефремова.

В совокупности с другими доказательствами судом оценены протоколы осмотра детализации телефонных соединений и иной информации с технических каналов связи, подтверждающих контакты лиц, установленных как приобретателей наркотических средств и психотропных веществ: 31 марта 2015 г. - Т 23 июля 2015 г. - Т иД , 28 июля 2015 г.- К , 21 и 22 сентября 2015 г. - С 28 сентября 2015 г. - неустановленного лица с Ефремовым посредством программы «1СР», в ряде случаев с расшифровкой текстовых сообщений, содержание которых свидетельствует об относимости указанной переписки к вопросу сбыта и покупки запрещенных в обороте средств и веществ установленным судом в приговоре способом.

Учитывая, что взаимодействие покупателей по поводу приобретения наркотических средств и психотропных веществ имело место с Ефремовым и именно он им сообщал сведения о месте произведенной «закладки», о чем мог знать, соответственно, только от лиц, выполнявших роль курьеров каковыми в различных случаях являлись Чопов, Смирнов либо их соучастник причастность которых установлена показаниями свидетелей и результатами оперативно-розыскной деятельности, суд, оценив указанные обстоятельства в совокупности с данными протоколов осмотра о детализации телефонных соединений и снятия информации с технических каналов связи, обоснованно вопреки мнению стороны защиты, не усомнился в том, что сложившиеся между осужденными отношения и их контакты между собой, в том числе с использованием средств связи, объяснялись не только фактом их дружбы и родства, но и преступными связями, которые складывались между ними в процессе совместного сбыта по разработанной схеме наркотических веществ и психотропных средств.

С учетом приведенных в приговоре доказательств доводы адвоката Стрекалова о непричастности Ефремова к сбыту наркотических средств и психотропных веществ 23, 28 июля и 28 сентября 2015 г. следует признать несостоятельными.

Вопреки мнению стороны защиты, относим в полной мере к делу факт телефонного соединения Ефремова и Чопова 31 марта 2015 г., который несмотря на отсутствие сведений о содержании этого разговора, оценен судом в совокупности с установленными в судебном заседании обстоятельствами, указывающими на то, что после размещения в подъезде дома «закладки» Чоповым, за действиями которого велось наблюдение, «закладка» безошибочно была найдена Т , узнавшим, в свою очередь, о месте ее нахождения от лица, чьи контактные данные, в том числе как получателя денег за наркотики и амфетамин, идентифицированы с данными, принадлежащими Ефремову, который взаимодействовал с Чоповым.

Отсутствие по делу акта судебно-фоноскопической экспертизы не лишало суд возможности сделать выводы о принадлежности в прослушанном телефонном разговоре голосов Ефремову и Чопову, исходя из сути разговора собеседников, значимости для них обсуждаемых обстоятельств, сведений о нахождении абонентских номеров в пользовании Ефремова и Чопова, а также с учетом того, что темой беседы служили обстоятельства, имевшие место в действительности и подтвержденные показаниями Н , который сообщил 28 сентября 2015 г. Ефремову о замеченной за собой слежке.

Показания Смирнова о непричастности его к сбыту амфетамина 21 сентября 2015 г. опровергаются результатами состоявшегося за ним наблюдения, позволяющими судить об организации им «закладки» пакетика с веществом за рекламный щит у д. откуда он был взят в дальнейшем С , показаниями С и опознанием им Смирнова, которого он имел возможность видеть в этот день на углу указанного дома, данными о телефонных соединениях на период относящийся к преступлению Ефремова и Смирнова с регистрацией местонахождения последнего в г. вблизи с ул. Данные обстоятельства не ставит под сомнение упоминание указанного адреса в сообщении, поступившем Ефремову с адреса в сети «1СС2» под учетным номером, использование которого не отрицалось Н , тем более что учетный номер самого Смирнова в данной сети установлен не был, хотя наличие такового, без указания его конкретных данных, Смирновым в ходе следствия признавалось. Вместе с тем из информации, представленной операторами сотовой связи, однозначно следует, что как 21 сентября 2015 г так и 22 сентября 2015 г. в значимый для дела период контакты Ефремова и Смирнова имели место в ходе зарегистрированной между ними ОРК.8 сессии.

То обстоятельство, что наблюдавшие за действиями Смирнова свидетели Ф и М не могли утверждать о нахождении в руке Смирнова пакетика, не опровергает факт помещения его в место закладки именно Смирновым, поскольку совершенные им возле рекламного щита действия по своей сути не позволяли прийти к другому выводу.

Не вызывает каких-либо сомнений относимость к указанным событиям переписка, обнаруженная в приложении «1СР» в телефоне Ефремова содержание которой позволило С с точностью определить место нахождения организованного для него тайника, несмотря на то, что в указанном ему адресе имелись лишь сведения о номере дома и названии улицы без упоминания города.

Не может рассматриваться доказательством непричастности Смирнова к сбыту С 21 сентября 2015 г. психотропного вещества заключение эксперта, установившего различия в химическом составе этого вещества с тем, которое было обнаружено у Смирнова при себе 14 октября 2015 г. Из обстоятельств дела не следует, что членами преступной группы осуществлялся сбыт психотропных веществ однородного состава полученных единой партией и из одного и того же источника. Напротив согласно показаниям Н , а также показаниям Смирнова, данным им в стадии расследования дела и признанным судом достоверными, каждый из курьеров получал от Ефремова для реализации расфасованные наркотические средства и психотропные вещества по мере поступления тому заказов от покупателей на их приобретение. Таким образом, в силу отведенной роли курьерам не было известно о качестве, составе и происхождении сбываемых путем «закладок» наркотических средств и психотропных веществ.

Вопреки доводам осужденного Смирнова свидетели Ф иМ не сообщали в своих показаниях таких данных, касающихся его маршрута передвижения 21 сентября 2015 г., которые бы исключали возможность видеть его в указанный день С на углу дома, о чем дал показания последний, опознав Смирнова в ходе соответствующего следственного действия.

Препятствий для предъявления органами следствия Смирнова на опознание С не имелось.

С учетом позиции Смирнова, признавшего, в том числе в судебном заседании сбыт им 22 сентября 2015 г. по указанию Ефремова пакетика с амфетамином через закладку его в свертке из фольги в

в г. с сообщением о данном месте Ефремову, показаний С , в которых он подробно пояснил обстоятельства участия в проверочной закупке, сообщил о его контактах с продавцом амфетамина посредством интеренет-сети, расчетах с тем через электронный кошелек и получении после этого от него информации о месте произведенной закладки которым оказался подъезд обнаружении приобретенного в указанном ему месте, а также показаний свидетелей Ф М и П и документированных результатов оперативного мероприятия бесспорно установленного факта поступления денег от С на счет который находился в распоряжении Ефремова, Судебная коллегия считает невозможным согласиться с доводами Смирнова о необоснованности его осуждения за указанное преступление.

В ходе исследования доказательств судом не установлено каких-то существенно отличных обстоятельств совершения Смирновым и Ефремовым преступления 21 сентября 2015 г. от установленных суде и отраженных в приговоре в отношении С , которые позволили бы усомниться в достоверности показаний С по данному делу либо причастности осужденных к сбыту ему амфетамина.

Постановление о возбуждении уголовного дела по факту сбыта С 21 сентября 2015 г. психотропных средств соответствует положениям ч.2 ст. 146 УПК РФ и свидетельствует о возбуждении уголовного дела именно в связи с данным преступлением, обстоятельства совершения которого были установлены в ходе проведенного расследования.

При наличии должных повода и основания было возбуждено также уголовное дело в связи с обнаружением 14 октября 2015 г. у Смирнова Ефремова и Чопова наркотических и психотропных средств, на сбыт которых они покушались.

О причастности Ефремова, Чопова и Смирнова к совместному сбыту наркотических средств и психотропных веществ свидетельствуют обстоятельства их задержания, при этом Ефремова и Чопова во время совместного следования в машине, когда при каждом из них имелись пакетики с запрещенным к обороту веществом, а также обнаружение в ходе обыска у Ефремова большого количества, в том числе в расфасованном виде наркотических средств и психотропных веществ и различных приспособлений, имеющих отношение к незаконной деятельности.

В ряде случаев на изъятых во время досмотра Ефремова и Чопова, а также автомашины, на которой они следовали, пакетиках с веществом выявлены следы биологического происхождения, принадлежащие Ефремову и Чопову.

Принадлежность сбытых или подготовленных к сбыту средств и веществ к наркотическим и психотропным либо к их прекурсорам установлена соответствующими требованиям закона актами экспертиз.

Суд обоснованно признал соответствующими истине показания Н , в которых он, не отрицая свою преступную деятельность по сбыту наркотических и психотропных веществ, уличал в этом также осужденных Данную судом оценку его показаниям Судебная коллегия находит правильной, поскольку все сообщенные им обстоятельства нашли свое должное подтверждение, а в ходе предварительного следствия по делу к тому признавались Ефремовым и Смирновым, поэтому факт заключения с Н досудебного соглашения не может являться достаточным основанием не верить свидетелю. Юридическую силу показаний Н не подрывает имевший место его допрос в судебном заседании после предупреждения об уголовной ответственности по ст.307-308 УК РФ, так как самому Н его процессуальное положение было понятно, с учетом участия в его допросе защитника, который, как и сам Н , не счел указанные действия суда нарушением прав свидетеля. Что же касается содержания показаний, данных при таких условиях допроса, то их оценка была произведена судом по тем же правилам, которые установлены уголовно процессуальным законом без предоставления этим показаниям преимущественного значения. Право на допрос названного свидетеля сторонами судом было в полной мере реализовано, для его дополнительного допроса причин не имелось и сторонами ходатайств об не подавалось.

Оснований для совершения оговора осужденных Н , а равно другими свидетелями суд оправдано не усмотрел.

Суд обоснованно признал положенные в основу обвинения показания Ефремова, Чопова и Смирнова допустимыми доказательствами, установив что допросы и иные следственные действия с их участием были проведены с соблюдением установленной законом процедуры и реализацией права на защиту.

Показания Чопова и Ефремова об имевших место нарушениях в ходе их задержания судом должным образом проверены, в целях чего были допрошены свидетели М , Е , Ф , С , выяснены вопросы, касающиеся физического состояния Чопова и Ефремова. Показания допрошенных на этот счет лиц убедительны, согласуются в целом между собой и не содержат столь существенных противоречий относительно сведений, отраженных в составленных актах. Данных, умаляющих доказательственное значение сведений, изложенных в актах личного досмотра Чопова и Ефремова, а также транспортного средства, судом установлено не было, с чем Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Для принятия судом указанного решения не служило препятствием отсутствие окончательных выводов по результатам доследственной проверки обращений Чопова и Ефремова в правоохранительные органы по поводу незаконных, по их мнению, действий лиц, осуществлявших их досмотр и составление актов.

Приведенные в приговоре мотивы, по которым суд не согласился с позицией стороны защиты о наличии оснований для исключения из разбирательства протоколов обысков по месту жительства Ефремова, в гараже и доме, собственником которых является его мать, а также о нарушении прав Ефремова ввиду его допроса в ночное время, основаны на тщательном изучении процедуры производства обысков, установленном факте участия в них Ефремова, имевшего от указанных помещений ключи исследовании показаний, данных участниками обыска, проверке составленных протоколов на предмет соответствия их требованиям ст. 166 УПК РФ, оценке сложившейся ситуации, как требующей безотлагательного допроса подозреваемого после обыска, против чего ни он, ни защитник не возражали, по причине обнаружения в ходе обыска доказательств причастности его к преступлениям.

Как следует из материалов дела, оперативно-розыскные мероприятия по делу проводились в соответствии с требованиями Федерального закона Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности" № 144-ФЗ от 12 августа 1995 года. Ход и результаты проведения мероприятий нашли отражение в соответствующих протоколах, рапортах должностных лиц осуществлявших их проведение. Результаты оперативно-розыскной деятельности переданы следователю на основании соответствующих постановлений и в порядке, установленном Инструкцией. В необходимых случаях полученные следователем материалы осмотрены с составлением по данному поводу протоколов следственных действий. В связи с прохождением необходимой процедуры указанные результаты оперативно розыскной деятельности обоснованно были использованы судом в процессе доказывания. Каких-либо существенных противоречий в оформленных документах, влекущих их недействительность, суд не установил, не усматривает таковых и Судебная коллегия.

Характер оперативных мероприятий в виде «наблюдения», «прослушивания телефонных переговоров», «снятия информации с технических каналов связи», «обследования помещения» не предполагал какого-либо вмешательства в действия осужденных со стороны сотрудников правоохранительных органов, что исключает возможность признания их провокационными.

Оснований утверждать, что преступный умысел у Ефремова, Чопова и Смирнова сформировался в результате какого-либо влияния на них извне, не имеется.

Оперативное мероприятие «проверочная закупка», которое состоялось 22 сентября 2015 г. после задержания С , который согласился на сотрудничество с правоохранительными органами, сообщил все известные ему координаты сбытчика амфетамина и раскрыл способ купли-продажи было продиктовано необходимостью изобличения лиц, подозреваемых в причастности к незаконному обороту наркотических и психотропных веществ, установлению круга соучастников и механизма преступных связей.

Наличие до «проверочной закупки» у оперативных органов информации о преступной деятельности Ефремова и Смирнова из прослушанных их переговоров, как указывает адвокат Моисеева со ссылкой на показания допрошенных оперативных сотрудников, является свидетельством обоснованности имевшихся в отношении их подозрений, но недостаточности этой информации для начала их уголовного преследования что потребовало проведения дополнительных оперативных мероприятий в виде «наблюдения» и «проверочной закупки».

Результаты оперативно-розыскной деятельности судом оценены в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами и никакого преимущества перед остальными доказательствами не имели.

Считать, что ход оперативного мероприятия с участием С документально отражен неверно, у суда оснований не имелось. Доводы Смирнова о наличии некоторых несоответствий во времени, фиксированном в переписке между С и Ефремовым, и указанном в акте добровольной выдачи приобретенного им в ходе проверочной закупки психотропного вещества, приведенные выводы суда не умаляют.

Ссылки в апелляционных жалобах на возможную фальсификацию материалов оперативно-розыскных мероприятий со стороны оперативных сотрудников не подтверждены объективными данными и построены на предположениях.

Утверждения стороны защиты о том, что заключительная в переписке С с Ефремовым фраза «от души, но дорого» дает основание полагать, что С отказался от приобретения у Ефремова амфетамина противоречат сведениям из этой же переписки о сообщении С места закладки, что имело место лишь после произведенных между ними расчетов с подтверждением Ефремовым факта поступления денег.

Как следует из пояснений С , он располагал данными о нескольких номерах киви-кошельков сбытчика амфетамина, через которые осуществлялась оплата приобретаемого им амфетамина. Перечисление им через платежную систему денег 22 сентября 2015 г. на иной номер, чем использованный 21 сентября 2015 г., не исказило сути проводимого оперативного мероприятия и не повлияло на достоверность его результатов поскольку действительно в ходе расследования дела было установлено, что в пользовании Ефремова имелось несколько виртуальных счетов, и в их в числе тот, который использовался С для перевода денег в ходе проверочной закупки.

Отказ свидетелей Б и М дать показания относительно технического способа получения ими информации о ведении Е и Т переписки в сети Интернет с использованием программы «1СР» не противоречит положениям ст. 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", в силу которых указанные данные составляют государственную тайну.

Федеральный закон Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности" не предусматривает удостоверение содержания акта проверочной закупки подписями представителей общественности. Кроме того указанный закон вообще не содержит понятия представителей общественности.

Производство личного досмотра Смирнова, а также Чопова и Ефремова не противоречит ст. 13 Федерального закона «О полиции» и ст.48 Закона Российской Федерации «О наркотических средствах и психотропных веществах». С учетом того, что составленные в указанном порядке акты не относятся к документам, процедура составления и содержание которых регламентировано уголовно-процессуальным законом, усмотренные в них и отмеченные в жалобах осужденного Смирнова и защитников недостатки не исключают использования указанных актов в качестве доказательств по делу при условии проверки достоверности изложенных в них данных в установленном уголовно-процессуальным порядке, что имело место в данном случае в ходе допроса С , Ф М Е М , Б , Г , а также самих Смирнова, Ефремова и Чопова.

Спорные обстоятельства досмотра Смирнова суд проверил в ходе исследования показаний свидетелей Б и Г . Правильность внесенных в акт досмотра Смирнова сведений удостоверена подписями представителей общественности. Содержание акта, в котором было зафиксировано обнаружение у Смирнова при себе в сумке множества пакетиков с веществом, не противоречит показаниям Смирнова в судебном заседании о том, что у него действительно находились такие пакетики и их ему дал Ефремов для распространения.

Обстоятельства уличения Смирнова в указанных действиях и обнаружения хранившихся им наркотических средств и психотропных веществ не позволяют согласиться с позицией адвоката Моисеевой о добровольности выдачи их Смирновым и об отказе его от дальнейшей преступной деятельности. Кроме того, в силу примечания к ст.228 УК РФ основанием для освобождения от уголовной ответственности может служить только добровольная сдача запрещенных в обороте средств и веществ, не предназначенных к сбыту, что также отсутствует как условие в данном случае.

Не содержит каких-либо пороков акт личного досмотра С от 21 сентября 2015 г., препятствовавших использованию его судом в процессе доказывания факта обнаружения у С пакетика с порошкообразным веществом, который, как следовало из пояснений С был приобретен им через в сети «1СР» у лица под «ником» «СП», что впоследствии было подтверждено в ходе «проверочной закупки» с участием С

Помимо показаний М Ф , которые не только свидетельствовали об обнаружении 21 сентября 2015 г. у С при себе, наряду с квитанцией и запиской с номером телефона, свертка из фольги с находящимся внутри него пакетом с порошкообразным веществом но и поясняли информацию о произведенной его упаковке, об этом же обстоятельстве можно судить на основании сопроводительного письма от 21 сентября 2015 г. (т.5, л.д. 14), где указывается о направлении эксперту изъятого у С свертка в упакованном виде, а также - содержания акта экспертизы в части описания поступившего на исследование объекта.

Не имеется существенных противоречий в описании свертка, выданного С после произведенной им закупки (т.5, л.д. 190), направленного на исследование эксперту согласно письму от 22 сентября 2015 г. (т.5 л.д. 193) и поступившего в распоряжение эксперта (т.5, л.д. 195-196), поскольку во всех документах - акте добровольной выдачи, письме и справке об исследовании сказано о свертке из фольги, внутри которого находится полимерный пакет с порошкообразным веществом, что является вполне достаточным для утверждений об одном и том же объекте.

Упоминания в справке эксперта о наличии на пакете линейной застежки а также приведенное им описание цвета пакета и самого вещества носят характер уточнений, которые связаны лишь с более углубленным изучением им объекта исследования, а также зависимы от субъективных особенностей восприятия цвета при конкретных условиях. При этом следует отметить, что данное экспертом описание цвета пакета и вещества, не столь разнится с описанием, которое дали в акте сотрудники правоохранительных органов.

Протоколы допроса свидетеля С (т.5, л.д. 120-125) отвечают требованиям ст. 189, 190 УПК РФ, содержат удостоверенные подписью свидетеля сведения о разъяснении ему прав, предусмотренных ст. 5 6 УПК РФ а также о предупреждении об уголовной ответственности по ст.307-308 УК РФ. Кроме того, следует отметить, что данные протоколы в связи с отсутствием предусмотренных ст.281 УПК РФ оснований не были исследованы в судебном заседании и в подтверждение вины осужденных в приговоре не приведены. В качестве доказательства по делу суд использовал показания С а, данные им в ходе допроса в суде после разъяснения ему соответствующих прав и обязанностей.

Поскольку допросы участников обыска - У , И Ш В и Х - имели место на предмет выяснения процедуры следственного действия и в указанной части они получили свою оценку, суд не обязан был раскрывать их содержание в приговоре.

Суд допросил в качестве свидетелей родственников Е , но не признал их показания основанием для исключения протоколов обыска из разбирательства.

Содержание исследованных судом доказательств изложено в приговоре в той части, которая имеет значение для подтверждения либо опровержения значимых для дела обстоятельств; фактов, свидетельствующих о приведении в приговоре показаний допрошенных лиц либо содержания экспертных выводов или иных документов таким образом, чтобы это искажало существо исследованных доказательств и позволяло им дать иную оценку, чем та которая содержится в приговоре, Судебной коллегией не установлено.

Иная позиция осужденных и их защитников на этот счет основана ни на чем ином как собственной интерпретации исследованных доказательств и признания их важности для дела без учета установленных ст.87,88 УПК РФ правил оценки доказательств, которыми в данном случае руководствовался суд.

В судебном заседании суда первой инстанции, как следует из протокола судебного заседания, были исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного приговора, не допущено. Суд создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты активно пользовались правами предоставленными им законом, в том числе исследуя представляемые доказательства, участвуя в разрешении процессуальных вопросов Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание.

В полной мере осужденными и другими участниками процесса использовано право на подачу замечаний на протокол судебного заседания которые в каждом случае с соблюдением установленной процедуры рассмотрены судьей, частично удовлетворены, а о принятых решениях уведомлены заинтересованные лица.

Для какого-либо процессуального вмешательства в содержание протокола судебного заседания либо признания процедуры ознакомления с ним не соответствующей закону у Судебной коллегии оснований не имеется.

Описание деяний, признанных судом доказанными, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе их совершения, форме вины, целях и иных данных, позволяющих судить о событии преступлений причастности к ним Ефремова, Чопова и Смирнова, их виновности и правовой оценке их действий по статьям УК РФ, а также причинах, в силу которых в ряде случаев преступления являются неоконченными.

На основе всесторонней оценки доказательств суд правильно установил что деятельность Ефремова, Чопова, Смирнова и иного лица по сбыту наркотических средств и психотропных веществ осуществлялась в составе созданной летом 2014 года и руководимой Ефремовым преступной группы которую по степени слаженности действий ее участников с руководителем передававшим им наркотики для сбыта, длительности ее существования стабильности состава, объема оборота наркотических и психотропных средств, способов сбыта и отведенной каждому из них в этом роли применяемых схем расчета и конспирации имелись все предусмотренные уголовным законом основания признать сплоченной и устойчивой преступной группой, все члены которой действовали с единой целью обогащения в результате преступной деятельности. Доказательства совершения осужденными преступлений в составе организованной преступной группы суд надлежаще изложил в приговоре, а принятое решение мотивировал, убедительно опровергнув доводы осужденных и их защитников, оспаривавших соучастие в подобной форме.

Кроме того, осужденные обоснованно признаны виновными в совершении преступлений с использованием электронных и информационно телекоммуникационных сетей, включая интернет, поскольку организация их деятельности по сбыту наркотических средств и психотропных средств происходила посредством Интернет сети, а оплата за них осуществлялась путем совершения электронных платежей.

Несостоятельны утверждения Смирнова об осуждении его за покушение на сбыт наркотических средств в размере, превышающем указанный в предъявленном обвинении. Так, из обвинительного заключения следует, что ему в вину вменялось покушение на сбыт наркотических веществ и психотропных средств, обнаруженных у всех членов группы, размер которых составлял особо крупный, в связи с чем его действия были квалифицированы по ч.З ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ, тогда как суд в приговоре признал его виновным по ч.4 указанной статьи, установив, что он должен нести ответственность лишь за то количество, которое было обнаружено только при нем 14 октября 2015 г.

Вместе с тем Судебная коллегия находит необходимым внести изменения в приговор в части квалификации действий Ефремова и Чопова совершенных ими 31 марта 2015 г., а Ефремовым также 14 октября 2015 г которые выразились в покушении его на сбыт обнаруженных у него наркотических веществ и психотропных средств.

По смыслу закона, одновременный сбыт наркотических средств и психотропных веществ в рамках единого умысла, направленного на их реализацию в целом, образует одно преступление, подлежащее квалификации в зависимости от количества того средства или вещества, для которого установлен наименьший показатель для определения размера как значительного, крупного или особо крупного.

Суд, оценивая действия Ефремова и Чопова по сбыту Т психотропного вещества - амфетамина массой 0,90 г. и наркотического средства - смеси, содержащей

массой 3,03 г., не учел, что данные действия совершены одновременно, в рамках единого умысла, направленного на сбыт данных веществ в целом, независимо от их вида, что влечет правовую оценку содеянного ими по одному из квалифицирующих признаков, характеризующих размер в данном случае как крупный. Аналогичная ситуация не учтена при квалификации действий Ефремова по покушению на сбыт обнаруженных у него наркотических средств и психотропных веществ.

При таком положении Судебная коллегия находит необходимым исключить излишний квалифицирующий признак значительного размера в части осуждения Ефремова и Чопова за преступление, совершенное 31 марта 2015 г., и признак крупного размера при осуждении Ефремова за покушение на сбыт наркотических средств и психотропных веществ, снизив им размер наказания за данные преступления, и соответственно, по совокупности.

Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на вид и срок наказания Ефремова, Чопова, а также Смирнова, Судебная коллегия не находит поскольку при его назначении суд учитывал все обстоятельства дела общественную опасность совершенных преступлений, личность каждого из осужденных, их роль и степень участия в реализации совместных преступных намерений, влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, отсутствие отягчающих и наличие смягчающих их наказание обстоятельств.

Не содержится в жалобах осужденных и их защитников иных доводов которые могли бы являться основанием для изменения либо отмены приговора.

Вид исправительного учреждения осужденным определен судом в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38926, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Тульского областного суда от 7 декабря 2016 г. в отношении Ефремова Д Н и Чопова А И изменить:

исключить из осуждения каждого из них за преступление предусмотренное пп. «а», «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, совершенное 31 марта 2015 г., указание на квалифицирующий признак «в значительном размере», а из осуждения Ефремова Д Н также за преступление предусмотренное ч.З ст. 30, ч.5 ст.228.1 УК РФ, указание на квалифицирующий признак «в крупном размере», снизив назначенное Чопову А И за данное преступление наказание до 10 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей, Ефремову Д Н по пп. «а», «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (преступление 31 марта 2015 г.) до 10 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 250 000 рублей и по ч.З ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ до 14 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний, назначенных Чопову А И по пп. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 и ч.З ст.30, пп. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, а Ефремову Д Н - по ч.З ст. 30, ч.5 ст. 228.1, ч.1 ст. 228.3, пп. «а», «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (три преступления), п. «а» ч.4 ст. 228.1 УК РФ (три преступления), окончательно по совокупности указанных преступлений назначить наказание Чопову А И 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 250 000 рублей, Ефремову Д Н - 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 800 000 рублей.

В остальной части приговор в отношении Ефремова Д Н и Чопова А И и этот же приговор в отношении Смирнова А Ю оставить без изменения апелляционные жалобы осужденных и их адвокатов без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 228.3 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта