Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ16-15 от 19.07.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ16-15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 19 июля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шамова А.В.

судей Зеленина СР. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Щукиной Ю.В. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Ардашевой Н.М., апелляционные жалобы осужденных Гнездилова А.В., Коновалова А.В., Николаева Н.В., Омельчука Н.А., Киселева ВВ., защитников Николаева Н.Е. и Хандобина В.А. на приговор Приморского краевого суда от 18 марта 2016 года, по которому

Гнездилов А В

судимый 16 июня 2008 года

по п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ, пп. «а, в» ч.2 ст. 158 УК РФ, п. «в» ч.З

ст. 158 УК РФ, п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ, п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ к 4

годам лишения свободы, освобожденный 31 декабря 2010 года по

отбытию срока наказания осужден к лишению свободы по

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 9 (девять) лет;

- п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ на срок 8 (восемь) лет;

- по ч. 1 ст.226 УК РФ на срок 4 (четыре) года;

-ч.1 ст.222 УК РФ на срок 2 (два) года;

- ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст. 162 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

-ч.5 ст.ЗЗ, ч.1 ст. 163 УК РФ на срок 2 (два) года;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Коновалов А В

судимый

1. 15.09.2003 года по п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ, ч.З ст. 158 УК РФ к

4 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с

испытательным сроком 4 года;

2. 10.03.2006 года по ч.З ст.30, п.п. «а, г» ч.2 ст.!58 УК РФ, на

основании ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием по приговору

от 15.09.2003 года к 3 годам 8 месяцам лишения свободы;

3. 19.07.2006 года по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ, п. «б» ч.2 ст.228.1

УК РФ, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности с наказанием

назначенным по приговору от 10.03.2006 года к 6 годам лишения

свободы. Постановлением Уссурийского районного суда Приморского

края от 26.10.2011 года на основании ст. 10 УК РФ наказание снижено

до 5 лет 10 месяцев лишения свободы. Освобожден 17.11.2011 года по

отбытию срока наказания;

4. 18.01.2016 года по п.п. «а, в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 9

месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной

колонии строгого режима осужден к лишению свободы по

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 9 (девять) лет;

- п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ на срок 8 (восемь) лет;

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

- п.п. «а, в» ч.2 ст. 163 УК РФ на срок 5 (пять) лет,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет;

на основании ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания по настоящему приговору суда с наказанием назначенным по приговору от 18 января 2016 года, окончательно Коновалову А В назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

Николаев Н В

судимый 28

февраля 2006 года по ч.1 ст. 166 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения

свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком

4 года, постановлением от 31 мая 2006 года условное осуждение

отменено на основании ст.74 УК РФ, освобожденный 21 января 2011

года по отбытию срока наказания осужден к лишению свободы по

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

- п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 9 (девять) лет;

- п.п. «а, в» ч.2 ст. 163 УК РФ на срок 5 (пять) лет,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Омельчук Н А

не судимый осужден к лишению свободы по

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

- 4.1 ст.226 УК РФ на срок 3 (три) года;

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

- п.п. «а, в» ч.2 ст. 163 УК РФ на срок 3 (три) года,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Киселев В В ,

не судимый осужден к лишению свободы по

- ч.З ст. 162 УК РФ на срок 7 (семь) лет;

-ч.1 ст.222 УК РФ на срок 6 (шесть) месяцев,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Гнездилова А.В. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.209 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ, п.З ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Коновалов А.В. и Николаев Н.В. оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.209 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ, п.З ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Омельчук Н.А. и Киселев В.В. оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209 и п.п. «а, б» ч.З ст. 163 УК РФ, на основании п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ, п.З ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с отсутствием в деяниях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденных Гнездилова А.В., Коновалова А.В., Николаева Н.В., Омельчука Н.А Киселева В.В. с использованием систем видеоконференц-связи и защитников Волобоевой Л.Ю., Прохоровой С.А., Кротовой СВ Бондаренко В.Х., Живовой Т.Г., поддержавших доводы апелляционных жалоб о незаконности и необоснованности приговора, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кузнецова СВ., поддержавшего доводы апелляционного представления об отмене приговора и возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

указанные лица осуждены:

Гнездилов А.В., Коновалов А.В., Николаев Н.В., Омельчук Н.А. за разбой группой лиц по предварительному сговору, а Киселев В.В. действуя с ними согласовано группой лиц, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в крупном размере в отношении потерпевших Б иУ

Гнездилов А.В., Коновалов А.В. и Николаев Н.В. за вымогательство в отношении потерпевшего Б под угрозой применения насилия группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере;

Гнездилов А.В. и Омельчук Н.А. за хищение огнестрельного оружия Гнездилов А.В. - за незаконное хранение огнестрельного оружия; Киселев В.В. - за незаконное хранение боеприпасов;

Коновалов А.В., Николаев Н.В. и Омельчук Н.А. за разбой с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего К группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, а Гнездилов А.В. - за пособничество в совершении этого преступления;

Коновалов А.В., Николаев Н.В. и Омельчук Н.А. за вымогательство под угрозой применения насилия и с применением насилия в отношении потерпевшего К группой лиц по предварительному сговору а Гнездилов А.В. - за пособничество в совершении этого преступления с угрозой применения насилия.

Преступления были совершены в период с января 2012 года по апрель 2013 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ардашева Н.М. просит об отмене приговора в отношении всех осужденных и направлении дела на новое рассмотрение.

Считает необоснованным их оправдание по обвинению в бандитизме, а Омельчука - по ст. 163 ч.З пп. «а», «б» УК РФ.

Квалификация действий Гнездилова в отношении К является необоснованной, как и исключение из обвинения всех осужденных квалифицирующего признака организованной группы.

Полагает, что выводы суда являются противоречивыми, суд не дал должной оценки доказательствам и не принял во внимание все обстоятельства дела.

Ссылаясь на показания подсудимых, делает вывод о том, что именно Гнездилов, а не Р , как указал суд, является лицом, связующим всех участников банды. То, что именно он организовал преступления и руководил ими, подтверждается показаниями потерпевших, свидетеля Ф о том, что во время преступлений Р информировал Гнездилова о происходящем по телефону.

Наличие лидерских качеств у Гнездилова и их отсутствие у других участников группы подтверждается заключениями психолого психиатрических экспертиз, согласующихся с показаниями Омельчука иР . Это же следует их признанных допустимыми показаний Омельчука. Вывод суда о том, что эти показания носят предположительный и оценочный характер судом не мотивирован, эти показания предположений не содержат. Все подсудимые указали организатором Р , чтобы облегчить свою участь и участь Гнездилова. Прокурор считает, что активная роль Р была поручена ему Гнездиловым.

Выводы суда об отсутствии между подсудимыми иных связей, кроме преступной деятельности, противоречат его же выводам о том, что между соучастниками существовали личные отношения и развитая взаимовыручка. Наличие постоянного общения подсудимых, тесной телефонной связи их, согласованности действий при нападении, наличие оружия, планирование действий и руководство Гнездилова образует состав бандитизма.

Вывод суда о том, что у Омельчука отсутствовали основания вступать в банду не основан на установленных обстоятельствах, поскольку он пояснил, что по месту работы платили мало, поэтому он выполнял поручения Гнездилова.

Показаниям потерпевших Б , У , К об использовании оружия при нападениях судом не дана надлежащая оценка.

Вопреки требованиям закона, суд не принял во внимание при квалификации действий осужденных аудиозаписи их телефонных переговоров, из которых видно, что Коновалов советуется с Гнездиловым о необходимости возвратить автомашину « », Р спрашивает у Гнездилова об этой автомашине, Николаев сообщает Гнездилову о том, что в машине находилось переделанное оружие, что свидетельствует о сплоченности, устойчивости банды, руководстве ею Гнездиловым.

Выводы суда об отсутствии у Киселева предварительной договоренности с другими участниками банды о совершении преступления противоречит характеру совершенного преступления, расположению каждого из соучастников, например, автомашина Киселева располагалась так, что любому соучастнику было удобно воспользоваться находящимся в ней оружием.

Вывод суда об отсутствии у Омельчука состава преступлений по вымогательству у Б противоречит установленным в суде обстоятельствам.

Из показаний Б иУ следует, что он принимал участие в вымогательстве, общался с Коноваловым, который знал о написании расписки. Омельчук подъехал в момент ее написания, дал Р у лист бумаги, после чего доставил Б в район к автомашине « », поэтому не мог не знать о вымогательстве, о чем свидетельствует также факт пользования им автомашиной Б « ». Поскольку он действовал в пределах отведенной ему Гнездиловым роли, невыполнение им действий, направленных на вымогательство, не свидетельствует об отсутствии квалифицирующих признаков вымогательства.

Квалифицирующие признаки хищения оружия с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, и организованной группой исключены из обвинения Гнездилова и Омельчука необоснованно поскольку потерпевший Б пояснил, что ему угрожали переломать руки и ноги. Поэтому действия Гнездилова должны быть квалифицированы по ст. 222 ч.З УК РФ.

Из показаний свидетеля Ф следует, что по указанию Гнездилова Николаев, Омельчук и Коновалов подъехали к К , при этом Гнездилов осуществлял контроль за их действиями по телефону, что согласуется с показаниями Коваленко, в связи с чем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании.

В апелляционных жалобах:

Осужденный Гнездилов А.В. считает предвзятой квалификацию его действий в отношении потерпевшего Б Утверждает, что сговора о применении оружия не было, что подтверждается показаниями потерпевших. Коновалов достал ружье, но ему крикнули, чтобы он убрал его. Насилие к Б не применялось, а действия Коновалова были эксцессом исполнителя. Просит переквалифицировать его действия на ст. 161 ч.З УК РФ.

Указывает на необоснованное осуждение за преступления против потерпевшего К Выводы суда в этой части основаны на противоречивых и предположительных показаниях заинтересованных лиц - Р ,Ф и Омельчука. К этому преступлению отношения не имеет, просит оправдать.

Также не может согласиться с приговором в части его осуждения по ст. 226 УК РФ. В хищении оружия участия не принимал, не присутствовал когда Омельчук передал рюкзак Р ,Б показал, что никому не говорил о наличии ружья в автомашине. Потерпевший решал вопрос об этом оружии с Р . Кроме того, это охотничье ружье не подпадает под уголовную ответственность. Просит оправдать его по обвинению в хищении оружия.

Осужденный Коновалов А.В. просит приговор отменить в связи с его чрезмерной суровостью или снизить наказание, назначить для отбывания колонию строгого режима.

Обращает внимание на то, что свидетели и потерпевшие не видели на месте преступления оружие и некоторых из осужденных.

Участники преступления, заключившие досудебное соглашение оговорили их, чтобы облегчить свою участь, при этом именно Р выполнял ключевую роль, вымогательство совершено по его инициативе, аФ , участника двух преступлений, сделали свидетелем. Просит признать эти показания недопустимыми. Суд не может основывать свои выводы на показаниях свидетеля Ш , друга потерпевшего заинтересованного лица.

Удовиченко пояснил, что потерпевшим себя не считает потерпевшего Б не били. Б в суде пояснил, что насилия к нему не применялось, общался с ним большей частью Р , он же диктовал расписку и угрожал насилием. Показания У и Б касающиеся оружия, вызывают сомнения. Таким образом, выводы суда о группе лиц и о причастности осужденных являются необоснованными.

Суд по ходатайству защиты не допросил свидетелей. В судебном заседании было подтверждено алиби Николаева, которому отказали в допросе матери.

Ссылается на показания потерпевшего К о том, что бил его только Николаев, оружия он не видел. Ссылаясь на заболевание К , считает, что его показания могли быть выдуманными.

Суд необоснованно отклонил доводы Омельчука о недопустимости его показаний, данных на следствии, которые были подтверждены в суде О иП .

С учетом показаний Киселева В.В., подтвержденных его отцом К о том, что ружье «Сайга» хранилось дома в сейфе следует исключить применение оружия по обоим эпизодам и переквалифицировать действия на ст. 161 ч.2 УК РФ.

Х - не свидетель, а соучастник преступления, которая спровоцировала их, дала в суде показания, отличные от тех, которые давала на следствии.

Не была истребована справка о наличии у него хронического гепатита, и это обстоятельство в приговоре не учтено в качестве смягчающего.

Указывает на смягчающие обстоятельства: характеристику с места работы, возмещение им морального вреда потерпевшему, явку с повинной его признательные показания.

Осужденный Омельчук Н.А., не оспаривая квалификацию его действий в отношении К , не согласен с его осуждением за разбой в отношении Б и хищение ружья.

Указывает, что в его присутствии Б никто не бил, Киселев в этом не участвовал, что подтверждается показаниями потерпевшего У , оружием потерпевшему никто не угрожал. Исполнил просьбу Р перегнать автомашину, так как был ему должен. Полагает, что его действия по этому преступлению подлежат квалификации по ст. 161 ч.2 пп. «а», «д» УК РФ.

Сговор на вооруженное нападение не доказан, У пояснил что не считает себя потерпевшим. Исполнителем преступления был Р , что подтверждается показаниями Б .

Кроме того, потерпевшие пояснили, что когда Коновалов доставал ружье, его окликнули и он сразу убрал оружие, поэтому угроза применения оружия отсутствовала.

Указывает об отсутствии доказательств, свидетельствующих о его умысле на хищение оружия, поскольку не знал, что в похищенном рюкзаке находится ружье, полагал, что передает рюкзак владельцу. Просит оправдать его по ст. 226 ч.1 УК РФ.

Указывает, что его показания на следствии не соответствуют действительности, о причинах этого он пояснил суду, просит признать эти показания недопустимыми, поскольку следователь угрожал ему лишением свободы.

Показания свидетеля З о том, что при задержании в автомашине находился Киселев, считает ложными. Свидетель Ч не смог подтвердить содержание следственных действий, в которых участвовал.

Просит отнестись к показаниям Х в суде критически признать их недействительными, поскольку она заинтересована, на следствии давала другие показания. Также, по мнению осужденного, не вызывают доверия показания Ф - фактически соучастника преступления. Ф иР оговорили их. Р в суде не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в суде дал неконкретные показания.

Показания потерпевшего К на следствии об оружии непоследовательны.

Суд не выполнил требования закона о предмете доказывания толковании сомнений в пользу обвиняемого, содержании приговора.

Указывает, что на следствии не отрицал свою виновность, к уголовной ответственности привлечен впервые, служил в армии, имеет семью, малолетнюю дочь, что просит признать смягчающим наказание обстоятельством, несмотря на то, что брак не зарегистрирован и он не признан отцом. Просит о смягчении наказания, об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Николаев Н.В. считает приговор незаконным, просит его отменить, указывает на то, что выводы суда не соответствуют материалам дела, все доказательства стороны защиты были необоснованно отвергнуты судом.

Не допрошены все свидетели защиты, в том числе С Несмотря на удовлетворение ходатайства о вызове свидетелей, суд не принял мер к их доставлению. Суд ограничился оглашением протокола допроса свидетеля Н лишь в части даты ее рождения. Эти свидетели подтверждали алиби по преступлению в отношении Б .В суде была просмотрена видеозапись, подтверждающая его показания о том, что во время совершения преступления он был на дне рождения.

Из приговора не видно, по каким причинам показаниям свидетелей защиты дана критическая оценка. Не указано также, какие именно действия он совершил.

Потерпевшие Б иУ в суде показали, что не знают, был ли он среди нападавших, а свидетель Х , наблюдавшая за событиями, пояснила, что не видела его.

Просит исключить это преступление из приговора.

В отношении потерпевшего К его действия квалифицированы не верно. Показания его самого и потерпевшего согласуются между собой в том, что он требовал деньги, ударил потерпевшего в лицо, оружием не угрожал, по поводу долговой расписки потерпевшего ничего не знал, автомобиль у него забрали в залог, пока он не принесет деньги. Показания потерпевшего на следствии об оружии противоречивы. Подсудимые пояснили, что преступление не планировалось, оружия у них не было, оснований сомневаться в их показаниях нет. С учетом требований закона, просит о переквалификации этих действий на ст. 161 ч.2 п. «г» УК РФ.

Недостоверности и противоречивости показаний потерпевших Б иК на следствии и свидетелей Р иФ оценки не дано. Утверждает, что Р оговорил всех участников данного дела, в суде показал, что не видел, кто и что делал, доказательства исследованы судом поверхностно, а оправдывающие - оставлены без оценки. Считает все явки с повинной недопустимыми доказательствами.

Судом не выполнены требования закона о необходимости конкретного указания в приговоре, какие действия были совершены каждым из осужденных, какие доказательства подтверждают вину каждого из них, и обоснования квалификации по каждому из преступлений.

Защитник Николаев Н Е . в интересах осужденного Николаева Н.В. просит приговор отменить как незаконный, необоснованный и несправедливый, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Утверждает, что Р , заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве, оговорил Николаева.

Суд проявил обвинительный уклон, его выводы не побеждаются исследованными в заседании доказательствами. Все доказательства защиты были необоснованно, без мотивированных решений, отвергнуты судом. Не все свидетели защиты были допрошены, в вызове С было отказано, в отношении Николаевой суд огласил лишь дату ее рождения, несмотря на вызов свидетелей, суд не принял мер к их доставлению.

Повторяет доводы жалобы осужденного о его алиби подтвержденное в суде, а также об отсутствии достоверных доказательств того, что Николаев причастен к преступлению в отношении Б , о противоречивости показаний Б иК ,Р иФ .

Также просит о переквалификации действий осужденного в отношении К на ст. 161 ч.2 п. «г» УК РФ, обращает внимание на показания потерпевшего, которые противоречат показаниям свидетеля Ф , а также всех подсудимых, отрицавших наличие у кого-либо оружия и плана совершения преступления.

Необоснованное осуждение Николаева и неправильная квалификация его действий повлекли несправедливость приговора.

Осужденный Киселев ВВ. считает приговор незаконным необоснованным, несправедливым вследствие чрезмерной суровости просит его изменить, снизив назначенное наказание.

Защитник Хандобин В.А. в интересах осужденного Киселева ВВ просит об изменении приговора, исключении из его осуждения ст. 162 ч.З УК РФ, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Выводы суда о квалификации действий осужденного являются противоречивыми и бездоказательными. При этом защитник ссылается на показания Киселева в судебном заседании, которые подтверждены потерпевшим Б .

Предварительный сговор Киселева с иными лицами не установлен нет сведений о том, что у Киселева имелся умысел на причинение потерпевшему ущерба в крупном размере. Нет также доказательств того что Киселев видел оружие, которое вытаскивал Коновалов из багажника его автомашины. Киселеву не вменялось совершение разбоя группой лиц суд вышел за рамки предъявленного обвинения. Суд не установил, откуда у Киселева могли взяться документы на автомашину « ».

Осужденные Коновалов А.В., Омельчук НА., Гнездилов А.В Киселев ВВ. возражают на апелляционное представление прокурора просят отказать в удовлетворении заявленных в представлении требований.

Государственный обвинитель Ардашева Н.М. возражает на апелляционные жалобы осужденных, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Вина осужденных в совершении указанных преступлений, вопреки доводам апелляционных жалоб, полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами совершения Гнездиловым, Коноваловым Николаевым, Омельчуком, Киселевым разбойного нападения на потерпевших Б иУ Гнездилова, Коновалова и Николаева вымогательства в отношении Б , Гнездилова и Омельчука - хищения огнестрельного оружия, а Гнездилова - и его незаконного хранения обоснованно признаны, в частности, показания потерпевшего Б в которых он последовательно пояснял об обстоятельствах совершения преступлений, при которых его автомашину заблокировали автомашины осужденных, Коновалов вышел из автомашины Киселева, достал из багажника карабин и направился в его сторону, затем положил оружие обратно, он по требованию Коновалова вышел из своего автомобиля и пересел в автомашину к Р который потребовал передачи его имущества и денег и звонил Гнездилову, координируя свою действия Р , угрожая насилием, заставил его написать расписку о том, что он должен деньги Николаеву. Нападавшие забрали его автомашину « », по дороге к ней Омельчук, Коновалов и Николаев действовали заодно, постоянно угрожали ему насилием. Омельчук и Р достали из его автомобиля ружье «ТОЗ» и забрали его, переложив в багажник своего автомобиля, на его просьбу не забирать ружью, ответили отказом и которое Р отдавать отказался. Угрозы он воспринимал реально, так как видел, что нападавшие вооружены. Когда он писал расписку, сР разговаривал Коновалов, который также угрожал ему насилием, угрожал переломать ноги. В это же время в автомобиль к Р сел Николаев, бывший с ними заодно и также высказывавший в его адрес угрозы расправой. Затем его с Николаевым пересадили в другой автомобиль, где находились Гнездилов и У . Гнездилов перечитал расписку, заставил У подписать ее и потребовал передать указанные в ней деньги, угрожая физической расправой. Его автомобиль « » забрали, На следующий день ему пришлось отдать Р деньги, тогда он забрал автомашину « ». Другую автомашину « » ему вернули только в ходе следствия.

Потерпевший У по существу подтвердил показания Б , пояснив, что они с Б были блокированы автомашинами, он также видел у Коновалова ружье «Сайга», видел среди нападавших Киселева, Омельчука. Его посадили в автомашину Гнездилова, который угрожая насилием, спрашивал у него про имущество Б . Потерпевший подтвердил также составление Б расписки, которую он подписал под давлением Гнездилова.

Из показаний Омельчука Н.А., данных в ходе предварительного следствия, видно, что Коновалов, Николаев, Гнездилов заранее договорились о намерении завладеть имуществом Б . Он действовал по указанию Гнездилова, подъехал на место встречи с Николаевым, там же были Коновалов, Р , Гнездилов и Киселев. Когда подъехал Б Коновалов взял ружье из багажника автомашины Киселева и направился в сторону потерпевшего. Затем Коновалов потребовал потерпевших выйти из машины, У посадили в машину к Гнездилову, а Б - к Р . Николаев угрожал Б насилием. В результате нападения похитили две автомашины Б деньги, ружье ТОЗ, которое они показывали Гнездилову и Киселеву еще на месте стоянки автомобиля « », из которого его достали.

Из показаний Р также видно, что все осужденные собрались вместе для завладения имуществом потерпевшего, Гнездилов распределил роли, когда подъехала автомашина потерпевшего, ее заблокировали, кто-то доставал ружье «Сайга» из багажника, угрожая насилием, избиением у потерпевшего забрали две автомашины и заставили его написать расписку о долге и требовали передать 1100000 рублей.

Доводы апелляционных жалоб об оговоре осужденных Р.,

заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве, о неправдивости показаний потерпевших, а также свидетелей Ф Ш , отвергнуты судом обоснованно. В приговоре приведен анализ показаний указанных лиц с учетом доводов стороны защиты и сделан правильный вывод о достоверности показаний указанных лиц.

Из протоколов опознаний следует, что потерпевший Б опознал Гнездилова, Коновалова, Николаева, Омельчука и Киселева, описав конкретные преступные действия, которые совершил каждый из них.

Наличие у Киселева ружья «Сайга» подтверждается протоколом обыска, в ходе которого ружье было изъято.

Из автомашины Гнездилова было изъято ружье ТОЗ короткоствольное гладкоствольное огнестрельное оружие с внесенными самодельным способом изменениями конструкции.

Указанные, а также иные приведенные в приговоре доказательства позволили суду прийти к обоснованному выводу о совершении осужденными разбоя, а не грабежа, как об этом указывается в апелляционных жалобах.

Высказывания нападавших, обоснованно расцененные потерпевшим как угрожавшие его жизни и здоровью, а также факт угрозы применения огнестрельного оружия, установленные судом на основании достоверных и допустимых доказательств, свидетельствуют о нападении, совершенном с использованием угроз применения опасного для жизни и здоровья насилия.

Доводы апелляционных жалоб о том, что потерпевшие не показали о применении к ним насилия, не может поставить под сомнение законность приговора, поскольку применение насилия осужденным в вину не вменялось и по этому признаку разбоя и вымогательства они не осуждены.

Как правильно указал суд в приговоре, действия Коновалова А.В применившего оружие для создания угрозы в отношении потерпевших видели все нападавшие, после чего продолжали нападение с целью хищения имущества потерпевшего Б , поэтому действия Коновалова не могут являться эксцессом исполнителя, квалифицирующий признак применения оружия обоснованно вменен всем осужденным за совершение этого разбоя.

Приведенные доказательства опровергают также доводы апелляционных жалоб о том, что потерпевшие не видели у Коновалова оружие, о том, что ружье «Сайга» хранилось у отца Киселева дома.

Доводы защиты об алиби Николаева Н.В. были проверены судом Свидетель С была допрошена в судебном заседании (протокол судебного заседания л. 113-116). Явка свидетеля Н защитой обеспечена не была, судом было установлено, что по своему адресу она длительное время не проживает (т.58 л.д.8). В связи с отсутствием согласия сторон на оглашение ее показаний, данных на следствии, суд обоснованно постановил огласить протокол ее допроса лишь в части даты ее рождения, поскольку сторона защиты ссылалась на это обстоятельство заявляя об алиби. Отвергая доказательства защиты, суд привел в приговоре убедительные мотивы принятого решения, что соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ.

То обстоятельство, что свидетель Л ( ) показала о том, что не помнит, был ли на месте преступления Николаев Н.В., не может являться доказательством, влекущим оправдание осужденного поскольку выводы суда о виновности Николаева Н.В. основаны на совокупности доказательств, достоверно свидетельствующих о его участии в совершении указанных преступлений.

Доводы апелляционных жалоб о непричастности Киселева ВВ. к разбою проверялись судом первой инстанции и отвергнуты обоснованно. В приговоре суд привел доказательства, свидетельствующие о совершении осужденным действий, направленных на завладение чужим имуществом поскольку именно Киселев доставил на месте преступления огнестрельное оружие и обеспечил Коновалову возможность воспользоваться им для создания угрозы жизни и здоровья потерпевших. В дальнейшем Киселев также участвовал в действиях, направленных на удержание похищенного имущества.

Как видно из приведенных доказательств, Омельчук и Гнездилов обоснованно осуждены за хищение огнестрельного оружия, поскольку забрали из принадлежавшего потерпевшему Б ружье ТОЗ.

Доводы апелляционных жалоб о том, что осужденные не знали о том, что находится в похищенном рюкзаке, опровергаются показаниями потерпевшего Б о том, что он просил не забирать его ружью, но получил отказ, показаниями Омельчука о том, что он и Гнездилов осматривали это ружье еще на месте совершения преступления.

Хищение огнестрельного оружия, предусмотренное ст. 226 УК РФ признается преступлением независимо от вида похищенного оружия поэтому доводы осужденного Гнездилова А.В. о том, что было похищено длинноствольное охотничье ружье, не могут повлиять на оценку законности его осуждения.

Кроме того, заключением баллистической экспертизы установлено что данное ружье являлось короткоствольным огнестрельным оружием следовательно осуждение Гнездилова за его незаконное хранение также является обоснованным и законным.

Доводы Омельчука Н.А. о недостоверности и недопустимости его показаний на следствии тщательно проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов, связанных с отсутствием нарушений требований уголовно процессуального закона при проведении следственных действий с Омельчуком Н.А. и подтверждением сообщенных им сведений о совершенных преступлениях иными доказательствами, исследованными судом.

Доказательствами совершения Гнездиловым, Коноваловым Николаевым, Омельчуком разбойного нападения на потерпевшего К и вымогательства его имущества обоснованно признаны, в частности, показания потерпевшего К в которых он пояснил что Коновалов и Николаев, подсевшие к нему в автомобиле, стали угрожать ему насилием, Николаев ударил его кулаком в лицо, спрашивая есть у него деньги или оружие, Коновалов обыскал его и забрал деньги телефон, оба они требовали передачи ему автомобиля « », нанося удары по лицу и телу, Николаев сказал Коновалову принести ствол, что он расценил как угрозу оружием. Когда он попытался убежать, его поймал Омельчук, стоявший неподалеку, после этого они втроем избили его и стали требовать у него 200000 рублей, угрожая убийством. После этого Ф передал ему требование нападавших написать расписку о том, что он обязуется отдать 200000 рублей, в залог отдает свою автомашину, что он и сделал, отдав расписку Ф . Позже Коновалов звонил ему и назначил встречу, где Николаев, Омельчук и Коновалов были задержаны.

Оснований ставить под сомнение достоверность показаний потерпевшего не имеется, их содержание полностью соответствует совокупности иных доказательств по делу.

Свидетель Ф подтвердил, что договорился с Р что тот передаст ему деньги для покупки наркотиков у К , но деньги ему дал Коновалов. В автомашину, в которой сидел К сели Николаев и Коновалов, они избивали К , тот пытался убежать, но его поймали, затащили в автомашину, Омельчук также принимал участие в нападении и избиении потерпевшего. Когда он подвозил К к дому, ему позвонил Коновалов и продиктовал текст расписки о долге К , которую он потом передал Коновалову Слышал, как Коновалов во время нападения неоднократно разговаривал по телефону с Гнездиловым и советовался с ним. Автомашину К « » забрал Коновалов.

Из показаний Р видно, что Гнездилов рассказал ему о похищении Николаевым, Коноваловым и Омельчуком автомобиля « », которое он, Гнездилов, спланировал и контролировал по телефону. Позже Гнездилов сказал ему, что Николаев, Коновалов и Омельчук должны ехать к К за деньгами, который тот должен за возврат автомобиля, что он проинструктировал их и сказал держать его в курсе событий.

Омельчук Н.А. в ходе следствия также подробно пояснял об обстоятельствах совершения преступлений в отношении К с целью завладения его имуществом, применения к нему насилия, и о том что Гнездилов был подробно осведомлен об этих обстоятельствах, хотя не был на месте преступления.

Применение к потерпевшему насилия в ходе вымогательства у него имущества подтверждается также заключением эксперта подтверждающем нанесение ему ударов в область лица.

Проверив и оценив указанные, а равно иные доказательства представленные сторонами, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в совершении разбоя и вымогательства в отношении потерпевшего К

При этом суд в приговоре привел доказательства, в том числе показания Ф Р и Омельчука Н.А., из которых видно, что Гнездилов А.В. хотя и не находился в момент указанных преступлений на месте их совершения, однако способствовал их совершению, договорившись с Ф о встрече с К и давая Коновалову советы и указания непосредственно в ходе совершения преступлений.

Показания Ф Р Омельчука Н.А. не содержат существенных противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность. Этим доказательствам в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии со ст. 17, 88 УПК РФ.

Применение к потерпевшему К оружия не вменялось осужденным, поэтому соответствующие доводы апелляционных жалоб не могут быть признаны обоснованными.

Исследуя в судебном заседании показаний потерпевших, свидетелей в том числе Х ,Ч , а также Р , суд принимал меры к разрешению возникших в их показаниях противоречий, с этой целью оглашались ранее данные допрошенными лицами показания, с участием сторон выяснялись причины противоречий в них.

Считать показания свидетеля З ложными оснований не имеется. Его показания о задержании по заявлению потерпевшего К , помимо Коновалова, Омельчука и Николаева, еще и Киселева не может свидетельствовать о виновности Киселева, которому совершение указанных преступлений не вменялось.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда по мотивам, приведенным в представлении государственного обвинителя.

Как видно из приговора, суд выполнил требования ст. 305 УПК РФ при оправдании подсудимых по обвинению в бандитизме: указал существо предъявленного им обвинения, изложил обстоятельства дела установленные в судебном заседании, указал основания оправдания и доказательства, подтверждающие наличие этих оснований, а также привел мотивы, по которым отверг доказательства, представленные стороной обвинения (листы приговора 49-56).

Выводы суда противоречий не содержат и являются обоснованными.

То обстоятельство, что Гнездилов А.В. перед преступлениями распределял роли между соучастниками и руководил их действиями в ходе совершения преступлений, не свидетельствует о создании им банды и руководстве ей.

Выводы эксперта-психолога о наличии у Гнездилова А.В индивидуально-психологических особенностей: лидерских тенденций в структуре личности, которые могли найти отражение в осуществлении организаторской и руководящей деятельности (т.24 л.д.137-138), свидетельствуют лишь о возможности Гнездилова А.В. быть лидером и организатором, но не доказывают совершение им действий, составляющих объективную сторону бандитизма (часть 1 ст. 209 УК РФ).

Отвергая доказательства обвинения, в том числе показания Омельчука Н.В., Р в части создания Гнездиловым преступной группы, а также деятельности этой группы, суд первой инстанции дал им надлежащую оценку, правильно указав на то, что эти показания содержат оценочные суждения и умозаключения допрошенных лиц относительно взаимоотношений участников группы, помимо совершения конкретных преступлений, за которые они осуждены.

Наличие между осужденными знакомства и личных отношений до совершения ими преступлений, о чем пояснял Омельчук Н.А., при отсутствии достоверных доказательств того, что еще до его вступления в группу она была устойчивой и вооруженной для совершения нападений, не может послужить основанием для вывода о виновности подсудимых в бандитизме.

Делая такой вывод, суд обоснованно указал в приговоре, что первое преступление в отношении Б иУ было совершено группой непосредственно после появления в ее составе Омельчука Н.А. и фактически по его предложению.

Обстоятельствам применения оружия при нападении на потерпевших Б иУ оценка в приговора дана.

Судом установлено, что Коновалов А.В. достал оружие из багажника автомашины Киселева ВВ., прибывшего на место совершения преступления без предварительной договоренности о совершении разбойного нападения, применив его для устрашения потерпевших, и сразу убрал ружье в багажник, когда кто-то из нападавших сделал ему замечание по поводу его действий. В приговоре обоснованно указано, что один этот факт, при отсутствии признаков устойчивости преступной группы, не может являться достоверным свидетельством совершения преступления предусмотренного ст. 209 УК РФ.

Доводы государственного обвинителя о том, что суд не дал оценки показаниям потерпевшего К об использовании оружия при нападении на него, противоречат требованиям закона. Осужденным не вменялось применение оружия при совершении разбойного нападения на К поэтому суд не вправе в нарушение ст. 252 УПК РФ делать выводы о вооруженности этого нападения.

Такие обстоятельства, как планирование действий нападавших распределение ролей каждого, в том числе Гнездилова А.В согласованность их действий, явившаяся результатом, в том числе их предварительного общения и использования для этого телефонной связи установлены судом и правильно квалифицированы как совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору.

Вопреки утверждениям государственного обвинителя, суд дал в приговоре оценку результатам оперативно-розыскных мероприятий аудиозаписи телефонных переговоров осужденных, указав, что эти записи не содержат информации, которая имеет доказательственное значение для данного дела. Содержание телефонных переговоров Гнездилова А.В., на которое ссылается обвинитель, свидетельствует лишь о том, что с ним обсуждается судьба похищенного имущества, что не противоречит выводам суда об отсутствии в действиях осужденных бандитизма и о совершении ими преступлений группой лиц по предварительному сговору.

Таким образом, при отсутствии достоверных доказательств наличия устойчивой вооруженной группы, заранее созданной в целях нападения на граждан, суд принял законное и обоснованное решение об оправдании подсудимых по обвинению в бандитизме.

Исключение из обвинения осужденных признака организованной группы и квалификация их действий как совершенных группой лиц по предварительному сговору (за исключением Киселева В.В.), убедительно мотивировано в приговоре.

Отсутствие по делу достоверных доказательств предварительного сговора Киселева В.В. с остальными участниками нападения на Б и У не отрицается в апелляционном представлении государственного обвинителя. Доводы представления в части необоснованности вывода суда об отсутствии предварительного сговора Киселева ВВ. носят предположительный характер, а потому не могут являться основанием для обвинительных выводов суда.

Факт того, что Омельчук Н.А. находился на месте преступления во время совершения в отношении Б вымогательства, общался с Коноваловым А.В., а также пользовался автомобилем, похищенным у потерпевшего в результате разбойного нападения, не может свидетельствовать о его виновности в совершении вымогательства.

Суд проанализировал и оценил доказательства, представленные стороной обвинения в подтверждение совершения Омельчуком Н.А указанного вымогательства, и пришел к обоснованному выводу о том, что они не подтверждают его осведомленность о действиях Гнездилова Коновалова, Николаева и Р , направленных на вымогательство, и его участие в совершении этого преступления.

Действия Гнездилова А.В. и Омельчука Н.А. правильно, в соответствии с установленными судом фактическими обстоятельствами дела, переквалифицированы на часть 1 ст. 226 УК РФ, поскольку угрозы применения к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья были применены для завладения не оружием, а иным имуществом потерпевшего.

Похищение же огнестрельного оружия было совершено из автомашины потерпевшего после того, как нападавшие фактически завладели ей, при этом угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, направленные на хищение именно огнестрельного оружия, не применялись.

Квалификация действий Гнездилова А.В. в отношении потерпевшего К как пособника является правильной, поскольку он в нападении не участвовал, требование передачи имущества потерпевшему не предъявлял и угроз не высказывал, то есть не выполнял действия образующие объективную сторону разбоя и вымогательства, но содействовал совершению преступлений советами и указаниями.

Обстоятельства совершения преступления, в том числе его место установлены судом в соответствии с представленными сторонами доказательствами, в том числе показаниями самих осужденных.

Квалификация действий каждого из осужденных соответствует требованиям уголовного закона и фактическим обстоятельствам дела Наличие квалифицирующих признаков мотивировано в приговоре.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб об иной квалификации действий осужденных не соответствуют требованиям уголовного закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

В приговоре приведены фактические обстоятельства, установленные судом постольку, поскольку они подтверждены исследованными доказательствами. В нем, в соответствии со ст. 73, 307 УПК РФ указаны преступные деяния, совершенные каждым из осужденных, с указанием места, времени, способа совершения преступлений, приведены доказательства, положенные судом в основу своих выводов, указаны мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, представленные как обвинением, так и защитой.

Использование судом явки с повинной Коновалова А.В. в качестве доказательства его вины не может быть признано нарушением закона влекущим отмену приговора, поскольку достоверность изложенных в протоколе явки с повинной сведений Коновалов А.В. подтвердил в судебном заседании.

Доводы осужденного Омельчука Н.А. о нарушении его права на защиту в связи с тем, что представленный ему адвокат ранее осуществлял защиту Ф интересы которого противоречат его интересам, не основаны на законе.

Установленное в пункте 3 части 1 статьи 72 УПК РФ ограничение участия защитника в производстве по уголовному делу относится лишь к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Поскольку из представленной Омельчуком Н.А. копии судебного решения видно, что в декабре 2015 года адвокат Левина Л.В. осуществляла защиту подсудимого Ф по другому делу, не связанному с уголовным делом в отношении Омельчука Н.А., основания для применения п. 3 ч.1 ст. 72 УПК РФ отсутствуют. Иных мотивов, которые могли бы свидетельствовать о наличии обстоятельств, исключающих участие адвоката Левиной Л.В. в защите Омельчука Н.А., из материалов уголовного дела не усматривается.

Суд первой инстанции исследовал все доказательства представленные сторонами.

Неполнота судебного следствия, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом (ст. 38915 УПК РФ) не является основанием для отмены или изменения судебного решения. Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство дела проведено в соответствии с требованиями закона, судом были созданы условия для осуществления сторонами своих процессуальных функций, право стороны защиты на представление доказательств нарушено не было.

Все ходатайства сторон были рассмотрены в соответствии с законом.

Были удовлетворены, в частности, ходатайства стороны защиты о вызове свидетелей П и О , о просмотре видеозаписи со дня рождения Николаевой, об истребовании медицинской справки в отношении Коновалова.

При отклонении ходатайств суд выносил мотивированные и основанные на законе и материалах дела решения.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд принимал меры к обеспечению явки свидетелей, выносил постановления об их принудительном приводе. Данные неявившимися свидетелями показания оглашались в судебном заседании лишь с согласия сторон (протокол судебного заседания л. 62-63).

Р был допрошен в судебном заседании в качестве соучастника преступлений, доказанность совершения которых подсудимыми устанавливалась судом, поэтому ему обоснованно было разъяснено право отказаться от дачи показаний, а также не была разъяснена ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Доводы апелляционных жалоб о том, что У не считает себя потерпевшим не могут поставить под сомнение достоверность и допустимость его показаний. Решение о признании лица потерпевшим принимается, в соответствии с частью 1 ст. 42 УПК РФ, при наличии сведений о причинении ему вреда совершенным преступлением независимо от того, имеет ли лицо намерение воспользоваться предоставленными ему уголовно-процессуальным законом правами потерпевшего, или нет.

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных о личности.

В частности, при назначении наказания Омельчуку Н.А. были учтены смягчающие обстоятельства, а также его удовлетворительные характеристики. То обстоятельство, что Омельчук Н.А. ранее не судим также нашло отражение в приговоре суда. Оснований для признания смягчающим наказание обстоятельством наличие у него малолетней дочери у суда первой инстанции не было: в браке Омельчук Н.А. не состоит, в свидетельстве о рождении ребенка значится другое лицо.

Совершение Киселевым ВВ. разбоя группой лиц обоснованно признано судом обстоятельством, отягчающим его наказание, в соответствии со ст. 63 ч.1 п. «в» УК РФ. Киселеву следствием вменялось совершение этого преступления организованной группой, однако, наличие этого квалифицирующего признака суд счел недоказанным. При таких обстоятельствах указание в приговоре на то, что Киселев В.В. фактически совершил разбой в группе лиц, не нарушает положений ст. 252 УПК РФ.

При назначении наказания осужденному Коновалову А.В. суд учел его положительную характеристику с места работы, явку с повинной и добровольное возмещение вреда потерпевшему К то есть те обстоятельства, на которые осужденный ссылается в своей апелляционной жалобе.

Доводы осужденного о наличии у него хронического гепатита проверялись судом первой инстанции. В имеющейся в деле справке

клинической больницы № (т.5 5 л.д.67) такой диагноз Коновалова отсутствует. По запросу суда следственный изолятор сообщил что при поступлении Коновалов о наличии у него такого заболевания не сообщил.

Просьба Коновалова А.В. о назначении ему для отбывания наказания колонии строгого режима противоречит требованиям закона. Выводы суда первой инстанции о наличии в действиях Коновалова А.В. особо опасного рецидива являются правильными, поэтому в соответствии со ст. 58 ч.1 п. «в» УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы ему должно быть назначено в исправительной колонии особого режима.

Нарушений уголовного закона при назначении осужденным наказания не допущено.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Приморского краевого суда от 18 марта 2016 года в отношении Гнездилова А В , Коновалова А В , Николаева Н В , Омельчука Н А и Киселева В В оставить без изменения, апелляционные представление и жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 226 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта