Информация

Решение Верховного суда: Определение N 205-АПУ15-6 от 22.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№205-АПУ15-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Сокерина С.Г.

при секретаре Замолоцких В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе близкого родственника Т - Т на определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 17 июля 2015 г., которым прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи со смертью уголовное преследование гражданина

Т

несудимого, погибшего 29 апреля 2011 г.,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), ч. 3 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Воронова А.В. о содержании определения, существе апелляционной жалобы и возражений на нее, выступления близкого родственника Т Т адвокатов Пшиготижева А.Х. и Чекунова ВВ., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора Бойко СИ., полагавшего необходимым определение окружного военного суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

согласно определению окружного военного суда Т являвшийся организатором и руководителем банды, входящей в качестве структурного подразделения в преступное сообщество, совершил в составе организованной группы приготовление к террористическому акту путем взрыва, устрашающего население и создающего опасность гибели человека причинения значительного ущерба, наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решений органами власти, а также осуществил незаконные изготовление и перевозку взрывчатых веществ организованной группой.

Деяния совершены Т в районе

Республики при обстоятельствах, изложенных в определении.

Террористический акт, планируемый на 9 мая 2011 г., Т действуя в составе организованной группы, не смог совершить, поскольку был ликвидирован 29 апреля 2011 г. в пос. края сотрудниками правоохранительных органов при оказании им вооруженного сопротивления.

Основанием для проведения судебного разбирательства в силу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 г. № 16-П явилось возражение Т (отца обвиняемого) против прекращения уголовного преследования его сына по основанию предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (смерть обвиняемого). При этом Т оспаривал обоснованность обвинения его сына в участии в совершении указанных выше деяний, а также в совершении террористического акта (взрыва) на территории г.

Республики 1 мая 2010 г.

В ходе судебного разбирательства Т заявил ходатайство о прекращении уголовного преследования Т по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210, п. «б» ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 223, ч. 3 ст. 222 УК РФ (по факту взрыва на территории

Республики 1 мая 2010 г.) на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с чем определением Северо-Кавказского окружного военного суда от 16 июня 2015 г. уголовное преследование в отношении Т по обвинению в совершении этих деяний было прекращено по указанному основанию.

В то же время Т возражал против прекращения уголовного преследования сына по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в части его обвинения в приготовлении к террористическому акту на территории района Республики 9 мая 2011 г., а также в незаконных изготовлении и перевозке взрывчатых веществ.

Определением Северо-Кавказского окружного военного суда от 17 июля 2015 г. уголовное преследование в отношении Т по обвинению в совершении указанных преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), ч. 3 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), прекращено в связи с его смертью.

В апелляционной жалобе Т выражает несогласие с этим определением окружного военного суда, просит его отменить, прекратить уголовное преследование в отношении Т по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), в связи с его непричастностью к совершению данного деяния, а уголовное преследование Т по обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), прекратить в связи с его смертью.

По мнению Т вывод суда о виновности Т в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), не соответствует фактическим обстоятельствам дела. По делу не доказано, что действия Т по возможной подготовке взрыва осуществлялись в целях воздействия на принятие решений органами власти.

Приводя свою оценку исследованным доказательствам, Т утверждает, что обнаруженное взрывчатое вещество предполагалось применить против сотрудников правоохранительных органов, то есть действия Т имели целью воспрепятствование их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности Доказательства вины Т в организации и планировании террористического акта отсутствуют.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Золотовский Т.С. считает ее необоснованной, просит определение оставить без изменения.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судом на основе доказательств, исследованных в судебном заседании установлено, что Т являлся руководителем устойчивой вооруженной группы (банды) « », входящей в качестве структурного подразделения в состав преступного сообщества - « », созданного для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Он неоднократно призывал к ведению так называемого «джихада», обращался с угрозами в адрес сотрудников правоохранительных органов.

По приговорам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 21 июня 2011 г., 18 мая 2012 г., 29 февраля 2012 г. за участие в этой банде и в совершаемых в ее составе преступлениях осужден ряд лиц, а уголовное преследование в отношении Т возбужденное по факту создания им банды и руководства ею (по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 209 УК РФ), прекращено постановлением следователя от 23 июля 2011 г. на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с его смертью.

Т и иные участники преступного сообщества 29 апреля 2011 г в результате оказанного ими вооруженного сопротивления были ликвидированы сотрудниками правоохранительных органов в пос.

края, что подтверждено протоколами осмотра места происшествия от 29 -30 апреля 2011 г., протоколом осмотра предметов (оружия и боеприпасов) от 30 апреля 2011 г., протоколами осмотров трупов от 29 апреля 2011 г., в том числе Т а также . и , заключениями экспертов и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Постановлением следователя от 1 апреля 2015 г. уголовное преследование Т по факту посягательства им 29 апреля 2011 г. на жизнь сотрудников правоохранительных органов в пос.

края прекращено в связи со смертью Т

Вопреки доводам жалобы судом установлено, что Т имел прямой умысел на совершение террористического акта, приуроченного к 9 мая 2011 г., в целях устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти, о чем свидетельствуют следующие доказательства исследованные в судебном заседании.

Из письма УФСБ России по Республике исх. № от 5 июля 2011 г. усматривается, что ликвидированные в пос. края главари бандподполья -

Республики планировали использовать изготовленное самодельное взрывное устройство для совершения террористических акций.

Документами органов безопасности и внутренних дел (исх. №

от 22 мая 2013 г., исх. № от 26 сентября 2014 г.), кроме того подтверждено, что Т носил конспиративное имя « »,.

- « », - « ».

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 13 марта 2013 г. в ходе осмотра разрушенного домовладения в г Республики обнаружены и изъяты оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, а также карта памяти модели « », на которой, как следует из заключения эксперта, обнаружен текстовый файл, содержащий обращение от имени « », сведения о совершенных преступлениях, указание на необходимость совершения террористических актов в период празднования 9 мая. Также сообщалось, что « » и « » в своих секторах уже занимаются сбором информации по подготовке к этой акции.

Из показаний свидетеля Ж следует, что 1 марта 2011 г. на ул. в с. района Республики он явился очевидцем того, как перед одним из домовладений Д достал из багажника сумку с предметом, похожим на ведро Указанную сумку Д опустил в яму и закидал землей, чтобы спрятать Через некоторое время Г в его присутствии угрожал расправой Д в случае обнаружения сумки кем-либо, поскольку ее содержимое по поручению « и« » должно было храниться до ближайших майских праздников (уголовное преследование в отношении Д иГ прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Свои показания Ж подтвердил в ходе проведенной 19 августа 2014 г. проверки показаний на месте, показав место, где Д закопал сумку со взрывчатым веществом, которое там и было обнаружено.

О том, что Ж указывая место нахождения взрывчатого вещества, действовал добровольно и самостоятельно, подтвердил в судебном заседании свидетель М который пояснил, что по оперативным данным Д являлся членом незаконного вооруженного формирования и входил в банду Т

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 19 августа 2014 г на ул. в с. района Республики обнаружено и изъято из земли полимерное ведро, внутри которого находились смесь и строительная пена с закрепленными в ней металлическими дюбелями.

В соответствии с заключением эксперта от 21 августа 2014 г. № 2502 содержащаяся в обнаруженном ведре смесь является самодельным взрывчатым веществом с поражающими элементами.

Указанное преступление участниками не было доведено до конца по независящей от них причине, ввиду их ликвидации в пос.

края 29 апреля 2011 г.

Изложенные выше обстоятельства, свидетельствующие о причастности Т к совершению организованной группой приготовления к террористическому акту, подтверждаются также показаниями свидетелей под псевдонимами « », « », свидетелей К Б П Б К и других, протоколами различных следственных действий, актами экспертиз, иными фактическими данными.

Все эти доказательства полно и подробно изложены в определении. Они согласуются между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга и не содержат существенных противоречий, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при вынесении судебного решения.

Таким образом, окружной военный суд сделал обоснованный вывод о виновности Т в инкриминированных ему деяниях.

Действия Т правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), ч. 3 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ).

Вместе с тем, принимая во внимание, что 29 апреля 2011 г. Т погиб, окружной военный суд обоснованно пришел к выводу о необходимости прекращения в отношении его уголовного преследования на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования и судебного производства, влекущих отмену или изменение определения, не допущено.

При этом Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с оценкой, которую дал суд требованиям о выдаче трупа Ташуева К.Л. его родственникам.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38927, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Северо-Кавказского окружного военного суда от 17 июля 2015 г. о прекращении уголовного преследования Т

в связи с его смертью оставить без изменения, а апелляционную жалобу близкого родственника Т - Т без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 223 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта