Информация

Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ16-5 от 10.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 48-АПУ16-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва Ю марта 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Дубовика Н.П.

судей Ситникова Ю.В., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Багаутдинове Т.Г рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Шевчука А.В. и в защиту его интересов адвокатов Нечаева КВ., Романовой Н.Н. на приговор Челябинского областного суда от 23 октября 2015 года, по которому

Шевчук А В ,

судимый:

5 февраля 2009 года Ленинским районным судом г. Магнитогорска Челябинской области по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года со штрафом 5000 рублей, 11.03.2010 года условное осуждение отменено, для отбывания наказания направлен в места лишения свободы, освобожденный 27.07.2012 года по отбытии срока,

осужден;

-поч.1 ст. 223 УК РФ на 3 года лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей;

- поч.1 ст. 222 УК РФ на 2 года лишения свободы без штрафа;

- по ч.З ст. 30, п.п. «а», «е», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишения свободы без ограничения свободы;

- по п.п. «е», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет лишения свободы без ограничения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы со штрафом 100000 рублей без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Указано о самостоятельном исполнении наказания в виде штрафа.

Постановлено взыскать с Шевчука А.В. в пользу потерпевших К Б в счет компенсации морального вреда по 500000 рублей каждому, в пользу К расходы на погребение в размере 11075 рублей, Б расходы на лечение в размере 1295 рублей.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Дубовика Н.П., выступления адвоката Романова СВ., поддержавшего доводы апелляционных жалоб, прокурора Щукину Л.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Шевчук А.В. осужден за незаконную переделку огнестрельного оружия, незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, убийство К общеопасным способом, из хулиганских побуждений и покушение на убийство двух лиц - Б и К общеопасным способом, из хулиганских побуждений.

Преступления совершены в период с сентября 2014 года по 21 ноября 2014 года в г. области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Шевчук А.В. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство и утверждает, что к исследованию доказательств суд подошел односторонне, с обвинительным уклоном, тогда как выстрел произошел в тот момент, когда свидетель М пыталась вырвать обрез из его рук. По мнению осужденного, данное обстоятельство подтверждается и заключением экспертизы;

- адвокат Нечаев К В . оспаривает правильность квалификации действий его подзащитного и утверждает, что умысел у Шевчука А.В. был направлен лишь на лишение жизни Б которому по факту причинен вред здоровью средней тяжести. В приговоре не указано, почему Шевчук А.В. не довел свои преступные намерения до конца. Оспаривает наличие квалифицирующих признаков совершения преступлений общеопасным способом и из хулиганских побуждений. Отмечает, что Б не обладал специальными познаниями о поражающих свойствах обреза одноствольного охотничьего ружья. Вывод суда о совершении убийства из хулиганских побуждений не может быть основан на предположениях, тогда как хулиганский мотив судом достоверно не установлен. По мнению адвоката действия Шевчука А.В. следует квалифицировать по ч.1 ст. 109, ч.1 ст. 223, ч.1 ст. 222 УК РФ, а за покушение на убийство - оправдать. Просит снизить размер компенсации морального вреда и назначить Шевчуку А.В. наказание не связанное с реальным лишением свободы;

- адвокат Романова Н.Н. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Выстрел Шевчуком А.В. был произведен по неосторожности, суд необоснованно в подтверждение виновности Шевчука А.В. сослался на показания свидетелей К М М которые в ходе предварительного следствия скорректировали свои показания. Отмечает, что свидетель Д очевидцем происшествия не являлся. Показания свидетелей опровергаются выводами эксперта о расположении потерпевших К и Б по отношении друг к другу. Оспаривает наличие квалифицирующего признака совершения преступления из хулиганских побуждений. Считает необоснованным решение суда о взыскании с осужденного денежных сумм в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Дуккардт И.П. выражает несогласие с приведенными в них доводами, просит приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности Шевчука А.В. в совершении преступлений указанных в приговоре, являются обоснованными и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

В подтверждение своих выводов о виновности Шевчука А.В. , помимо показаний самого осужденного, суд в приговоре сослался на показания потерпевших Б К свидетелей Т М М Д А Д А П Г Х протоколы осмотра места происшествия, заключения судебно - медицинских, судебно - биологических, медико - криминалистических экспертиз, вещественные и другие доказательства, анализ которых содержится в приговоре.

Сам осужденный Шевчук А.В. не отрицал незаконную переделку, а также незаконное хранение, ношение огнестрельного оружия - обреза гладкоствольного охотничьего ружья и производство из обреза выстрела в потерпевших в квартире дома по ул. г однако утверждал, что выстрел был произведен случайно.

Из показаний потерпевшего Б следует, что в течение дня совместно с Д М иМ распивал спиртное в квартире Д где Д рассказал о конфликте с Т из-за неуплаченного кредита. Сильно опьянел последующие события не помнит, однако от М и Д

впоследствии узнал, что Т пришел в квартиру вместе с Шевчуком А.В., который из обреза убил К а его ранил.

Согласно показаниям потерпевшей К вечером 21 ноября 2014 года она с сестрой помогла Т иШ пройти в квартиру Д в которой находились Б М иМ Т начал драться с Б а Шевчук А.В. ходил по квартире, держа в руках обрез. Они с сестрой, К,

находились в коридоре и наблюдали за происходящим. Затем Шевчук А.В. остановился в коридоре, куда переместились дерущиеся, и когда Б оттолкнул от себя М пытавшуюся прекратить драку, поднял обрез и направил его на Б . К находившаяся рядом с Б испугалась, подняла вверх руку, не дотрагиваясь при этом до оружия, однако Шевчук А.В. произвел выстрел.

При проверке показаний на месте потерпевшая К свои показания подтвердила (т. 1 л.д. 210-232).

Свидетель М показала, что в момент выстрела К

иБ находились рядом.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, свидетели М и М также показали, что в момент конфликта никто из присутствующих обрез из рук Шевчука А.В. не вырывал.

Утверждения адвоката Романовой Н.Н. о том, что свидетели М

и М в судебном заседании скорректировали свои показания, Судебной коллегией признаются несостоятельными, поскольку показания данных свидетелей подтверждаются всей совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств, сомневаться в правдивости которых оснований не имеется.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, в коридоре квартиры, имеющем размеры 2,13 на 2,92 метра, обнаружен труп К

с огнестрельными ранениями в подчелюстной области слева и левого лучезапястного сустава (т. 1 л.д. 57-79, 103-109).

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что смерть К года рождения, наступила от огнестрельного дробового сквозного ранения, проникающего в гортань и в полость спинно-мозгового канала, ранения шеи в подчелюстной области слева, с проникающим ранением глотки, гортани, шейного отдела позвоночника, с множественными разрывами оболочек и размозжением вещества спинного мозга. Между причинением потерпевшей вышеуказанного огнестрельного дробового сквозного ранения шеи и смертью потерпевшей имеется прямая причинно следственная связь. Вышеуказанное огнестрельное дробовое сквозное ранение квалифицируется как причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. При исследовании трупа обнаружено также огнестрельное дробовое сквозное ранение левой верхней конечности, на уровне лучезапястного сустава, с неполной травматической ампутацией кисти, которое могло образоваться в результате одного и того же выстрела из огнестрельного дробового оружия при нахождении левой руки потерпевшей на уровне выстрела (т. 1 л.д. 244-280).

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у Б обнаружена рана околоушно-жевательной области и ушной раковины справа с развитием правосторонней тугоухости (т. 2 л.д. 64-67).

Дополнительное заключение эксперта подтверждает то обстоятельство что у Б травма вызвала значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, что является квалифицирующим признаком вреда здоровью средней тяжести (т. 2 л.д. 219-222).

По месту жительства осужденного обнаружен и изъят обрез одноствольного охотничьего ружья, имеющего маркировку « », в патроннике которого находилась гильза (т. 1 л.д. 82-90).

Исследованные в судебном заседании экспертные заключения подтверждают следующие обстоятельства:

- причинение огнестрельных ранений, имевших место у потерпевших К иБ возможно в результате одного выстрела (т 3 л.д. 11-22);

- выстрел в К был произведен с расстояния, не превышающего 10 см от дульного среза ствола (т.2 л.д. 133-156);

- в смывах, изъятых 21 ноября 2014 в ходе осмотра места происшествия по адресу: г. . обнаружены следы крови, которые могли произойти от потерпевших К иБ

(т. 5 л.д. 116-118);

- изъятый обрез изготовлен самодельным способом из одноствольного охотничьего ружья модели ИЖ-18, 12 калибра, № путем видоизменения конструкции ствола и приклада. Данный обрез ружья пригоден к производству выстрелов охотничьими патронами 12 калибра и относится к категории самодельного гладкоствольного огнестрельного оружия (т. 2 л.д. 47-50);

- ствол обреза ружья был перепилен стандартным ножовочным полотном (т. 3 л.д. 44-45);

- срыв курка с боевого взвода представленного на исследование обреза происходит при нажатии на спусковой крючок с усилием 1,8-2,0 кг, и выстрел из исследуемого обреза без нажатия на спусковой крючок не возможен;

- патрон, элементы которого изъяты с места происшествия и извлечены из трупа К является охотничьим патроном с комбинированным снарядом, предназначенным для стрельбы из гладкоствольного охотничьего оружия 12 калибра (т.2 л.д. 171-176);

- возможность возникновения огнестрельных ранений, имевших место у потерпевших К и Б при тех обстоятельствах, на которые ссылается свидетель М в своих показаниях допускается при условии того, что в момент производства выстрела голова Б находилась несколько ближе к передней поверхности туловища К (т. 3 л.д. 60-71).

Экспертизы проведены компетентными специалистами, в специализированных экспертных учреждениях, в соответствии с действующими методиками и сомнений в своей достоверности не вызывают.

Приведенное выше экспертное заключение со ссылкой на показания свидетеля М опровергает содержащиеся в апелляционной жалобе адвоката Романовой Н.Н. доводы о том, что в процессе проведения экспертиз не нашли подтверждение показания свидетелей о расположении в момент производства выстрела потерпевших К иБ относительно друг друга.

Из поступившего из ГУ МВД России по области ответа следует, что Шевчуку А.В. лицензия на приобретение оружия не выдавалась (т. 4 л.д. 212).

По сообщению диспетчерской службы заказа такси 21 ноября 2014 года в 19 часов водителем Д был принят заказ на проезд от д. по ул. до дома по ул. (т. 4 л.д. 210).

Свидетель Д подтвердил, что осужденный в момент следования к месту происшествия находился в состоянии алкогольного опьянения.

Исследованные судом документы - копия договора о предоставлении кредита и график платежей подтверждают показания свидетелей Д

и Т о том, что причиной возникшего между ними конфликта, в разрешении которого участвовал Шевчук А.В., явилась просрочка по кредиту (т.З л.д. 196-199, 200).

Действия Шевчука А.В. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 223 УК РФ как незаконная переделка огнестрельного оружия, по ч. 1 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, а также по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «е», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство двух лиц, совершенное общеопасным способом, из хулиганских побуждений не доведенное до конца по независящим от Шевчука А.В. обстоятельствам поскольку осужденный полагал, что потерявший сознание Б скончался.

Правильно квалифицированы действия Шевчука А.В. по п.п. «е», «и ч. 2 ст. 105 УК РФ как причинение смерти другому человеку, совершенное общеопасным способом, из хулиганских побуждений.

Доводы апелляционной жалобы о том, что Шевчук А.В. не обладал специальными познаниями о поражающих свойствах обреза одноствольного охотничьего ружья, не являются убедительными, поскольку выстрел был произведен с близкого расстояния и осужденный осознавал последствия данного выстрела.

Наличие в действиях Шевчука А.В. вмененных ему квалифицирующих признаков, в том числе покушения на убийство и убийство из хулиганских побуждений, в приговоре подробно мотивировано.

Оснований для переквалификации действий Шевчука А.В. на ч.1 ст. 109 УК РФ, о чем просит адвокат Нечаев К.В. в своей апелляционной жалобе, не имеется.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Шевчук А.В. каким-либо психическим расстройством не страдал и не страдает в настоящее время, в момент совершения инкриминируемых деяний находился в состоянии простого алкогольного опьянения, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается (т. 2 л.д. 10-13).

С учетом личности Шевчука А.В. и содержащихся в экспертном заключении выводов суд обоснованно признал осужденного вменяемым.

У Судебной коллегии сомнений во вменяемости Шевчука А.В. не возникло.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, соразмерно содеянному, с учетом характера, степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, влияния наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Вопреки доводам адвоката Романова СВ., изложенным при апелляционном рассмотрении уголовного дела, суд обоснованно признал состояние алкогольного опьянения в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

Оснований для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ, а также изменения осужденному в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ категории преступления на менее тяжкую не имеется.

Вид исправительного учреждения Шевчуку А.В. назначен правильно.

Гражданские иски разрешены в соответствии с требованиями закона Размер компенсации морального вреда определен судом исходя из принципов разумности и справедливости.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

0С\ по пп

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 23 октября 2015 года в отношении Шевчука А В оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного Шевчука А.В., адвокатов Нечаева К.В., Романовой Н.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 223 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта