Информация

Решение Верховного суда: Определение N 201-АПУ17-30 от 29.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№201-АПУ17-30

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 августа 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Дербилова О.А.

при секретаре Фомине С.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Закаева Х.А., его защитника адвоката Ибрагимова С.С., потерпевших А Р ( ., Х Е М М Б Б Д Д К ( ) ., Ч М,

К Ю Б Ф В К К Х Х П П Г представителей потерпевших - адвокатов Панченко СИ., Куракиной М.В., Зубера И.Л Анашкина П.И., Окушко Т.Б., Москаленко К.А. на приговор Московского окружного военного суда от 21 марта 2017 г., которым гражданин

Закаев Х.А. несудимый,

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на срок 5 лет; по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63- ФЗ) на срок 7 лет; по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ) на срок 11 лет; по ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ) на срок 14 лет по пп. «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на срок 12 лет; по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ) на срок 14 лет по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 206 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на срок 14 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на срок 5 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ на срок 6 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание назначено Закаеву Х.А. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы на срок 19 лет в исправительной колонии строгого режима.

С Закаева Х.А. взыскана компенсация морального вреда в пользу:

потерпевших Т Т Х Х К Л ( ) , Б,

М М ( ) ., К Б,

П Р М М С Л М ) , Ю - 500 000 рублей каждому; потерпевшей Х . - 1 000 000 рублей потерпевших З З К Х Е ( ) . - 1 500 000 рублей каждому потерпевших К К Ч - 2 000 000 рублей каждому; Б - 4 000 000 рублей.

Также разрешены вопросы о мере пресечения, начале срока отбывания наказания осужденным, судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., выступления осужденного Закаева Х.А. с использованием систем видеоконференц-связи, адвоката Ибрагимова С.С. и защитника Закаева Х.А. по доводам апелляционных жалоб, поданных в защиту осужденного, выступления потерпевших И Л М Р Б.,

М Д Д Б Ш Л Д Г М К А М М.

( ), представителей потерпевших - адвокатов Зубера И.Л Куракиной М.В., Окушко Т.Б., Москаленко К.А., поддержавших доводы жалоб, поданных потерпевшими и их представителями, мнение прокурора Гутникова Р.А., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

по приговору суда Закаев Х.А. признан виновным и осужден за участие в преступном сообществе (преступной организации), созданном в период с 2000 года по начало 2001 года для совершения особо тяжких преступлений, актов терроризма в г. Москве.

Он же совершил организованной группой покушение на терроризм - покушение на совершение взрывов, создающих опасность гибели людей причинения значительного имущественного ущерба, в целях оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также незаконные приобретение, передачу, хранение и перевозку боеприпасов и взрывных устройств организованной группой.

Закаев Х.А. также признан виновным и осужден за участие в преступном сообществе (преступной организации), созданном в период предшествующий 2002 году, для совершения особо тяжких преступлений актов терроризма и захвата заложников в г. Москве.

Он же осужден: за терроризм - совершение организованной группой взрыва, создавшего опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, в целях устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти; за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку общеопасным способом организованной группой; за пособничество в терроризме, а именно за пособничество в совершенной организованной группой угрозе взрыва и иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, в целях устрашения населения оказания воздействия на принятие решений органами власти, повлекшие по неосторожности смерть человека и иные тяжкие последствия; за пособничество в захвате и удержании заложников в целях понуждения государства совершить какое-либо действие как условие освобождения заложников, совершенных в отношении двух и более лиц, заведомо несовершеннолетних с применением оружия организованной группой повлекших по неосторожности смерть человека и иные тяжкие последствия за незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой.

Преступления совершены Закаевым Х.А. при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Ранее за данные преступления осуждены Хасханов А.Л., Межиев Алихан С.-А. (далее - Межиев Алихан), Межиев Ахяд С.-А. (далее Межиев Ахяд), Мурдалов А.М., Собралиев Х.Х., а в отношении ряда других соучастников уголовные дела прекращены в связи с их смертью либо выделены в отдельное производство ввиду объявления в розыск.

Осужденный Закаев Х.А. в апелляционной жалобе оспаривает приговор, который считает незаконным и необоснованным. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в приговоре не указаны основания, по которым отвергнуты доводы стороны защиты. Не доказано его участие в преступных сообществах и совершение в их составе инкриминируемых ему деяний. Показания ранее осужденных лиц, допрошенных в судебном заседании, содержат противоречия и заслуживают критической оценки, как и показания свидетеля З.,

ошибочно опознавшего его в качестве приобретателя сим-карт Необоснованным является вывод в приговоре о том, что он использовал паспорт на имя К с вклеенной его, Закаева Х.А., фотографией при приобретении автомобиля «Таврия» у свидетеля Ш О целях приобретения автомобиля «Таврия» он осведомлен не был, как и планах совершения актов терроризма и захвата заложников. О необоснованности его осуждения за пособничество в захвате заложников свидетельствует то что Мурдалову А.М. и Межиеву Ахяду не вменялось пособничество в захвате и удержании заложников, а Межиеву Алихану и Собралиеву XX. вменялось лишь потому, что они совершали соответствующие действия после захвата. Гражданские иски потерпевших удовлетворены необоснованно, поскольку он не совершал в отношении них преступных действий. Закаев Х.А. просит квалифицировать его действия по ч. 2 ст. 222 УК РФ, назначив справедливое наказание, а по обвинению в иных преступлениях, за которые он осужден, - оправдать.

Адвокат Ибрагимов С С в апелляционной жалобе, поданной в интересах Закаева Х.А., оспаривает законность и обоснованность осуждения своего подзащитного и высказывает ту же просьбу. По мнению защитника выводы в приговоре о виновности Закаева Х.А. в деяниях, за которые он осужден, не подтверждаются собранными по делу доказательствами, суд не учел обстоятельства, которые существенно могли повлиять на выводы о доказанности вины Закаева Х.А., не указал мотивы, по которым отверг доказательства стороны защиты, неправильно применил уголовный закон и допустил нарушения уголовно-процессуального закона, в частности нарушил принципы состязательности, беспристрастности суда, презумпцию невиновности, обосновал приговор доказательствами, которые не были исследованы в судебном заседании. Приводя свою оценку исследованных доказательств и обстоятельств дела, защитник обращает внимание на имеющиеся, по его мнению, противоречия в показаниях ряда свидетелей, в частности, относительно периодов деятельности преступного сообщества приобретения автомобилей, использованных в его деятельности обстоятельств передачи Хасхановым А.Л. Закаеву Х.А. взрывных устройств времени прибытия Закаева Х.А. в г. Москву. О создании преступного сообщества с целью совершения террористических актов Закаев Х.А осведомлен не был, участия в его деятельности не принимал, поручений не выполнял, к террористическим актам отношения не имеет, в составе организованной группы не действовал. К оглашенным в судебном заседании показаниям Хасханова А.Л., Межиева Алихана и Мурдалова А.М. суду следовало отнестись критически, поскольку они были даны ими под воздействием недозволенных методов ведения следствия. В приговоре неверно приведены показания Хасханова А.Л. об участии Закаева Х.А. в подготовке преступлений и его связи с Э и другими участниками организованной группы, а также об осведомленности Закаева Х.А. обо всех совершенных позднее деяниях. Слова «Б », «А » «Э », которые называл свидетель Хасханов А.Л., относятся к разным лицам. В судебном заседании Закаев Х.А. не говорил о своем участи в снятии бензобаков с оружием и боеприпасами с автомобилей, ссылка на это в приговоре ошибочна. В приговоре приведены показания свидетеля Межиева Ахяда, которые не являются доказательством вины Закаева Х.А поскольку даны не в отношении осужденного. Свидетель Собралиев XX. о Закаеве Х.А. и его действиях показаний не давал. Закаев Х.А. не имеет отношения к обнаруженным у Собралиева XX. оружию, боеприпасам и взрывным устройствам. Закаев Х.А. не использовал паспорт на имя К при приобретении автомобиля «Таврия» у свидетеля Ш.

и не приобретал сим-карты в октябре 2002 года у свидетеля З.

Как полагает защитник, из обвинения Закаева Х.А. подлежит исключению квалифицирующий признак захвата и удержания заложников «в отношении заведомо несовершеннолетнего», а также квалифицирующий признак терроризма, захвата и удержания заложников «повлекших по неосторожности смерть человека», не вмененный в вину Хасханову А.Л Межиеву Алихану и Собралиеву XX. Также суд необоснованно квалифицировал действия Закаева Х.А. дважды по ч. 2 ст. 210 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, назначив наказание за каждое деяние.

Потерпевшие А Х Е Д Д К ( ) , Ч М К Б Ф представитель потерпевших З З К К и К.

адвокат Окушко Т.Б. в апелляционных жалобах просят приговор отменить, а уголовное дело вернуть прокурору. В обоснование этой просьбы они приводят следующие доводы. Совершенное пособничество в захвате и удержании заложников было направлено против членов семей потерпевших По результатам проведенной дополнительной (комиссионной) медицинской экспертизы установлено, что прямая причинно-следственная связь между смертью членов семей потерпевших и воздействием на их организмы примененного специального средства отсутствует. Однако Европейским Судом по правам человека признано нарушение права потерпевших на жизнь в связи с ненадлежащим планированием и проведением операции по спасению заложников, а также отсутствием надлежащего расследования обстоятельств их смерти. В судебном заседании при рассмотрении дела в отношении Закаева Х.А. вопрос о причине смерти их родственников не выяснен, в удовлетворении ходатайств потерпевших о проведении повторной экспертизы, истребовании данных о примененном при штурме веществе, вызове в суд должностных лиц, принимавших участие в операции по освобождению заложников судом необоснованно отказано. Размер взысканной с Закаева Х.А. компенсации морального вреда является несправедливо низким.

Потерпевшая Ч кроме того, выражает несогласие с исключением из обвинения Закаева Х.А. по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 206 УК РФ квалифицирующего признака «с применением насилия, опасного для жизни и здоровья».

Потерпевшие Р ( ., М М Б Б Д Д Ю Б Ф К К,

Х Х также просят приговор отменить, а уголовное дело вернуть прокурору. Утверждают, что одной из причин приведших к причинению вреда их здоровью, являлось применение специального средства. Потерпевшие были лишены возможности оценить причиненный вред в денежном эквиваленте, взыскать его компенсацию отложенные последствия причиненного вреда здоровью ощущаются до настоящего времени, появились заболевания. Экспертиза с целью определения тяжести вреда здоровью, степени утраты трудоспособности не проводилась, в удовлетворении соответствующего ходатайства судом отказано. Потерпевшие, кроме того, ссылаются на причиненный преступлением моральный вред, а также на несправедливо низкий, по их мнению, размер взысканной судом компенсации данного вреда.

Те же доводы приводят в апелляционных жалобах представители потерпевших М Р Л М М - адвокаты Панченко СИ. и Куракина М.В., потерпевшего Т - адвокат Зубер И.Л., потерпевшей П - адвокат Анашкин П.И. Просят отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Потерпевшие П и П в апелляционных жалобах просят отменить приговор, утверждая, что в нарушение требований уголовно-процессуального закона они не были своевременно уведомлены о дате судебного разбирательства. Это нарушило их процессуальные права как потерпевших по уголовному делу, в частности, на участие в судебном заседании и заявление гражданского иска.

Потерпевшая Г в апелляционной жалобе также просит отменить приговор, заявляя о том, что она, проживающая за пределами Российской Федерации, не была своевременно извещена о дате судебного разбирательства. В результате этого нарушено ее право на участие в прениях сторон и предъявление гражданского иска.

Аналогичные доводы приводит в апелляционной жалобе ее представитель - адвокат Окушко Т.Б.

Представители потерпевших Б и Б адвокаты Москаленко К.А. и Окушко Т.Б. просят приговор отменить и вернуть дело прокурору, поскольку, по их мнению, имеются обстоятельства свидетельствующие о невозможности рассмотрения дела по существу, в частности, не все потерпевшие уведомлены о проведении новых следственных действий и вызваны в суд, обстоятельства гибели всех заложников не выяснены, не установлено применявшееся вещество, к делу не приобщена документация штаба по освобождению заложников, не определены лица, принимавшие решение о применении газа, не проведены судебно-медицинские экспертизы по определению состояния здоровья заложников. В удовлетворении соответствующих ходатайств судом отказано Утверждения Б о гибели ее сына в результате действий правоохранительных органов судом не учтены. Было ограничено право потерпевшей на предъявление гражданского иска к должностным лицам ответственным за применение отравляющего вещества.

Представитель потерпевших К К З,

З Г Б Б адвокат Окушко Т.Б. в дополнениях к апелляционной жалобе просит приговор отменить, вернуть дело прокурору, приводя следующие доводы.

В ходе судебного разбирательства в нарушение принципа равенства сторон председательствующий ограничивал процессуальные права потерпевших, необоснованно удалил из зала судебного заседания представителя потерпевших и представителя общественности, отказал в удовлетворении ходатайств потерпевших и их представителей о вызове в судебное заседание экспертов и назначении повторной судебно-медицинской экспертизы с целью выяснения причин смерти заложников и причинения вреда их здоровью. Все виновные в смерти и причинении вреда здоровью заложникам лица не установлены, не все потерпевшие, указанные в обвинительном заключении, извещены о дате, месте и времени судебного заседания. Не установлено вещество, которое использовалось при штурме, и последствия его применения для организма человека. Эти вопросы поднимались перед судом, но не нашли своего отражения в приговоре Судебно-медицинские экспертизы для установления характера и степени причиненного вреда здоровью заложников не проводились, не выяснены обстоятельства гибели каждого из заложников, их точное число, истинные причины смертей.

В дополнениях к апелляционной жалобе представители потерпевших Б и Б адвокаты Москаленко К.А. и Окушко Т.Б. указывают на неправомерное удаление присутствующих в зале судебного заседания лиц, необоснованные замечания председательствующего потерпевшим и их представителям, незаконный отвод вопросов потерпевших и их представителей, невыдачу протокола судебного заседания по мере рассмотрения дела. Также, по их мнению, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств, в частности, об установлении причин смерти заложников, о вызове в суд экспертов подписавших заключения об указанных причинах, о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы с целью установления причинной связи между использованием газа и смертью потерпевших, об истребовании сведений о веществе (газе), примененном при штурме, о вызове в суд должностных лиц, принимавших участие в операции по освобождению заложников, о возвращении уголовного дела прокурору. Суд отказал потерпевшим в реализации права на подачу иска к должностным лицам непосредственные действия которых явились причиной смерти их родственников. Потерпевшие поставлены в известность о назначении по делу судебно-медицинской экспертизы не при ее назначении, а после получения органом предварительного следствия экспертного заключения, что ограничило их права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Дядюра Д.В. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах, заслушав стороны, Судебная коллегия находит что вывод о доказанности вины Закаева Х.А. в преступлениях, за совершение которых он осужден, сделан судом в результате всестороннего и полного исследования собранных по делу доказательств, которые оценены в приговоре в соответствии со ст. 17, 88 УПК РФ.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, установлены правильно выводы суда не содержат каких-либо предположений, в том числе относительно обстоятельств, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах осужденного и его защитника.

Суд проверил версии в защиту Закаева Х.А., в приговоре им дана верная оценка, а также указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Содержание показаний Закаева Х.А потерпевших, свидетелей и других доказательств изложено в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания без каких-либо искажений в сторону ухудшения положения осужденного.

Виновность Закаева Х.А. в участии в созданном в период с 2000 года по начало 2001 года преступном сообществе и совершении в его составе преступлений подтверждена исследованными в судебном заседании:

показаниями Хасханова А.Л., данными им в ходе предварительного расследования, о существовании террористического сообщества, состоящего из лиц, ведущих вооруженную борьбу с федеральными силами проводящими контртеррористическую операцию по наведению в Чеченской Республике конституционного порядка, о его общении в начале 2001 года в Чеченской Республике с этими лицами, поручившими совершить в г. Москве в составе группы специально привлеченных лиц взрывы в целях воздействия на принятие решений органами власти, о привлечении в эту группу Мурдалова А.М., Межиева Алихана, Дудаева, а также Закаева Х.А. и конкретных действиях последнего согласно отведенной ему роли, связанных с незаконным оборотом боеприпасов, взрывных устройств и попыткой произвести взрывы возле зданий Государственной Думы Российской Федерации и расположенного на улице Большая Бронная ресторана «Макдональдс», не осуществленные по независящим от участников группы причинам;

протоколом проверки показаний Хасханова А.Л. на месте, при производстве которой Хасханов А.Л. показал местонахождение автостоянки в г. Москве, где они с Закаевым Х.А., а также Межиевым Алиханом, Мурдаловым А.М. и Д в 2001 году хранили автомашины «ВАЗ-2108» с взрывными устройствами в бензобаках доставленными в г. Москву Закаевым Х.А. и Д и где эти автомобили были оставлены после неудавшейся попытки их подрыва возле зданий Государственной Думы Российской Федерации и ресторана «Макдоналдс»;

данными следственного эксперимента с участием Хасханова А.Л., в ходе которого он сообщил данные о размере и устройстве исполнительных часовых механизмов и детонаторов, приводивших в действие взрывные устройства, вмонтированные в бензобаки автомашин «ВАЗ-2108», изготовил муляж детонатора, схожий с примененными при совершении преступления, а также продемонстрировал способ установки взрывных устройств;

протоколами предъявления для опознания по фотографии, согласно

которым Хасханов А.Л. опознал соучастников преступлений, в том числе

Закаева Х.А., который принес ему оформленный на другое лицо паспорт с

его (Хасханова А.Л.) фотографией и перевез вместе с Д бензобаки

и взрыватели в г. Москву;

показаниями Межиева Алихана на предварительном расследовании свидетельствующими о наличии связей между ним, Мурдаловым А.М Хасхановым А.Л., Закаевым, «А » ( ), а также об устойчивости и сплоченности организованной группы;

протоколом предъявления Межиеву Алихану для опознания по фотографии, согласно которому он опознал Закаева Х.А., с которым его познакомил в 2001 году Хасханов А.Л.;

показаниями Межиева Ахяда, данными в ходе предварительного расследования, подтверждающими наличие связей между участниками организованной группы Межиевым Алиханом, Закаевым Х.А., Мурдаловым А.М. и другими;

показаниями Мурдалова А.М., полученными при производстве предварительного расследования, о его общении в г. Москве с Хасхановым А.Л. и Межиевым Алиханом, который убеждал его в необходимости продолжения войны в Чечне и проведении террористических актов;

протоколом предъявления для опознания по фотографии об опознании Мурдаловым А.М. Закаева Х.А., в котором указано, что Мурдалов А.М знаком с Закаевым Х.А. примерно два года, при этом Закаев Х.А. в основном общался с Межиевым Алиханом;

протоколом предъявления для опознания по фотографии об опознании Мурдаловым А.М. Д , с которым он познакомился в 1999 году в Урус-Мартане, при этом Д вместе с Закаевым Х.А. общался преимущественно с Межиевым Алиханом;

протоколами осмотра места происшествия, предметов и иных следственных действий, заключением баллистической экспертизы по результатам исследования обнаруженных в автомобилях «ВАЗ-2108» боеприпасов и взрывных устройств, различными документами вещественными и другими доказательствами, оценив которые в совокупности суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Закаева Х.А. в данных преступлениях.

Виновность Закаева Х.А. в участии в преступном сообществе созданном в период, предшествующий в 2002 году, и совершенных в его составе преступлений подтверждена исследованными и правильно оцененными в приговоре доказательствами, в том числе:

показаниями Хасханова А.Л., полученными в ходе предварительного расследования, о существовании террористического сообщества под руководством Б и других лиц, о его общении в Чеченской Республике в лагере боевиков с Б , по указанию которого он в составе группы лиц, в том числе Мурдалова А.М., Межиева Алихана Э , Д а также Закаева Х.А. участвовал в подготовке и осуществлении деяний террористической направленности в г. Москве в октябре 2002 года, о конкретных действиях Закаева Х.А., который был знаком с Басаевым, по исполнению возложенных на него обязанностей при реализации целей преступного сообщества;

протоколами проверок показаний Хасханова А.Л. на месте следственного эксперимента и его очных ставок с Мурдаловым А.М. и Межиевым Алиханом, в ходе которых Хасханов А.Л. подтвердил свои показания, в том числе о роли Закаева Х.А. в осуществлении спланированных Б и другими руководителями преступного сообщества общественно опасных деяний в г. Москве;

протоколами предъявления Хасханову А.Л. для опознания лиц по фотографиям, из которых следует, что Хасханов А.Л. опознал участников организованной группы, в том числе Закаева Х.А., который перевез вместе с Д из его, Хасханова А.Л., дома в г. Москву оружие и взрывчатку использованные при совершении преступлений в г. Москве в октябре 2002 года;

показаниями Межиева Алихана, Межиева Ахяда и Мурдалова А.М данными в ходе предварительного расследования, подтверждающими наличие руководимого Басаевым террористического сообщества и участие Закаева Х.А. в совершении запланированных Басаевым преступлений в г. Москве в октябре 2002 года;

протоколами проверки показаний Межиева Алихана и Мурдалова А.М. на месте, в ходе которых каждый из них подтвердил свои показания, в том числе о действиях Закаева Х.А. в реализации преступного плана;

протоколами предъявления Межиеву Алихану и Мурдалову А.М. для опознания лиц по фотографиям, согласно которым они опознали лиц участвовавших с ними в данных преступлениях, в том числе Закаева Х.А.;

данными детализации телефонных соединений, из которых видно, что Закаев Х.А., Хасханов А.Л., Э ), Межиев Алихан Межиев Ахяд, Мурдалов А.М., Д в период с 30 августа по 25 октября 2002 г. неоднократно общались между собой по сотовым телефонам;

показаниями потерпевших К В Л Л К М В П Ф Г С С Д К Б Б.,

Б Б В В В Г Г Г Д.,

К К К Л Л М С, М М М М Н О О П П П П П Р Р Р С С С С С Т Т Т Ф Х Ч А Ш.,

Ю Ш М Н С А Г Б Б Г В А Г.,

К Д Ш Г Л ( ) ,М М Б об обстоятельствах и последствиях актов терроризма, совершенных в г. Москве у ресторана «Макдональдс на Юго-Западе» и в доме культуры - ДК ОАО «Московский подшипник» во время представления мюзикла «Норд-Ост»;

показаниями указанных в приговоре свидетелей, протоколами осмотра мест происшествий, трупов, предметов, протоколами проверок показаний на месте, предъявления для опознания и других следственных действий, актами судебно-медицинских, криминалистических баллистических и иных экспертиз, различными документами, другими фактическими данными.

Все эти доказательства полно, подробно изложены в приговоре согласуются между собой и с другим материалами дела по фактическим обстоятельствам, не содержат существенных противоречий и не вызывают сомнений в достоверности. Их совокупность была достаточной для признания вины Закаева Х.А.

Сам Закаев Х.А. в судебном заседании не отрицал того, что он был знаком и общался с Хасхановым А.Л., Межиевым Алиханом, Межиевым Ахядом, Мурдаловым А.М., Межиевым Ахядом, Эльмурзаевым и другими участниками преступных действий, летом 2001 года по просьбе Хасханова А.Л. за денежное вознаграждение в бензобаке переданного ему Хасхановым А.Л. автомобиля перевез боеприпасы и другие запрещенные предметы в г Москву, где его встретили Межиев Алихан и Мурдалов А.М. Признал Закаев Х.А. и то, что в октябре 2002 года он и Д четырежды перевозили в г. Москву в бензобаке автомобиля оружие и боеприпасы. В г Москве они проживали в квартире Мурдалова А.М., где встречались с Межиевым Алиханом, а встречал их Э называвший себя

и один раз - Хасханов А.Л. Однажды он помог Э и Хасханову А.Л. снять с машины бензобак и увидел помещенные в него рукоятки 2 - 3 пистолетов ПМ. Помимо этого по просьбе Межиева Алихана он участвовал в приобретении автомобиля «Таврия», который был куплен у женщины по фамилии Ш по доверенности, оформленной на чужой паспорт, полученный от Межиева Алихана.

Доводы стороны защиты о том, что Закаев Х.А. не участвовал в преступных сообществах и не совершал преступлений, за которые осужден, поскольку, как утверждается в жалобах, перевозя запрещенные для оборота предметы (вещества) за денежное вознаграждение, а также приобретая автомобиль «Таврия», не допускал, что все это предназначено для совершения актов терроризма и захвата заложников, суд первой инстанции проверил и обоснованно отверг.

В приговоре изложены обстоятельства и приведены доказательства относительно как существования преступных сообществ, созданных в периоды с 2000 года по начало 2001 года и предшествующий 2002 году, так и по конкретным фактам совершенных Закаевым Х.А. в составе данных сообществ общественно опасных деяний.

Об участии Закаева Х.А. в террористических сообществах, о совершении им организованной группой действий по незаконному обороту указанных в приговоре предметов и веществ, о совершении в г. Москве организованной группой с участием Закаева Х.А. покушения на терроризм возле Государственной Думы Российской Федерации, ресторана «Макдональдс» на улице Большая Бронная и акта терроризма у ресторана «Макдональдс на Юго-Западе», о совершении Закаевым Х.А. пособничества в терроризме, захвате и удержании заложников в ДК ОАО «Московский подшипник», осуществленных организованной группой, о его умышленной вине в этих преступлениях свидетельствуют, в частности, показания Хасханова А.Л. о том, что Закаев Х.А. согласился с отведенной ему ролью по доставке в г. Москву оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ для их использования в преступных деяниях, имеющих целью оказание воздействия на принятие решений органами власти связанных с ситуацией в Чеченской Республике.

Закаев Х.А., таким образом, руководствовался общими для членов сообщества мотивами и целями при совершении преступлений. Для этого он приобрел автомобиль, доставил предназначенные для осуществления взрывов бензобаки в г. Москву и участвовал в их установке на автомобили совершив тем самым согласованные с соучастниками действия по реализации умысла на терроризм.

В последующем Закаев Х.А., как это следует из показаний Хасханова А.Л., Межиева Ахяда, Межиева Алихана, Мурдалова А.М., выполняя порученное ему, неоднократно перевозил в г. Москву оружие, боеприпасы взрывчатые вещества, взрывные устройства, в том числе пояса смертников использовавшиеся при захвате и удержании заложников в ДК ОАО «Московский подшипник» во время представления мюзикла «Норд-Ост».

Хасханов П.Л. также подтвердил, что Закаев Х.А. с соучастником переправлял оружие и боеприпасы в г. Москву по поручению Б , при этом он, Хасханов А.Л., знал о знакомстве Закаева Х.А. с Б в связи с чем передал Закаеву Х.А. и Д оружие и боеприпасы для последующей их переправки в г. Москву, а в автомобиле Закаева Х.А. он видел не менее 20 поясов смертников.

Согласно показаниям свидетелей Хасханова А.Л., Межиева Ахяда Межиева Алихана и Мурдалова А.М. Закаев Х.А. общался с Э ( ), который принимал у него в конечной точке после неоднократных перевозок оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, а в дальнейшем участвовал в организации взрывов автомобилей, женщин-смертниц и захвате заложников в доме культуры.

Как усматривается также из показаний Мурдалова А.М., Закаев Х.А. и Д выполнили четыре рейса по перевозке автоматов, пистолетов гранат, патронов в г. Москву, после чего прятали это вместе с Э в гараже. При этом вместе с Закаевым Х.А., Межиевым Алиханом Д Хасхановым А.Л. и Э они неоднократно обсуждали план осуществления взрывов в г. Москве.

Из показаний свидетеля Межиева Ахяда следует, что Закаев Х.А. в октябре 2002 года высказывал намерение организовать взрыв в г. Москве для того, чтобы привлечь внимание к проблемам Чечни, говорил о необходимости приобретения в этих целях автомобиля.

Факт приобретения Закаевым Х.А. по подложному паспорту автомобиля «Таврия», который был взорван у ресторана «Макдоналдс на Юго-Западе», не оспаривается и самим осужденным.

О совершении взрыва этого автомобиля организованной группой, в которую наряду с указанными в приговоре лицами входил Закаев Х.А свидетельствуют показания Межиева Алихана.

С учетом данных обстоятельств, а также того, что взрыв автомобиля «Таврия» у ресторана «Макдоналдс на Юго-Западе», как установлено по делу, в соответствии с замыслом участников преступного сообщества являлся частью плана по захвату заложников в ДК «ОАО Московский подшипник», при осуществлении которого использовались запрещенные для оборота предметы и вещества, доставленные в г. Москву в том числе с участием Закаева Х.А., суд обоснованно пришел к выводу о причастности осужденного к этим спланированным и взаимосвязанным между собой преступлениям, которые охватывались его умыслом.

Основанным на материалах дела, мотивированным является и вывод суда о наличии у Закаева Х.А. умышленной вины в совершении покушения на терроризм в 2001 году (у зданий Государственной Думы Российской Федерации и ресторана «Макдональдс»).

Суд проверил, признав несостоятельными, доводы стороны защиты повторяемые в апелляционной жалобе адвоката Ибрагимова С С , о том, что Хасханов А.Л., Мурдалов А.М., Межиев Алихан оговорили Закаева Х.А вследствие применения к ним недозволенных методов ведения следствия.

Материалами дела подтверждено, что изложенные выше показания Хасханов А.Л., Мурдалов А.М. и Межиев Алихан давали в ходе предварительного расследования в присутствии защитников после разъяснения процессуальных прав в обстановке, исключающей возможность оказания на них какого-либо воздействия. Они самостоятельно рассказывали об обстоятельствах дела, а также о действиях Закаева Х.А., протоколы составлялись в ходе производства следственных действий, замечаний у участников не возникло.

Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии у указанных лиц причин для оговора Закаева Х.А. либо о принуждении их к даче изобличающих его показаний, в материалах уголовного дела не имеется допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей следователи Э В К С подтвердили, что показания в отношении Закаева Х.А. Хасханов А.Л Мурдалов А.М. и Межиев Алихан давали добровольно, какое-либо насилие к ним не применялось.

Свои показания Хасханов А.Л., Мурдалов А.М. и Межиев Алихан подтвердили при их проверке на месте. Они указали места преступлений подробно рассказали об обстоятельствах их совершения и ролях других соучастников, включая Закаева Х.А.

При опознании соучастников преступного сообщества Хасханов АЛ Мурдалов А.М. и Межиев Алихан опознали Закаева Х.А. как лицо принимавшее участие в совершении преступлений.

Хасханов А.Л., которому была отведена роль приведения в действие взрывных устройств, доставленных в г. Москву Закаевым Х.А., по окончании допроса собственноручно рисовал схемы этих устройств, а на следственном эксперименте из подручного материала изготовил его макет Он демонстрировал такую осведомленность о деталях совершенных преступлений, которые могут быть известны лишь лицу, непосредственно принимавшему участие в их совершении.

Поскольку приведенные выше показания Хасханова А.Л., Мурдалова А.М., Межиева Алихана подробны, по своей сути непротиворечивы согласуются между собой, с показаниями потерпевших, свидетелей и с другими доказательствами в их совокупности, суд в приговоре обоснованно сослался именно на эти показания Хасханова А.Л., Мурдалова А.М. и Межиева Алихана при установлении виновности Закаева Х.А., отвергнув противоречащие материалам дела их показания в судебном заседании.

Расхождения в показаниях указанных лиц относительно отдельных обстоятельств дела, на что обращается внимание в апелляционных жалобах осужденного и его защитника, выяснены в судебном заседании с точки зрения причин и правильно оценены в приговоре как несущественные и не опровергающие выводы суда о доказанности вины Закаева Х.А.

Вопреки доводам адвоката Ибрагимова С С , в приговоре правильно приведены показания Хасханова А.Л. об участии Закаева Х.А. в подготовке преступлений и его связи с Э и другим участниками организованной группы, а также об осведомленности Закаева Х.А. обо всех совершенных позднее деяниях. Мнение защитника о том, что упоминаемые свидетелем Хасхановым А.Л. слова «Б », «А » и «Э относятся к разным лицам, противоречит материалам дела, в том числе оглашенным в суде показаниям Хасханова А.Л., сообщившим, что Б А иЭ , привозивший к нему оружие, которое через неделю забрали Закаев Х.А. и Д , это один человек - Э (т. 69, л.д. 205, 206).

Утверждение адвоката Ибрагимова С С о том, что в судебном заседании Закаев Х.А. не давал показаний о своем участии в снятии бензобаков с автомобилей, в которые были помещены привезенные им оружие и боеприпасы, не основано на протоколе судебного заседания согласно которому Закаев Х.А. в ходе допроса подтвердил, что в 2002 году после выполнения очередного рейса по доставке в г. Москву оружия и боеприпасов в бензобаке автомобиля он помогал снимать бак из-под днища машины, в котором увидел пистолеты (т. 147, л.д. 40).

Нельзя согласиться с доводами адвоката Ибрагимова СС. о необоснованности использования судом в приговоре показаний свидетеля Межиева Ахяда в качестве доказательства вины Закаева Х.А., поскольку показания этого свидетеля, правильно изложенные в приговоре, в совокупности с другими исследованными доказательствами, а именно с показаниями свидетелей Межиева Алихана, Хасханова А.Л., Мурдалова А.М., протоколами предъявления для опознания и иных следственных действий, а также показаниями самого Закаева Х.А., свидетельствуют о том что показания, изобличающие Закаева Х.А., свидетель Межиев Ахяд давал в отношении Закаева Х.А., а не иного лица.

Ссылка адвоката Ибрагимова С С на то, что Собралиев XX. в своих показаниях не сообщал о преступных действиях Закаева Х.А., не опровергает правильность выводов суда, основанных на совокупности исследованных доказательств, о виновности Закаева Х.А., в том числе о его причастности к действиям по незаконному обороту оружия, боеприпасов и взрывных устройств, обнаруженных у Собралиева XX.

Доводы адвоката Ибрагимова СС. и осужденного Закаева Х.А. о том что Закаев Х.А. не использовал паспорт на имя К

с вклеенной фотографией Закаева Х.А. при приобретении автомобиля «Таврия» у свидетеля Ш опровергаются показаниями об обратном свидетелей Межиева Алихана, Ш Ш

Эти доказательства согласуются с протоколами предъявления для опознания Ш иШ по фотографии Закаева Х.А., которого они опознали как К - покупателя у Ш автомобиля «Таврия». Свидетель Ш в присутствии которого проходила эта сделка, в судебном заседании подтвердил, что на фотографии в паспорте на имя К был изображен покупатель автомобиля, то есть Закаев Х.А.

Утверждения адвоката Ибрагимова С С о том, что Закаев Х.А. не покупал сим-карты в октябре 2002 года, опровергаются показаниями свидетеля З и протоколом предъявления З для опознания Закаева Х.А. по фотографии, из которых следует, что 6 октября 2002 г. З продал шесть сим-карт мужчине, в котором опознал Закаева Х.А.

Ссылки осужденного и его защитника на то, что упоминаемым в жалобах лицам не вменялись действия, связанные с пособничеством в захвате и удержании заложников и квалифицирующий признак «повлекшие по неосторожности смерть человека», являются безосновательными поскольку юридическая оценка действий этих лиц не относится к предмету судебного разбирательства по данному уголовному делу.

Иные доводы жалоб осужденного и его защитника, в которых оспаривается виновность Закаева Х.А., были известны суду первой инстанции, проверялись в ходе судебного заседания, однако своего подтверждения не нашли.

Доводы потерпевших А Х Е Д Д К ( ) ., Ч М К Б Ф Р ( ., М ( ) ., М Б С, Б Ю К К Х Х представителя потерпевших З З К К К - адвоката Окушко Т.Б., представителей потерпевших М Р Л М М - адвокатов Панченко СИ., Куракиной М.В представителя потерпевшего Т - адвоката Зубера И.Л представителя потерпевшей П - адвоката Анашкина П.И представителя потерпевших К К З З Г Б ., Б адвоката Окушко Т.Б., представителей потерпевших Б Б

- адвокатов Москаленко К.А. и Окушко Т.Б. о том, что в ходе судебного разбирательства не полно выяснялись обстоятельства смерти каждого из погибших заложников в ДК ОАО «Московский подшипник», не основаны на материалах дела, из которых усматривается что данные обстоятельства надлежаще исследовались в судебном заседании и им дана правильная оценка в приговоре.

В соответствии с выводами экспертов, проводивших комиссионные судебно-медицинские экспертизы, смерть 125 указанных в приговоре граждан из числа заложников наступила от острой дыхательной и сердечной недостаточности, вызванной опасным для здоровья сочетанием неблагоприятных факторов: тяжелый длительный психоэмоциональный стресс, пониженное содержание кислорода в воздухе помещения (гипоксическая гипоксия), продолжительное вынужденное положение тела обычно сопровождающееся развитием кислородного голодания организма (гипоксия циркуляторного характера), гиповолемия (обезвоживание) в связи с длительным отсутствием приема воды и пищи, длительное лишение сна истощающее компенсаторные механизмы, а также дыхательные расстройства, вызванные воздействием неидентифицированного химического вещества (веществ), которое приводило к быстрому выключению сознания. Нахождение потерпевших в бессознательном состоянии в положении сидя усиливало имевшиеся у них нарушения жизненно-важных функций организма, к которым могло присоединиться также нарушение проходимости дыхательных путей, усугублявших имевшуюся гипоксию. Имевшиеся у потерпевших предшествующие (фоновые) хронические заболевания, снижавшие компенсаторные возможности организма к воздействию любого внешнего повреждающего фактора, также оказывали негативное воздействие.

Согласно актам судебно-медицинских экспертиз смерть пятерых потерпевших, застреленных участниками захвата заложников, наступила от огнестрельных ранений, а одному потерпевшему этими же лицами в результате огнестрельного ранения причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Сомневаться в компетенции экспертов и не доверять их выводам у суда оснований не имелось, поскольку заключения экспертов, являющихся высококвалифицированными специалистами, мотивированы, научно обоснованы, непротиворечивы, согласуются с показаниями очевидцев произошедших событий, выводами иных экспертиз, протоколами различных следственных действий и другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Результаты экспертных исследований оценивались судом в сочетании с другими фактическими данными, которые в совокупности позволили правильно установить по делу обстоятельства, на которые обращается внимание потерпевшими и их представителями в жалобах.

Из материалов дела следует, что нарушений норм уголовно процессуального закона, регулирующих основания и порядок производства экспертизы по уголовному делу, которые бы могли повлечь недопустимость актов судебно-медицинских экспертиз о причинах смерти потерпевших как доказательств, не допущено.

Не свидетельствуют о таком нарушении ссылки адвокатов Москаленко К.А. и Окушко Т.Б. на несвоевременное ознакомление потерпевших с постановлениями о назначении судебно-медицинских экспертиз. Как усматривается из материалов уголовного дела, потерпевшим и их представителям в ходе производства по делу предоставлялась возможность реализовать права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

Вопросы, касающиеся действий специальных служб при освобождении заложников, на которых акцентируется внимание в апелляционных жалобах потерпевших и представителей потерпевших исходя из требований ст. 252 УПК РФ обоснованно рассматривались в судебном заседании в пределах, связанных с установлением фактических обстоятельств уголовного дела, относящихся к предъявленному Закаеву Х.А обвинению.

Нельзя согласиться с доводами представителей потерпевших адвокатов Окушко Т.Б. и Москаленко К.А. о том, что в ходе судебного заседания председательствующим судьей нарушался принцип состязательности сторон, ущемлялись права потерпевших и их представителей.

Как усматривается из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Данные о том, что председательствующий и другие судьи каким-либо образом выражали свое мнение в поддержку какой-либо из сторон, в деле отсутствуют.

Действия председательствующего по руководству судебным заседанием соответствовали истребованиям ст. 243 УПК РФ. Меры воздействия в отношении лиц, указанных в жалобе адвокатов Окушко Т.Б и Москаленко К.А., были направлены на обеспечение порядка судебного заседания и приняты председательствующим при наличии обстоятельств предусмотренных ст. 258 УПК РФ, и с соблюдением ее положений.

Ходатайства сторон рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона с вынесением мотивированных определений, основанные на законе ходатайства судом удовлетворены.

Ходатайства потерпевших и их представителей о допросе в судебном заседании должностных лиц, руководивших освобождением заложников и истребовании сведений о специальном средстве, на которое ссылаются потерпевшие и представители потерпевших, о вызове в судебное заседание экспертов, проводивших судебно-медицинские экспертизы и проведении повторной судебно-медицинской экспертизы, о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, которые вновь приводятся в жалобах адвокатов Окушко Т.Б. и Москаленко К.А., обсуждались в судебном заседании с участием сторон и разрешены в порядке, установленном ст. 271 УПК РФ.

Мотивы, по которым суд не нашел оснований для удовлетворения этих ходатайств, изложены в определениях, вынесенных по результатам разрешения ходатайств. Данные решения суда соответствуют материалам дела, а также требованиям ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства по данному уголовному делу. Поводов не согласиться с ними Судебная коллегия не усматривает, как не находит и оснований для возращения уголовного дела прокурору, о чем высказывается просьба в жалобах потерпевших и представителей потерпевших.

Обоснованными следует признать и выводы суда, сделанные по результатам разрешения других ходатайств потерпевших и их представителей, на которые обращается внимание в апелляционных жалобах поскольку определения суда по данным вопросам основываются на требованиях закона, надлежаще мотивированы и соответствуют материалам дела.

Ссылки адвокатов Окушко Т.Б. и Москаленко К.А. на то, что потерпевшим и их представителям не предоставлялись для ознакомления части протокола судебного заседания по мере их изготовления, нельзя признать нарушением закона, поскольку в силу ч. 6 ст. 259 УПК РФ суд вправе, но не обязан предоставлять сторонам возможность ознакомиться с частями протокола судебного заседания по мере их изготовления.

Нельзя согласиться с доводами жалоб потерпевших П П а также потерпевшей Г и ее представителя о нарушении прав этих потерпевших на участие в судебном разбирательстве и предъявление гражданского иска со ссылками на неизвещение о дате времени и месте судебного заседания.

Как усматривается из материалов уголовного дела, все потерпевшие указанные в обвинительном заключении, которым в установленном порядке разъяснялись процессуальные права, были извещены о дате, времени и месте судебного заседания, назначенного для рассмотрения уголовного дела по существу.

В частности, такое извещение, направленное потерпевшим П

иП вручено П (дочери П).

Извещение, адресованное потерпевшей Г имевшей в судебном заседании представителя, было доставлено по указанному потерпевшей адресу и вручено для передачи ей лицам, проживающим в данном жилом помещении. В суде представитель потерпевшей Г

адвокат Окушко Т.Б. не отрицала осведомленность Г о датах, времени и месте судебных заседаний.

Материалы дела не содержат каких-либо данных об ущемлении прав потерпевших лично участвовать в судебном заседании и иметь представителя, а также права на предъявление гражданского иска в соответствии с ч. 2 ст. 44 УПК РФ.

Явившимся в судебное заседание потерпевшим предоставлялась возможность довести до сведения суда свою позицию по делу и реализовать другие процессуальные права. Иски, предъявленные потерпевшими до окончания судебного следствия, связанные с возмещением вреда причиненного действиями осужденного, судом разрешены.

Судом проверено психическое состояние здоровья Закаева Х.А. С учетом выводов судебно-психиатрической экспертизы, фактических обстоятельств дела, данных о личности осужденного, его поведения на следствии и в судебном заседании суд обоснованно признал Закаева Х.А вменяемым.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости и достоверности, признав все собранные доказательства в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела, суд обоснованно признал Закаева Х.А. виновным в совершении изложенных в приговоре преступных действий.

Содеянное Закаевым Х.А. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ), ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ), пп. «е», «ж ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 206 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) квалифицировано правильно.

Судом также правильно установлены фактические обстоятельства участия Закаева Х.А. в террористических сообществах, совершения им незаконных приобретения, передачи, хранения, перевозки огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой, а также пособничества в терроризме пособничества в совершенной организованной группой угрозе взрыва и иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного ущерба, в целях устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органами власти, повлекшие по неосторожности смерть человека, иные тяжкие последствия.

Оснований для исключения из обвинения Закаева Х.А квалифицирующего признака пособничества в захвате и удержании заложников - «в отношении заведомо несовершеннолетнего квалифицирующих признаков пособничества в захвате и удержании заложников и пособничества в терроризме - «повлекших по неосторожности смерть человека», на чем настаивает адвокат Ибрагимов С С , не имеется.

Выводы суда относительно обстоятельств, установление которых позволило правильно признать наличие в действиях Закаева Х.А. этих квалифицирующих признаков, надлежаще мотивированы в приговоре базируются на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и правильном применении судом норм уголовного закона.

Суд обоснованно исходил из того, что, совершая изложенные в приговоре умышленные действия, Закаев Х.А. сознавал, что способствует исполнителям в совершении преступлений, предвидел возможность наступления общего для него и исполнителей преступного результата и сознательно допускал данный результат, выразившийся в том числе в захвате и удержании заложников, среди которых были несовершеннолетние и в наступлении указанных в приговоре последствий, охватываемых квалифицирующим признаком «повлекших по неосторожности смерть человека».

Что касается исключения судом из обвинения Закаева Х.А квалифицирующего признака пособничества в терроризме «с применением насилия, опасного для жизни и здоровья», на что обращается внимание в жалобе потерпевшей Ч то данное решение правильно мотивировано в приговоре, соответствует материалам дела, оснований не согласиться с ним Судебная коллегия не находит.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

Из приговора необходимо исключить указание об осуждении Закаева Х.А. по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) за незаконные приобретение, передачу, хранение и перевозку в составе организованной группы основных частей огнестрельного оружия поскольку диспозиция ч. 3 ст. 222 УК РФ в указанной редакции, по которой квалифицированы действия осужденного, не содержала указания на действия по незаконному обороту таких предметов как на признак объективной стороны данного преступления.

Имеются и другие основания для изменения приговора.

Правильно признав Закаева Х.А. пособником в совершении террористического акта, суд ошибочно квалифицировал его действия не по специальной норме, что прямо предусмотрено ч. 3 ст. 205! УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ предусматривающей более мягкое наказание, а по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ).

При таких данных, а также с учетом требований ст. 10 УК РФ действия Закаева Х.А. в указанной части подлежат переквалификации с ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63- ФЗ) на ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ).

Кроме того, действия Закаева Х.А., связанные с участием в террористическом сообществе, созданном в период с 2000 года по начало 2001 года, и террористическом сообществе, созданном в период предшествующий 2002 году, квалифицированы как два преступления по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63- ФЗ), за каждое из которых ему назначено 5 и 7 лет лишения свободы соответственно, то есть указанные преступные действия осужденного расценены как совокупность преступлений.

Как совокупность преступлений расценены судом и действия Закаева Х.А., связанные с незаконными приобретением, передачей, хранением перевозкой боеприпасов, взрывных устройств организованной группой совершенные в составе преступного сообщества, созданного в период с 2000 года по начало 2001 года, а также действия, связанные с незаконными приобретением, передачей, хранением, перевозкой огнестрельного оружия боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой, совершенные в составе преступного сообщества, созданного в период, предшествующий с 2002 году.

Эти действия квалифицированы как два преступления предусмотренные ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), за каждое из которых ему назначено 5 и 6 лет лишения свободы соответственно.

Между тем в соответствии с ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Согласно ст. 17 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), действовавшей на момент совершения указанных деяний, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Участие в преступном сообществе (преступной организации) и действия по незаконному обороту указанных в приговоре предметов (веществ) организованной группой предусмотрены (каждое из этих деяний одной частью одной статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Поэтому действия Закаева Х.А. в этой части, совершенные до внесения в ст. 17 УК РФ изменений Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, ошибочно квалифицированы как совокупность преступлений.

Такое решение суда, противоречащее ст. 17 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), свидетельствует о применении судом закона, ухудшающего положение осужденного, поскольку это повлияло на назначение ему справедливого наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

С учетом изложенного действия Закаева Х.А. по фактам участия в террористических сообществах и незаконных приобретения, передачи хранения, перевозки огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств организованной группой, совершенных до внесения изменений в ст. 17 УК РФ, следует квалифицировать по одной статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) и ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) соответственно.

Наказание назначается Закаеву Х.А. с учетом вносимых изменений требований ст. 60, ч. 3 ст. 69 УК РФ, а также всех обстоятельств, влияющих на вид и размер наказания, которые полно указанны в приговоре.

Исходя из характера, степени общественной опасности совершенных Закаевым Х.А. деяний и обстоятельств дела, суд первой инстанции не нашел оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ. Не усматривает таковых и Судебная коллегия.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии со ст. 151, 1099, 1100,1101 ГК РФ.

Судом обоснованно приняты во внимание требования разумности и справедливости, характер физических и нравственных страданий причиненных потерпевшим, а также степень вины Закаева Х.А. в совершенных преступлениях и его материальное положение. Оснований не согласиться с указанными в приговоре размерами компенсации морального вреда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38913, 38920, 38926, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Московского окружного военного суда от 21 марта 2017 г. в отношении Закаева Х.А. изменить:

исключить из приговора указание об осуждении Закаева Х.А. по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ за незаконные приобретение, передачу, хранение и перевозку основных частей огнестрельного оружия.

Переквалифицировать действия Закаева Х.А. с ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на ч. 3 ст. 205* УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352- ФЗ), по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 13 (тринадцать) лет 11 (одиннадцать) месяцев.

Действия Закаева Х.А., квалифицированные по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) и ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ квалифицировать по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 5 (пять) лет.

Действия Закаева Х.А., квалифицированные по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) и ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ квалифицировать по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 5 (пять) лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ), ч. 3 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. № 26-ФЗ), пп. «е», «ж ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), ч. 3 ст. 2051 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 352-ФЗ), ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 206 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), окончательное наказание назначить Закаеву Х.А. в виде лишения свободы на срок 18 (восемнадцать лет 9 (девять) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Закаева Х.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Закаева Х.А., адвоката Ибрагимова С С , потерпевших А Р ( ),

Х Е М ( ) ,М Б Б Д Д К ( ) ., Ч М К Ю.,

Б Ф К К Х Х П П Г представителей потерпевших - адвокатов Панченко СИ Куракиной М.В., Зубера И.Л., Анашкина П.И., Окушко Т.Б., Москаленко К.А. без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 222 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта