Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-О11-51СП от 11.04.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

1

ВЕРХОВНЫЙ С У Д

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-ОП - 5 1 сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 апреля 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кочина В. В.

судей - Иванова Г. П. и Степалина В. П рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Наседко А. А. и кассационным жалобам осужденных Лабутина Ю. А., Саблина В. В Калмыкова Д. М., Погори В. Б., адвокатов Липатенкова В. Б Кошуриной Г. С , Давыдова О. А., Левина А. М., Савчука А. М защитника Бабушкина А. В. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 декабря 2010 года, которым

ЛАБУТИН Ю А

несудимый осужден по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР к 11 годам лишения свободы по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п. п. «а, з» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

САБЛИН В В ,

судимый:

1) 24 июня 2008 года по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения

свободы осужден по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР к 8 годам лишения свободы по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п. п. «а, з» УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 14 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

КАЛМЫКОВ Д М

несудимый осужден по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 222 ч. 1 УК РФ оправдан в связи с непричастностью к совершению преступления и вынесением оправдательного вердикта присяжных заседателей.

ПОГОРЯ В Б ,,

судимый:

1) 2 февраля 2005 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам

лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года

6 месяцев,

2) 25 декабря 2007 года по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения

свободы с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 8 месяцам

лишения свободы осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа по ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу оправдан Ахмедов Я. А. о., приговор в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденных Лабутина Ю. А., Саблина В. В., Погори В. Б., Калмыкова Д. М адвокатов Давыдова О. А., Липатенкова В. Б., Кошуриной Г. С , Савчука А. М., защитника Габисова В. Г., просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, и прокурора Самойлова И. В просившего исключить из приговора осуждение Лабутина и Саблина по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей Лабутин признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан руководстве такой группой (бандой) и участии в совершенных ею нападениях, а Саблин и Погоря в участие в банде и в совершенных ею нападениях.

Также Лабутин, Саблин и Калмыков признаны виновными в умышленном убийстве И совершенном из корыстных побуждений, группой лиц по предварительному сговору.

Лабутин, Саблин и Погоря признаны виновными в умышленном убийстве, совершенном по найму и сопряженном с бандитизмом, а Лабутин и Саблин двух лиц.

Кроме того, Лабутин и Погоря признаны виновными в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а Саблин - в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении боеприпасов,

Преступления совершены 18 июля 1995 года в (убийство И ) и 21 ноября 2006 года (убийство Н ) в

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении ставится вопрос об изменении приговора и снижении наказания, назначенного Лабутину по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР и по совокупности преступлений. Указывается, что суд не счел возможным применить к Лабутину срок давности, а следовательно, согласно ч. 4 ст. 78 УК РФ, ему не могло быть назначено за убийство И пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Поскольку суд признал смягчающим обстоятельством активное способствование Лабутина раскрытию преступления и изобличение им других соучастников преступления и не установил отягчающих наказание обстоятельств, к Лабутину применимо положение ст. 62 УК РФ. Вместе с тем, суд назначил Лабутину по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР 11 лет лишения свободы, тогда как 2/3 от максимальных 15 лет лишения свободы, составляют 10 лет.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Лабутин утверждает, что срок давности привлечения к уголовной ответственности за убийство И истек 17 июля 2005 года, однако суд не прекратил дело по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР Потерпевший Ю был допущен к участию в деле незаконно, так как дело по ст. ст. 15 и 102 п. п. «в, д, з, н» и 218 ч. 2 УК РФ было прекращено судом. По этому прекращенному делу в суде допрашивался не только потерпевший Ю , но также потерпевший А свидетели Т , М и К , оглашались показания Ф иК чем были нарушены требования ст. 252 ч. 1 УПК РФ. Считает, что судья вышел за пределы полномочий предусмотренных ст. 334 ч. 1 УПК РФ, разъяснив присяжным заседателям последствия прекращения уголовного дела по реабилитирующим и не реабилитирующим основаниям. Судья необоснованно отказал в вызове и допросе свидетелей У Г Л , Ж и Ш эксперта-баллиста, в оглашении показаний свидетеля У ответа на поручение следователя К в полном объеме заключения судебно баллистической экспертизы, об исследовании видеокассеты с записью показаний Лабутина, в которых он отрицал свою причастность к убийству Н а свидетеля С разрешил допросить в отсутствие присяжных заседателей, в повторном проведении экспертизы пистолета, из которого был убит Н лишив его тем самым права на защиту. Судом фактически не были рассмотрены ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколов допроса Лабутина Ю., Л М ,Б , Саблина и протокола очной ставки между Саблиным и Калмыковым. При производстве этих следственных действий участвовали адвокаты, которых Лабутины не приглашали, и им не разъяснялось такое право. К тому же, при наличии противоречивых интересов Лабутина защищал адвокат Тощев, который защищал также Саблина. Кроме того, Лабутин был освобожден из ИВС

со следами побоев. В напутственном слове судья дал разъяснения о возможном сроке наказания за бандитизм, чем склонил присяжных заседателей к вынесению обвинительного вердикта. Первый вопрос вопросного листа был сформулирован также не в его пользу. Считает также, что своим ответом на 15 вопрос присяжные заседатели изменили существо предъявленного ему обвинения, поскольку ему вменялось совершение убийства Н по договоренности с А а не с другим лицом. Не согласен с осуждением по ст. 209 ч. 1 УК РФ и просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Липатенков в защиту интересов Лабутина просит приговор отменить, мотивируя тем, что судья необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство защиты о прекращении уголовного дела по событиям 18 июля 1995 года за истечением сроков давности прекратив дело лишь по ст. ст. 15 и 102 п. п. «в, д, з, н» УК РСФСР. При этом адвокат ссылается на решение Конституционного Суда РФ которое, исключая возможность применения смертной казни, по его мнению, позволяет применить к Лабутину срок давности привлечения к уголовной ответственности. Согласно ст. 48 УК РСФСР этот срок истек 17 июля 2005 года, а если руководствоваться ст. 78 УК РФ - 17 июля 2010 года. Адвокат также считает, что судом было нарушено право Лабутина на защиту, поскольку разбирательство проводилось в том числе и по прекращенному уголовному делу, потерпевшие по которому принимали участие в формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий разъяснял присяжным заседателям нормы закона, не относящиеся к их компетенции, и разрешал вопросы, которые относятся к его компетенции, в их присутствии. Кроме того, судья лишил Лабутина права на обжалование своего решения о частичном прекращении уголовного дела. Адвокат также утверждает, что в судебном заседании государственный обвинитель изменил существо предъявленного Лабутину обвинения, отказавшись поддерживать выводы органов предварительного следствия о том, что мотивом убийства Н явились неприязненные отношения, возникшие между А и Г из-за того, что Г убил брата А Судья согласился на такое изменение, хотя оно ухудшило положение Лабутина, поскольку от нового обвинения Лабутин на предварительном следствии не защищался. Также адвокат указывает что защите необоснованно было отказано в оглашении показаний свидетеля Б протоколов опознания Б М и Г , в признании недопустимыми доказательствами показаний свидетеля Б в вызове и допросе свидетелей Г и Л У Кроме того, отрицательные ответы присяжных заседателей на 12 и 15 вопросы означают, что организация А убийства Н Лабутиным по найму признана ими недоказанной, а указание присяжных на то, что эти действия совершил не А а другое лицо выходит за рамки предъявленного обвинения и нарушает право Лабутина на защиту. По мнению адвоката, при таких обстоятельствах председательствующий должен был постановить оправдательный приговор. Адвокат также не согласен с квалификацией действий Лабутина по ч. 1 ст. 209 УК РФ, считая, что по делу отсутствует такой признак банды, как ее устойчивость, поскольку между убийством И и Н произошел существенный разрыв во времени, а других обвинений Лабутину не предъявлялось;

осужденный Саблин просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, считая, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, не учтены в полной мере его явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления и изобличение других соучастников преступления. Он также считает, что осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ является излишним, поскольку квалифицирующим признаком банды является вооруженность. Указывает на исключение из ст. 102 УК РСФСР признака неоднократности (пункта «н») и на оставление этого признака в приговоре. По ст. 105 ч. 2 УК РФ ему назначено наказание за убийство двух лиц (по п. «а»), однако это обстоятельство материалами дела не подтверждается. Он также считает что оправдание А исключает из обвинения корыстный мотив совершения убийства Н Кроме того, он утверждает о фальсификации следственных действий, даче им показаний против Лабутина под диктовку следователя. Он также утверждает, что состоит на учете в наркологическом диспансере и у него бывает помутнение рассудка, а поэтому первая жалоба была им написана под диктовку сокамерников, заинтересованных в фальсификации его показаний, и в гриппозном состоянии;

адвокат Кошурина в защиту Саблина просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что согласно ст. 48 УК РСФСР сроки давности привлечения Саблина к уголовной ответственности по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР истекли в 2005 году. В суде допрошены потерпевшие Ю А и оглашены показания других потерпевших по делу, которое судом было прекращено за истечением сроков давности (по ст. ст. 15 и 102 п. п. «в, д, з, н» УК РСФСР). По мнению адвоката, тем самым допущено нарушение требований ст. ст. 252 и 335 ч. 7 УПК РФ, поскольку обстоятельства этого преступления в судебном заседании не рассматривались. Адвокат считает, что защите необоснованно было отказано в признании недопустимыми доказательствами протоколов проверки показаний Саблина и дополнительного допроса его в качестве обвиняемого, в ходе которых Саблину не разъяснялись права обвиняемого и возможность использования его показаний в качестве доказательств по уголовному делу. К тому же, видеозапись этих следственных действий воспроизводилась в судебном заседании без предварительного оглашения самих протоколов, что является нарушением требований ст. 276 УПК РФ. Адвокат также не согласен с квалификацией действий Саблина. По его мнению, убийство И и убийство Н совершенные с промежутком в 11 лет, не может квалифицироваться как убийство двух лиц, поскольку отсутствует единство умысла на лишения жизни двух человек. Кроме того, осуждение Саблина по ст. 102 УК РСФСР и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ означает, что он дважды осужден за одно и то же преступление. Не согласен адвокат и с квалификацией действий Саблина по п. «н» ст. 102 УК РСФСР, утверждая, что корыстного мотива в действиях Саблина не имелось. Не доказано также что Саблин совершал действия, направленные на лишение жизни И Неправильно квалифицированы действия Саблина и по ст. 209 ч. 2 УК РФ, поскольку между двумя убийствами прошло 11 лет, в этот промежуток других преступлений осужденными не совершалось, и Саблин не совершал активных действий, а лишь находился в машине и следил за окружающей обстановкой. При назначении наказания Саблину не учтена его малозначительная роль и вердикт присяжных заседателей о снисхождении, не применена ст. 65 УК РФ;

осужденный Калмыков и адвокат Давыдов просят отменить приговор и дело прекратить за истечением сроков давности. Они считают, что при решении вопроса о применении сроков давности в соответствие со ст. 78 ч. 4 УК РФ, суд необоснованно сослался на минирование трупа И , при обнаружении которого сотрудникам правоохранительных органов были причинены телесные повреждения Необоснованной является и ссылка суда на привлечение Калмыкова к уголовной ответственности после совершения этого преступления и на вердикт присяжных заседателей о признании его лицом, не заслуживающим снисхождения. Труп И минировал не он, а Лабутин, деяние, предусмотренное ст. 200 ч. 1 УК РФ, по которой Калмыков был осужден в 1999 году, декриминализовано. По ст. 222 ч. 1 УК РФ он оправдан вердиктом присяжных заседателей. Признание его лицом, не заслуживающим снисхождения, не имеет правового значения при решении вопроса о сроках давности. Суд также не учел плохое состояние здоровья Калмыкова, в силу которого он перестал быть общественно-опасным лицом, так как является инвалидом 2 группы, не учел суд и ведение потерпевшим И антисоциального образа жизни;

адвокат Левин в защиту интересов Калмыкова просит приговор отменить и дело прекратить или изменить приговор, назначив условное наказание, ссылаясь на наличие по делу обстоятельств, позволявших суду применить срок давности, к которым он относит плохое состояние здоровья Калмыкова, а также мнение потерпевшего Ю просившего не лишать Калмыкова свободы. Кроме того, Калмыков 8 месяцев находился под стражей, и отягчающих наказание обстоятельств не установлено приговором;

адвокат Савчук в защиту интересов Погори просит приговор отменить, мотивируя тем, что в ответе присяжных заседателей на 21 вопрос не содержится указания на причинение смерти Н Погорим Ссылаясь на показания Погори о происшедшей у него осечке и исследованную судом предсмертную записку Л сына осужденного Лабутина, о том, что Н застрелил он, адвокат считает, что участие Погоря в убийстве Н не доказано. Также адвокат считает необоснованным решение судьи об отказе в допуске к участию в деле в качестве защитника Погори бывшего представителя уполномоченного по правам человека Массагетова. Неучастие Массагетова в деле лишило возможности Погори защищаться от предъявленного обвинения и фактически Погоря не принимал участия в судебном разбирательстве, так как не мог давать показания в отсутствии Массагетова;

осужденный Погоря, ссылаясь на ст. ст. 50 ч. 1 и 49 ч. 2 УПК РФ утверждает, что судья необоснованно отказал в допуске в качестве его защитника явившегося в судебное заседание Массагетова, что не позволило ему выразить свое отношение к предъявленному обвинению и определиться с действиями по своей защите. Судья также лишил его перед присяжными заседателями последнего слова. Кроме того, судья необоснованно отказал в допросе свидетелей Л и Г которые могли бы подтвердить, что убийство Н совершил не он необоснованно отказал в допросе эксперта-баллиста, не разрешил представить присяжным заседателям показания свидетеля Саблиной по поводу происхождения пуль, указанных в деле как вещественные доказательства совершения убийства Н , допустил к участию в деле потерпевших Ю и других по уголовному делу, которое было им прекращено за истечением сроков давности, необоснованно отказал в обозрении присяжными заседателями пневматического пистолета привезенного в суд свидетелем П допустил к оглашению в присутствии присяжных заседателей приговоры в отношении него от 2005 и 2007 годов, не довел до присяжных заседателей, что Саблин состоит на учете в психонаркологическом диспансере. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом присяжных заседателей о виновности Лабутина, Саблина, Калмыкова и Погори в совершении преступлений.

Доводы кассационных жалоб о том, что судья необоснованно отказал защите в прекращении уголовного дела в отношении Лабутина Саблина и Калмыкова по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР за истечением сроков давности, являются несостоятельными.

Согласно ст. 78 УК РФ, вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

Аналогичным образом этот вопрос решался в соответствие со ст. 48 УК РСФСР.

Поскольку санкция статьи ст. 102 УК РСФСР, по которой осуждены Лабутин, Саблин и Калмыков предусматривает наказание в виде смертной казни, суд вправе был не применять к ним сроки давности за убийство И , совершенное ими 18 июля 1995 года.

При этом ссылку осужденных и адвокатов на решение Конституционного Суда РФ, запрещающее в настоящее время применять смертную казнь в Российской Федерации, нельзя признать обоснованной, поскольку смертная казнь как вид наказания из Уголовного кодекса не исключена.

Что касается самого решения суда о неприменении к Лабутину Саблину и Калмыкову сроков давности, то оно является мотивированным. Как указано в приговоре, суд учитывал тяжесть совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о личности Лабутина и Саблина, которые после совершения убийства И совершили еще ряд особо тяжких преступлений, а Калмыков привлекался к уголовной ответственности, и вердикт присяжных заседателей о том, что Лабутин и Калмыков не заслуживают снисхождения.

С доводами кассационных жалоб осужденного Калмыкова и адвоката Давыдова о том, что суд необоснованно сослался на минирование трупа И произведенное Лабутиным, в результате которого сотрудником оперативно-следственной части были причинены телесные повреждения, согласиться нельзя.

Как установил суд, не только убийство, но и сокрытие трупа И было совершено бандой, то есть организованной группой, в которую входил Калмыков, а поэтому его умыслом охватывались действия других участников совершения преступления, и в данном случае, действия Лабутина.

Указанные обстоятельства, как правильно расценил суд свидетельствуют о повышенной общественной опасности совершенного Калмыковым преступления и его личности.

В связи с этим, ссылки в кассационных жалобах осужденного Калмыкова, адвокатов Давыдова и Левина на декриминализацию ст. 200 УК РФ, по которой Калмыков был осужден в 1999 году, оправдание по ст. 221 ч. 1 УК РФ, отсутствие правового значения вердикта о снисхождении и плохое состояние его здоровья не могут служить основанием для отмены приговора и прекращения уголовного дела.

Доводы кассационных жалоб о том, что дело рассмотрено судом с нарушением норм уголовно-процессуального закона, также являются необоснованными.

Так, ходатайство Погори о допуске к участию в деле в качестве его защитника Массагетова было рассмотрено председательствующим и обоснованно оставлено без удовлетворения.

Ссылки Погори и адвоката Савчука в жалобах на ст. 49 ч. 2 УПК РФ, согласно которой судом наряду с адвокатом в качестве защитника может быть допущено иное лицо по ходатайству обвиняемого, являются необоснованными.

По смыслу указанного закона, суд не вправе произвольно отказать в допуске иного лица к участию в деле в качестве защитника решение по этому вопросу принимается судом с учетом всех обстоятельств дела, и оно должно быть мотивированным.

Как следует из протокола судебного заседания, решение судьи об отказе в допуске Массагетова должным образом мотивировано и принято с учетом того, что Погоря обеспечен квалифицированной помощью путем участия в деле адвоката Савчука по соглашению, в то время как с Массагетовым Погоря не знаком и, как он сам заявил в суде не знает, что Массагетов будет для него делать в процессе (т. 19 л. д. 169170).

Кроме того, утверждения Погори о том, что отказ в допуске Массагетова к участию в деле лишил его возможности выработать позицию защиты и выразить свое отношение к предъявленному обвинению, являются надуманными, поскольку он, как указано выше, в судебном заседании пользовался помощью адвоката Савчука по соглашению.

Также необоснованными являются утверждения Погори о том что председательствующий лишил его последнего слова перед присяжными заседателями.

Из протокола судебного заседания видно, что Погоря выступал с последним словом, в котором заявил, что он не виновен, так как к убийству Н никакого отношения не имеет (т. 21 л. д. 113).

Препятствий для дачи им показаний в судебном заседании вопреки утверждениям адвоката Савчука в жалобе, имелось. В связи с отказом Погори давать показания, в суде в полном соответствие со ст ст. 276 ч. 1 п. 3 УПК РФ были оглашены показания, которые он давал на предварительном следствии, и против их оглашения сам Погоря не возражал (45-46).

Вопреки утверждениям осужденного Лабутина и адвоката Липатенкова, председательствующий, как следует из протокола судебного заседания, не давал присяжным заседателям разъяснений о последствиях прекращения уголовного дела по ст. ст. 228 ч. 1 и 15, 102 п. п. «в, д, з, н» УК РСФСР по не реабилитирующим основаниям. Не разрешал он в присутствии присяжных заседателей и вопросы, которые в их компетенцию не входили, а замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке и отклонены как необоснованные (т. 22 л. д. 66).

Ходатайство стороны защиты об освобождении от участия в деле Ю , признанного органами предварительного следствия потерпевшим, обоснованно было оставлено без удовлетворения поскольку уголовное дело по ст. 77 УК РСФСР, а Ю фактически являлся потерпевшим от действий членов банды, судом не прекращалось.

К тому же, участие Ю в отборе присяжных заседателей не могло повлиять на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей. Как следует из протокола судебного заседания, при отборе присяжных заседателей Ю вопросов кандидатам не задавал, соглашался с мнением сторон об освобождении кандидатов от участия в деле, мотивированных и немотивированных отводов не заявлял, а также не заявлял о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей.

Не высказывали своего мнения о необъективности и беспристрастности сформированной коллегии присяжных заседателей с участием Ю и сами осужденные, а также их защитники.

Также вопреки доводам кассационных жалоб в судебном заседании велось разбирательство не по прекращенному уголовному делу, а исследовались обстоятельства, связанные с вооруженностью банды, в которую, как признал суд, входили осужденные.

В связи с этим, необоснованными являются утверждения осужденных и адвокатов в кассационных жалобах о незаконности допросов Ю А Т М К и оглашения показаний Ф иК

Несостоятельными являются и утверждения осужденных и адвокатов в жалобах о неполноте судебного следствия.

Как видно из постановления по итогам предварительного слушания, в удовлетворении ходатайства защиты о признании показаний Л Лабутина Ю., М Б , Саблина и протокола очной ставки между Саблиным и Калмыковым недопустимыми доказательствами было отказано (т. 19 л. д. 107).

В ходе основного судебного разбирательства сторона защиты повторно не заявляла ходатайства о признании недопустимыми доказательствами показаний свидетеля Б , которые он давал на предварительном следствии, и против их оглашения не возражала (т. 20 л. д. 172).

Также не было возражений со стороны защиты против оглашения показаний Л дело в отношении которого прекращено в связи со смертью (т. 20 л. д. 139).

Показания Лабутина Ю., которые он давал на предварительном следствии, оглашались в судебном заседании по ходатайству его защитника - адвоката Липатенкова, против чего сам Лабутин не возражал, а свое ходатайство о признании их недопустимыми доказательствами адвокат Липатенков снял (т. 21 л. д. 33-35, 41).

Кроме того, из материалов дела следует, что допросы Лабутина Ю., протоколы которых оглашались в судебном заседании, с его согласия проводились с участием адвоката Волкова (т. 7 л. д. 14 и 18), а в протоколах допросов Л указано, что его интересы защищали адвокаты Попова и Пиковский, от услуг которых он не отказывался (т. 7 л. д. 14, П и т . 12 л. д. 112,117).

Показания Саблина, которые он давал на предварительном следствии с участием защитника, обоснованно были признаны допустимыми доказательствами, поскольку о применении к нему незаконных методов ведения следствия Саблин при производстве допросов и в ходе всего предварительного следствия не заявлял (т. 21 л д. 15-16).

Также обоснованно было отклонено ходатайство адвоката Кошуриной о признании недопустимыми доказательствами протокола проверки показаний Саблина на месте совершения преступления и протокола его дополнительного допроса в качестве обвиняемого (т. 21 л Д. 38).

Как следует из материалов дела, на что обоснованно сослался судья, в названных протоколах содержится указание о разъяснении Саблину процессуальных прав, что подтверждено его подписью подписью защитника и понятых, принимавших участие в проверке показаний Саблина на месте совершения преступления (т. 10 л. д. 72 и 110). Также вопреки утверждениям адвоката в жалобе, видеозапись этих следственных действий воспроизводилась в судебном заседании, как того и требует ч. 1 ст. 276 УПК РФ, только после оглашения протоколов следственных действий (т. 21 л. д. 18-19).

Что касается свидетеля М , то сторона защиты просила признать недопустимым доказательством только протокол проверки его показаний на месте совершения преступления (т. 20 л. д. 191 и 202).

Однако в удовлетворении данного ходатайство обоснованно было отказано, поскольку участие одних и тех же понятых в нескольких процессуальных действиях при отсутствии их заинтересованности в исходе дела правильно не было расценено как нарушение уголовно процессуального закона (т. 20 л. д. 207).

Таким образом, все ходатайства стороны защиты, связанные с вопросами о допустимости доказательств, были рассмотрены председательствующим и правильно разрешены.

Также обоснованно было отказано стороне защиты в вызове в суд и допросе свидетелей У Г Л , Ж и Ш в оглашении показаний свидетеля У протоколов опознания Б М иГ и показаний Б по этим опознаниям, поскольку показания этих лиц и протоколы, как правильно указал судья, не относились к фактическим обстоятельствам дела (т. 20 л. д. 175, 178, 192, 207, т. 21 л. д. 46).

Как следует из материалов дела, свидетели У Г и Л на предварительном следствии давали показания только об обстоятельствах смерти Л уголовное дело в отношении которого прекращено, и о взаимоотношениях Л и Лабутина Ю. (т. 12 л. д. 164, 174, 169, 177). Что касается показаний об смс, в котором Л сообщал о совершении убийства Н им а не Лабутиным Ю., то это смс - сообщение исследовалось в судебном заседании (т. 20 л. д. 140). Свидетели Ш ,Ж иУ давали показания только по характеристике Лабутина Ю. (т. 2 л. д. 174, 176, т. 6 л. д. 128-129). Свидетель У характеризовала И иЗ (т. 3 л. д. 156-158).

По каким другим обстоятельствам могли быть допрошены указанные свидетели, сторона защиты в суде не указала, заявляя лишь том, что эти свидетели должны быть допрошены, чтобы доказать невиновность Лабутина.

Протоколы опознания Б М и Г не относились к фактическим обстоятельствам дела, так как на предварительном следствии Б , хотя и опознавал их по фотографии, однако окончательно опознал Погорю.

Не вызывались необходимостью оглашение заключения судебно баллистической экспертизы в части примененных им методик и допрос в судебном заседании эксперта баллиста, поскольку вопрос о недопустимости заключения эксперта сторона защиты не ставила, а само заключение было ясным и понятным (т. 21 л. д. 38 и 52).

Видеозапись показаний Лабутина в суде не воспроизводилась в связи с повреждением видеокассеты, что не опровергала и защита однако по ее ходатайству оглашался протокол допроса Лабутина, в ходе которого эта запись производилась (т. 41-42).

Правильно было отказано в обозрении травматического пистолета, привезенного в суд свидетелем П так как его относимость к фактическим обстоятельствам по делу не установлена (т. 21 л. д. 69).

Ходатайство о проведении повторной экспертизы по пистолету из которого был убит Н , сторона защиты в судебном заседании не заявляла.

Ответ на поручение следователя К , который просил огласить в судебном заседании Лабутин, касался его отношения к наркотикам, а поэтому не мог исследоваться с участием присяжных заседателей как сведения, характеризующие его личность и не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела (т. 2 л. 172, т. 21 л. д. 207).

Допрос Саблиной правильно проводился в отсутствии присяжных заседателей, поскольку она была допрошена по ходатайству адвоката Кошуриной только по процессуальному вопросу. Ходатайств о допросе этого свидетеля в присутствии присяжных заседателей сторона защиты не заявляла (т. 21 л. д. 10-15).

Приговор в отношении Погори оглашался только в части возложенных на него судом обязанностей в связи с допросом в судебном заседании свидетеля Погоря Б. и необходимостью исследования фактических обстоятельств, о которых пояснял этот свидетель. Вместе с тем, присяжным заседателям было разъяснено, что при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание сам факт предыдущего осуждения Погори (т. 21 л. д. 73).

Поэтому нарушений требований ст. 335 ч. 8 УПК РФ запрещающий в судебном заседании исследовать факты предыдущей судимости подсудимого, в данном случае не допущено.

Возражений на напутственное слово председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности Лабутин и его адвокат не заявляли, а разъяснение председательствующего о возможном сроке наказания в случае признания Лабутина виновным в совершении преступления не противоречит требованиям ст. 340 УПК РФ (т. 21 л. д. 124).

Замечаний и предложений по формулировке первого вопроса вопросного листа Лабутин и его защитник не заявляли, в связи с чем утверждение Лабутина в жалобе о том, что он сформулирован не в его пользу, являются надуманными.

Необоснованными являются доводы кассационной жалобы адвоката Липатенкова о том, что суд ухудшил положение Лабутина удовлетворив ходатайство государственного обвинителя об изменении обвинения в виде исключения из него тезиса о родственных отношениях между Г и А поскольку это обстоятельство касалось мотива совершения преступления А который был оправдан.

Исключение из вопросного листа указания на А как на соучастника преступления осуществлено присяжными заседателями в рамках их полномочий, предусмотренных ст. 343 УПК РФ.

Что касается указания присяжных заседателей в вердикте о совершении действий, которые вменялись А другим лицом, то оно не нарушает право Лабутина, Саблина и Погори на защиту, так как им было предъявлено обвинение в совершении убийства Н по найму и сопряженного с бандитизмом и в этой части обвинение не изменялось.

Вердикт присяжных заседателей является ясным и непротиворечи вым.

Действия Лабутина по ст. 209 ч. 1 УК РФ, как создание банды и руководство бандой, а действия Саблина и Погори по ст. 209 ч. 2 УК РФ как участие в банде, квалифицированы в приговоре в соответствие с вердиктом присяжных заседателей, которые своими ответами на вопросы № 36, 37, 40 и 43 признали доказанным, что убийства И и Н были совершены вооруженной группой, созданной в целях нападения на граждан, а об устойчивости этой группы, несмотря на временной разрыв в 11 лет, свидетельствует участие в обоих преступлениях Лабутина и Саблина.

Действия Лабутина, Саблина и Калмыкова правильно квалифицированы по ст. 102 п. п. «а, н» УК РФ, как умышленное убийство из корыстных побуждений группой лиц по предварительному сговору, поскольку убийство И было совершено ими в составе банды.

Правильно квалифицированы действия Лабутина, Саблина и Погори по ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, как умышленное убийство по найму, сопряженное с бандитизмом, поскольку убийство Н также было совершено в составе банды.

Вместе с тем, квалификация действий Лабутина и Саблина по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как умышленное убийство двух лиц, является излишней, поскольку убийство И получило в приговоре самостоятельную правовую оценку с назначением за это преступление отдельного наказания.

По ст. 222 ч. 1 УК РФ действия Лабутина, Погори и Саблина квалифицированы правильно.

Наказание Саблину, Погоре и Калмыкову назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, в отношении Калмыкова с учетом состояния его здоровья применена ст. 64 УК РФ. При этом исключение из осуждения Саблина п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ не является основанием для смягчения назначенного ему наказания, так как фактически объем обвинения, признанный судом доказанным, не изменился.

Что касается наказания, назначенного Лабутину, то оно также является справедливым, однако наказание по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР подлежит смягчению с учетом доводов кассационного представления.

Как правильно указано в кассационном представлении, при назначении наказания Лабутину суд в приговоре сослался на наличие по делу смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 61 п. «и» УК РФ и отсутствие отягчающих обстоятельств, и указал на применение в отношении Лабутина правил ст. 62 УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Хотя санкция статьи 102 УК РСФСР предусматривала наказание в виде смертной казни, однако в отношении Лабутина она не могла быть назначена в силу ч. 4 ст. 78 УК РФ в связи с тем, что срок давности истек, но суд не счел возможным освободить Лабутина от уголовной ответственности за совершенное убийство И Поэтому положения ч. 3 ст. 62 УК РФ к нему не применимы.

При таких обстоятельствах суд мог назначить Лабутину по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР не более 10 лет лишения свободы, то есть 2/3 от максимальных 15 лет лишения свободы. Суд же назначил ему по этому закону 11 лет лишения свободы.

Несмотря на смягчение наказания по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР, окончательное наказание смягчению не подлежит, поскольку оно соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных Лабутиным преступлений, данным о его личности и всем обстоятельствам дела.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА.

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 декабря 2010 года в отношении ЛАБУТИНА Ю А и САБЛИНА В В изменить:

исключить осуждение каждого из них по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

смягчить наказание, назначенное Лабутину Ю А по ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР, с 11 до 10 лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ст. 102 п. п. «а, н» УК РСФСР, ст. ст. 209 ч. 1, 105 ч. 2 п. «з» и 222 ч. 1 УК РФ, окончательно к отбытию назначить Лабутину Ю А - 20 лет лишения свободы.

В остальном приговор в отношении Лабутина Ю А Саблина В В и этот же приговор в отношении КАЛМЫКОВА Д М и ПОГОРИ В Б оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:.

А.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 221 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта