Информация

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ15-3СП от 12.03.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 32-АПУ15-ЗСП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 12 марта 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.

судей Хомицкой Т.П. и Таратуты И.В.

при секретаре Барченковой М.Н рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Лысенко М.А., Ахильгова К С , адвокатов Паршуткина ВВ., Зайцева СМ Скитевой О.П., апелляционное представление государственных обвинителей Лохова Э.А. и Фроловой О.В. на приговор Саратовского областного суда постановленный с участием коллегии присяжных заседателей от 13 октября 2014 года, согласно которому

Лысенко М А несудим,

осужден по п. «в, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162 -ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к

1

7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 3 774 301 рубль.

На основании ч. 3 ст. 47 УК РФ лишен права занимать должности на государственной службе в органах местного самоуправления, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно хозяйственных функций, сроком на 3 года.

Срок наказания исчислен с 13 октября 2014 года с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено об оправдании Лысенко по ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 222 (эпизод обвинения по хранившемуся в схроне оружию) УК РФ за отсутствием события преступления; по п. «ж,з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 3 ст. 126, ч. 4 ст. 296 УК РФ - за непричастностью к совершению преступлений, с признанием права на реабилитацию.

Алибеков Р А,

несудим осужден по п. «а,в,з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 13 октября 2014 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено об оправдании Алибекова по ч. 2 ст. 209, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ за отсутствием событий преступлений; по ч. 2 ст. 213 УК РФ - за отсутствием состава преступлений, с признанием права на реабилитацию.

Ахильгов К С ,,

несудим осужден по ч. 4,5 ст. 33, п. «а,в,з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 13 октября 2014 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено об оправдании Ахильгова по ч. 2 ст. 209, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ за отсутствием событий преступлений; по ч. 2 ст. 213 УК РФ - за отсутствием состава преступления; по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ - за

2

непричастностью к совершению преступления, с признанием права на реабилитацию.

Байрамбеков Ш Р ранее судимый: 18 августа 2006 года по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожденного по отбытии наказания 11 августа 2009 года оправдан по ч. 2 ст. 209 УК РФ за отсутствием события преступления; по ч. 2 ст. 213 УК РФ - за отсутствием состава преступления, с признанием права на реабилитацию.

Мера пресечения в виде содержания под стражей отменена, из-под стражи освобожден.

Горшенин С Н,

несудим осужден по п. «а,в,з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 13 октября 2014 года.

Постановлено об оправдании Горшенина по ч. 2 ст. 209, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ за отсутствием событий преступлений, с признанием права на реабилитацию.

Беликов И Е ,

ранее судимого: 30 сентября 2008 года по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 5 000 рублей (наказание в виде лишения свободы отбыто 23 октября 2013 года осужден по ч. 4,5 ст. 33, п. «а,в,з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 5 000 рублей в доход государства.

3

Срок наказания исчислен с 13 октября 2014 года, с зачетом времени содержания под стражей. Также в срок наказания зачтено отбытое наказание по приговору от 30 сентября 2008 года.

Постановлено об оправдании Беликова по ч. 2 ст. 209, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ за отсутствием событий преступлений, с признанием права на реабилитацию.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ постановлено о конфискации денег в сумме рублей, полученных Лысенко в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, в виду отсутствия которых взыскано с Лысенко рублей в доход государства. Обращено в счет исполнения приговора взыскание на признанные вещественными доказательствами, валютные денежные средства - Евро, долларов США, монеты из металла желтого цвета иностранного и отечественного производства в количестве 39 штук слитки золота 999, 9 пробы в количестве 42 штук, общим весом 375 грамм.

Также обращено в счет исполнения приговора взыскание на изъятые по месту проживания Лысенко, признанные вещественными доказательствами валютные денежные средства в сумме Евро и долларов США сохранен арест на имущество осужденного Лысенко - плавдачу, автомашину незавершенное строительством здание жилого дома и денежные средства на счетах в банке.

Постановлено о взыскании с Байрамбекова в пользу В компенсации морального вреда в сумме рублей (с учетом прекращения за истечением сроков давности уголовного преследования по ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 111 УК РФ по постановлению суда от 13 октября 2014 года).

Постановлено о взыскании процессуальных издержек в доход государства с осужденных Ахильгова, Беликова, Байрамбекова, Горшенина, Алибекова.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

По делу также осуждены Новокрещенов П О . и Гутиев О.Э., приговор в отношении которых не обжалован.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Алибеков и Горшенин признаны виновными и осуждены по приговору за похищение П Ахильгов и Беликов - за подстрекательство и пособничество в его похищении, совершенное группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для здоровья, и с угрозой применения такого насилия, из корыстных побуждений, совершенное 14 мая 2003 года в г.

4

Также Байрамбеков признан виновным в причинении 21 марта 2004 года средней тяжести вреда здоровью потерпевшему В

Байрамбеков признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшему Ф а Алибеков и Ахильгов - в пособничестве данному преступлению, совершенному 12 мая 2004 года.

В соответствии с вердиктом признан виновным и осужден Лысенко который будучи в должности главы,

а с 17 марта 2007 года - в должности главы получил взятку в крупном размере в виде выгод имущественного характера, сопряженную с ее вымогательством. Преступление совершено в период с 2001 года с перечислением денежных средств в размере рублей 28 августа 2007 года.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденных Лысенко М.А., Ахильгова К.С. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Паршуткина В.В., Зайцева СМ., Урсола А.Л., Баранова А.А Шаповаловой Н.Ю., Артеменко Л.Н., Кротовой СВ. в защиту осужденных поддержавших доводы жалоб и возражавших на доводы апелляционного представления, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры РФ Федченко Ю.А., поддержавшей доводы представления и полагавшей приговор в части отменить с постановлением нового приговора в отношении Ахильгова, Алибекова, Горшенина, Беликова Байрамбекова, с назначением им более строгого наказания, Судебная коллегия

установила в апелляционном представлении и дополнениях к нему государственные обвинители Лохов Э.А. и Фролова О.В. выражают несогласие с приговором ввиду неправильного применения уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания. Указывают, что признание недоказанным присяжными заседателями участие осужденных в банде, не влечет исключение квалифицирующего признака в составе организованной группы. С учетом признания доказанности договоренности и согласованности действий осужденных в группе, действия Ахильгова Алибекова, Беликова, Горшенина должны быть квалифицированы по п. «а ч. 3 ст. 126, п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, то есть в составе организованной группы. Также выражают несогласие с юридической оценкой действий Байрамбекова, Алибекова и Ахильгова по эпизоду в отношении Ф что, по мнению авторов представления, должно быть квалифицировано по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ. В связи с изложенным ставят вопрос и о мягкости назначенного наказания. Просят отменить приговор и постановить

5

новый приговор в отношении Ахильгова, Алибекова, Горшенина, Беликова Байрамбекова.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Лысенко М.А., адвокаты Паршуткин ВВ., Зайцев СМ., Скитева О.П. в защиту его интересов просят отменить приговор ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, допущенных судом при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, с постановлением оправдательного приговора Адвокаты выражают несогласие с квалификацией действий Лысенко по ч. 4 ст. 290 УК РФ, поскольку вывод суда о получении взятки не основан на доказательствах и не соответствует вердикту коллегии. Оспаривают и действия, связанные с вымогательством. Должностное положение Лысенко не было установлено вердиктом коллегии присяжных. В постановке альтернативного вопроса о совершении инкриминируемых действий осужденному, как частное лицо, было отказано. Получение денег в размере рублей инкриминировалось Лысенко в процессе легализации доходов, полученных преступных путем, что было квалифицировано органами следствия по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, а следовательно, указанная сумма не подлежала конфискации по ч. 4 ст. 290 УК РФ, тем самым суд вышел за пределы предъявленного обвинения Ухудшение положения Лысенко выразилось и в обращении указанной суммы в доход государства. Не принято судом во внимание и то обстоятельство, что Лысенко после декларирования указанного дохода, с названной суммы был уплачен налог в размере рублей в доход государства. Суд не постановил об оправдании по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ исключив данный эпизод, как излишне вмененный. При назначении наказания суд формально продекларировал смягчающие обстоятельства и назначил чрезмерно суровое наказание. В случае несогласия с постановлением оправдательного приговора, адвокат Зайцев СМ. просит о снижении наказания до фактически отбытого, а также об отмене конфискации имущества.

Адвокат Скитева О.П. дополнительно указывает, что действия Лысенко по периоду с 2001-2002 по 17 марта 2006 года подлежат квалификации, как приготовление к получению взятки, от доведения своего умысла до конца Лысенко добровольно отказался, вследствии чего он не подлежит уголовной ответственности. В период с 17 марта 2006 года у Лысенко остались только представительские функции.

Адвокат Паршуткин В.В., не поддержавший доводы данной жалобы в судебном заседании суда апелляционной инстанции, цитируя в ней выдержки выступлений и заявлений адвоката Зайцева, осужденных Лысенко, Беликова, Байрамбекова дополнительно указывает, что председательствующим не было принято всех необходимых мер, когда до

6

сведения присяжных доводилась негативная информация о работе органов следствия, о судимости Н , сведения о вичзаболевании Байрамбекова. Считает, что были созданы условия для оскорбительных выпадов со стороны свидетеля Сочан в адрес защитника Зайцева в присутствии присяжных заседателей. Вердикт находит противоречивым при ответах на вопросы о доказанности Лысенко в убийстве Б причинении вреда здоровью В В части обвинения в получении Лысенко взятки поставлены неясные вопросы, в связи с чем усматривает противоречие при голосовании при ответах на вопросы № 89 и 90 о доказанности события и доказанности участия Лысенко в получении взятки Признаки, образующие состав преступления ст. 290 УК РФ, отражены в вопросном листе не в соответствии с обвинением. Адвокат полагает, что дело рассматривалось незаконным составом суда, поскольку судья Де после роспуска предыдущей коллегии присяжных не вправе был принимать участие в новом рассмотрении дела. Цитируя вопросы председательствующего и показания участников процесса, в том числе, показания Н иЧ по эпизоду убийства Б указывает о проявленной необъективности со стороны председательствующего, о незаконном воздействии со стороны государственных обвинителей. Свидетель Н не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Адвокат Паршуткин ВВ. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В дополнениях к своей апелляционной жалобе, также не поддержанной в апелляционной инстанции, адвокат Паршуткин В.В полагает, что коллегия присяжных заседателей была образована незаконно ввиду отсутствия проведения отбора присяжных, путем случайной выборки. Детализируя обстоятельства отбора кандидатов в присяжные заседатели, заявления самих кандидатов о самоотводе, обстоятельства публикации в прессе сведений о дате рождения, домашних адресов кандидатов, время получения ими приглашения в суд, решения председательствующего в связи с этим; ссылаясь на неверное указание в списке рода занятий ряда кандидатов, также заявляет о незаконности состава коллегии. Выслушав заявление присяжного заседателя под № 2 (И об оказании на него воздействия, председательствующий не выяснил мнение сторон о законности его дальнейшего участия Защитник полагает, что указанного присяжного заседателя необходимо было вывести из состава коллегии.

В то же время, автор жалобы полагает, что действия Лысенко необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 285 УК РФ и просит назначить ему наказание, ограничившись отбытым.

7

Кроме того, адвокатом Паршуткиным В.В. оспариваются постановления суда, вынесенные в ходе судебного рассмотрения дела судом первой инстанции, в которых защитник выражает несогласие с оставлением без удовлетворения его заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава; об оставлении без удовлетворения заявления об отводе председательствующего судьи выражает несогласие с проведением повторных выборов старшины присяжных заседателей, с назначением судебного заседания и обеспечением явки не менее 40 кандидатов в присяжные заседатели; ставит вопрос о незаконности роспуска предыдущей коллегии присяжных.

В апелляционной жалобе осужденный Ахильгов К.С. выражает несогласие с квалификацией его действий по ст. 126 УК РФ. Считает, что поскольку потерпевший П был отпущен не выполнив ни одного предъявленного ему требования, то имело место добровольное освобождение последнего. В связи с изложенным просит приговор изменить, освободив его от уголовной ответственности.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Лохов Э.А. и в возражениях на апелляционное представление государственных обвинителей, апелляционную жалобу адвоката Паршуткина ВВ., осужденный Беликов И.Б. - просят их отклонить.

В возражениях на апелляционное представление государственных обвинителей, адвокат Сенюков В.М. в защиту интересов осужденного Ахильгова просит их также отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления, жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Лысенко, Алибекова, Ахильгова Байрамбекова, Горшенина, Беликова в совершении преступлений основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно процессуального закона в процессе расследования и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2 - 4 ст. 389.15 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Следует отметить, что все доводы стороны защиты, касающиеся предыдущего рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей под председательством судьи Д не могут быть

8

признаны состоятельными, ввиду принятого 17 февраля 2014 года решения о роспуске коллегии присяжных заседателей на основании ч. 21 ст. 328 УПК РФ (ввиду некомплектности коллегии присяжных заседателей), и признании судебного заседания недействительным (т. 93 л.д. 250). В связи с этим доводы жалобы адвоката Паршуткина ВВ. на постановления председательствующего судьи об отказе в удовлетворении заявленных отводов председательствующему, о незаконности проведения повторных выборов старшины присяжных, вынесенные в процессе судебного разбирательства до указанной даты, не могут быть приняты во внимание поскольку эти решения не связаны с постановленным вердиктом коллегии присяжных от 17 сентября 2014 года.

Оснований же ставить под сомнение действия председательствующего по роспуску коллегии присяжных заседателей, ввиду ее некомплектности не имеется.

Не основаны на законе и доводы жалоб о невозможности участия судьи Д в качестве председательствующего в составе вновь сформированной коллегии, поскольку какого-либо итогового судебного решения в ходе предыдущего судебного разбирательства принято не было Нарушений положений, предусмотренных ст. 63 УПК РФ не допущено Обстоятельств, указанных в ст. 61 УПК РФ, исключающих участие судьи Д в производстве по уголовному делу, не имелось.

Формирование новой коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями ст. 326 - 328 УПК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Паршуткина В.В. о нарушении положений ст. 326 УПК РФ при составлении предварительного списка присяжных заседателей.

В протоколе отбора присяжных заседателей от 17 марта 2014 года (т. 99 л.д. 33- 76) описан конкретный порядок произведенного отбора кандидатов, не противоречащий названной норме закона, и указаны особенности нумерации кандидатов в различных списках. Следует учитывать, что на начало формирования коллегии присяжных заседателей представлены списки явившихся лиц - 39 человек.

Доводы адвоката о включении без проведения выборки в протокол отбора присяжных заседателей кандидатов Ш Б С , В не нашли подтверждения по материалам дела Указанные лица были включены в протокол путем случайной компьютерной выборки и полноправно принимали участие в отборе при формировании коллегии присяжных заседателей. Публикация персональных

9

данных кандидатов в присяжные заседатели в средствах массовой информации не является безусловным основанием для отвода присяжного заседателя. С учетом пояснений присяжного заседателя под №2 ()

о его возможности быть объективным и беспристрастным в ходе разбирательства дела, суд обоснованно счел об отсутствии оснований для его отвода.

При формировании коллегии присяжных заседателей, всем участникам процесса, в том числе и стороне защиты, была предоставлена возможность высказать свои замечания по процессу формирования, которые были разрешены председательствующим в установленном порядке. Сторонам в равной мере было предоставлено право задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы с целью установления их объективности и беспристрастности, возможности участия в настоящем деле, а также право заявления отводов. Указанных в ст. 61 УПК РФ обстоятельств исключающих участие судьи в производстве по уголовному делу, не установлено.

Из протокола состоявшегося судебного заседания следует, что судебное разбирательство проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Все доказательства представленные присяжным заседателям, получены в соответствии с требованиями закона и обоснованно признаны судом допустимыми. Доводы в жалобах о нарушении председательствующим уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе, о нарушении принципа состязательности сторон, об обвинительном уклоне, о нарушении принципа объективности и беспристрастности допущенном председательствующим, не нашли подтверждения в материалах дела.

В необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Права стороны обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной мере Заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке. Как следует из протокола судебного заседания, если сторонами и допускались отступления от правил, то председательствующий реагировал на это, разъясняя присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание высказывания сторон, которые сами по себе доказательствами не являются.

Допрошенные в судебном заседании с участием присяжных заседателей потерпевшие, свидетели, исследованные протоколы следственных действий, касались фактических обстоятельств дела,

10

доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, изложенными в ст. 334 УПК РФ.

На основании исследованных документов следственных и процессуальных действий суд обоснованно установил, что доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона приведенные в ходатайствах защиты доводы не свидетельствуют о нарушениях норм УПК РФ при их получении.

Доводы стороны защиты о недопустимости, как доказательства показаний Н в судебном заседании, ввиду не предупреждения его об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, не могут быть признаны обоснованными, поскольку юридический статус Н осужденный по делу, при этом, по обстоятельствам преступлений соучастником которых, является сам.

В соответствии с пунктами 2 - 4 ст. 389.15, 389.27 УПК РФ предусматривающих основания отмены или изменения судебных решений вынесенных с участием присяжных заседателей, приговор, постановленный судом в указанном составе, не может быть отменен по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах, доводы жалоб стороны защиты об отсутствии доказательств в получении Лысенко взятки, доводы о невиновности, непричастности к совершению преступлений, и иные доводы о несогласии с установленными вердиктом присяжных заседателей фактическими обстоятельствами уголовного дела, не могут быть приняты во внимание, поскольку виновность осужденного установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

Таким образом, все представленные сторонами доказательства заявленные сторонами ходатайства, разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями не допущено. Изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях. С учетом обсуждения всех замечаний и предложений по содержанию и формулировке вопросов, с учетом положений, предусмотренных ч. 2 ст. 338 УПК РФ, председательствующим были окончательно

11

сформулированы вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями.

Вердикт присяжных заседателей не содержит противоречий и неясностей в том числе, и при ответах на вопросы по эпизодам убийства Б и причинения вреда здоровью В . При этом, коллегия присяжных заседателей признала недоказанным участие Лысенко в совершении указанных преступлений, в связи с чем в этой части в отношении Лысенко постановлен оправдательный приговор, и его оспаривание стороной защиты Лысенко по основанию противоречивости вердикта не может быть признано состоятельным.

Доводы стороны защиты осужденного Лысенко об отклонении вопроса о совершении им деяния, как «частным лицом», не могут быть приняты во внимание, поскольку предполагаемый ответ на данный вопрос не связан с предъявленным обвинением и предлагался стороной защиты лишь под условием исключения другого вопроса о менее тяжком преступлении (т. 109 л.д. 30). В постановке же альтернативных вопросов о совершении Лысенко менее тяжких преступлений сторона его защиты возражала, ссылаясь на то, что такое обвинение ему не предъявлялось.

Также вопреки утверждениям стороны защиты, Судебная коллегия не усматривает противоречий, неясностей, несоответствие предъявленному обвинению, в постановке вопросов перед присяжными по факту получения взятки Лысенко (т. 98 л.д. 96-100) и получения на них ответов при голосовании.

Напутственное слово председательствующего судьи соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Нарушения принципа объективности и беспристрастности не допускалось. Председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, изложил позицию стороны защиты и обвинения, правильно разъяснил основные правила оценки доказательств, сущность принципа презумпции невиновности, порядок подготовки ответов на поставленные вопросы голосования по ответам и вынесения вердикта. Возражений со стороны защиты в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности, не поступило. Высказанные же адвокатом Сенюковым В.М. уточнения по представленным доказательствам, были разрешены председательствующим в установленном законом порядке и не свидетельствуют об искажении представленных доказательств (т. 109 л.д. 41-42).

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 292, 336 УПК РФ.

12

Вердикт соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ и является обязательным для председательствующего судьи.

Правовая оценка действиям осужденных Лысенко, Алибекова Ахильгова, Байрамбекова, Горшенина, Беликова судом дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей. Оснований считать неверной квалификацию действий или противоречивой, не имеется.

Обсуждая последствия вердикта коллегии присяжных заседателей о недоказанности событий совершения преступлений осужденными в составе банды, ее создании и руководстве бандой Лысенко, о недоказанности событий, связанных с незаконным оборотом оружия, суд правильно пришел к выводу об оправдании Алибекова, Ахильгова, Беликова Горшенина, Байрамбекова по ч. 2 ст. 209 УК РФ, и Лысенко - п о ч. 1 ст. 209 УК РФ.

С учетом установленных вердиктом обстоятельств по событиям совершенных преступлений, вопреки доводам, содержащимся в апелляционном предоставлении государственных обвинителей, судом обоснованно указано об отсутствии и признаков совершения преступлений организованной группой. Отсутствие ключевых признаков такой группы признаков сплоченности, организованности, устойчивости, заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы, осуществление ею руководства, которые являются необходимым условием для наличия организованной группы и которые коллегией присяжных заседателей были признаны недоказанными послужило основанием к исключению признака - совершение преступлений организованной группой.

Фактически установленные вердиктом обстоятельства договоренности и согласованности в действиях по совершению отдельных преступлений оказание помощи друг другу в достижении результата, одобрение и поддержка этих действий, судом обоснованно расценены, как совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору.

Ввиду признания недоказанным факта существования организованной вооруженной группы и, как следствие, недоказанным и факта существования организованной группы, суд правильно определил ответственность соучастников преступлений, с учетом характера и степени фактического участия каждого из них в совершении преступлений.

Оснований для переквалификации действий осужденных Ахильгова Алибекова, Горшенина, Беликова, Бйрамбекова, как о том ставится вопрос авторами представления, не имеется.

13

Вердиктом присяжных заседателей было также установлено, что Лысенко на момент совершения преступления являлся должностным лицом, главой органа местного самоуправления (т. 98 л.д. 97, вопрос № 90). Признано доказанным, что с 7 августа 2001 года Лысенко единолично принимал решения о предоставлении земельных участков на территории г. и района области и подписывал соответствующие правовые акты, то есть выполнял те действия, которые входили в его служебные полномочия, как должностного лица. Как следует из протокола судебного заседания, после вынесения вердикта, судом были исследованы должностные инструкции Лысенко, согласно которым, он как представитель власти обладал организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями.

Получение им взятки в виде незаконного предоставления имущественных прав предполагало возникновение у Лысенко юридически закрепленной возможности вступления во владение и распоряжение чужим имуществом.

В этой связи, в соответствии с вердиктом, судом правильно указано что полученная Лысенко выгода имущественного характера в денежном выражении составила рублей, что являлось на момент получения взятки крупным размером. Также в соответствии с вердиктом установлено, что Лысенко, после обращения к нему в 2001-2002 гг учредителей К и Б потребовал от них вознаграждения в виде выгоды имущественного характера за предоставление земельного участка под строительство и за оказание содействия в процессе проектирования здания и его строительства Впоследствии определив размер прибыли К Б и Щ не получив на это их добровольного согласия, 16 апреля 2007 года в своем служебном кабинете подписал договор купли-продажи у У 40% долей уставного капитала ООО «».

Затем выдал С доверенность на подписание договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО « в собственность ООО « в размере 40% принадлежащей уже ему доли, по условиям которого денежные средства 28 августа 2007 года в сумме

рублей были перечислены Лысенко.

То есть, судом правильно указано, что названная сумма была известна Лысенко до оформления им договора купли-продажи доли в ООО поскольку покупатель недостроенного здания торгового центра на первый квартал 2007 года уже определился с ценой объекта.

Также на основании вердикта, действия осужденного правильно квалифицированы по признаку сопряженных с вымогательством, поскольку своими действиями и требованиями Лысенко, как представитель власти,

14

имеющий реальную возможность воспрепятствования коммерческой деятельности, поставил К иБ в условия вынужденной дачи ими согласия на передачу требуемой выгоды имущественного характера.

Доводы стороны защиты об использовании Лысенко своих личных отношений, не связанных с его должностным положением, доводы о наличии в его действиях иных составов преступлений, в том числе приготовления к получению взятки, злоупотребления должностными полномочиями, о наличии добровольного отказа от совершения преступления, о необходимости разделения содеянного Лысенко на два события преступлений, необоснованны, выходят за пределы предъявленного обвинения и противоречат установленному вердиктом присяжных заседателей.

Вопреки утверждениям стороны защиты, на основании п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ деньги в сумме рублей, полученные Лысенко в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, в качестве взятки, подлежат конфискации в собственность государства Ввиду их отсутствия, суд обоснованно обратил в счет исполнения приговора, признанное вещественными доказательствами, арестованное принадлежащее осужденному Лысенко имущество и денежные средства, в том числе и изъятые из арендованной доверенным лицом Лысенко С банковской ячейки. Указание в приговоре об обращении в счет исполнения приговора на взыскание с Лысенко указанных денежных средств и имущества, не влечет правовых последствий какого либо иного характера для осужденного.

При этом суд, вопреки доводам жалоб стороны защиты, не вышел за пределы предъявленного Лысенко обвинения, поскольку согласно предъявленному обвинению и вердикту присяжных заседателей Лысенко получив вынужденное согласие Б иК выдал С доверенность на подписание договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО « » в собственность ООО « » в размере 40% принадлежащей ему доли, по условиям которого на имя Лысенко были перечислены денежные средства в сумме рублей которыми он распорядился по собственному усмотрению, в том числе, их задекларировав, и уплатив из них налог в доход государства.

Получив ответ коллегии присяжных о доказанности инкриминированных Лысенко событий о разработке по его указанию схемы получения денежных средств в сумме рублей от указанных выше потерпевших, судом обоснованно сделан вывод об излишней квалификации его действий по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, поскольку его действия полностью охватываются ст. 290 УК РФ.

15

Объективно не установлено судом и оснований полагать, что в действиях осужденных, в том числе и Ахильгова, по эпизоду похищения П усматривается добровольное освобождение похищенного потерпевшего, поскольку данное не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Как определено вердиктом, после похищения П и совершения в отношении него вымогательства, потерпевший выполнил выдвинутые ему условия освобождения, сообщил похитителям требуемую от него информацию и согласился на передачу денежных средств. При таких обстоятельствах, доводы осужденного Ахильгова о необходимости применения примечания к статье 126 УК РФ являются необоснованными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, а также оснований для постановления нового приговора, по делу не установлено.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, мнение коллегии присяжных заседателей по вопросу о снисхождении, а также влияние назначенного наказания на их исправление. Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими, судом не установлено. Не усматривает таковых и Судебная коллегия.

Исправление и перевоспитание осужденного Лысенко суд обоснованно посчитал невозможным без изоляции от общества и правильно назначил ему наказание в виде лишения свободы. Судом не установлено исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением осужденных во время и после совершения преступлений, существенно уменьшающих степень общественной опасности, которые позволили бы суду применить положения ст. 64 УК РФ. Эти выводы суда обоснованны. Оснований считать назначенное наказание чрезмерно суровым, как о том ставится вопрос в жалобах, не установлено.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 389 -389 , 389 , 3 89 , 3 8933 УПК РФ, Судебная коллегия

28

определила:

16

приговор Саратовского областного суда от 13 октября 2014 года в отношении Лысенко М А Алибекова Р А Ахильгова К С Горшенина С Н Беликова И Е Байрамбекова Ш Р - оставить без изменения, апелляционное представление государственных обвинителей Лохова Э.А. и Фроловой О.В апелляционные жалобы осужденных Лысенко М.А., Ахильгова К.С адвокатов Паршуткина В.В., Зайцева СМ., Скитевой О.П. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

17

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 213 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта