Информация

Решение Верховного суда: Определение N 22-АПУ16-1 от 13.04.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 22-АПУ16-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Абрамова С.Н.,

при секретаре Мамейчике М.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным представлению государственного обвинителя, жалобам потерпевшей П и в ее интересах адвоката Бицоевой Р.Е., а также потерпевшего Б на приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 12 ноября 2015 г., по которому

Гагиев А Т

ранее не судимый осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы; по ч. 1 ст.115 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 15% из заработной платы; по ч. 1 ст. 109 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием в доход государства 15% из заработной платы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на два года лишения свободы.

На основании пункта 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освобожден от назначенного наказания.

Он же по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием в деянии состава преступления.

За ним признано право на реабилитацию в связи с его оправданием по п. «а»ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Постановлено взыскать с Гагиева А.Т. в пользу П

500.000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление адвоката Бицоевой Р.Е. в интересах потерпевшей П поддержавшего апелляционные жалобы и представление государственного обвинителя, адвоката Айларова Д.В. в интересах осужденного Гагиева А.Т., возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб потерпевших и представления государственного обвинителя, а также прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Копалиной П.Л., поддержавшей представление государственного обвинителя и жалобы потерпевших, и полагавшей приговор отменить Судебная коллегия

установила:

Гагиев А.Т. признан виновным в:

незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта в значительном размере;

незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов;

умышленном причинении легкого вреда здоровью Б вызвавшем кратковременное расстройство здоровья;

причинении смерти по неосторожности Ш

Преступления совершены в январе-апреле 2014 года на территории

области и Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении (основном и дополнительном государственный обвинитель просит приговор отменить в полном объеме и дело направить на новое рассмотрение. В обоснование представления утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия. В частности, обращает внимание на приведенный в приговоре вывод суда о необходимости приведения мотива преступлений и в то же время при описании в приговоре действий Гагиева в отношении Б и Ш мотивы действий осужденного не приводит. Кроме того, суд, сделав в приговоре вывод о совершении Гагиевым неосторожного убийства Ш в то же время описал действия Гагиева совершенные с прямым или косвенным умыслом на лишение потерпевшего жизни. Полагает, что отмеченные выше противоречия в выводах суда повлияли на решение вопроса о виновности Гагиева и на правильность применения уголовного закона. Оспаривает выводы комплексной судебно ситуационной экспертизы, поскольку, в частности, она произведена экспертом единолично, а не комиссией экспертов. Кроме того, указывает на существенное нарушение судом уголовно-процессуального закона выразившееся: в неправильной оценке в приговоре показаниями многочисленных свидетелей - очевидцев преступлений; в отсутствии в приговоре оценки показаниям свидетеля Ц назначении комплексной судебно-ситуационной экспертизы в отсутствие потерпевших и представителя потерпевшего; в проведении ряда судебных заседаний при отсутствии потерпевших по уважительным причинам. Утверждает также что суд применил неправильный уголовный закон, при этом при назначении Гагиеву наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ не назначил осужденному дополнительное наказание в виде штрафа; не учел совершение преступления с применением огнестрельного оружия и в состоянии алкогольного опьянения обстоятельствами, отягчающими наказание осужденного; необоснованно признал явку Гагиева с повинной обстоятельством, смягчающим наказание Полагает, что назначенное осужденному наказание является несправедливым в силу его чрезмерной мягкости. Кроме того, оспаривает законность постановлений судьи от 16.04.2015 и от 22.01.2016 года об отклонении принесенных им замечаний на протокол судебного заседания, которые также просит отменить.

В апелляционных жалобах:

потерпевшая П и в ее интересах адвокат Бицоева Р Е утверждают, что приговор является незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам дела. Указывают на то, что осужденный совершил умышленное убийство Ш . Также утверждают, что дело рассмотрено необъективно. При этом обращают внимание на то, что были лишены возможности выступить в прениях по делу в связи с тем, что были введены судом в заблуждение относительно времени и места проведения прений. Оспаривают правовую оценку, данную судом действиям осужденного, и считают назначенное ему наказание чрезмерно мягким. Просят приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

в дополнительной апелляционной жалобе потерпевшая П обращает внимание на то, что приведенные в приговоре выводы суда о признании достоверными показаний Гагиева, отрицавшего производство выстрелов в сторону потерпевших, не согласуются с приведенными в приговоре выводами о производстве Гагиевым выстрелов в Б и в сторону Ш

потерпевший Б утверждает, что осужденный из хулиганских побуждений умышленно ранил его и убил Ш . Оспаривает решение суда об оправдании Гагиева по ст. 213 УК РФ. Считает показания осужденного необъективными. Полагает, что судом ущемлялись права потерпевших при рассмотрении дела, что выразилось в не разъяснении им прав в судебном заседании, не извещении их после неоднократных возобновлений судебного следствия о датах и местах проведения судебных заседаний и прений по делу. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

В письменных возражениях на доводы, приведенные государственным обвинителем в апелляционном представлении, а потерпевшими Б

иП а также в интересах последней адвокатом Бицоевой Р.Е. в апелляционных жалобах, адвокат Айларов Д.В. в интересах Гагиева А.Т просит представление и жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив по апелляционным представлению государственного обвинителя и жалобам потерпевших и адвоката законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу о наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для его отмены в полном объеме.

Согласно ст. 389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются, в частности несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции неправильное применение уголовного закона, а также несправедливость приговора.

При рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции были допущены такие нарушения.

Так, в подтверждение своего вывода о причинении Гагиевым умышленного легкого вреда здоровью Б и убийстве Ш по неосторожности, об отсутствии в его действиях хулиганских побуждений, а также о недоказанности совершения им особо злостного хулиганства, суд сослался на показания самого осужденного, данные им на предварительном следствии и в судебном заседании.

При этом, давая оценку этим показаниям, суд указал, что оснований не доверять им не имеется, поскольку они являются признательными и согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Однако с таким подходом суда к оценке показаний Гагиева согласиться нельзя, поскольку он противоречит положениям ч. 1 ст. 88 УПК РФ, согласно которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Из приведенных в приговоре показаний осужденного следует, что «в

процессе борьбы за автомат прозвучал выстрел». Сведений о других

выстрелах, произведенных из автомата, в этих показаниях не содержится.

Более того, вывод суда о признании достоверными показаний Гагиева,

отрицавшего производство выстрелов в сторону потерпевших, не согласуется с описанием в описательно-мотивировочной части приговора совершенных осужденным деяний, в частности, с тем, что он произвел из автомата один выстрел в Б и один выстрел в сторону Ш .

Между тем, в судебном заседании были допрошены потерпевшие Б и П свидетели Б Б Д Х Д Н К Ц Т Б которые являлись очевидцами событий, связанных с производством осужденным выстрелов из автомата и показания которых не согласуются с приведенными выше показаниями осужденного.

В соответствии со ст. 389.16 УПК РФ следует признать, что указанные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, в связи с тем, что (1) выводы суда, в частности, указанные при описании деяния, совершенного осужденным, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, (2) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств, в частности, показания осужденного, и отверг другие, а также в связи с тем, что (3) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия.

Кроме того, согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, наряду с описанием преступного деяния признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, должна содержать указание о мотиве и целях преступления.

Однако суд первой инстанции, вопреки требованиям этого уголовно процессуального закона, при описании в приговоре действий осужденного Гагиева, связанных с производством из автомата одного выстрела в Б

и одного выстрела в сторону Ш мотивы и цели действий осужденного не указал (лист 2 приговора).

Вместе с тем, как видно из материалов уголовного дела, Гагиеву было предъявлено обвинение в умышленном причинении легкого вреда здоровью Б и в умышленном убийстве Ш из хулиганских побуждений и с целью достижения таких последствий (т.6,л.д.4-7).

Суд первой инстанции, придя к выводу об отсутствии в действиях Гагиева хулиганских побуждений, сослался на недоказанность такого мотива К тому же, в подтверждение такого вывода, суд сослался на содержание обвинительного заключения, в котором содержатся сведения о конфликте между Гагиевым и братьями Б и возникшими между ними личными неприязненными отношениями (лист 20 приговора). Однако при описании в приговоре совершенных осужденным деяний этот мотив действий последнего суд также не указал.

Кроме того, суд, сделав в приговоре вывод о совершении Гагиевым неосторожного убийства Ш в то же время описал эти действия осужденного как убийство, совершенное с косвенным умыслом на лишение потерпевшего жизни. При этом, из содержания приговора не видно, почему осужденный, «видя, что в нескольких метрах от него находился ... Ш,

произвел выстрел в его сторону», проявил при этом преступную небрежность.

Приведенные выше обстоятельства, касающиеся мотивов и целей совершенных осужденным преступлений, правовой оценки его действий в отношении Ш , также свидетельствуют о том, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Более того, при назначении Гагиеву наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы, суд ошибочно не назначил ему дополнительное наказание в виде штрафа. Поскольку в описательно мотивировочной части приговора не указаны мотивы, по которым штраф назначен не был, следует признать, что в данном случае уголовный закон применен неправильно.

При таких данных заслуживают внимание доводы, приведенные в апелляционных представлении и жалобах, о том, что все указанные выше упущения, допущенные судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела, могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения к нему уголовного закона и назначение ему чрезмерно мягкого наказания, в связи с чем приговор в отношении Гагиева подлежит безусловной отмене в полном объеме.

Что касается вывода суда о виновности Гагиева А.Т. в незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта в значительном размере, то хотя он в апелляционных представлении и жалобах не оспаривается приговор в этой части также подлежит отмене, поскольку назначенное осужденному за это преступление наказание в виде лишения свободы учитывалось при назначении ему окончательного наказания по совокупности всех преступлений.

При новом рассмотрении дела суду необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все собранные по делу доказательству, дать им надлежащую оценку, на основании их сделать вывод о виновности или невиновности осужденного по предъявленному обвинению и в случае признания его виновным назначить ему справедливое наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.15, 389.16 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 12 ноября 2015 г. в отношении Гагиева А Т отменить в полном объеме и передать уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства в ином составе суда.

Председательствующий

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 213 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта