Информация

Решение Верховного суда: Постановление N 186П16 от 01.02.2017 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 186-Ш6

г. Москва 1 ф е в р а л я 2017 г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Серкова П.П.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петровой Т.А Рудакова СВ., Свириденко О.М., Тимошина Н.В., Харламова А.С ХомчикаВВ., -

при секретаре Кепель С В .

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Бугуева С.Л. и адвоката Канева О.В. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 23 июня 2014 года, по которому

Бугуев С Л

несудимый,

осужден к лишению свободы:

по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по эпизоду в отношении Г на 8 лет;

по ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении Г на 7 лет;

по ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду хищения средств потерпевших со счета НП « « » на 6 лет;

по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) по эпизоду в отношении С на 7 лет;

по п. «в» ч.2 ст. 179 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) на 6 лет (на основании п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ Бугуев от назначенного наказания освобожден в связи с истечением срока давности;

по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении З иК на 10 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний Бугуеву назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

За гражданскими истцами Г , К К признано право на удовлетворение исковых требований по компенсации морального вреда и материального ущерба за гражданским истцом С , вопрос о размере возмещения гражданского иска передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства в Сыктывкарский городской суд Республики Коми.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2015 года приговор в отношении Бугуева изменен: смягчено назначенное ему наказание по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении Г до 6 лет 6 месяцев лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) до 7 лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по факту хищения средств потерпевших со счета НП « » до 5 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ по эпизоду в отношении Г , ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении Г , ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по факту хищения средств потерпевших со счета НП « », п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в ред Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) по эпизоду в отношении С , п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении З и К , окончательно Бугуеву назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Бугуева оставлен без изменения.

Постановлением Печорского городского суда Республики Коми от 14 сентября 2016 года неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена Бугуеву С.Л. наказанием в виде ограничения свободы сроком на 2 года 3 месяца 28 дней.

В надзорных жалобах осужденный Бугуев С.Л. и адвокат Канев О.В просят о пересмотре судебных решений.

По этому же делу осуждены Леонов М.Н., Митянин А.Н., Трофимов В.Т Нестеров ВВ., Расов С.А., Ошкадеров Е.А., Дружинин Ю.Б., Павлов М.М Косенков АО., Мазурин М.С, Лотошников С.А., Микушев И.А Чермянин С.А., Абидов В.А., Семяшкин Р.А., Чеботарев Д.А., Салисов ВВ Дударек АН., КостриковВ.Н., Литвиненко Е.Н.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, доводы надзорных жалоб, послужившие основанием их передачи с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г объяснения осужденного Бугуева С.Л., Президиум Верховного Суда Российской Федерации,

установил:

Бугуев признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

Осенью 1998 года объединенная группа спортсменов силовых видов спорта, в которую, в том числе, входили Митянин, Трофимов, Леонов и лицо уголовное преследование в отношении которого по ч. 1 ст. 210 УК РФ прекращено в связи с деятельным раскаянием, преобразовалась в организованную группу криминального характера.

Указанные лица, действуя умышленно и согласованно, с единой целью сплотились для постоянного получения прибыли путем совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений, нападений на граждан, то есть создали преступную организацию, получившую название Леонов, Митянин и Трофимов, создав и руководя преступной организацией « », осознавали общественную опасность своих действий предвидели возможность наступления общественно опасных последствий и желали этого.

В начале 2000 года в г. Бугуев, Митянин, Леонов, Трофимов и Нестеров, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью получения денежных средств от Г , в течение нескольких дней, не покидая территорию г. провели подготовку к совершению преступления, определив денежную сумму в 5 000 рублей, которые намерены получать от Г ежемесячно, способ, которым намерены добиться желаемого, а также установили лиц, ответственных за сбор данных средств, их последующий учет и распределение среди участников преступной организации.

В один из дней января-февраля 2000 года, около 1-2 часов ночи, Бугуев совместно с Нестеровым и не установленным следствием лицом на автомашине марки цвета с неустановленным государственным регистрационным знаком прибыли к зданию Дома культуры Бугуев с неустановленным лицом остался в машине, а Нестеров прошел в помещение диско-бара « », расположенного по адресу: Республика,

г. ул. , д. вызвал Г на улицу, где указал на машину, в которой находился Бугуев и в которую Г должен был сесть.

В салоне автомашины Бугуев с целью осуществления единого умысла с Митяниным, Леоновым, Трофимовым и Нестеровым незаконно потребовал от Г ежемесячной безвозмездной передачи денежных средств, угрожая в случае невыплаты применением насилия и уничтожением имущества Г . Последний воспринял угрозы реально, согласился с высказанными требованиями и с указанного времени и до июня 2005 года ежемесячно передавал Бугуеву и Нестерову по 5 000 рублей, в результате чего общий ущерб, причиненный Г , составил 320 000 рублей.

Осенью 2004 года Бугуев, узнав об истечении срока договора об аренде заключенного 9 декабря 2003 года на срок 1 год, начиная с 29 декабря 2004 года, между частным предпринимателем Г и МКДУ « » нежилого помещения расположенного по адресу: Республика г. , ул. , д общей площадью 28 кв.м., использовавшегося для размещения диско-бара « », принял решение завладеть им и денежными средствами Г

В последних числах октября 2004 года, более точное время следствием не установлено, Бугуев, действуя умышленно, из корыстных побуждений осознавая противоправный характер своих действий, около 16 часов 00 минут в помещении диско-бара « » обратился к Г и, обманывая последнего, предложил выступить в качестве посредника между Г и главой Администрации МО « » Г в передаче взятки Г в сумме 2 100 000 рублей, о которой он якобы уже договорился, для положительного решения вопроса о продлении аренды указанного выше помещения, но уже с ООО « ». При этом Бугуев пообещал юридически трудоустроить в данную организацию Г в качестве администратора, а фактически сохранить ему возможность использования имущественного комплекса диско-бара « » для самостоятельного извлечения коммерческой прибыли от его работы и возвращения Бугуеву указанной суммы денег. Г поверив Бугуеву согласился с его предложением.

16 ноября 2004 года Габриелян по указанию Бугуева подписал подготовленное тем в адрес директора МКДУ «»

письмо о нежелании продлевать договор аренды на 2005 год Используя это заявление, 31 декабря 2004 года Бугуев, не передавая каких-либо денег Г , добился подписания нового договора аренды на производственные площади диско-бара « », но уже не с предпринимателем Г , а с ООО ».

После этого Г продолжил свою коммерческую деятельность в диско-баре « », не перемещая оттуда своего имущества, формально выступая как администратор от лица ООО « », и одновременно с этим добровольно, полагая, что возмещает личные затраты Бугуева, понесенные им в результате дачи взятки, выплачивал Бугуеву денежные средства в размере 2 100 000 рублей, полностью выплатив их к 30 июня 2005 года.

Получив указанные средства, 1 июля 2005 года Бугуев сменил замки на входных дверях диско-бара « » и при личной встрече с Г публично объявил ему, что в его услугах не нуждается, лишив, таким образом Г доступа к принадлежавшему ему имуществу общей стоимостью 716 290 рублей и к находившимся в сейфе денежным средствам в сумме 420 000 рублей, а всего на сумму 1 136 290 рублей, что является особо крупным размером.

В первой половине 2007 года Митянин, Леонов, Трофимов, Бугуев Дружинин - руководитель « » после открытия 20 июня 2007 года счета № в филиале ЗАО « приняли решение безвозмездно путем обмана завладеть денежными средствами жителей, предпринимателей и юридических лиц

С целью хищения путем мошенничества денежных средств разослали письма неопределенному кругу лиц с реквизитами расчетного счета Ассоциации, в которых просили оказать финансовую помощь на благотворительные цели.

Полагая, что денежные средства необходимы и будут использованы для противодействия распространению наркотиков, на расчетный счет № Ассоциации в филиале ЗАО « » предприниматель - потерпевший П перечислил за период с 22 июня 2007 года по 29 февраля 2008 года 41 000 рублей, потерпевший Г - руководитель за период с 27 июля 2007 года по 27 февраля 2008 года перечислил 24 000 рублей, руководитель ООО « » - потерпевший Ю с 22 июня по 5 декабря 2007 года перечислил 14 000 рублей, руководитель ООО « - потерпевший П за октябрь 2007 года перечислил 5 000 рублей, руководитель ООО « » - потерпевший З за период с 31 августа по 4 декабря 2007 года перечислил 2 000 рублей, всего на общую сумму 86 000 рублей.

При поступлении указанных денежных средств на расчетный счет некоммерческого партнерства Дружинин, продолжая реализовывать совместный с Трофимовым, Митяниным Леоновым и Бугуевым преступный умысел, снимал их по чековой книжке в виде наличных, распределял среди участников «логиновской» преступной организации для использования ими в личных нуждах, в результате чего причинил предпринимателю П , ООО « », ООО «»,

ООО « » иГ действуя по отношению ко всем ним с единым умыслом, материальный ущерб на общую сумму 86 000 рублей.

Действуя из корыстных побуждений в качестве участников и в интересах « » преступной организации, в начале сентября 2007 года в г. , более точные дата и место следствием не установлены, Леонов Митянин, Трофимов, Бугуев, Чермянин, Семяшкин, располагая достоверными сведениями о наличии у С автомашины марки года выпуска с идентификационным № и государственным регистрационным знаком приняли решение о ее безвозмездном изъятии.

В целях осуществления общего умысла и в соответствии с заранее разработанным планом и распределенными ролями 14 сентября 2007 года Чермянин и Семяшкин совместно с Леоновым, Митяниным, Трофимовым и Бугуевым в районе улицы г. принудительно остановили С , двигавшегося на интересовавшей их автомашине, изъяли ключи из замка зажигания, высадили его из машины и, завладев автомашиной стоимостью 150 000 рублей, с места преступления скрылись. Указанной автомашиной в последующем распорядились по своему усмотрению, путем реализации К причинив своими действиями С материальный ущерб на общую сумму 150 000 рублей, являющийся для него значительным.

Действуя из корыстных побуждений в качестве участников и в интересах « » преступной организации, в начале 2001 года в г более точные дата и место следствием не установлены, Леонов, Митянин Трофимов и Бугуев в целях расширения своей легальной коммерческой деятельности решили вложить денежные средства в развитие продуктового магазина, расположенного по адресу: Республика гул. , д. однако осуществить свои намерения не смогли, поскольку в апреле 2001 года указанная торговая точка была переоформлена бывшим владельцем путем отказа от ее аренды в Администрации района г. в пользу предпринимателя К

Решив принудить К отказаться от аренды указанного магазина либо вложить в данный бизнес их денежные средства, дав, тем самым преступной организации « право на часть прибыли, для чего совместно, используя имевшиеся в их распоряжении сведения о личности К и его брата - К фактически руководившего совместной с братом коммерческой деятельностью, юридически полностью оформленной на К действуя умышленно, в соответствии с разработанным планом и распределенными ролями, в конце апреля - начале мая 2001 года, более точная дата не установлена, Бугуев в квартире К по адресу: Республика г. , пр д. , кв. в ходе личной встречи потребовал отказаться от аренды магазина либо привлечь в данный бизнес денежные средства « и, тем самым, дать право на часть прибыли.

Спустя непродолжительное время после этого, точные дата и время следствием не установлены, в квартиру К прибыли Митянин с Трофимовым, которые, действуя с единым умыслом с Леоновым и Бугуевым осознавая противоправный характер своих действий, повторили ранее озвученные К Бугуевым требования, заявив, что в случае его отказа от их условий, они пойдут на «крайние меры». К располагая достоверными сведениями, что юридических оснований у участников « преступной организации для оспаривания сделки его брата в части указанного выше магазина не имеется, заявление Митянина и Трофимова воспринял реально, как угрозу применения насилия по отношению к нему однако от предложения отказался.

В мае 2001 года Митянин и Трофимов на железнодорожной станции « », расположенной на шоссе г. встретились с К и, действуя совместно и согласованно, с единым умыслом с Леоновым и Бугуевым, осознавая противоправный характер своих действий также предложили ему отказаться от аренды магазина. Вновь получив отказ, в качестве устрашающего фактора в целях запугивания К Митянин потребовал от К ежемесячной передачи членам преступной организации части его прибыли за обеспечение личной безопасности. Данное требование, с учетом агрессивного поведения Митянина численного превосходства лиц, разговаривавших с ним, К воспринял как реальную угрозу применения к нему насилия в случае отказа от сделки, однако снова отказался выполнить требования Митянина и Трофимова.

Все умышленные действия «логиновцев», воспринятые К как реальная угроза собственной безопасности, положительного результата участникам « преступной организации не дали.

Летом 2007 года, более точные дата и время следствием не установлены Костриков, действуя умышленно, из личных неприязненных отношений, как организатор (заказчик) преступления, в целях причинения тяжкого вреда здоровью З , находясь в указанное время в г. осознавая общественную опасность своих действий, не желая быть непосредственным исполнителем преступления, обратился за помощью к Бугуеву, являвшемуся представителем « преступной организации, за подбором лиц которые могли бы совершить избиение З , пообещав исполнителям за выполнение заказа выплатить денежное вознаграждение в размере 140 000 рублей.

Бугуев, действуя в интересах « преступной организации, с единым умыслом и согласованно с Леоновым и Митяниным, после обсуждения с Трофимовым предложил Расову и Нестерову совершить избиение З сообщив, что Костриков является инициатором избиения, указав сумму которую тот готов заплатить, и получил согласие Расова и Нестерова Костриков как организатор преступления, разработав план действий предоставил Расову и Нестерову детальное описание внешности З и необходимые сведения о ней.

В 20-х числах июля 2007 года Расов и Нестеров на автомашине

государственный регистрационный знак которой не установлен прибыли в г. , где Расов и Нестеров стали осуществлять наблюдение за офисом, расположенным в д. № по ул. в г.

Выяснив, что З проживает в д. № по ул. 27 июля 2007 года Расов и Нестеров с целью реализации преступного умысла прибыли по указанному адресу, где Расов дождался в подъезде З и действуя умышленно, совместно и согласованно с другими соучастниками нанес множественные удары руками по голове и телу потерпевшей. Полагая что сделанного достаточно для выполнения поручения Кострикова, Расов с Нестеровым с места происшествия скрылись, в результате чего З были нанесены побои, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Однако Костриков остался недоволен результатом действий Расова и Нестерова и в целях осуществления задуманного до конца, продолжая свои умышленные противоправные действия, Костриков с июля по декабрь 2007 года, более точные дата и время следствием не установлены, неоднократно обращался к Бугуеву с требованием выполнить их договоренность о причинении З тяжкого вреда здоровью.

Бугуев потребовал от Расова выполнить заказ Кострикова по причинению тяжкого вреда здоровью З , и в целях осуществления задуманного Расов получил согласие Дружинина на совместное совершение преступления.

21 декабря 2007 года, около 17 часов, действуя умышленно, с целью причинения вреда здоровью З и в соответствии с заранее распределенными ролями Расов, управляя автомобилем с государственным регистрационным знаком привез Дружинина к д. № по ул. в г. Дружинин, вооружившись деревянной битой, направился к подъезду № вышеуказанного дома за женщиной, ошибочно им опознанной как З , и, полагая, что перед ним находится З , действуя умышленно, совместно и согласованно с другими соучастниками преступления, реализуя единый преступный умысел направленный на причинение тяжкого вреда здоровью З заведомо зная, что совершает его по найму, нанес деревянной битой не менее 5 ударов по голове, телу и рукам К , после чего на автомашине под управлением Расова с места происшествия скрылись.

В результате указанных действий К причинены телесные повреждения в виде ушибленных ран лобной области, теменной области справа, спинки носа, кровоподтеков лица, закрытого линейного перелома лобной кости, ушиба головного мозга средней тяжести, субарахноидального кровоизлияния (закрытая черепно-мозговая травма), повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также повреждения в виде растяжения диско-связочного аппарата шейного отдела позвоночника повлекшего легкий вред здоровью, и ушиб мягких тканей правой кисти, не причинивший вреда здоровью.

В надзорной жалобе осужденный Бугуев С.Л. просит изменить приговор и апелляционное определение, смягчить наказание, назначенное по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ, по эпизоду в отношении К , с учетом смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «з», «и», «к» ч.1 ст.61 УК РФ, смягчить наказание, назначенное по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, по эпизоду в отношении С , смягчить наказание, назначенное по ч.4 ст. 159 УК РФ, по эпизоду хищения средств потерпевших со счета «

в», оправдать в совершении преступлений, предусмотренных п. «а ч.З ст. 163, ч.4 ст. 159 УК РФ, в отношении Г или на основании п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ освободить от назначенного наказания за данные преступления за истечением срока давности уголовного преследования отменить приговор в части решения вопроса о передаче заявленных гражданских исков потерпевших К К иГ на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, снять арест с квартиры № в доме № по пр. района г. и возвратить Бугуеву Л.И., а также признать принадлежность денежных средств в размере 675 650 рублей Бугуеву Л И . и вернуть их владельцу, указывает, что суд не учел ряд важных обстоятельств, которые могли повлиять на его выводы, не привел убедительных оснований неприменения положений ст. 64 УК РФ, судом апелляционной инстанции оставлены без внимания доводы о необходимости признания при назначении наказания по всем преступлениям смягчающих обстоятельств предусмотренных п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, в апелляционном определении отсутствуют ответы на ряд доводов его апелляционной жалобы. По факту осуждения по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ Бугуев в жалобе утверждает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание. Кроме того, суд первой инстанции не выяснил его отношение к вопросу возмещения ущерба, причиненного С не учел принятие им, Бугуевым, мер к возмещению ущерба и заглаживанию вреда, не признал данное обстоятельство смягчающим, в апелляционной жалобе им указывались доказательства противоправного поведения С , которое послужило поводом к совершению в отношении него преступления, считает, что судом при назначении наказания нарушены требования ст.ст.60 и 6 УК РФ. По эпизоду в отношении З и К указывает, что назначенное наказание хотя и было смягчено судом апелляционной инстанции, но не были учтены все обстоятельства приведенные им в жалобе. Осталось без внимания то, что его действия в отношении З следует квалифицировать по ст. 116 УК РФ, назначение ему наказания по ст. 111 УК РФ является ошибочным, в его, Бугуева, действиях отсутствует корыстная заинтересованность, содеянное им подлежит квалификации как пособничество, его показания, в которых он признавал свою вину, свидетельствуют об активном способствовании раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления. Заявляет, что причинение тяжкого вреда здоровью К не охватывалось его умыслом. Бугуев считает, что выводы суда о его виновности в совершении мошенничества в отношении потерпевших с НП « », изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд не учел полного признания им своей вины, раскаяния в содеянном, сожаления о случившемся и готовности к возмещению причиненного его действиями ущерба. Обращает внимание на то, что потерпевшие в правоохранительные органы с заявлением о совершенном в отношении них преступлении не обращались, в судебном заседании заявили о незначительности причиненного ущерба и отсутствии исковых требований, им, Бугуевым, в ходе судебного заседания были представлены платежные документы о перечислении ООО ЧОП » и « на счет НП «»

ных средств в размере 278 350 рублей, однако суд признал е а, виновным, указав, что общий размер похищенных средств перечисленных в НП « », составляет 86 000 рублей, не учитывая что сумма, перечислен ак учредителем ООО ЧОП « » и « , существенно превышает сумму, указанную судом в приговоре в к охищенной. По эпизоду вымогательства у Г осужденный в жалобе указывает, что выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами исследованными в судебном заседании, основаны на предположениях догадках свидетелей и потерпевшего, а также на доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона; выводы суда о подготовке данного преступления в начале 2000 года им и другими соучастниками преступления предположительны и не подтверждены доказательствами отсутствуют доказательства, подтверждающие сумму вымогаемых денежных средств - 320 000 рублей, автомашина, которую он, Бугуев, со слов потерпевшего угрожал уничтожить, согласно материалам дела приобретена Г в 2002 году, то есть спустя два года после совершенного в отношении потерпевшего вымогательства, показания потерпевшего как на предварительном следствии, так и в судебном заседании недостоверны и противоречивы, опровергаются другими доказательствами, потерпевший и свидетель Г оговорили его с корыстной целью, потерпевший был допрошен в 2008 году без участия переводчика, суд положил в основу приговора показания Г в судебном заседании, данные им в отсутствие переводчика. Осужденный указывает, что в соответствии с требованиями ч.2 ст.78 УК РФ он должен быть освобожден от уголовной ответственности за данное преступление, совершенное по приговору в январе феврале 2000 года, так как сроки давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление составляют 15 лет, а приговор вступил в законную силу 10 июля 2015 года. Осужденный указывает, что сроки давности привлечения к уголовной ответственности по эпизоду мошенничества в отношении Г истекли, Бугуев также оспаривает обоснованность его осуждения за совершение данного преступления, поскольку выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют действительности и обстоятельствам, установленным следствием и в ходе судебного разбирательства, выводы суда, касающиеся его действий по расторжению договора аренды, не подтверждаются исследованными доказательствами показаниям свидетелей и потерпевшего по этому эпизоду надлежащей оценки не дано. Бугуев дает в жалобе свою оценку показаниям допрошенных по делу свидетелей, утверждает, что обыск в баре « », осмотр места происшествия и выемка проводились в его отсутствие, описанное в ходе проведенного осмотра места происшествия имущество могло принадлежать другим лицам, а не потерпевшему Г , выводы эксперта о стоимости имущества в баре « » сомнительны, заключение экспертом дано с нарушением уголовно-процессуального закона. Считает неподтвержденными выводы суда о том, что он, Бугуев, лишил Г путем замены замков на дверях бара доступа к сейфу, в котором находились денежные средства в размере 420 000 рублей, а также выводы суда о наличии этого сейфа и денег в нем, настаивает на законности сделки с Г о переуступке аренды бара и барного оборудования. Осужденный оспаривает законность наложения ареста на его счет, а также законность наложения ареста на квартиру принадлежащую его отцу - Бугуеву Л.И., находящуюся по адресу г. пр. и на денежные средства в размере 675 650 рублей, находившиеся в сейфе в данной квартире, также принадлежащие Бугуеву Л.И., арест на квартиру и денежные средства был наложен в связи с предъявленным ему, Бугуеву, обвинением в совершении преступления, предусмотренного чЛ ст.210 УК РФ, однако в связи с прекращением уголовного преследования за совершение данного преступления основания наложения ареста отпали, но судом в приговоре не был разрешен вопрос о снятии ареста на имущество. Утверждает, что, поскольку ему Бугуеву, не предъявлялось обвинение в убийстве К у суда не имелось оснований для признания за К иК права на удовлетворение гражданских исков к Бугуеву о компенсации морального вреда. По мнению Бугуева, в соответствии с чЛ ст. 196, ч.1 ст.200 ГК РФ истекла исковая давность для защиты Г своего права по иску, в связи с чем он был незаконно признан органами предварительного следствия гражданским истцом, и решение суда о передаче гражданского иска Г для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства также незаконно.

В надзорной жалобе адвокат Канев О.В. просит оправдать Бугуева по п. «а» ч.З ст. 163, ч.4 ст. 159 УК РФ по обвинению в совершении преступлений в отношении Г или освободить от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Просит смягчить назначенное осужденному наказание по ч.4 ст. 159 УК РФ по эпизоду хищения средств потерпевших со счета «»

и по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ по эпизоду в отношении С оправдать по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ по эпизоду в отношении К а действия в отношении З переквалифицировать на ч. 1 ст. 116 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) и освободить от назначенного наказания за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Приговор в части решения о передаче гражданских исков К К иГ для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства просит отменить снять арест и возвратить Бугуеву Л.И. принадлежащую ему квартиру находящуюся по адресу: г. район, пр д. кв. признать денежные средства в размере 675 650 рублей не являющимися вещественным доказательством и вернуть по принадлежности законному владельцу - Бугуеву Л.И. Указывает на нарушение требований уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявшее на исход дела и выразившееся, по мнению защитника, в несоответствии выводов суда по эпизодам в отношении потерпевших Г З иК фактическим обстоятельствам дела, вследствие чего им была дана неправильная юридическая оценка, в неправильном разрешении вопроса по гражданским искам и судьбе арестованного и изъятого в ходе обыска имущества, принадлежащего отцу осужденного - Бугуеву Л.И. Утверждает что выводы суда о виновности Бугуева в вымогательстве и мошенничестве в отношении потерпевшего Г не подтверждены доказательствами, за совершение вымогательства Бугуев подлежит освобождению от уголовной ответственности за истечением срока давности, так как преступление совершено в январе-феврале 2000 года и на момент вступления приговора в законную силу 10 июля 2015 года срок давности по данному преступлению уже истек, Бугуев подлежит освобождению за истечением срока давности уголовного преследования и по ч.4 ст. 159 УК РФ, поскольку преступление совершено согласно материалам дела 1 июля 2005 года и сроки давности по этому преступлению истекают спустя 10 лет. В определении суда апелляционной инстанции отсутствуют сведения о заявленном стороной защиты ходатайстве о применении срока давности по ч.4 ст. 159 УК РФ и решение по нему. Считает, что действия Бугуева ошибочно квалифицированы по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ, так как его умысел был направлен на причинение тяжкого вреда здоровью З причинение вреда здоровью К его умыслом не охватывалось и он не подлежит уголовной ответственности за действия в отношении К , в отношении З действия Бугуева следовало квалифицировать по фактически наступившим последствиям, то есть по ч.1 ст. 116 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), и на основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ освободить Бугуева от уголовной ответственности за истечением срока давности уголовного преследования. Адвокат полагает, что у суда не имелось законных оснований для признания за потерпевшими К и К права на удовлетворение гражданских исков к Бугуеву и передачи этих исков для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, так как Бугуеву не предъявлялось обвинение в убийстве К . По мнению защитника, нельзя считать законным и признание такого права за потерпевшим Г , поскольку исходя из требований чЛ ст. 196, ч.1 ст.200 ГК РФ гражданский иск потерпевшим подан по истечении срока исковой давности, и он был незаконно признан гражданским истцом Указывает, что постановлением Эжвинского районного суда г. Сыктывкара Республики Коми от 29 января 2008 года наложен арест на имущество Бугуева а именно на квартиру, принадлежащую отцу обвиняемого - Бугуеву Л.И., в связи с тем, что ему было предъявлено обвинение в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.210 УК РФ, санкция которой предусматривала дополнительное наказание в виде конфискации имущества, впоследствии 6 марта 2009 года уголовное преследование по данной статье в отношении Бугуева прекращено и основания наложения ареста на имущество отпали, но суд в приговоре не разрешил судьбу ошибочно арестованного имущества, без решения до рассмотрения гражданских исков оставлен и вопрос о судьбе вещественных доказательств - денежных средствах в размере 675 650 рублей изъятых в ходе обыска в квартире отца Бугуева, и, как установлено в судебном заседании 24 февраля 2014 года, принадлежащих Бугуеву Л.И., доказательств получения указанных денежных средств в результате преступной деятельности судом не добыто.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам, находит судебные решения в отношении Бугуева подлежащими изменению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч.1 ст.412.9 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения, постановления суда в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Нарушений уголовно-процессуального, уголовного законов, влекущих отмену судебных решений в отношении Бугуева, допущено не было.

Уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции в соответствии с требованиями закона, с учетом принципов равноправия и состязательности сторон.

Виновность осужденного Бугуева в совершении преступлений подтверждается следующими доказательствами, подробно изложенными в приговоре:

- по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по эпизоду вымогательства в отношении Г : показаниями потерпевшего Г об обстоятельствах вымогательства у него денежных средств, показаниями свидетелей Г Г ,З ,Ж осужденного по делу Расова другими доказательствами, которые изложены в приговоре;

- по ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду мошенничества в отношении Г показаниями потерпевшего Г свидетелей Г И , К К Ж Г , Г , Б исследованными в судебном заседании документами;

- по ч.4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду хищения средств потерпевших со счета НП «Ассоциация « »: показаниями осужденного по делу Дружинина Ю.Б. об обстоятельствах снятия со счета организации денежных средств и передаче их Бугуеву, показаниями потерпевших З П Ю Г П , показаниями осужденных Расова, Ошкадерова Павлова, заключением судебно-экономической экспертизы, другими доказательствами;

- по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) по эпизоду завладения автомобилем С показаниями осужденного Семяшкина Р.А. об обстоятельствах завладения автомобилем С , показаниями потерпевшего С свидетелей Б С Б Ч , исследованными в судебном заседании документами, другими доказательствами;

- по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении З и К показаниями осужденного Кострикова В.Н. о том, что он просил Бугуева избить З впоследствии узнал, что при повторном нападении пострадала другая женщина - К , показаниями осужденного Бугуева, который не отрицал, что Костриков просил избить З , показаниями осужденных Расова, Дружинина об обстоятельствах избиения потерпевших, показаниями потерпевших З ( , К , другими доказательствами.

Положенные в основу приговора доказательства, свидетельствующие о виновности осужденного Бугуева, получены с соблюдением норм уголовно процессуального закона.

Оценка каждого доказательства по эпизодам преступлений, совершенных Бугуевым, произведена в соответствии с положениями ст.88 УПК РФ с учетом относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для правильного разрешения уголовного дела.

По каждому из совершенных осужденным преступлений доказательства подробно изложены в приговоре, проанализированы и надлежащим образом оценены.

Доводы надзорных жалоб о необоснованности осуждения Бугуева за вымогательство и за мошенничество в отношении Г , с учетом изложенного, являются несостоятельными.

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшего Г согласующихся с другими доказательствами, у суда не имелось.

Правовая оценка действий осужденного Бугуева, исходя из установленных фактических обстоятельств содеянного, является правильной.

Действия Бугуева по эпизоду в отношении З иК обоснованно квалифицированы по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) как причинение тяжкого вреда здоровью в составе организованной группы. Судом установлено, что Бугуев, действуя в составе организованной группы, выполнял заказ на причинение тяжкого вреда здоровью З , 27 июля 2007 года потерпевшей были нанесены побои. После этого, поскольку заказ не был исполнен, Бугуев потребовал от Расова выполнить заказ по причинению тяжкого вреда здоровью З . 21 декабря 2007 года участники преступления вместо З ошибочно избили К , в результате чего последней был причинен тяжкий вред здоровью. При таких обстоятельствах правовая оценка содеянного осужденным по данному эпизоду как единого преступления в целом является правильной. Судом не установлено, что здоровью З был причинен тяжкий вред, однако при наличии изложенных выше данных оснований дополнительно квалифицировать действия Бугуева в отношении З по ст. 116 УК РФ с освобождением от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Доводы надзорных жалоб о том, что по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ осужденный подлежит освобождению от наказания в связи истечением срока давности уголовного преследования, являются несостоятельными.

Из приговора следует, что в один из дней января-февраля 2000 года Бугуев в целях осуществления единого умысла с Митяниным, Леоновым Трофимовым и Нестеровым незаконно потребовал от Г ежемесячной безвозмездной передачи денежных средств, угрожая в случае невыплаты применением насилия и уничтожением имущества Г Потерпевший воспринял угрозы реально, согласился с высказанными требованиями и с указанного времени и до июня 2005 года ежемесячно передавал Бугуеву и Нестерову по 5 000 рублей.

Утверждения о том, что срок давности следует исчислять с того момента когда потерпевшему были предъявлены требования о выплате денежных средств в январе-феврале 2000 года, обоснованными признать нельзя. По данному делу установлено, что осужденные после предъявления требований получали денежные средства от Г путем вымогательства до июня 2005 года. Срок давности привлечения к уголовной ответственности за вымогательство (преступление, посягающее, в том числе, на отношения собственности и иные имущественные отношения) в данном случае подлежит исчислению с того момента, когда передача денежных средств была прекращена, и требования об их выплате не возобновлялись.

В соответствии со ст. 7 8 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности за особо тяжкое преступление, если со дня его совершения до вступления приговора в законную силу истекло пятнадцать лет. Преступление предусмотренное п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, за которое осужден Бугуев относится к категории особо тяжких, срок давности за которое не истек.

Что касается доводов надзорных жалоб о снятии ареста с имущества, то в резолютивной части приговора вопрос о судьбе имущества, на которое наложен арест, по существу не разрешен.

В описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что в целях обеспечения гражданских исков оснований для снятия ареста, наложенного на имущество Бугуева С.Л., не имеется.

Изъятые при обыске во время производства расследования денежные средства постановлено хранить при деле до разрешения исковых требований предъявленных к Бугуеву С.Л.

Разъяснение сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора, а также вопросы, связанные с определением судьбы вещественных доказательств, с освобождением имущества от ареста в случаях, когда арест наложен на имущество, на которое по закону не допускается обращение взыскания, могут быть разрешены в порядке, предусмотренном ст.ст.397, 399 УПК РФ.

Принимая решение о признании за Г , К и К права на удовлетворение исковых требований по компенсации морального вреда, суд руководствовался положениями ч.2 ст. 309 УПК РФ, так как для правильного разрешения гражданских исков необходимо было произвести дополнительные расчеты, требующие отложения судебного разбирательства.

При этом несостоятельными являются доводы надзорных жалоб о пропуске Габриеляном срока исковой давности, поскольку согласно п. 2 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев предусмотренных законом.

С учетом того, что Бугуев признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), за принуждение братьев К к совершению сделки под угрозой применения насилия, суд правомерно признал за К и К право на удовлетворение исковых требований по компенсации морального вреда в том числе и к Бугуеву.

Оснований для изменения судебных решений в этой части, о чем ставится вопрос в надзорных жалобах, не имеется.

Вместе с тем судебные решения в отношении Бугуева подлежат изменению по следующим основаниям.

Согласно ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности за тяжкое преступление, если со дня его совершения до вступления приговора в законную силу истекло десять лет. Течение срока давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение срока давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Бугуев признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по факту мошенничества в отношении Г относящегося к категории тяжких. Судом установлено, что Бугуев завладел имуществом и денежными средствами потерпевшего путем мошенничества 1 июля 2005 года.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации апелляционное определение вынесено 10 июля 2015 года.

Таким образом, со дня совершения указанного преступления до вступления приговора в законную силу прошло более десяти лет.

Данных о том, что Бугуев уклонялся от органов следствия и суда, не имеется.

При таких обстоятельствах Бугуев от наказания, назначенного по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ по факту мошенничества в отношении Г подлежит освобождению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Оснований для смягчения наказания Бугуеву за другие преступления не имеется, наказание по их совокупности назначается ему в соответствии с положениями ч.З ст.69 УК РФ.

В связи с внесением изменений в приговор и апелляционное определение в отношении Бугуева С.Л., изменению подлежит и постановление Печорского городского суда Республики Коми от 14 сентября 2016 года, которым заменена неотбытая часть наказания более мягким видом наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.412.10 УПК РФ, п.7 чЛ ст.412.11 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Верховного Суда Республики Коми от 23 июня 2014 года и апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2015 года в отношении Бугуева С Л изменить, от наказания, назначенного по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по факту мошенничества в отношении Г освободить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ по эпизоду в отношении Габриеляна, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду хищения средств со счета некоммерческого партнерства «Ассоциация « », п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ по эпизоду в отношении С п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду в отношении З иК , путем частичного сложения наказаний назначить Бугуеву С.Л. наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановление Печорского городского суда Республики Коми от 14 сентября 2016 года изменить, считать замененной неотбытую часть наказания в виде лишения свободы наказанием в виде ограничения свободы сроком на 1 год 9 месяцев 28 дней.

В остальной части судебные решения в отношении Бугуева С.Л. оставить без изменения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 210 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта