Информация

Решение Верховного суда: Определение N 14-АПУ16-9 от 04.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 14-АПУ16-9

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 августа 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Колышницына А.С судей: Шмотиковой С.А. и Ситникова Ю.В при секретаре Воронине М.А с участием прокурора Коловайтеса О.Э осужденного Синецкого А.Н. в режиме видеоконференц-связи и его защитника - адвоката Пригодина В.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного и адвоката Шульженко Н.И. на приговор Воронежского областного суда от 22 сентября 2015 года, по которому

Синецкий А Н,

ранее не судимый, осужден по п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 19 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и возложением обязанностей, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Срок наказания исчисляется с 24 августа 2013 года.

По ч.1 ст. 167 УК РФ Синецкий А.Н. осужден к исправительным работам сроком на 6 месяцев с удержанием в доход государства 15 % заработной платы осужденного, по ч.1 ст. 139 УК РФ - к 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработной платы. На основании ч.8 ст. 302, п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ и п. «а» ч.1 ст. 78 УК РФ от назначенного наказания освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Приговором удовлетворен гражданский иск потерпевшей Ч взыскано с осужденного в ее пользу 1 500 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 132 УПК РФ с осужденного в доход федерального бюджета взысканы процессуальные издержки в размере 12 000 рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С. А., изложившей содержание приговора, существо апелляционных жалоб и дополнений к ним, выступление в режиме видеоконференц-связи Синецкого А.Н., поддержавшего доводы своих жалоб и возражавшего против жалобы адвоката Шульженко Н.И., адвоката Пригодина В.В., просившего об отмене приговора, а также возражения представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации-прокурора Коловайтеса О.Э., полагавшего, что оснований для удовлетворения жалоб не имеется, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Синецкий А.Н. признан виновным в том, что 17 мая 2013 года умышленно уничтожил, разбив о пол, ноутбук, принадлежащий З 30 июля 2013 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, незаконно, против воли собственника жилья С разбив стекло в окне, проник в дом № по ул. в с.

района области, где на почве личных неприязненных отношений в присутствии своих малолетних детей совершил с особой жестокостью умышленное убийство С

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Синецкий А.Н. вину не признал, от дачи показаний отказался.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Синецкий А.Н. выражает несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, считает его незаконным, необоснованным и немотивированным, постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, ставит вопрос о его отмене.

В обоснование жалобы приводит доводы о том, что доказательства по делу сфальсифицированы, показания свидетелей получены под давлением следователя, было нарушено его право на защиту, т.к. показания на следствии он давал в отсутствие адвоката, заявленные в ходе предварительного следствия ходатайства должным образом не рассматривались, назначение экспертиз и порядок ознакомления с заключениями проводились с нарушением закона.

Вместе с тем суд оставил без удовлетворения заявления защиты об исключении из числа допустимых доказательств те из них, которые получены с нарушениями УПК РФ, в судебном заседании не были допрошены все свидетели, заявленные в обвинительном заключении, что лишило сторону защиты возможности допросить их в судебном заседании, малолетний свидетель С допрашивался в его отсутствие, чем также были нарушены его права на допрос данного свидетеля, несмотря на неоднократно заявленный отвод судье, он не был удовлетворен, в протоколе судебного заседания и приговоре искажены показания допрошенных лиц.

Указывает, что он не был обеспечен надлежащей защитой, поскольку участвовавший в суде адвокат Шульженко пренебрежительно относился к выполнению своих обязанностей по защите его прав.

Обращает внимание, что приговор не соответствует требованиям закона поскольку он практически повторяет доказательства и выводы, содержащиеся в обвинительном заключении.

В ходе судебного разбирательства был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон.

В дополнениях, поступивших в Верховный Суд РФ 20 июля 2016 года излагая историю жизни его семьи, фактические обстоятельства дела, подробно анализирует представленные в суд доказательства, подвергает их сомнению полагая, что все они получены с нарушением требований уголовно процессуального закона, однако его утверждение об этом осталось без должного внимания, в том числе со стороны суда.

Считает, что следователем принимались меры к склонению свидетелей и потерпевших к даче ложных показаний, не разрешались его ходатайства нарушалось право на защиту.

Указывает, что в ходе расследования в отношении его уголовного дела следователем была совершена подделка его подписей в процессуальных документах, но в возбуждении уголовного дела было отказано.

Следователем было нарушено его право на защиту, и следственные действия проводились без участия адвоката, с назначением экспертиз он не был своевременно ознакомлен, в связи с чем не мог оспорить постановления об их назначении, оспаривает участие адвокатов Калабуховой и Лебедевой в ознакомлении с постановлениями о назначении экспертиз.

Оспаривает законность протокола выемки у него вещей, произведенной 29.08.2013 года, считает, что психолого-психиатрическая экспертиза проведена без изучения всех материалов дела и данных о его личности, в связи с чем вопрос о наличии или отсутствии аффекта должным образом не исследован.

Указывает на сговор между следователем и экспертами в создании доказательственной базы обвинения.

Оспаривает действия прокурора, утвердившего обвинительное заключение при наличии явных нарушений УПК РФ.

Полагает, что и судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона: - дело рассмотрено незаконным составом суда, председательствующий судья ранее принимал решения о продлении срока содержания его под стражей, у него сформировалось необъективное отношение к нему как обвиняемому; - все ходатайства, заявленные на стадии предварительного слушания, а также по итогам судебного разбирательства о признании ряда доказательств недопустимыми были отклонены; - отводы, заявленные судье, остались без удовлетворения; - суд принял сторону обвинения, нарушив принцип равноправия и состязательности сторон, не обеспечил его надлежащим защитником; - не реагировал на действия государственного обвинителя, который препятствовал разрешению заявленных им ходатайств и постановке вопросов свидетелям и потерпевшим; - не рассматривал своевременно поданные им жалобы на действия судьи; - судом оглашались показания ряда свидетелей по собственной инициативе в связи с наличием противоречий, что не соответствует требованиям закона;

- суд незаконно удалил его из зала судебного заседания, когда он высказал свое возмущение принятым в совещательной комнате постановлением об отклонении его ходатайств о признании доказательств недопустимыми; - его показания, данные на стадии предварительного следствия, были оглашены в суде в нарушение требований ст. 276 УПК РФ, поскольку от дачи показаний он не отказывался, а лишь отказался давать их, пока не будут выполнены его требования о допросе всех свидетелей по делу, а также удовлетворены все его ходатайства.

Осужденный также указывает, что его обвинение по ст. 167 УК РФ возбуждено по заведомо ложному заявлению З утверждает, что умышленных действий, направленных на повреждения ноутбука, им совершено не было, следствие и суд не разобрались в обстоятельствах, не устранили противоречия в показаниях свидетелей по данному эпизоду и необоснованно обвинили его в совершении данного преступления, считает, что факт приобретения именно З или его матерью ноутбука, как и его стоимость точно не установлены.

Полагает, что уголовное дело по обвинению его по ст. 139 УК РФ

возбуждено также без достаточных к тому оснований.

Не оспаривая, что дом был приобретен Синецкой до регистрации брака,

указывает, что реконструкция и ремонт дома производился в период их брака с

2007 года по 2012 год, в значительной степени за его денежные средства.

Указывает, что материнский капитал был получен Синецкой уже после

расторжения брака и производства значительной части реконструкции дома.

Расторжение брака не лишает его права на совместно нажитое имущество и его

раздел, в связи с чем выводы суда о виновности в незаконном проникновении

в жилище против воли лица, проживающего в нем, по мнению осужденного,

сделан вопреки собранным по делу доказательствам.

В части осуждения за убийство С осужденный обращает внимание на нарушение его права на защиту, указывает, что его подписи, а также подписи понятых в материалах дела являются поддельными.

Состояние алкогольного опьянения материалами дела не подтверждено оспаривает показания свидетеля С о совместном распитии спиртного.

Опровергает наличие у него умысла на совершение убийства С приводя в жалобе заключения экспертиз и анализируя их, оспаривает выводы подвергает сомнению обстоятельства нахождения в доме детей в момент совершения преступления, обращая внимание на наличие противоречий в показаниях потерпевшей Ч и свидетелей по делу, указывает на нарушения, допущенные, по его мнению, при проверке показаний сына на месте, считает незаконным участие понятых С иД , которые ранее были понятыми и по другим делам.

Полагает, что к показаниям Ч с которой у него сложились неприязненные отношения как по обстоятельствам преступлений, так и относительно сведений о характере отношений между ним и его бывшей женой, следовало отнестись критически, поскольку они противоречивы и не соответствуют фактическим обстоятельствам, однако суд признал их достоверными и положил в обоснование приговора. Утверждает, что конфликтная ситуация произошла из-за аморального поведения потерпевшей С

Просит критически отнестись к показаниям свидетелей С Л и других, которые давали характеристику ему и их отношениям с бывшей женой, обращает внимание на показания медицинских работников которые приехали на вызов. Никто из них в судебном заседании не подтвердил с достоверностью, что потерпевшая, которая находилась в критическом состоянии, говорила о том, что ее порезал бывший муж.

Делая собственный анализ показаний всех свидетелей как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании Синецкий указывает на их противоречивость, на отсутствия доказательств его виновности утверждая, что дело в отношении него сфабриковано, все доказательства сфальсифицированы, по указанию следователя свидетели дополняли свои показания в нужном обвинению направлении.

Заключения экспертиз носят вероятностный характер, что, по мнению осужденного, недопустимо.

Полагает, что судом также допущена необъективность при рассмотрении дела, суд занял обвинительный уклон, заявленные отводы судье, секретарю

судебного заседания, прокурору были необоснованно отклонены, анализируя показания допрошенных в судебном заседании лиц, делает вывод о том, что

содержание протокола судебного заседания не соответствует тому, что

происходило в суде.

Также в жалобе указывает, что от следствия он не скрывался, проживал до

задержания на даче и не знал о розыске, опровергает при этом показания свидетелей Ш , которые пояснили, что об убийстве им С из ревности они узнали с его слов.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат осужденного Шульженко Н.И. в апелляционной жалобе и дополнениях просит об отмене приговора в отношении Синецкого и оправдании его, ссылаясь на отсутствие достаточной совокупности доказательств его виновности.

Указывает, что положенные в обоснование приговора доказательства являются противоречивыми и эти противоречия не устранены судом.

Излагая в жалобе обстоятельства семейной жизни между бывшими супругами С указывает, что доказательств умышленного повреждения осужденным ноутбука, принадлежащего З не имеется кроме показаний свидетеля С , с которой у осужденного сложились неприязненные отношения, очевидцев случившегося не имеется, все остальные свидетели узнали об обстоятельствах повреждения ноутбука со слов С что, по мнению адвоката, нельзя признать бесспорным доказательством виновности.

Полагает несостоятельным обвинение Синецкого по ч.1 ст. 139 УК РФ поскольку дом, в который по утверждению обвинения и согласно выводам суда проник осужденный, фактически являлся совместной собственностью осужденного и потерпевшей С

Что касается совершения осужденным убийства С то адвокат считает выводы суда противоречивыми. Полагает необходимым критически отнестись к показаниям малолетнего сына осужденного и потерпевшей которому на момент случившегося не было 6 лет, и его восприятие произошедшего вызывает сомнения, кроме того, по мнению защиты, факт нахождения детей в доме в момент совершения преступления является небесспорным.

Показания других свидетелей: З М , Т , а также потерпевшей Ч не подтверждают обстоятельства совершения преступления.

В жалобе указывается на нарушения уголовно-процессуального закона допущенные в ходе предварительного следствия и суда.

Так адвокат утверждает, что следственные действия с Синецким, начиная с

момента его задержания 24 августа 2013 года до 22 октября 2013 года

проводились без участника защитника, в связи с чем все доказательства,

полученные в данный период времени, являются недопустимыми, однако

ходатайства об этом не было удовлетворено судом.

Не опровергнуто утверждение Синецкого о том, что подписи в протоколе о

его согласии на участие в деле адвоката Калабуховой выполнены не им, в

проведении почерковедческий экспертизы стороне было необоснованно

отказано, довод осужденного о том, что в период проведения ряда

следственных действий в указанное в протоколах время он находился в ИВС и не мог принимать участие в их проведении, оставлен без внимая и проверки суда.

Оспариваются в жалобе заключения психолого-психиатрических экспертиз, которые проводились на основании неполных данных о личности Синецкого и его состоянии здоровья.

В жалобе адвокат обращает внимание на сложившуюся на протяжении длительного времени психотравмирующую ситуацию, связанную с разводом между супругами и неверности потерпевшей. Вместе с тем ходатайство защиты о проведении дополнительной экспертизы, на разрешение которой был бы поставлен данный вопрос, отклонено судом.

Адвокат полагает, что с учетом изложенных доводов вывод суда о виновности Синецкого не подтвержден доказательствами по делу.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Радостина О.А. и представитель потерпевшей - адвокат Гапон АО. просят приговор оставить без изменения, а доводы жалоб осужденного и его адвоката - без удовлетворения.

Выслушав стороны, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующему.

Несмотря на отрицание вины в предъявленном обвинении, вывод суда о виновности Синецкого в совершении незаконного проникновения 30 июля 2013 года в дом бывшей жены-С и ее убийстве основан на совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного заседания, которым в приговоре дана соответствующая оценка.

В связи с отказом осужденного от дачи показаний в судебном заседании в порядке ст. 276 УПК РФ были оглашены его показания, данные им при задержании 24 августа 2013 года в присутствии адвоката, в которых он признался в совершенном преступления и признавал свою вину, пояснив, что вечером 30 июля он пришел к бывшей жене, монтировкой разбил стекло на кухне, через которое проник в дом, схватил со стола нож, сказал, что зарежет ее, последующих событий не помнит. Аналогичные показания даны им 26, 29 августа, 22 октября 2013 года. При допросах Синецкий указывал на добровольность своих показаний.

Тот факт, что Синецкий признавал свою вину в совершении убийства потерпевшей, подтвердили в судебном заседании свидетели Ш пояснив, что 24 августа 2013 года, придя к ним домой, осужденный признался что убил С после чего они вызвали полицию.

Из показаний свидетеля С 2007 года рождения следует, что он видел, как его отец, прятавшийся за сараем во дворе дома, закрыл дверь гаража, в который зашел З , разбил окно, т.к. мать, увидев Синецкого, забежала в дом и закрыла входную дверь, ворвался в дом, стал избивать маму таскал ее за волосы, а затем, сев сверху на ноги матери, стал наносить ей удары ножом, при этом мама сильно кричала. Он также стал кричать, просил отойти от мамы, ударил отца по спине, но тот продолжал резать ее. При этом в доме присутствовали его младшие братья.

Аналогичные показания С давал и в ходе предварительного расследования.

Оснований подвергать их сомнению, у суда не имелось, поскольку допрос указанного свидетеля проводился с соблюдением требований уголовно процессуального закона, с участием законного представителя и психолога Данных о том, что показания несовершеннолетним свидетелем давались под воздействием посторонних или заинтересованных в деле лиц, не имеется.

Напротив, как следует из показаний свидетеля С которая принимала участие в качестве психолога при допросе в ходе предварительного следствия малолетнего С ребенок подробно в свободной форме излагал обстоятельства, при которых было совершено преступление, был контактен, никакого давления на него никем не оказывалось. Она подтвердила правильность содержания исследованного в судебном заседании протокола допроса Синецкого и удостоверила свою подпись в нем.

Доводы осужденного о нарушении закона, допущенного в ходе судебного разбирательства при допросе его сына, являются несостоятельными. Принимая решение о порядке допроса С суд в целях охраны прав несовершеннолетнего руководствовался ч.б ст.280 УПК РФ, позволяющей проводить допрос свидетеля, не достигшего возраста 18 лет, в отсутствие подсудимого.

Вместе с тем суд огласил показания, данные свидетелем в суде, и предоставил подсудимому возможность задать вопросы, которые были оформлены в письменном виде, после чего, удалив Синецкого А.Н дополнительно допросил несовершеннолетнего по поставленным вопросам как это предусмотрено законом, и ознакомил осужденного с содержанием ответов.

Таким образом, утверждение осужденного о том, что он не имел возможности допросить указанного свидетеля, не может быть принято во внимание.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля С участвовавший понятым при проверке на месте показаний свидетеля С также показал, что в присутствии понятых, педагога ребенок рассказал каким образом Синецкий совершил убийство его матери, указал при этом на место совершения преступления, пояснил, где в это время находился он сам и его братья. Также С подтвердил правильность протокола следственного действия и свою подпись. Оснований, предусмотренных законом и препятствующих участию в качестве понятых С и Д не имелось.

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит несостоятельными доводы осужденного о том, что проверка показаний на месте с участием его сына проводилась в нарушение уголовно-процессуального закона.

Ставя под сомнение показания С осужденный указывает на противоречивость его показаний в части того, были или нет на месте совершения преступления другие малолетние дети.

Вместе с тем Судебная коллегия не усматривает каких-либо существенных противоречий в показаниях данного свидетеля, в том числе и о присутствии в доме его братьев, поскольку это бесспорно подтверждено в судебном заседании показаниями других допрошенных судом лиц.

Виновность Синецкого в убийстве потерпевшей подтверждена в суде показаниями свидетеля П о том, что ему на телефон позвонила С но ничего не смогла сказать, в телефоне слышались только крики и визг, о чем он сообщил своей жене Ч

Как следует из показаний потерпевшей Ч после звонка П она стала звонить дочери, которая сказала ей о том, что она истекает кровью. Приехав к ее дому, увидела, что дочь несут на носилках, на шее, лице, руках у нее были раны, по дороге в больницу дочь сообщила ей, что ее порезал Синецкий. Об обстоятельствах произошедшего позже ей рассказал внук-С который показал, как на кровати отец зарезал маму ножом указав на разбитое стекло в окне, через которое тот залез в дом.

Утверждения осужденного в апелляционных жалобах о том, что потерпевшая не могла ничего говорить в силу своего состояния, в связи с чем показания Ч об этом являются недостоверными, опровергаются показаниями врача «Скорой помощи» Т который в судебном заседании показал, что по пути в больницу на вопрос матери потерпевшая сказала, что ее порезал Синецкий, после чего он запретил ей разговаривать.

Показания водителя машины « Скорой помощи» К на которые также ссылается осужденный в жалобе, не противоречат показаниям Ч и Т , поскольку в судебном заседании он пояснил, что не слышал, что ответила потерпевшая на вопрос матери о том, кто ее порезал Вместе с тем из его показаний следует, что по приезде на вызов со слов сожителя С (З ) узнал, что ее порезал ножом бывший муж.

Допрошенный по данному эпизоду в качестве свидетеля З показал, что вечером 30 июля 2013 года он зашел в сарай, расположенный возле дома С в это время его кто-то закрыл в сарае, и он услышал звук разбитых стекол, в щель увидел, как в дом через окно забирается Синецкий А.Н., выйдя из сарая через гараж, увидел, как из дома выбежал осужденный и побежал в центр села, не догнав его, он вернулся во двор, где у разбитого окна увидел с многочисленными порезами и ранами С в доме было много крови, на полу лежало лезвие от ножа, дети находились в доме и плакали, старший сын С рассказал, что видел, как отец зарезал маму.

Допрошенные в суде свидетели Ч Л М и показали, что в доме и во дворе было много крови дети плакали, ступни у младших детей были в крови, как и носки старшего сына А

Кроме показаний свидетелей, допрошенных в судебном заседании виновность Синецкого в совершении незаконного проникновения в жилище С и ее убийстве подтверждается протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что окно в доме разбито, в доме многочисленные следы крови, как следует из заключения эксперта принадлежащей потерпевшей, а кровь на деревянной ручке ножа, изъятого с места преступления, согласно заключению эксперта от 16.09.2013 г принадлежит Синецкому А.Н.

Как следует из выводов судебно-медицинской экспертизы смерть С наступила 30 июля 2013 года от слепых проникающих колото резаных ранений грудной клетки и живота с повреждением сердца, правого и левого легких, печени, сопровождающихся двухсторонним гемотораксом и гемоперитонеумом, осложнившихся обильной кровопотерей и шоком.

Судебная коллегия находит обоснованным и вывод суда о незаконности проникновения Синецкого в жилище потерпевшей 30 июля 2013 года.

Доводы осужденного о том, что дом является их совместной собственностью, и потому обвинение в этой части необоснованно, нельзя признать состоятельными.

Исходя из материалов уголовного дела, исследованных в судебном заседании, дом по улице и земельный участок в с.

района области принадлежал потерпевшей С перешел ей по наследству от бабушки, право собственности зарегистрировано за С согласно копии свидетельства о государственной регистрации права от 09 января 2003года (т.8 л.д.ПО). Как видно из справки администрации сельского поселения

муниципального района области осужденный Синецкий проживал в данном доме без регистрации, брак между осужденным и потерпевшей, зарегистрированный 21 апреля 2007 года, был расторгнут 25 декабря 2012 года (т.8 л.д.22,28 ).

Таким образом, судом установлено, что дом является добрачным имуществом потерпевшей, право собственности на данный дом или часть его в установленном законом порядке осужденный не приобрел. Его утверждения в рамках уголовного дела о понесенных затратах на ремонт дома не влияет на квалификацию его действий.

Как следует из установленных судом фактических обстоятельств дела потерпевшая закрыла дверь и не впускала осужденного в дом. Против ее воли осужденный, разбив окно, проник в жилище, что подтверждается и заключением экспертизы о наличии на осколках стекла, изъятых с подоконника кухни, следов крови, принадлежащей Синецкому с вероятностью 99,9 % .

Судебная коллегия находит правильным вывод суда о том, что действия Синецкого по лишению жизни С совершены с особой жестокостью Исходя из заключения судебно-медицинской экспертизы, потерпевшей было причинено множество телесных повреждений, в том числе не менее 15 ножевых ранений, что свидетельствует о причинении ей особых страданий и мучений. О том, что многократное нанесение повреждений причиняло потерпевшей особую боль, подтвердил в суд и эксперт Ж Кроме того убийство совершено на глазах троих малолетних детей потерпевшей и осужденного, что также подтверждает особую жестокость в действиях осужденного.

Доводы жалоб в части оспаривания нахождения детей в момент совершения преступления в квартире опровергаются как показаниями С об обстоятельствах, при которых его отец совершил убийство матери, так и показаниями свидетелей Ч , З ,К Л , П М и других, оснований не доверять которым у суда не имелось.

Вопреки утверждению осужденного, существенных противоречий в показаниях указанных лиц по обстоятельствам, свидетелями которых они стали, не имеется. Имеющиеся незначительные расхождения устранены судом, всем показаниям дана оценка, с которой нет оснований не согласиться.

Об умысле осужденного на совершение убийства С свидетельствуют фактические обстоятельства совершенного преступления количество и локализация телесных повреждений, а также показания свидетеля И о том, что Синецкий 30 июля 2013 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, говорил ему, что приговорил свою бывшую жену, что убьет ее, а свидетель И в судебном заседании также подтвердила, что намерение убить жену Синецкий высказывал вслух.

Доводы о возможном нахождении Синецкого в состоянии аффекта в момент совершения преступления 30 июля 2013 года проверены судом и своего подтверждения не нашли. Согласно заключениям экспертиз, а также из показаний в судебном заседании экспертов С иК в момент совершения преступления Синецкий верно ориентировался в окружающей обстановке, его действия носили целенаправленный характер, в состоянии аффекта или ином эмоциональном состоянии, существенно уменьшающим способность правильно осознавать явления действительности, содержание конкретной ситуации и на способность регулировать свое поведение, не находился. Оснований для проведения повторной психолого-психиатрической экспертизы, как об этом ставится вопрос в жалобах, не имелось.

Утверждение в жалобе о том, что психотравмирующая ситуация возникла из-за того, что в тот день он узнал, что не является биологическим отцом младших детей, Судебная коллегия находит явно надуманным.

В судебном заседании Синецкий не смог назвать лицо, с помощью которого он якобы проводил экспертизу на предмет отцовства, его показания о получении в этот день по почте результатов экспертизы ничем не подтверждены, а из показаний в судебном заседании свидетеля С следует, что 30 июля 2013 года в ходе распития спиртных напитков Синецкий жаловался ему на то, что у бывшей жены появился другой мужчина, и он только хочет провести экспертизу, т.к. сомневается в отцовстве в отношении младших детей, что полностью опровергает показания Синецкого о получении им в тот день отрицательного заключения, что послужило причиной совершения им действий, которые он в силу аффекта не мог контролировать.

Вместе с тем согласно проведенной в ходе предварительного расследования экспертизы, результаты которой были исследованы судом ( № 789-2013 от 08.11.2013 года ), вероятность того, что Синецкий является биологическим отцом младший детей (братьев-близнецов) составляет 99,9 %.

Несогласие осужденного с данным заключением не ставит под сомнение его объективность. Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том что версия осужденного о нахождении его в состоянии аффекта в момент совершения преступления в отношении потерпевшей Синецкой, является способом его защиты от обвинения и назначения справедливого наказания за содеянное.

О нахождении Синецкого 30 июля 2013 года в состоянии алкогольного опьянения подтвердили в суде свидетели И ,Г Л С Доводы осужденного в жалобе о том, что данные показания являются порочными, Судебная коллегия находит несостоятельными. Оснований подвергать сомнению показания указанных лиц у суда не имелось противоречия в показания И о месте приобретения спиртного не влияет на факт употребления Синецким спиртных напитков перед совершением преступления в отношении потерпевшей С

Таким образом, суд правильно установил имеющие значение для дела существенные обстоятельства, составляющие предмет доказывания по вышеуказанным инкриминированным преступлениям, с достаточной полнотой и всесторонностью в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ исследовал, а также проанализировал собранные доказательства, сопоставил их между собой и дал им надлежащую оценку с точки зрения относимости допустимости и достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела и постановления обвинительного приговора.

Действия осужденного по ч.1 ст. 139 и п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

В связи с истечением сроков давности, суд обоснованно освободил Синецкого от наказания, назначенного ему по ч.1 ст. 139 УК РФ, мотивировав свое решение в приговоре.

Вопреки доводам осужденного о многочисленных нарушениях уголовно процессуального закона при расследовании дела и рассмотрении его судом Судебная коллегия не установила существенных нарушений, которые являлись бы основанием к отмене приговора суда.

Судом проверены все доказательства, представленные стороной обвинения, на предмет их допустимости в соответствии со ст. 75 УПК РФ и сделан обоснованный вывод о том, что доказательства, уличающие Синецкого в совершении преступлений, получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона, в связи с чем они положены в обоснование выводов суда о виновности осужденного.

Доводы о нарушении его права на защиту в стадии предварительного следствия являются голословными, поскольку опровергаются исследованными в суде материалами.

Так, участие адвоката Калабуховой СП. при допросе Синецкого в качестве подозреваемого 24 августа 2013 года, обвиняемого 29 августа 2013 года и 22 октября 2013 года подтверждено протоколами, на которых имеются подписи адвоката ( т.7 л.д.13-26, 40-46, 51-56), замечаний по существу содержания протоколов допросов осужденным не делалось.

На основании ордера, имеющегося в материалах дела ( т.7 л.д.86), адвокат Лебедева Н.А. осуществляла защиту Синецкого на стадии предварительного расследования по соглашению, участвовала в судебных заседаниях при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания Синецкого под стражей 23 декабря 2013 года и 22 января 2014 года, при дополнительном допросе его в качестве обвиняемого 23 декабря 2013 года и 17 февраля 2014 года, в ходе которого он отказался от дачи показаний, ею заявлялись ходатайства поддержанные Синецким. Имеющиеся в деле документы подтверждают участие адвоката при производстве следственных действий и опровергают доводы, изложенные в жалобах осужденного, об обратном.

Его утверждения о том, что его подписи в протоколах подделаны, своего подтверждения не нашли. По делу по ходатайству Синецкого проводились почерковедческие экспертизы. Согласно описательной части заключения эксперта № от 1 августа 2014 года в ходе сравнительного исследования установлены отдельные совпадающие и различающиеся признаки в объеме недостаточном для какого-либо определенного вывода. Большего количества признаков выявить не удалось по причине малого объема графического материала, содержащегося в исследуемых подписях.

Допрошенный в судебном заседании свидетель П проводивший расследование уголовного дела, подтвердил, что все процессуальные действия с участием Синецкого проводились с участием адвоката, отрицает применение какого-либо воздействия или давления на него, а также потерпевших и свидетелей по делу.

Несостоятельными являются доводы жалоб о проведении отдельных следственных действий в отсутствие понятых. Данный довод был предметом проверки суда 1 инстанции и своего подтверждения не нашел.

Оснований подвергать сомнению показания М А допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей, участвовавших в качестве понятых, не имеется.

Содержащиеся в жалобах доводы о незаконном составе суда, о необоснованном отклонении заявленных Синецким ходатайств об отводе председательствующего судьи, секретаря судебного заседания и прокурора Судебная коллегия находит несостоятельными.

Ходатайства об отводах рассмотрены судом с соблюдением требований главы 9 УПК РФ, оснований для отвода указанных лиц, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, не имелось, в связи с чем суд каждый раз принимал мотивированные решения, с которыми соглашается и Судебная коллегия.

Судебная коллегия не находит нарушений уголовно-процессуального закона в действиях участвующего при рассмотрении уголовного дела государственного обвинителя, поскольку, представляя доказательства и обосновывая их допустимость, прокурор действовал в рамках полномочий предоставленных ему законом при поддержании обвинения в суде.

Доводы осужденного о заинтересованности в исходе дела следователя экспертов, состава суда и прокурора являются явно надуманными и необоснованными. Действия судьи по пресечения нарушения Синецким порядка в судебном заседании соответствовали требованиям ст. 258 УПК РФ.

Несостоятельными являются доводы жалобы осужденного о ненадлежащем осуществлении адвокатом Шульженко Н И . его защиты. Как следует из протокола судебного заседания, адвокат в судебном заседании поддерживал позицию Синецкого по предъявленному обвинению, по всем обсуждаемым вопросам высказывал согласованное с ним мнение, мотивировал заявленные ходатайства, представленная им жалоба на приговор суда, несмотря на мнение Синецкого, соответствует интересам осужденного, т.о. адвокат Шульженко Н.И. должным образом выполнял обязанности защитника в уголовном деле.

Исследовав материалы уголовного дела, в том числе протокол судебного заседания, Судебная коллегия считает, что уголовное дело в отношении Синецкого рассмотрено судом с соблюдением требований уголовно процессуального законодательства, в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон, при этом надлежащим образом были рассмотрены ходатайства, в том числе стороны защиты, об исследовании доказательств по делу, о вызове и допросе в судебном заседании дополнительных свидетелей, экспертов, производивших экспертные исследования, осужденным и его защитником задавались вопросы по существу предъявленного обвинения допрошенным в суде лицам, что опровергает доводы осужденного о необъективности суда и обвинительном уклоне при рассмотрении уголовного дела.

Вместе с тем Судебная коллегия находит, что приговор в части признания Синецкого виновным в умышленном повреждении чужого имущества (ноутбука), повлекшем причинение значительного ущерба потерпевшему Зенкову, подлежит отмене, а производство по делу прекращению на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ по следующим основаниям.

Вывод суда о том, что 17 мая 2013 года Синецкий А.Н. в ходе конфликта, возникшего между ним, его бывшей женой С иЗ умышленно ударил о пол ноутбук марки « », принадлежащий З в результате чего повредил его, причинив ущерб в размере 5038 рублей.04 коп., основан на совокупности исследованных доказательств, в том числе, показаниях потерпевшего З свидетелей С показания которой были оглашены в суде в связи со смертью, Ч З

и , П заключением товароведческой экспертизы о стоимости поврежденного ноутбука. Таким образом, фактические обстоятельства повреждения имущества, принадлежащего З , судом установлены правильно.

Доводы осужденного об отсутствии доказательств умышленного характера его действий, опровергаются показаниями С , З Ч

Однако уголовная ответственность за умышленное повреждение или уничтожение чужого имущества наступает только при причинении значительного ущерба. Как следует из протокола судебного заседания вопрос о значительности для потерпевшего З ущерба в размере 5038 рублей.04 коп. судом должным образом не исследовался.

Учитывая, что Федеральным Законом № 323 от 03.07.2016 года в примечание к ст. 158 УК РФ внесены изменения, согласно которым значительный ущерб определятся с учетом имущественного положения потерпевшего, но не может составлять менее 5 тысяч рублей, Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости прекращения уголовного дела в этой части в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Вопрос о назначении наказания Синецкому разрешен судом в соответствии с требованиями ст.6,60 УК РФ, при этом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о его личности, влияние назначенного наказания на исправление Синецкого и условия жизни его семьи, отсутствие смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Назначенное наказание является справедливым и соразмерным содеянному, оснований для его смягчения Судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск о взыскании с Синецкого в пользу потерпевшей Черных Н.В. компенсации морального вреда разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 151,1099-1101 Гражданского кодекса РФ.

20 28 33

Руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Воронежского областного суда от 22 сентября 2015 года в отношении Синецкого А Н в части осуждения его по ч.1

1 ст. 167 УК РФ отменить, дело производством прекратить на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

В остальном приговор в отношении Синецкого А.Н. оставить без изменения, а доводы апелляционных жалоб - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 139 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта