Информация

Решение Верховного суда: Определение N 42-АПУ16-2 от 08.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 42-АПУ16-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 8 сентября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

при секретаре Мамейчике М.А., переводчике Р

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г., осужденных Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И. (в режиме видеоконференц-связи), защитников осужденных адвокатов Лунина Д.М. и Сепиханова М.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы защитников осужденных Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И адвокатов Абдулкадирова М.Ш. и Юнусова Р.С. на приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 21 июня 2016 г., по которому

Магомедов Р А

несудимый,

осужден:

- по пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать после отбытия основного наказания в виде лишения свободы, не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа соответствующего подразделения уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложена обязанность являться в указанный специализированный орган на регистрацию два раза в месяц;

Сахрутдинов М И ,

несудимый,

осужден:

- по пп. «а, ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года;

-по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 320 часам обязательных работ;

- по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать после отбывания основного наказания в виде лишения свободы, не менять место жительства без согласия специализированного государственного органа - соответствующего подразделения уголовно исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также возложена обязанность являться в указанный специализированный орган на регистрацию два раза в месяц.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденных Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И., их защитников - адвокатов Лунина Д.М. и Сепиханова М.М., поддержавших апелляционные жалобы, а также выслушав мнение прокурора Гулиева А.Г предложившего приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору признаны виновными:

- Магомедов Р.А. и Сахрутдинов М.И. в умышленном причинении смерти двум лицам, Р и Р совершенном в группе лиц с целью скрыть другое преступление;

- Сахрутдинов М.И., кроме того, в незаконном проникновении в жилище Р против воли проживающих в нем лиц и тайном совершении хищения принадлежавшего Р имущества с причинением им значительного ущерба.

Преступления совершены 18 июля 2015 г. в районе Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Адвокат Абдулкадиров М.Ш. в апелляционной жалобе в защиту Магомедова Р.А. настаивает на признании постановленного в отношении его подзащитного приговора незаконным и необоснованным. Считает что суд при рассмотрении дела не дал оценку всем представленным сторонами доказательствам и не мотивировал, почему одни доказательства были им положены в основу приговора, а другие отвергнуты. Отмечает, что суд в своих выводах основывался на показаниях осужденного Сахрутдинова М.И., данных им в ходе предварительного следствия, и свидетеля М хотя Сахрутдинов М.И. в судебном заседании дал иные показания, а М не видела, как именно Сахрутдинов М.И. способствовал совершению убийства Р . и Р и ее показания в этой части носят характер предположения. При таких условиях имеются основания для толкования сомнений в пользу обвиняемых и для признания того, что Магомедов Р.А. совершил убийство супругов Р единолично. Обращает внимание на то, что оглашенные в судебном заседании показания Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И были даны ими на предварительном следствии без переводчика, в связи с чем они должны быть признаны недопустимыми доказательствами и не могут быть положены в основу осуждения. Просит приговор изменить исключив осуждение Магомедова Р.А. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Адвокат Юнусов Р.С. в апелляционной жалобе в защиту Сахрутдинова М.И. указывает на незаконность и необоснованность приговора, полагая, что уголовное дело было рассмотрено с обвинительным уклоном. Утверждает, что доказательств виновности Сахрутдинова М.И. в убийстве Р не было представлено, а выводы суда строились исключительно на противоречивых и недопустимых показаниях Сахрутдинова М.И. Отмечает, что Магомедов Р.А. и Сахрутдинов М.И. в ходе предварительного следствия допрашивались в отсутствие переводчика, а потому их показания не могут быть использованы в качестве доказательств. Полагает, что противоречия в показаниях Сахрутдинова М.И. (в том числе о нанесении им ударов кувалдой по голове Р и об удержании ее за руки во время нанесения Магомедовым Р.А. ударов ножом) и свидетеля М относительно обстоятельств происшествия должны быть истолкованы в пользу Сахрутдинова М.И. Просит приговор в отношении Сахрутдинова М.И. изменить: оправдать его по пп. «а, ж, к ч. 2 ст. 105 УК РФ, исключить как избыточное осуждение по ст. 139 УК РФ и назначить ему наказание только по ст. 158 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы защитников государственный обвинитель Ногин И.В., считая приведенные в них доводы несостоятельными, просит оставить жалобы без удовлетворения а приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и письменных возражениях государственного обвинителя, а также в выступлениях сторон в судебном заседании Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Эти выводы в полной мере основываются на исследованных в судебном заседании и надлежащим образом проанализированных в приговоре доказательствах, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.

В судебном заседании Магомедов Р.А. признал себя виновным в убийстве Р иР пояснив, что когда 18 июля 2015 г между его двоюродным братом Сахрутдиновым М.И. и Р возникла ссора, переросшая в потасовку, из-за того, что последний предъявлял им претензии по поводу пропажи овец и отказывался возвратить паспорта, он попытался разнять Сахрутдинова М.И. и Р однако Р . оттолкнул его и сказал не вмешиваться. Будучи также недовольным действиями Р и видя, что тот душит его брата Магомедов Р.А. взял нож, который они использовали в хозяйстве, и стал им наносить удары по телу Р После этого Р отпустил Сахрутдинова М.И. и встал, а он побежал к расположенному рядом водопою с тем, чтобы попросить находившуюся там Р успокоить мужа. Но так как Р набросилась на него с палкой, он разозлившись, стал наносить ей удары ножом, пока его не остановил Сахрутдинов М.И. Поскольку Р после нанесенных ему ранений продолжал двигаться в его сторону, он повалил его на землю и, сев на него сверху, нанес еще ряд ударов ножом. Трупы супругов Р они закопали возле водопоя, свою верхнюю одежду сожгли. После того, как Сахрутдинов М.И. сходил в п. и, проникнув через окно в домР , забрал их паспорта и найденные там деньги в сумме 41 000 руб они, собрав вещи и продукты, ушли с животноводческой стоянки намереваясь добраться до Республики .

Аналогичные показания относительно обстоятельств возникновения ссоры с Р и ее перерастания в схватку между ним и потерпевшим дал в судебном заседании Сахрутдинов М.И. Он также пояснил, что удары ножом Р иР наносил только Магомедов Р.А., он же в причинении смерти потерпевшим участия не принимал, а напротив, пытался остановить своего брата. После захоронения трупов Р на месте водопоя он по указанию Магомедова Р.А. пошел в п. , чтобы забрать их паспорта из дома Р . В дом, на который ему указал случайный прохожий, он проник через открытое окно и там, разыскивая свой и Магомедова Р.А. паспорта, нашел не только их, но и 41 000 руб., которую присвоил. После его возвращения из п они покинули животноводческую стоянку.

Приведенные показания осужденных в части отрицания ими участия в убийстве Р и Р Сахрутдинова М.И., однако опровергаются другими доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства и подтверждающими в своей совокупности выводы, к которым по этому вопросу пришел суд первой инстанции.

Так, осужденный Сахрутдинов М.И. в своих показаниях, данных в качестве обвиняемого и оглашенных в судебном заседании, признал, что когда Магомедов Р.А. после убийства Р повалил на землю Р и удерживал его, он подошел к ним и, взяв Р за голову и левое плечо, прижал их к земле так, чтобы шея была открытой, а Магомедов Р.А. в это время дважды перерезал Р горло.

Свидетель М являвшаяся сожительницей Магомедова Р.А. и проживавшая вместе с ним на животноводческой стоянке, показала что 18 июля 2015 г. она проснулась из-за того, что возле дома громко ругались Сахрутдинов М.И. и Р Когда она вышла из дома, они уже стали бороться, и Р повалил Сахрутдинова М.И. на землю удерживая его. Она попросила Магомедова Р.А. прекратить драку, однако Р сказал ему не вмешиваться. Тогда Магомедов Р.А. побежал в сарай, взял там нож и стал им наносить удары в различные части тела Р В это время находившаяся на расстоянии примерно 40-50 метров от происходящего и, видимо, слышавшая крики мужа Р направилась к дому, также что-то крича. Навстречу ей побежал Магомедов Р.А., схвативший ее за руку, а затем к ним подбежал Сахрутдинов М.И который, обменявшись какими-то словами с позвавшим его Магомедовым Р.А., схватил Р сзади за обе руки в области между плечевым и локтевым суставами и удерживал ее; Магомедов Р.А. в это время совершал в направлении стоящей перед ним Р какие-то движения левой рукой, в которой, как она ранее видела, был нож. Когда Сахрутдинов М.И отпустил руки Р она упала на землю и больше не двигалась Магомедов Р.А. в это время догнал Р который пытался убежать, повалил его на землю, сел сверху, сказав Сахрутдинову М.И.: «Держи его или держи голову...». Дальнейшие события она не видела,

поскольку Магомедов Р.А., увидев ее, крикнул, чтобы она ушла в дом, что

она и сделала. Когда же через некоторое время Магомедов Р.А. и

Сахрутдинов М.И., раздевшись и помывшись, вошли в дом, Магомедов Р.А.

сказал ей, что он перерезал горло Р Тела мертвых Р

Магомедов Р.А. закопал рядом с водопоем, это место полили водой и

пустили по нему отару овец. Пока Магомедов Р.А. закапывал тела и сжигал

одежду, Сахрутдинов М.И. сходил в п. и принес оттуда его и

Магомедова Р.А. паспорта и деньги в сумме 41 000 руб., которые он нашел в доме Р . Кроме того, М сообщила о том, что примерно за две недели до убийства она слышала, как Магомедов Р.А. и Сахрутдинов М.И. что-то обсуждали на аварском языке, и на ее просьбу перевести разговор Магомедов Р.А. сказал ей, что они недовольны отношением к ним Р и обсуждали его убийство, если «что-то пойдет не так». Поскольку такое сообщение ее напугало, Магомедов Р.А выдал свои слова за шутку.

Оснований сомневаться в достоверности показаний свидетеля очевидца совершения преступления М не имеется, т.к небольшое расстояние от места, где она стояла, до места совершения убийств, отсутствие каких-либо помех для наблюдения, подтвержденная заключением врача 100-процентная острота ее зрения, позволяли ей видеть происходящее. Отсутствие между нею и осужденными неприязненных отношений не дает оснований полагать наличие в ее показаниях оговора Утверждения же адвокатов в апелляционных жалобах о том, что М.

не видела, как именно Сахрутдинов М.И. участвовал в убийстве Р и Р носят характер предположений и не основаны на каких-либо объективных данных.

Также несостоятельными следует признать заявления защитников осужденных о неприемлемости показаний М ввиду их противоречивости, поскольку существенных противоречий между ее показаниями на предварительном следствии и в суде не имеется, а некоторые расхождения в показаниях, связанные с различной полнотой описания этим свидетелем обстоятельств происшедшего, получили объективную оценку в приговоре суда.

Совершение осужденными убийства супругов Р подтверждается также показаниями потерпевших Р Г.,

свидетеля К о том, что у Р по найму работали два молодых аварца, которыми он был недоволен, потому что они допустили потерю овец; показаниями свидетеля К сообщившего о том, что утром 18 июля 2015 г. к нему на летнее пастбище приехал Магомедов М.И., который на машине Р привез продукты, хотя раньше Р всегда сам привозил продукты и свою машину никому не доверял, и о том, что примерно в 14 часов он увидел, что отара овец, которую выгнали пастись Магомедов Р.А. и Сахрутдинов М.И оставлена без присмотра; показаниями свидетеля Н сообщившего, что когда он 18 июля 2015 г. искал Р встретившиеся ему в степи рабочие Р сказали, что он с супругой находится в кошаре, однако их там не оказалось; показаниями свидетелей Т иА которые подвозили осужденных иМ до п. и которые по путанным ответам на вопросы заподозрили их в причастности к исчезновению супругов Р . Из показаний указанных лиц усматривается, что у Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И. могли быть причины для убийства Р и что они намеренно скрывали свою осведомленность о судьбе супругов.

О виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений свидетельствуют также результаты осмотра мест происшествия - животноводческой стоянки и домовладения, в котором проживали Р ; заключения судебно-медицинских экспертиз трупов Р и Р заключение геномотипоскопической экспертизы, выявившей на двух тканевых перчатках, обнаруженных на месте происшествия следы пота Магомедова Р.А. и следы крови Р.

и Р данные, содержащиеся в протоколах осмотров вещественных доказательств, обнаруженных на месте происшествия, а также изъятых у М 36696 руб. из тех, которые были похищены в доме Р , и изъятой у Т 1 купюры достоинством 1000 руб., которой с ним расплатились осужденные, другие исследованные в суде доказательства.

Заявления осужденных и их защитников относительно того, что показания Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И. на предварительном следствии нельзя признать допустимыми доказательствами, поскольку они были получены с нарушением прав допрашиваемых - без участия переводчика, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Оба осужденных являются гражданами Российской Федерации учились в российских школах (Магомедов Р.А. окончил 2 класса Сахрутдинов М.И. - 9 классов); проживали не только в местах компактного проживания лиц аварской национальности, но и в других районах Республики в г. в Республике , где им доводилось общаться с лицами других национальностей, используя при этом русский язык; по словам допрошенных в судебном заседании свидетелей, с ними, с потерпевшими, с другими лицами осужденные разговаривали на русском языке; свидетель М показала, что Магомедов Р.А. и Сахрутдинов М.И. владеют русским языком разговаривают на нем, умеют читать, а Сахрутдинов М.И. - и писать.

Как усматривается из материалов дела, перед допросами осужденных в ходе предварительного следствия они оба в присутствии адвокатов заявляли о своем желании давать показания на русском языке; при этом у следователя не возникло сомнений относительно их способности понимать русскую речь и адекватно на ней общаться.

При таких обстоятельствах проведение допросов Магомедова Р.А. и Сахрутдинова М.И. на русском языке в отсутствие переводчика не может расцениваться как нарушение в ходе уголовного судопроизводства, в том числе при даче показаний, их прав на пользование своим родным языком и обеспечение им помощи переводчика. Соответственно, не имеется оснований для признания показаний, данных ими в отсутствие переводчика недопустимыми доказательствами.

Тот факт, что на более поздних этапах предварительного следствия в связи с заявленными их защитниками ходатайствами обвиняемым, в качестве дополнительной гарантии их прав, была предоставлена помощь переводчика, не может расцениваться как свидетельство признания незаконности ранее совершенных в отсутствие переводчика процессуальных действий.

Таким образом, исходя из исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств суд обоснованно пришел к выводу о наличии в действиях как Магомедова Р.А., так и Сахрутдинова М.И соисполнительства в убийстве двух лиц и правильно квалифицировал эти действия по п. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как совершенные группой лиц Также суд верно признал наличие в действиях осужденных в отношении Р предусмотренного п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующего признака совершения убийства с целью скрыть другое преступление - убийство Р

Судебная коллегия не находит возможным согласиться с доводом защитников Сахрутдинова М.И. относительно избыточности квалификации его действий, связанных с проникновением в жилище Р и похищением находившихся там денежных средств в сумме 41 000 руб., не только по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, но и по ч. 1 ст. 139 УК РФ. Вопреки доводам стороны защиты в такой квалификации отсутствуют признаки двойного осуждения, поскольку, в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами, суд признал, что Сахрутдинов М.И проник в дом потерпевших не для совершения хищения, а с целью вернуть свой и Магомедова Р.А. паспорта, а потому эти его действия подлежат самостоятельной квалификации по ч. 1 ст. 139 УК РФ. Нет оснований говорить о «двойном осуждении» Сахрутдинова М.И. и по той причине, что кража им денег не квалифицирована по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ как совершенная с проникновением в жилище.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, фактического участия каждого из них в совместном преступлении, данных об их личностях, смягчающих наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств, влияния наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлечь смягчение

назначенного осужденным наказания, но не были учтены судом первой

инстанции или были учтены в недостаточной степени, не установлено.

Таким образом, назначенное осужденным наказание следует признать

отвечающим требованиям законности и справедливости.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не усматривает

предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований для отмены или

изменения постановленного в отношении Магомедова Р.А. и Сахрутдинова

М.И. обвинительного приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 21 июня 2016 г. в отношении Магомедова Р А и Сахрутдинова М И оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов Абдулкадирова М.Ш. и Юнусова Р.С. без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 139 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта