Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-АПУ14-23 от 28.05.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

Дело № 67-АПУ14-23

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Валюшкина В.А. и Мещерякова Д.А.

при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании 28 мая 2014 года уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Кузнецова Ф.В., апелляционным жалобам и дополнениям осужденных Самойлова ВВ., Семке А.М., Мотова И.А., адвокатов Соколова СВ., Маркиш М.Ю., Сошникова ВВ., Чистякова А.Ю., Неделько В.Г Шлыкова Р.В. и потерпевшей Г на приговор Новосибирского областного суда от 29 ноября 2013 года, по которому

Самойлов В В ,

несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет; по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на 3 года а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Взят под стражу в зале суда;

Семке А М

несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет; по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на 3 года а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Серков Н Н,

несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 4 ст. 33, п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет 6 месяцев; по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на 3 года, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Взят под стражу в зале суда;

Копылов С А

оправдан по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ за отсутствием состава преступления, с признанием в этой части права на реабилитацию.

Осужден к лишению свободы: по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 8 лет, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Мотов И А

осужденный

14.10.10 г. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 8 лет 2

месяца лишения свободы,

осужден по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 11 лет лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Войтенко С Л

осужденный

14.10.10 г. по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 8 лет

лишения свободы,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ на 3 года лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

и

Курашов А А

осужденный

14.10.10 г. по п. «а» ч. 4 ст. 162 и ч. 1 ст. 222 УК

РФ на 8 лет 6 месяцев лишения свободы,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ на 3 года лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Самойлова ВВ., Семке А.М. и Серкова Н.Н. в пользу Г в счет компенсации морального вреда по рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступления осужденных Самой лова В.В., Семке А.М., Серкова Н.Н., Войтенко С.Л., Курашова А.А. и в их защиту, соответственно адвокатов Соколова СВ., Тавказахова В.Б., Карнауховой О С Кабалоевой В.М., Лунина Д.М., а также адвокатов Власовой К.Б. в защиту осужденного Мотова И.А., и Бицаева В.М. в защиту осужденного Копылова С.А., под державших жалобы, одновременно сославшихся на отсутствие оснований для удовлетворения апелляционного представления прокурора и апелляционной жалобы потерпевшей Г выступление прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., поддержавшей апелляционное представление только в части исключения указаний о совершении Самойловым ВВ. и Семке А.М. группового преступления, и просившей освободить от наказания Самойлова ВВ., Семке А.М., Серкова Н.Н. по ч.4 ст. 33, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, а Войтенко СЛ. и Курашова А.А. по п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ за истечением сроков давности, оставив приговор в остальной части без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору суда признаны виновными:

Самойлов В.В., Семке А.М. и Серков Н.Н. в подстрекательстве к убийству Б по найму, а Серков Н.Н. еще и группой лиц по предварительно му сговору, а также в подстрекательстве к умышленному причинению средней тяжести вреда здоровью Г группой лиц по предварительному сговору;

Войтенко С Л . и Курашов А.А. в незаконном лишении свободы Б,

группой лиц по предварительному сговору, а Копылов С.А. и Мотов НА. в умышленном причинении смерти Б группой лиц по предвари тельному сговору, по найму;

Копылов С.А. в разбойном нападении на Г с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой.

Эти преступления совершены в 2007-2008 гг. в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Мотов вину признал, Копылов - признал частично, а Самойлов, Семке, Серков, Войтенко и Курашов - не признали.

В апелляционном представлении прокурора Кузнецова Ф.В. поставлен вопрос об изменении приговора ввиду его незаконности в отношении всех осужденных. В обоснование этих доводов, на основе анализа доказательств по делу делается вывод о том, что суд необоснованно переквалифицировал действия Войтенко и Курашова с похищения Б , которое инкриминировалось им органами следствия, на незаконное лишение свободы потерпевшего. Имеющиеся по этому поводу в приговоре суждения, неубедительны и не соответствуют судебной практике. Необоснованная квалификация действий Войтенко и Курашова по п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ повлекла назначение им чрезмерно мягкого, несправедливого наказания. Кроме того, назначая Курашову наказание по ч.5 ст. 69 УК РФ в виде 8 лет 4 месяцев лишения свободы, суд не учел, что предыдущим приговором ему было назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы. Назначенное Самойлову Семке и Серкову наказание является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, при этом судом необоснованно применена ст. 64 УК РФ. Назначенное им наказание не соответствует тяжести преступления и личности этих осужденных, которые признаны виновными в совершении особо тяжкого преступления имеющего повышенную общественную опасность. Они заслуживают более строгого наказания и оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется, убедительных доводов применения ст. 64 УК РФ в приговоре не приведено. Судом неверно оценены цели и мотивы преступления, поведение виновных во время или после совершения преступления, данные, характеризующие их личность. Не учтено, что преступление совершено из корыстных побуждений, указанные лица вины не признали, не раскаялись, ущерб не возместили. В приговоре не мотивировано, по чему ряд обстоятельств признаны исключительными. Кроме того, указывается на то, что Самойлову и Семке вменялось только подстрекательство к убийству по найму, в приговоре не указана редакция статей уголовного закона, суд признал виновным Серкова в преступлении, предусмотренном ч.4 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, а наказание назначил и по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, во вводной части приговора в отношении Копылова указаны не все необходимые данные, в приговоре не решена судьба некоторых вещественных доказательств.

Просит приговор в отношении всех осужденных изменить:

- во вводной части приговора уточнить анкетные данные Копылова С.А., ука зав, что он юридически не судим, имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей;

- указать редакцию уголовных законов, по которой осуждены Самойлов Семке, Серков, Копылов и Мотов;

- переквалифицировать действия Войтенко С.А. и Курашова А.А. с п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ на п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ и назначить каждому из них по этой статье 7 лет 6 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений назначить каждому по 9 лет 6 месяцев лишения свободы;

- исключить из приговора указание о том, что Самойлов ВВ. и Семке А.М совершили подстрекательство к убийству Б «группой лиц по предвари тельному сговору», указав, что они совершили подстрекательство к убийству Б,

по найму;

- указать, что Серков Н.Н. совершил подстрекательство к убийству Б,

группой лиц по предварительному сговору, по найму;

- указать, что Самойлов ВВ., Семке А.М.,Серков Н.Н. совершили подстрекательство к умышленному причинению средней тяжести вреда здоровью потер певшей Г группой лиц по предварительному сговору;

- исключить из приговора указание о применении в отношении Самойлова ВВ., Семке А.М., Серкова Н.Н. правил ст. 64 УК РФ;

- признать Самойлова В.В. и Семке А.М. виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и ч.4 ст.ЗЗ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, назначив каждому из них по ч.4 ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ 16 лет лишения свободы, по ч.4 ст.ЗЗ п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ 3 года лишения свободы, и на основании ч.З ст.69 УК РФ по 17 лет лишения свободы;

- признать Серкова Н.Н. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.ЗЗ, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 и ч.4 ст.ЗЗ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, на значив ему по ч.4 ст.ЗЗ, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ 15 лет лишения свободы, по ч.4 ст.ЗЗ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ 3 года лет лишения свободы, а на основании ч.З ст.69 УК 16 лет 6 месяцев лишения свободы;

- решить вопрос о судьбе вещественных доказательств, указанных в представлении.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Самойлов ВВ. и в его защиту адвокаты Соколов СВ. и Маркиш М.Ю. считают приговор незаконным и необоснованным. В обоснование этих доводов, подвергая детальному анализу доказательства по делу, ссылаясь на судебную практику, делают вывод о недоказанности виновности Самойлова ВВ в подстрекательствах к убийству Б и причинению телесных повреждений Г а также о несоответствии приговора требованиям Закона. Утверждают, что выводы суда основаны не на доказательствах, а на предположениях Причины имеющихся противоречий в представленных стороной обвинения доказательствах не выяснены и не оценены. Приведенные в приговоре показания по терпевших Г иБ свидетелей Л ,Ш ,В Н М ,Ш ,С иР никоим образом не подтверждают наличие у Самойлова умысла из мести на убийство Б и на причинение вреда здоровью Г , тем более что показания названных лиц от носятся к более раннему периоду. Указывая в приговоре на конкретные действия Самойлова, якобы совершенные им с целью реализации своего умысла на подстрекательство к убийству Б и причинению телесных повреждений Г , суд, в нарушение требований ст.73 УПК РФ, не указал время, место и иные существенные обстоятельства совершенных преступлений. Ссылка на показания Л неубедительна в силу их непоследовательности и противоречивости. Анализ доказательств в своей совокупности свидетельствует о том, что Самойлов не совершал тех действий, которые установлены приговором: с Семке он после убийства Б не встречался, денег ему не передавал, не получал от него никаких вещей и документов Б и отчлененного от трупа пальца. По сути бездоказательным является и осуждение Самойлова за подстрекательство к причинению вреда здоровью Г , при этом судом не выполнены требования ст. 73 УПК РФ. Ссылка на показания Л неубедительна, поскольку они противоречат показаниям Серкова, Копылова и Мотова. Не соответствующим материалам дела является и вывод о намерении совершить преступление против Г 22 апреля 2008 года, когда она должна была явиться в судебное заседание. При этом не учтено, что в этот период Самойлов находился за пределами России, никаких телефонных переговоров не вел. Ссылка на финансовую состоятельность Самойлова, никоим образом не уличает его в причастности к преступлениям, якобы совершенным за вознаграждение, предложенное Самойловым. Последовательные и непротиворечивые показания, данные Самойловым на следствии и в суде никем и ничем не опровергнуты. Судом нарушен принцип презумпции невиновности, имеющиеся по делу сомнения должны толковаться в пользу Самойлова. Просят отменить обвинительный и постановить оправдательный при говор в отношении Самойлова;

- осужденный Семке А.М. и в его защиту адвокаты Сошников ВВ. и Чистяков А.Ю., не оспаривая обоснованность осуждения Семке по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, детально анализируя доказательства по делу, утверждают что виновность Семке в подстрекательстве к убийству Б не доказана его показания о непричастности к этому преступлению никем и ничем не опровергнуты, и, более того, подтверждены показаниями других осужденных по делу Добытые по делу доказательства свидетельствуют о желании получить от Б

подтверждение в причастности к убийству Р . Что касается лишения ее жизни Копыловым, то это является эксцессом исполнителя, к чему Семке отношения не имеет, его умыслом не охватывалось убийство Б Вывод о наличии предварительного сговора между Семке, Самойловым и Серковым основан на предположениях. Содержащиеся в приговоре распечатки телефонных соединений не уличают Семке в подстрекательстве. Ничем объективно не подтверждено и то, что перед лишением жизни Б имело место незаконное лишение его свободы. Такой вывод основан на неправильной оценке доказательств по делу, при этом, причина имеющихся противоречий в показаниях ряда лиц судом не выяснена. В приговоре не приведены бесспорные доказательства подтверждающие, что Семке конкретно давал указания об убийстве Б был информирован о действиях Серкова, Копылова, Мотова и Курашова, то есть действовал как подстрекатель. Бездоказательным является и вывод, касающийся совершения убийства по найму. Получение денег Копыловым за убийство Б

основывается лишь на данных на предварительном следствии показаний Копылова, Серкова и Лебедева, которые имеют существенные противоречия.

Кроме того, в дополнительной жалобе осужденный Семке утверждает что у суда не было законных оснований для выделения дела в отношении Л

в отдельное производство и это обстоятельство повлекло нарушение их права на защиту, поскольку при наличии существенных противоречий в его показаниях он был лишен возможности задать ему вопросы. Без достаточных оснований следствием и судом отказано в дополнительном психиатрическом обследовании Копылова, показания которого также были положены в основу приговора. Его до воды о фальсификации доказательств по уголовному делу фактически не проверялись.

Осужденный Семке и его адвокаты просят отменить обвинительный приговор в части осуждения Семке по ч.4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и постановить оправдательный приговор;

- совместной, адвокаты Неделько В.Г. и Шлыков Р.В. в защиту осужденного Серкова Н.Н., не оспаривая обоснованность осуждения их подзащитного по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, утверждают, что его осуждение за подстрекательство к убийству Б является незаконным, поскольку не подтверждается добытыми по делу доказательствами, ссылка в приговоре на показания Сер кова на следствии, неубедительна, поскольку они не уличают его в подстрекательстве, а свидетельствуют о его желании вынудить Б признаться в убийстве Р . Совершение же убийства Б Копыловым, является эксцессом последнего, о чем последний и давал показания. Указывают на то что показания Серкова, уличающие его в подстрекательстве, были даны им в результате применения незаконных методов расследования, оказанным на него психологическим давлением. Показания Серкова о том, что убийство не входило в его планы, ничем не опровергнуты. Действия их подзащитного следует расценивать как заранее необещанное укрывательство убийства. Наказание, назначенное по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, является чрезмерно суровым. Суд не учел что Серков является участником боевых действий по защите интересов РФ, в ходе которых был тяжело ранен, является единственным кормильцем двоих несовершеннолетних детей, явился с повинной, характеризуется положительно. Все это давало основание для применения условного осуждения. Просят переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 33, п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 на ст.316 УК РФ, освободив от назначаемого наказания за истечением сроков давности, а по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ применить ст. 73 УК РФ;

- осужденный Мотов считает наказание чрезмерно строгим, при его назначении в достаточной степени не учтено, что он сам явился в ОРБ, написал явку с повинной, на всем протяжении следствия и в суде давал правдивые показания отягчающих наказание обстоятельств не имеется, в связи с чем просит изменить приговор, и с применением ст. 64 УК РФ смягчить наказание.

В основной и дополнительной апелляционной жалобах потерпевшая Г не соглашаясь с приговором, анализируя доказательства по делу полагает, что судом, вопреки имеющимся доказательствам, сделан неправильный вывод о том, что содеянное Самойловым, Семке и Серковым является подстрекательством к причинению вреда ее здоровью. Полагает, что содеянное ими образует состав разбойного нападения. Кроме того, приводит доводы, аналогичные со держащимся в апелляционном представлении прокурора о несправедливости наказания, назначенного указанным лицам и необоснованном применении к ним ст. 64 УК РФ. Также считает, что моральный вред подлежал компенсации в большем размере. Просит приговор в отношении Самойлова, Семке и Серкова изменить переквалифицировав их действия в отношении нее на ст. 162 ч.4 УК РФ, назначив наказание в соответствии с санкцией данной статьи, исключив применение к ним ст. 64 УК РФ, а также удовлетворить ее требования о компенсации морального вреда в соответствии с исковым заявлением.

По делу принесены возражения: на апелляционное представление прокурора - осужденным Семке А.М., адвокатами Чистяковым А.Ю., Муниной ИВ., Не делько В.Г. и Шлыковым Р.В. и двумя последними на жалобу потерпевшей Г

на апелляционные жалобы осужденных Самойлова ВВ., Семке А.М Мотова И.А. ,адвокатов Неделько В.Г., Шлыкова Р.В., Чистякова А.Ю., Сошникова ВВ., Соколова СВ., Маркиш М.Ю.- прокурором Вдовиным Д.В., в которых указанные лица считают доводы противоположной стороны неубедительными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив дело, обсудив доводы осужденных и их адвокатов, прокурора, по терпевшей, а также возражения на принесенные жалобы и представление, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о виновности Самойлова, Семке и Серкова в подстрекательстве к убийству Б и к причинению вреда здоровью Г , Войтенко и Ку рашова в незаконном лишении свободы Б Копылова и Мотова в убийстве Б , а Копылова и в разбойном нападении на Г , соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, анализ которых дан в приговоре.

Как следует из показаний Л на предварительном следствии, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, весной 2007 года к не му обратился его непосредственный начальник Семке, который пояснил, что Б

иГ , обвинявшиеся в убийстве Р , были оправданы су дом. Поскольку Р была гражданской женой Самойлова, тот попросил Семке найти людей способных выяснить у Б истинные мотивы убийства сожительницы, а затем убить Б Он согласился. Рассказал об этом своему другу - Серкову, также согласившемуся найти таких людей. При очередной встрече Серков сказал, что нашел таких людей, не называя их, сказав, при этом, что исполнители требуют рублей. Об этом он рассказал Сем ке, тот позвонил Самойлову, сказал, что нужны деньги. Последний попросил подождать. Через несколько дней Семке передал ему деньги. При встрече с Серковым он отдал тому деньги, фото Б показал, где тот живет, место работы, купили два телефона для конфиденциальной связи. Через некоторое время он встретился с Серковым. Тот сказал, что Б убили, потребовал оставшуюся половину денег, передал ему пакет с личными вещами Б . В тот же день встретился с Семке, в подтверждение убийства Б отдал ему па кет с вещами убитого, сказал, что исполнители требуют оставшуюся сумму. Сем ке позвонил Самойлову. На следующий день Семке передал ему деньги, рассказал, что в пакете с вещами убитого они с Самойловым нашли палец руки. Полученные от Семке деньги он отдал Серкову. Тот сказал, что труп Б где то закопали. Зимой 2007 года Семке попросил его съездить в к матери Б , якобы с целью поиска Б , а на самом деле, чтобы направить следствие по ложному пути, поскольку Семке знал, что Б мертв. С С он ездил в , встречались с матерью Б расспрашивали ее о сыне.

В ходе предварительного следствия осужденный Серков по обстоятельствам встреч с Л дал аналогичные показания, при этом, как следует из его показаний, Л сначала не называл имен «заказчиков», но потом он понял со слов Л , что им может быть «босс» организации, Самойлов, в которой работал Л а также « » (Семке), который активно занимался поиском убийц Р . Он также не сообщал, кто будет исполнять «заказ». За «исполнением заказа» он обратился к Копылову (« »), передал тому фото Б

полученное от Л указал место жительства и работы. Требования Копылова о денежном вознаграждении он передавал Л Тот отдал ему «авансом» рублей, обещая остальную сумму отдать после исполнения «заказа». Из его же показаний следует, что он купил бочку, которую передал Ко пылову, для сокрытия трупа. Им же Копылову была передана кислота в канистрах. О совершении убийства ему сообщал Копылов, передав, при этом, пакет с вещами Б в котором находился и отрезанный палец.

Из показаний осужденного Мотова, данных на предварительном следствии следует, что с 2005-2006 годов знаком с Копыловым «( ») и его приятелем - Серковым (« »). Копылов предложил ему в целях избавления от долга участвовать в убийстве Б , говоря, что нужно «убрать» одного человека который в свою очередь тоже кого-то убил. Копылов сказал, что этот «мужик был исполнителем заказа. Он спросил, что за заказ, Копылов ему ответил, что убили ребенка какой-то «шишки» и этот «шишка» заказывает этого «мужика Копылов так же рассказывал, что посредником этого заказа является « », который предоставляет всю информацию и деньги, так же Копылов сказал ему, что « » придумал исполнение заказа и приготовил для его исполнения бочку и кислоту, так же лопаты, фонари и место для захоронения трупа. За исполнение «заказа» было обещано рублей. Копылов сказал, что с заказчиком общается « » и он все организовывает, а им нужно ждать, когда все будет готово для исполнения убийства. Как ему стало известно, Войтенко и Курашов «взяли Б по дороге с работы, избили, посадили в машину, привезли в квартиру Там Копылов спрашивал у последнего, не он ли убил девушку. Тот ответил утвердительно, потому что ее «заказали», отказавшись при этом подтвердить сказанное под запись. После чего Копылов стал душить Б веревкой, а когда она порвалась, велел ему, Мотову, удерживать Б . Копылов вернулся с электрическим шнуром, и продолжил душить Б до тех пор, пока тот не перестал подавать признаки жизни. После убийства, обмотали труп скотчем положили его в баул, вывезли в заранее подготовленное Копыловым и «»

место - к реке на где вытащили баул с трупом, спрятали его в яме на берегу, забросали ветками и досками. Для доказательства исполнения «заказа» Копылов отрезал у трупа палец руки. Вернулись в квартиру собрали одежду убитого и поехали к » за деньгами. Копылов, высадил его, поскольку не хотел, чтобы его, Мотова, видел « ». Через некоторое время Копылов вернулся с «евро», их с его слов- рублей. Потом сожгли оде жду убитого, труп переложили в бочку и залили кислотой. Потом бочку в погребе зацементировали. Свою одежду уничтожили.

Согласно показаниям на предварительном следствии осужденного Копылова весной 2007 года к нему обратился Серков (« »), который предложил ему за работать деньги: нужно было убить мужчину, затем покалечить женщину. «»

пояснял, что мужчина и женщина убили какого-то ребенка, но суд их оправ дал и теперь какой-то очень богатый родственник этого ребенка хочет отомстить. « сказал, что за мужчину будет заплачено рублей. Он требовал жестких мер конспирации: часто не встречаться, на встречу он должен приезжать один, по вопросам убийства общаться по специально приобретенным телефонам Через несколько дней « » передал ему черно-белую фотографию мужчины на обратной стороне которой было написано: «Б ». Он же передал ему мобильный телефон и рублей в качестве аванса за убийство. Затем показал дом, где проживал Б . Труп нужно будет спрятать, а потому «»

подготовил двухсотлитровую бочку, кислоту, веревки, фонари, цемент, лопаты и сказал, чтобы он нашел место, где можно будет закопать труп в бочке Кроме того, « сказал, что заказчик, от чьего имени он действует, требует чтобы у убитого отрезали палец для подтверждения убийства. « » обещал дать «аванс» в рублей и такую же сумму обещал дать после убийства Выбирая место совершения убийства, он ездил к дому Б , на его работу. « » предложил захватить Б у работы, на машине вывезти его в «тихое место», где убить. Понимая, что одному ему будет тяжело совершить убийство, он обратился к Мотову, которому предложил совместно совершить убийство, и последующее нападение на женщину, в счет погашения долга Мото вым перед ним. Решили, что лучше всего будет задушить мужчину. Похитить Б от места работы он предложил бывшим «гаишникам»: Курашову (« ») и Войтенко ( »), которые должны будут схватить Б , «вырубить», и в машине привезти в квартиру по ул. где они должны были передать мужчину ему, за что заплатит им рублей, что впоследствии ими и было сделано. После захвата Б , он позвонил Мотову велел приехать в квартиру С , которую снимал П . Поехал к « », которому отдал документы Б , а тот дал «аванс рублей. До убийства Б спрашивал его про «заказчика», упомянув при этом Самойлова. После удушения Б , его труп вывезли к реке. Там он отрезал у трупа палец, который повез « » в качестве доказательства. Тот отдал евро.

Вышеприведенные показания Л , Серкова, Мотова и Копылова, не со держащие существенных противоречий, обоснованно признаны достоверными согласующимися не только между собой, но и с другими доказательствами по делу.

При следственном эксперименте с участием Копылова он указал: место, где был захвачен Б квартиру, где произошло убийство Б ; участок территории, где Войтенко и Курашов держали в машине Б до приезда Мотова; офис ЧОП « », где он договаривался с Войтенко и Курашовым место захоронения трупа Б место уничтожения вещей убитого и своей одежды.

В ходе следствия Копылов опознал Войтенко (« ») и Курашова «(»),

как лиц, захвативших Б и привезших его на квартиру, где тот позже был убит, а Мотов опознал Серкова (« ») и убитого ими Б

При проверке показаний Мотова тот рассказал и на месте показал, как и где было совершено преступление, сокрыт труп потерпевшего, уничтожены личные вещи. В указанном им месте на дне погреба была обнаружена бочка с находящимся внутри нее трупом Б

Установить причину смерти Б экспертам не представилось возможным ввиду разъедания трупа кислотой, при этом была установлена травматическая ампутация указательного пальца правой кисти.

Виновность Самойлова, Семке и Серкова в подстрекательстве к убийству Б подтверждается и другими, приведенными в приговоре доказательствами, в том числе, показаниями потерпевших Г Б брата убитого, свидетелей Ш дочери Г иЛ , брата Г , о характере взаимоотношений между Самойловым и Семке с одной стороны, и.

иГ с другой, после оправдания последних за непричастностью к убийству Р , сожительницы Самойлова.

Виновность Мотова и Копылова в убийстве Б , а последнего и в разбойном нападении на Г в представлении и жалобах не оспаривается, она подтверждается показаниями самих осужденных, показаниями потерпевшей Г ­

и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Не оспаривается самими осужденными Семке и Серковым, а также адвокатами в их защиту обоснованность осуждения Семке и Серкова за подстрекательство к причинению вреда здоровью Г .

Что же касается доводов в защиту Самойлова о его непричастности к этому преступлению, то они также проверялись в ходе судебного разбирательства и обоснованно были признаны неубедительными, поскольку опровергаются показаниями на следствии Л , согласно которым со слов Семке, Самойлов остался доволен тем, как был выполнен «заказ» на убийство Б , и теперь надо довести дело до конца, покалечив, но, не убивая, Г , также причастной к убийству Р . Кроме того, Самойлов нападением на Г намеревался решить и другие проблемы, предъявив к ней несколько исков, поскольку та раньше была его любовницей. Нападение необходимо было инсценировать, как разбойное. За это, со слов Семке, Самойлов обещал заплатить рублей. Он согласился и обратился к Серкову, предложив поручить нападение тем же «исполнителям». Через пару дней Семке передал ему рублей и фото Г которые он отдал Серкову. 22 апреля 2008 года Серков сообщил ему о совершении нападения на Г . Об этом он сказал Семке, тот перезвонил Самойлову попросив оставшуюся сумму денег, на что последний пообещал сделать это по возвращению в Россию. Однако Самойлов деньги так и не отдал, сославшись на то, что не доволен результатом - причинением незначительного вреда.

Серков в показаниях на следствии подтвердил обстоятельства обращения к нему Л с просьбой «долбануть» Г но не убивать, пообещав вознаграждение. Эту просьбу он передал Копылову (« »). Полученные от Л

фото Г и рублей он отдал Копылову. Через несколько месяцев Копылов сообщил ему о совершенном нападении. Получить от Л оставшиеся не удалось, поскольку тот усомнился в выполнении «заказа».

По заключению эксперта здоровью Г причинен вред: средней тяжести (перелом 4 пальца правой руки); легкий с кратковременным расстройством здоровья (закрытая черепно-мозговая травма, раны на лице и голове). Эти повреждения могли быть причинены 22 апреля 2008 года в результате воздействия тупого твердого предмета.

Одновременно с этим судебная коллегия не может согласиться с доводами содержащимися в апелляционной жалобе потерпевшей Г , о необходимости квалификации действий Самойлова, Семке и Серкова как разбойного нападения на нее, поскольку собранных по делу доказательств недостаточно для вывода о направленности умысла указанных лиц на завладение имуществом потерпевшей.

В связи с чем доводы потерпевшей в этой части не могут быть признаны убедительными.

В ходе предварительного следствия и при судебном разбирательстве тщательно проверялась психическая полноценность, в том числе, и Копылова, кото рая обоснованно не вызвала у суда никаких сомнений. Каких-либо новых данных о психическом состоянии Копылова, которые не могли быть известны при проведении психиатрической экспертизы, стороной защиты, ставящей под сомнение достоверность показаний Копылова, представлено не было, в связи с чем эти до воды признаются судебной коллегией неубедительными.

Выделением дела в отношении Л в отдельное производство, на что указывается в жалобах в защиту осужденных, требования уголовно - процессуального закона, в данном конкретном случае, нарушены не были.

При этом коллегия отмечает, что ни показания Л , ни показания Ко пылова не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы в защиту осужденных о том, что приговор постановлен на порочных, недопустимых доказательствах поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Доводы осужденных и адвокатов о том, что непроведение органами следствия некоторых следственных действий, отклонение судом ряда ходатайств, ссылка на «признательные» показания осужденных, данных на следствии, привели к вынесению необоснованного приговора, также являются несостоятельными, по скольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, и, проверив все версии в защиту осужденных и опровергнув их, признал Самойлова, Семке, Серкова, Копылова, Мотова, Войтенко и Курашова виновными в совершении инкриминируемых им преступлениях, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Содержащиеся в апелляционном представлении прокурора доводы о том, что Войтенко и Курашов должны нести ответственность не за незаконное лишение свободы Б , а за его похищение, никоим образом не ставят под сомнение правильность вывода суда о том, что содеянное ими не образует объективную сторону похищения человека. Оснований говорить о том, что судом неправильно установлены обстоятельства содеянного Войтенко и Курашовым, судебная колле гия не находит.

Нарушений Закона, являющихся основанием для отмены приговора по доводам, содержащимся в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов, по делу не допущено.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Преступления, за которые осуждены Самойлов, Семке и Серков-ч.4 ст. 33, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, а Войтенко и Курашов - п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ, предусматривающей наказание в виде лишения свободы сроком до пяти лет, отнесены законом к преступлениям средней тяжести - ч.З ст. 15 УК РФ.

Поскольку после совершения указанных преступлений прошло свыше 6 лет то в соответствии с п. «б» ч.1 ст. 78 УК РФ Самойлов, Семке, Серков, Войтенко и Курашов подлежат освобождению от наказания, назначенного за совершение указанных преступлений.

В связи с этим обстоятельством в отношении Самойлова, Семке и Серкова надлежит исключить применение к ним положений ч.З ст. 69 УК РФ при назначении наказания по совокупности преступлений, а в отношении Войтенко и Кура шова - ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Поскольку Серков виновным был признан по п. «з» ч.2 ст. 105, ч.4 ст. 33 УК РФ, назначение ему наказания и по п. «ж» ч.2 ст. 105, ч.4 ст. 33 УК РФ является ошибочным и подлежит исключению из резолютивной части приговора.

Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора указано, что Самойловым и Семке совершено подстрекательство к убийству Б группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Между тем, Самойлову и Семке подстрекательство к групповому убийству не вменялось, в связи с чем приговор в этой части подлежит соответствующему уточнению.

Судебная коллегия не находит оснований для усиления наказания Самойлову, Семке и Серкову по ч.4 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и исключения приме нения к ним положений ст. 64 УК РФ, как об этом поставлен вопрос в апелляционном представлении прокурора и апелляционной жалобе потерпевшей.

При назначении наказания Самойлову, Семке и Серкову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личности, смягчающие наказание обстоятельства, каковыми признаны в отношении: Самойлова - первая судимость, наличие на иждивении троих несовершеннолетних детей- 2003, 2006, 2010 года рождения, один из которых 2003 года рождения - ребенок инвалид, что он является главой многодетной семьи, заболевания матери - С лет, страдающей рядом хронических заболеваний, в том числе исключительно положительные характеристики с мест работы, что ему присвоено звание «»

; Семке, что он состоит на диспансерном учете с диагнозами:

сведения содержащиеся в характеристиках, со гласно которым, он характеризуется положительно; Серкова, что им перенесена тяжелая черепно-мозговая травма (к у него имеются ряд заболеваний, проходя службу в органах МВД, награжден медалью»,

знаком « », имеет двоих малолетних детей, явился с повинной, а также противозаконное поведение потерпевших, явившееся провоцирующим фактором для совершения ими преступлений, и все обстоятельства дела при этом судом не установлено обстоятельств, отягчающих наказание Самойлова Семке и Серкова. Назначенное им наказание отвечает требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ, оно соразмерно содеянному, является справедливым, и оснований считать его как чрезмерно мягким, так и чрезмерно суровым, судебная коллегия не находит.

В приговоре приведены правильные и убедительные доводы в подтверждение применения к Самойлову, Семке и Серкову положений ст. 64 УК РФ. В связи с чем просьба об исключении применения названной статьи, содержащаяся в апелляционном представлении прокурора и апелляционной жалобе потерпевшей удовлетворена быть не может.

Вместе с тем, несмотря на вносимые в отношении Самойлова, Семке и Сер кова изменения, оснований для смягчения им наказания судебная коллегия не на ходит.

Наказание, назначенное Копылову, Войтенко и Курашову, также отвечает требованиям Закона, является справедливым, сторонами обвинения и защиты не оспаривается.

При назначении наказания Мотову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности, смягчающие (явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, признание вины) и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, и все обстоятельства дела. Назначенное ему наказание отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, оно соразмерно содеянному, является справедливым, и оснований считать его чрезмерно суровым, судебная коллегия не находит.

Гражданский иск потерпевшей Г разрешен в соответствии с требованиями Закона. При определении размера компенсации морального вреда суд в полной мере учел степень нравственных, моральных и физических страданий причиненных ей в результате совершения против нее преступления, руководству ясь при этом принципом разумности и справедливости. Оснований для увеличения компенсации вреда судебная коллегия не находит.

Что касается остальных содержащихся в апелляционном представлении прокурора доводов, то их нельзя признать существенными и являющимися основанием для внесения изменений в приговор.

На основании изложенного, и, руководствуясь ст.ст.З89.20, 389.24, 389.26 и 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 29 ноября 2013 года в отношении Самойлова В В Семке А М Серкова Н Н Войтенко С Л и Курашова А А изменить:

- освободить от наказания, назначенного Самойлову ВВ., Семке А.М. и Сер кову Н.Н. по ч.4 ст. 33, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, а Войтенко С.Л. и Курашову А.А по п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности в соответствии с п. «б» ч.1 ст. 78 УК РФ;

- исключить из описательно-мотивировочной части приговора в отношении Самойлова В.В. и Семке А.М. указание о совершении ими подстрекательства к убийству Б группой лиц по предварительному сговору, указав, что ими совершено подстрекательство к убийству Б по найму;

- исключить назначение наказания Серкову Н.Н. по п. «ж» ч.2 ст. 105, ч.4 ст. 33 УК РФ;

- исключить из приговора при назначении наказания в отношении Самойлова ВВ., Семке А.М. и Серкова Н.Н. ч.З ст. 69 УК РФ, а в отношении Войтенко СЛ. и Курашова А.А. ч.5 ст. 69 УК РФ;

- приговор в части осуждения по ч.4 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ: Самой лова ВВ. и Семке А.М., каждого, с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет лишения свободы, а Серкова Н.Н. с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет 6 месяцев лишения свободы, оставить без изменения.

В остальном приговор о них, а также в отношении Копылова С А

и Мотова И А оставить без изменения, а апелляционные представление, жалобы и дополнения к ним - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 127 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта