Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-АПУ15-7 от 18.03.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №81-АПУ 15-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 18 м а р т а 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Ведерниковой ОН. иШамова А.В при секретаре Смирновой О.П., с участием прокурора Кечиной И.А., осужденных Гулькина В.С., Куликова Д.В., Разгоняевой Д.Р., Силантьева Ю.В., Фомки ной Н.С., Шембурского А.А., их защитников - адвокатов Волковой М.А., Нянь киной О.А., Бушиной Т.Г., Подмаревой Е.В., Бондаренко В.Х., Чегодайкина А.Н., а также адвокатов Кротовой С В . (защитника Сидоровой В С ) , Живовой Т.Г. (защитника Порошиной А.С.) рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Куликова Д.В., Разгоняевой Д.Р а также адвокатов Хорошко Е.Г., Щербакова А.А. (защитников Куликова), адвоката Бакулиной Л.М. (защитника Разгоняевой), адвоката Фищенко О.В. (за щитника Шембурского), адвоката Шашковой Т.В. (защитника Фомкиной), адвоката Кулачихина А.Н. (защитника Силантьева), адвоката Богачевой Ю.В. (защитника Порошиной) на приговор Кемеровского областного суда от 13 октября 2014 г., согласно которому

Куликов Д В

ранее не судимый признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241, п.«а» ч.2 ст.240, п.«а» ч.З ст. 126, ч.1 ст.240, п.«а» ч.2 ст.240, п.«в» ч.З ст. 127.1, ч.1 ст.222, чЛ ст.222 УК РФ и ему назначено наказание:

- по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.) - в виде 4 лет лишения свободы,

- по п.«а» ч.2 ст.240 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 08.12.2003г.) - по эпизоду в отношении А - в виде 2 лет лишения свободы,

- по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.) - в виде 8 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.1 ст.240 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 08.12.2003г.) - по эпизоду в отношении С - в виде штрафа в раз мере 100 000 рублей. В соответствии с п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ от наказания, назначенного за данное преступление освобожден в связи с истечением срока давности,

- по п.«а» ч.2 ст.240 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377-ФЗ от 27.12.2009г.) - по эпизоду в отношении Т - в виде 2 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении М в виде 8 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.1 ст.222 УК РФ (по эпизоду незаконного хранения пистолета) - в виде 2 двух лет лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей,

- по ч. 1 ст.222 УК РФ (по эпизоду незаконного хранения боеприпасов) - с применением положений ч. 1 ст.62 УК РФ - в виде 1 года лишения свободы со штрафом в размере 15 000 рублей.

В соответствии с ч.З, ч.4 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений пу тем частичного сложения наказаний окончательно Куликову Д.В. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 (одиннадцать) лет со штрафом в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей с ограничением свободы на 1 (один год 6 (шесть) месяцев.

В соответствии со ст. 53 УК РФ в период отбывания ограничения свободы на него возложены следующие ограничения: являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, не из менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного государственного органа.

Наказание в виде лишения свободы постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима;

Разгоняева Д Р

ранее не судимая признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241, п.«в» ч.З ст. 127.1, ч.1 ст. 127.1, ч.1 ст. 127, ч.1 ст. 127.1 и ей назначено наказание:

- по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.) - в виде 4 лет лишения свободы,

- по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении М с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 8 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.1 ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы,

- поч.1 ст. 127 УК РФ - с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 1 года ограничения свободы. В соответствии с п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ от наказания, назначенного за данное преступление, освобождена в связи с истечением срока давности,

- по ч.1 ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении М с применением положений ч. 1 ст.62 УК РФ - в виде 2 лет лишения свободы.

В соответствии с ч.З,4 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Разгоняевой ДР. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы на 1 (один) год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ в период отбывания ограничения свободы на нее возложены следующие ограничения: являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, не из менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории

сельского поселения района области без согласия указанного государственного органа.

Наказание в виде лишения свободы постановлено отбывать в исправительной колонии общего режима;

Шембурский А А

судимый:

03.11.2003г. Центральным районным судом

г.Новокузнецка Кемеровской области по п.«д» ч.2 ст. 161 УК

РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным

сроком 4 года,

06.07.2004г. Куйбышевским районным судом

г.Новокузнецка Кемеровской области по п.«г» ч.2 ст. 161, ч.5

ст.74, 70 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы,

06.08.2004г. Центральным районным судом

г.Новокузнецка Кемеровской области по ч.1 ст. 161, ч.5 ст.69

УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден

16.12.2005г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 14 дней,

14.05.2008г. Центральным районным судом

г.Новокузнецка Кемеровской области по ч.2 ст. 159 УК РФ

к2 годам лишения свободы условно с испытательным сро­

ком 3 года,

24.11.2008г. Новоильинским районным судом

г.Новокузнецка Кемеровской области по п.«в» ч.2 ст. 158, ч.5

ст.74, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, ос­

вобожден постановлением Беловского городского суда Ке-

меровской области от 23.10.2009г. условно-досрочно на 1

год 6 месяцев 16 дней,

- 27.09.2012г. Центральным районным судом г.Кемерово по

п.«а,в,г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241, п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ, и ему назначено наказание с применением положений ч.2 ст.68 УК РФ:

- по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377-ФЗ от 27.12.2009г.) - в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы,

- по п.«а» ч.З ст. 126 УК (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.) - в виде 7 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год.

В соответствии с ч.З, ч.4 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Шембурскому А.А. назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ назначенное наказание частично сложено с наказанием, назначенным по приговору Центрального районного суда г.Кемерово от 27.09.2012г., и по совокупности преступлений назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год.

На основании п.«в» ч.7 ст.79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от отбывания наказания по приговору Новоильинского районного суда г.Новокузнецка от 24.11.2008г., примененное постановлением Беловского городского суда Кемеровской области от 23.10.2009г.

В соответствии с ч.1 ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору Новоильинского районного суда г.Новокузнецка от 24.11.2008г., и по совокупности приговоров окончательно Шембурскому А.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы на 1 (один год.

В соответствии со ст.53 УК РФ в период отбывания ограничения свободы на него возложены следующие ограничения: являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, не из менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного государственного органа.

Наказание в виде лишения свободы постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима,

Фомкина Н С

не судимая признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241, п.«в» ч.З ст. 127.1, п.«в» ч.З ст. 127.1, ч.1 ст. 127.1 УК РФ и ей назначено наказание:

- по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.) - в виде 2 лет лишения свободы,

- по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении М с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 8 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 8 лет 3 месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

- по ч.1 ст. 127.1 УК РФ (по эпизоду в отношении М с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 2 лет лишения свободы.

В соответствии с ч.З, ч.4 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений пу тем частичного сложения наказаний Фомкиной Н.С. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В соответствии со ст.53 УК РФ в период отбывания ограничения свободы на нее возложены следующие ограничений: являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, не из менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного государственного органа.

Наказание в виде лишения свободы постановлено отбывать в исправительной колонии общего режима,

Силантьев Ю В

не судимый признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241, ч.1 ст.241, п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ и ему назначено наказание:

- по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 377-ФЗ от 27.12.2009г.) - по эпизоду за период с декабря 2010г. по октябрь 2011г. - в виде 1 года лишения свободы,

- по ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.) - по эпизоду за период с ноября 2011г. по январь 2012г. - в виде 1 года лишения свободы,

- по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ - с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ - в виде 8 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год.

В соответствии с ч.З, ч.4 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Силантьеву Ю.В. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы на 1 (один) год.

В соответствии со ст.53 УК РФ в период отбывания ограничения свободы на него возложены следующие ограничения: являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, не из менять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории г. области без согласия указанного государственного органа.

Наказание в виде лишения свободы постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима,

Порошина А С

не судимая признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.241 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011г.), и ей на значено наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным, с испытательным сроком 3 (три) года. На нее возложена обязанность являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного по месту жительства, и не менять своего постоянного места жительства без уведомления указанного органа.

По данному делу также осуждены: Гулькин В С , Корякина Н.Н., Хра менков В.И., Алексеев А.Э., Свиязов Ю.М., Чекркасов СТ., Пастухов Г.Н Григорьев Т.А., Вотинцев Д.А., Кочмар Н.Г. и Сидорова В С . - приговор в от ношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденных Гулькина В.С, Куликова Д.В., Разгоняевой ДР., Силантьева Ю.В., Фомкиной Н.С, Шембурского А.А., их защитников адвокатов Волковой М.А., Нянькиной О.А., Бушиной Т.Г., Подмаревой Е.В Бондаренко В.Х., Чегодайкина А.Н., а также адвокатов Кротовой С В . (защит ника Сидоровой В С ) , Живовой Т.Г. (защитника Порошиной А.С), выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечиной И.А судебная коллегия

установила:

Согласно приговору, Куликов Д.В., Разгоняева ДР., Шембурский А.А Силантьев Ю.В., Порошина А.С, Фомкина Н.С. совершили деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, а Куликов Д.В Разгоняева Д.Р., Порошина А.С, кроме того - содержание притонов для занятия проституцией.

Куликов Д.В. также совершил принуждение к продолжению занятия проституцией, в том числе с применением насилия, вовлечение в занятие проституцией, с применением насилия, незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Куликов Д.В. и Шембурский А.А., кроме того, совершили похищение человека, из корыстных побуждений, организованной группой.

Фомкина Н.С, Силантьев Ю.В., Разгоняева Д.Р. и Куликов Д.В. соверши ли также торговлю людьми, то есть куплю-продажу человека в целях его экс- плуатации, организованной группой, при этом Фомкина Н.С. - с применением насилия.

Разгоняева ДР. совершила незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением.

Судом установлено, что преступления совершены при обстоятельствах указанных в приговоре.

Осужденным Куликовым Д.В. и его защитниками адвокатами Щербаковым А.А. и Хорошко Е.Г. на приговор суда поданы апелляционные жалобы, в которых они высказывают несогласие с приговором, считая его не законным, необоснованным и несправедливым.

При этом в жалобе осужденный Куликов просит оправдать его в части осуждения по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ и п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, поскольку как он утверждает, его виновность в совершении преступления в отношении потерпевшей М не доказана и выводы суда не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании. Заявляет, что он не был осведомлен о каких-либо действиях Разгоняевой, направленных на куплю продажу человека (М ); выводы суда в части оценки его (Куликова Д.В.) действий и действий Шембурского А.А. по факту похищения С

считает противоречивыми.

В апелляционной жалобе защитника Щербакова А.А. содержится просьба об отмене приговора в части обвинения Куликова Д.В. в совершении преступлений, предусмотренных п.«а» ч.2 ст.240, п.«а» ч.З ст. 126, ч.1 ст.240, п.«а» ч.2 ст.240, п.«в» ч.З ст. 127.1, ч.1 ст.222 УК РФ, изменении приговора в части обвинения Куликова Д.В. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241, ч.1 ст.222 УК РФ; исключении из приговора указания о совершении Куликовым деяний, направленных на организацию занятия проституцией другими лицами, а равно содержание притонов для занятия проституцией в составе организованной группы; назначении Куликову наказания с применением ст. 73 УК РФ.

В апелляционной жалобе защитник Хорошко Е.Г. просит отменить при говор в отношении Куликова Д.В. и вынести новый приговор, с учетом доводов апелляционной жалобы.

По мнению защитников, при вынесении приговора судом допущено не правильное применение норм уголовного закона, а также существенное нарушение норм уголовно-процессуального закона, что в свою очередь повлекло несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, и несправедливость приговора.

Приговор, с их точки зрения, не соответствует требованиям уголовно процессуального закона, поскольку при наличии противоречивых доказательств суд не привел мотивов, по которым признал достоверными одни доказательства и отверг другие.

Ссылаясь на установленные судом в приговоре обстоятельства, цитируя выдержки из приговора, касающиеся выводов суда о наличии в действиях Куликова признаков «организованной группы», сопоставляя их, адвокаты, с ука- занием на даты инкриминированных деяний, полагают, что данные выводы су да не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного Куликова и правильность применения су дом уголовного закона.

Исходя из обстоятельств, признанных судом установленными, защитники считают неправильными выводы суда о том, что Куликов Д.В. совершил деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, а равно содержание притонов для занятия проституцией «в составе организован ной устойчивой группы».

Кроме того, по мнению защиты, судом неправильно применены нормы уголовного закона при квалификации действий Куликова по ст.241 УК РФ;

выводы суда о виновности Куликова в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.240 УК РФ (в отношении потерпевшей А ), не основаны на совокупности доказательств и сделаны судом в нарушение правил установленных ст.ст.87 и 88 УПК РФ;

защита заявляет, что протокол допроса потерпевшей, полученный в ходе предварительного следствия и составленный с ее слов, подписан ею в состоя нии опьянения и без его прочтения, т.е. является недопустимым доказательством, полученным с нарушением ст. 179, пп.2,6 ст. 190 УПК РФ.

По мнению защиты, выводы суда о виновности Куликова в принуждении потерпевшей С к занятию проституцией, а также в ее похищении (как по первому, так и по второму эпизоду), и о квалификации его действий по ч. 1 ст.240 УК РФ и п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ - основаны на неправильном применении уголовного закона, и не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела; одни и те же действия осужденного получили в приговоре «двойную квалификацию», что не допустимо.

Необоснованной, с точки зрения защиты, является и квалификация действий Куликова по п. «а» ч.2 ст.240 УК РФ, т.е. как вовлечение в занятие проституцией потерпевшей Т , совершенное с применением насилия;

при квалификации данного деяния, по мнению защиты, суд вышел за пределы предъявленного Куликову обвинения.

Защитники также в жалобе оспаривают правильность выводов суда о виновности Куликова в совершении купли-продажи потерпевшей М и квалификации его действий по п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, считая выводы суда необоснованными, не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также основанными на неправильном применении норм уголовного закона.

Относительно квалификации действий Куликова по ч. 1 ст.222 УК РФ, как незаконное хранение огнестрельного оружия, защита считает ее необоснован ной с учетом того, что государственный обвинитель отказался от обвинения в части приобретения Куликовым оружия. Данное обстоятельство, по мнению защиты, исключает возможность ответственности Куликовым за хранение оружия, поскольку доказательств приобретения оружия Куликовым органами

следствия и судом не добыто. Защитник Щербаков А.А. обращает внимание и на тот факт, что гараж, в котором обнаружено инкриминируемое оружие, Куликову не принадлежит и находится в собственности его матери.

В жалобах осужденный Куликов Д.В. и его защитники Щербаков А.А Хорошко Е.Г. в обоснование своих доводов ссылаются на исследованные в суде доказательства, анализируют их и дают им собственную оценку.

По мнению защитника Хорошко Е.Г., суд в нарушение требований ч.1 ст.383 УПК РФ, назначил Куликову Д.В. несправедливое чрезмерно суровое наказание, не соответствующее тяжести преступления и личности осужденного.

В апелляционной жалобе адвоката Кулачихина АН., поддержанной осужденным Силантьевым Ю.В., содержится просьба об отмене приговора или об изменении приговора и снижении размера назначенного Силантьеву наказания.

По мнению стороны защиты, приговор суда является незаконным, не обоснованным и несправедливым.

Относительно двух эпизодов преступлений, предусмотренных ч.1 ст.241 УК РФ, как считает защитник, действия Силантьева следует квалифицировать как пособничество в организации преступления, т.е. по ч.5 ст.ЗЗ, ч.1 ст.241 УК РФ.

По мнению защитника, в действиях Силантьева Ю.В. не содержится при знаков такого отягчающего наказание обстоятельства, как совершение преступления «в составе организованной группы».

Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, за щитник считает, что обвинение Силантьева Ю.В. в совершении преступления предусмотренного п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ (в отношении М ), не на шло своего подтверждения. Защитник утверждает, что факта купли-продажи М не было, а ее передали из одной фирмы в другую (в фирму Разго няевой) за долги, которые у нее были перед Силантьевым и другими лицами.

Назначенное осужденному Силантьеву наказание защитник считает не справедливым и чрезмерно суровым; полагает, что с учетом данных о личности Силантьева, степени общественной опасности инкриминированных ему преступлений, мнения потерпевшей и отсутствия у нее претензий к подсудимому поведения Силантьева в период предварительного следствия, признания им вины и раскаяния в содеянном, состояния здоровья, семейного положения, а так же других смягчающих наказание обстоятельств, указанных в приговоре, у суда были основания для назначения ему наказания с применением статей 64 и 73 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвоката Фищенко О.В., поданной в защиту осужденного Шембурского А.А., содержится просьба об отмене обвинительного приговора и вынесении оправдательного приговора в связи с отсутствием в действиях Шембурского составов преступлений.

По мнению защитника, приговор также подлежит отмене ввиду непричастности Шембурского А.А. к преступлениям, предусмотренным ч.1 ст.241 УК РФ и п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ; выводы суда о виновности Шембурского в ин­

криминированных ему преступлениях не соответствуют фактическим обстоя- тельствам уголовного дела, а также не подтверждены доказательствами, рас смотренными в судебном заседании.

В обоснование жалобы защитник приводит выдержки из приговора, ссы лается на исследованные в судебном заседании доказательства, анализирует их и дает им собственную оценку.

Кроме того, по мнению защитника, судом неправильно квалифицированы действия Шембурского А.А., как похищение человека.

В дополнении к апелляционной жалобе защитника осужденный Шембур ский А.А. просит приговор изменить, исключить назначение наказания по пра вилам ст. 70 УК РФ, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ признать в качестве смягчающих наказание обстоятельств наличие у него «смертельных заболеваний положительные характеристики и смягчить наказание. По мнению осужденного, при вынесении приговора суд не учел данные, характеризующие его личность, а также его состояние здоровья в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Приговор суда считает несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания. Заявляет, что судом не выяснен вопрос о не отбытой части наказания по предыдущему приговору, полагает, что у суда не было оснований для назначения наказания по совокупности приговоров, по скольку в период условно-досрочного освобождения он не совершал новых преступлений: срок условно-досрочного освобождения закончился 23.04.2011 г., а приговор Кемеровского областного суда постановлен 13.10.2014 г; Кроме того, осужденный полагает, что приговор не соответствует требованиям закона поскольку в нем не содержится мотивов, по которым суд признал достоверны ми одни доказательства и отверг другие.

Адвокат Шашкова ТВ. в апелляционной жалобе, поданной в защиту Фомкиной Н.С, просит приговор изменить: оправдать Фомкину по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 127.1 УК РФ и п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, исключить из обвинения по ч.1 ст.241 УК РФ такой квалифицирующий признак как совершение преступления в составе организованной группы.

По мнению защитника, приговор является несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного Фомкиной наказания. С учетом смягчающих наказание обстоятельств, установленных в судебном заседании и перечисленных в приговоре, адвокат полагает, что у суда были все основания для применения к Фомкиной ст.82 УК РФ, то есть для отсрочки отбывания наказания в связи с наличием у нее малолетнего ребенка.

Кроме того, как считает защитник, судом дана неправильная юридическая оценка действий Фомкиной.

Не оспаривая квалификации действий Фомкиной Н.С. по ч.1 ст.241 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение деяний, направленных на организацию проституции другими лицами, защитник, вместе с тем, полагает, что суд необоснованно пришел к выводу о совершении ею деяний «в составе организованной группы».

Защитник выражает несогласие с юридической оценкой действий Фом киной по ч.1 ст. 127.1 УК РФ и п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, как купля-продажа человека, в том числе и при отягчающем обстоятельстве, которым является со вершение преступления в составе организованной группы. При этом в жалобе адвокат, ссылаясь на доказательства, подробно излагает фактические обстоятельства дела и дает им собственную оценку; высказывает свое мнение об отсутствии в действиях Фомкиной Н.С. признаков указанных преступлений, которые, как установлено судом, совершены в отношении потерпевших М,

Ш иМ

По мнению защитника, суду следовало критически отнестись к показаниям Ш поскольку она является наркозависимым лицом и в ходе судебного разбирательства была агрессивно настроена по отношению Фомкиной и Гулькину.

Как утверждает защитник, М , Ш и М имели полную свободу выбора, поэтому добровольно ушли от Фомкиной в фирму Разгоняевой; их никто не продавал и к исполнению рабского труда (в том числе занятию проституцией) не принуждал; поэтому в действиях Фомкиной Н.С, по мнению адвоката, отсутствуют объективные и субъективные признаки указанных преступлений, в том числе мотив преступлений, который судом не установлен.

В апелляционных жалобах осужденная Разгоняева Д Р . и ее защит ник адвокат Бакулина ВВ. выражают несогласие с приговором, считая его несправедливым.

Разгоняева ДР. просит смягчить назначенное ей наказание, ссылаясь на наличие у нее малолетнего ребенка, а также на другие смягчающие наказание обстоятельства, которые, с ее точки зрения, не в полной мере учтены судом при вынесении приговора.

Адвокат Бакулина ВВ. также считает назначенное Разгоняевой ДР. наказание чрезмерно суровым.

Кроме того, она полагает, что в деле нет достаточных доказательств, подтверждающих виновность Разгоняевой Д.Р. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 127.1 УК РФ и п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, т.е. торговле людьми, а также совершении преступлений организованной группой лиц. При этом в обоснование своих доводов защитник ссылается на исследованные в судебном заседании доказательства и дает им собственную оценку.

Дело, по мнению защитника, рассмотрено судом необъективно и с обвинительным уклоном.

Адвокат Богачева Ю.В. в апелляционной жалобе, поданной в защиту Порошиной А.С, просит приговор отменить и Порошину А.С. оправдать.

Ссылаясь на установленные судом обстоятельства и анализируя приведенные в приговоре доказательства, защитник полагает, что выводы суда о виновности Порошиной в совершении инкриминированных ей преступлений не подтверждены совокупностью доказательств. По мнению защитника, исследованные в судебном заседании доказательства не только не опровергают доводы защиты, но и подтверждают показания Порошиной, данные ею в судебном заседании.

Государственным обвинителем Фитисовой И.Ю. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных и защитников, доводы которых прокурор считает необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Осужденные Куликов Д.В., Разгоняева ДР., Силантьев Ю.В., Фомкина Н.С, Шембурский А.А., их защитники - адвокаты Нянькина О.А., Бушина Т.Г Подмарева ЕВ., Бондаренко В.Х., Чегодайкин А.Н., а также адвокат Живовова Т.Г. (защитник Порошиной) в заседании суда апелляционной инстанции под держали апелляционные жалобы.

Осужденный Гулькин В С , его защитник адвокат Волкова М.А. не возражали против доводов апелляционных жалоб.

В свою очередь просили смягчить Гулькину наказание, оправдать его по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч.З ст. 127.1 УК РФ.

Адвокат Кротова СВ. (защитник Сидоровой В.С.) возражений против до водов жалоб не высказала, с учетом того, что приговор в отношении Сидоровой ВС. не обжалован. Она также просила проверить дело в отношении Сидоровой В.С. в порядке, предусмотренном ч.2 ст. 3891 УПК РФ.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кечина И.А возражала против доводов апелляционных жалоб и просила приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и защитников.

Вывод суда о виновности Куликова Д.В., Разгоняевой ДР., Силантьева Ю.В., Фомкиной Н.С, Шембурского А.А. и Порошиной А.С. в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Все доказательства, положенные в основу приговора, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Необоснованными являются доводы стороны защиты Куликова Д.В. о том, что показания потерпевшей А полученные на предварительном следствии, являются недопустимыми доказательствами.

Обстоятельства, на которые ссылается сторона защиты в апелляционной жалобе, были проверены судом первой инстанции и не нашли своего подтверждения.

При этом суд обоснованно признал показания А на предварительном следствии допустимыми и достоверными доказательствами, по скольку они были даны в установленном законом порядке, подробны, детальны и согласуются с иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Показания потерпевшей А были даны спустя небольшой период времени после произошедших событий. Ею не отрицалось в судебном заседании, что показания записывались следователем с ее слов, она прочитывала свои показания перед их подписанием, никаких дополнений или замечаний по поводу правильности их изложения в протоколе ею сделано не было.

Частичное изменение показаний потерпевшей в судебном заседании в пользу подсудимых судом обоснованно расценено как попытка помочь Кули кову и Разгоняевой, у которых она работала длительное время. Об этом свидетельствует и ее позиция в судебном заседании, где она заявила об отсутствии у нее каких-либо претензий к подсудимым.

Обстоятельства дела, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены правильно, и действия осужденных Куликова Д.В., Разгоняевой Д.Р., Силантьева Ю.В., Фомкиной Н.С, Шембурского А.А. и Порошиной А.С. судом юридически квалифицированы правильно.

Судом обоснованно в приговоре признано доказанным, что преступление предусмотренное ч.1 ст.241 УК РФ (организация занятия проституцией), Кули ков Д.В., Разгоняева Д.Р., Силантьев Ю.В., Шембурский А.А. и Порошина А.С совершили в составе организованной группой, то есть устойчивой группы лиц заранее объединившихся для совершения данного преступления.

Судом установлено, что каждый из подсудимых в ходе совершения данного преступления действовал в соответствии с определенной индивидуальной ролью, выполняя конкретные, отведенные каждому из них функции, направленные на достижение единой цели - организации занятия проституцией другими лицами, с целью получения материального дохода от этой деятельности.

После создания Куликовым и Разгоняевой устойчивой группы, направленной на совершение конкретного преступления - организации занятия проституцией другими лицами, каждый из остальных подсудимых в последующем в разное время присоединялся к указанной группе, при этом осознавая, что присоединяется к преступной деятельности, связанной именно с занятием проституцией другими лицами. Каждый из членов группы осознавал эту общую цель функционирования группы и свою принадлежность к данной группе.

При этом деятельность каждого из подсудимых была осознанной, каждый из них понимал свою роль в этой группе, то есть понимал, что именно входит в его обязанности, порядок, условия и алгоритм осуществления своих обязанностей, действовал в соответствии с установленным графиком (в частности - водители, диспетчер, администраторы действовали посменно), осознавал наличие других членов группы (диспетчеров, водителей, руководителей) и понимал их функции, роль и задачи для достижения общего результата - организации занятия проституцией другими лицами. Всеми подсудимыми осознавалось наличие в группе как руководителей («хозяев») организации - Куликова и Разгоняевой так и подчиненных им рядовых членов группы, что свидетельствует об определенной иерархичности группы, а выполнение рядовыми членами группы четко определенных функциональных обязанностей (водительских, диспетчерских администраторских) - свидетельствует об элементах ее структурированности.

Каждый из подсудимых фактически участвовал в распределении прибыли, полученной в результате совместной преступной деятельности - самостоятельно забирая, либо получая от руководителей организации свою заранее ого­

воренную долю дохода, передавая остальную часть дохода руководителям

группы Куликову и Разгоняевой, которые, в свою очередь делили оставшуюся

часть прибыли между собой и использовали для личного обогащения.

Об устойчивости организованной группы, как правильно отмечено судом свидетельствуют: значительные масштабы преступной деятельности; вовлеченность в нее значительного круга лиц (как членов организованной группы, так и лиц, занимающихся проституцией); продолжение функционирования группы в случае временного отсутствия или постоянного выбытия кого-либо из ее членов (например, водителей); многократность и систематичность однотипных преступных действий; длительный период функционирования группы и направленность ее деятельности, которая была пресечена правоохранительными органами лишь в 2012г. О направленности преступной деятельности на неограниченный период времени свидетельствует также систематическое вложение средств в рекламирование оказываемых платных сексуальных услуг среди не ограниченного круга лиц, аренда на продолжительные сроки помещений для проживания лиц, занимающихся проституцией, организация и содержание при тонов с целью получения дополнительных доходов от занятия проституцией.

Судом были проверены доводы стороны защиты о том, что подсудимые (кроме Куликова и Разгоняевой) не осознавали факта присоединения к деятельности организованной группы, что они фактически выполняли лишь функции обычных наемных работников и не участвовали в преступном сговоре, распре делении ролей, планировании преступной деятельности.

Эти и другие доводы, аналогичные тем, которые приведены стороной за щиты в апелляционных жалобах, были предметом проверки суда первой ин станции и обоснованно отвергнуты в приговоре со ссылками на доказательства рассмотренные в судебном заседании.

Доводы стороны защиты о добровольности поведения потерпевших, а также о «двойной», то есть излишней, с точки зрения защиты, квалификации действий подсудимых - неосновательны.

Судом установлено, что после того как С ранее занимавшаяся проституцией в возглавляемой Куликовым фирме по оказанию платных сексуальных услуг, прекратила занятие проституцией и уехала из г домой в г. области, Куликов Д.В. и Шембурский А.А., действуя в составе и в интересах организованной группы, созданной для организации занятия проституцией, с целью принудить Стеклову к продолжению занятия проституцией, в ночь с 17 на 18 мая 2010г. на автомобиле под управлением Куликова приехали домой к С .

Добившись, чтобы С впустила их в дом, Куликов потребовал от С собираться и ехать с ними, применяя при этом психическое воздействие в отношении потерпевшей (разговаривая с ней в повышенном тоне, угрожая, что в случае отказа - ей и ее семье будет хуже, может что-нибудь случиться с ее ребенком), а Шембурский применил физическое насилие к сожителю

потерпевшей С - повалил его на пол и удерживал.

В результате указанных требований и действий подсудимых Куликова и Шембурского, С вынуждена была против своей воли пройти в автомо­

биль Куликова; после чего подсудимые переместили ее на автомобиле в

г. то есть в квартиру, в которой в дальнейшем С находи­

лась против своей воли; будучи принужденной к продолжению занятия прости- туцией, она не имела возможности самостоятельно без присмотра покидать данную квартиру.

При этом, совершая указанные действия, оба подсудимых действовали с прямым умыслом на похищение С они осознавали, что действу ют вопреки ее воле и что она не желает самостоятельно ехать с ними; совершали свои действия из корыстных побуждений - в целях продолжения получения материальной выгоды в виде доли денежных средств от продолжения занятия С проституцией в руководимой Куликовым нелегальной организации по оказанию платных сексуальных услуг.

Действия Куликова Д.В. и Шембурского А.А. правильно расценены су дом как совершенные организованной группой, поскольку, как установлено при рассмотрении дела, они оба являлись членами устойчивой группы лиц, ранее созданной для совершения преступлений в сфере организации занятия проституцией. При этом Куликов являлся одним из руководителей данной группы.

Об устойчивости и организованности группы, в которую входили Кули ков Д.В. и Шембурский А.А., свидетельствует их предшествующая длительная совместная деятельность по организации занятия проституцией другими лица ми, распределение ролей: Куликова - как организатора и руководителя группы а Шембурского, как подчиненного ему лица, выполнявшего в группе (на мо мент совершения рассматриваемого преступления) охранные функции, связанные, в том числе, с возможным применением психического давления и физического насилия к другим лицам.

Указанные обстоятельства, как правильно отмечено судом, подтверждаются не только показаниями потерпевшей С но и показаниями иных потерпевших и свидетелей по делу (А Л ,Б С ,К и других) о том, что Шембурский выполнял в организации, руководимой Куликовым, функции охранника, следил за порядком, совместно с Куликовым разыскивал сбежавших девушек, применял насилие к девушкам.

Поскольку преступный доход членов группы зависел от объема оплаты сексуальных услуг, оказанных подконтрольными им проститутками, интереса ми данной организованной группы и умыслом ее членов охватывалось совершение различных преступных действий, направленных на увеличение численности подконтрольных лиц, занимающихся проституцией и пресечение сокращения их количества.

Таким образом, судом обоснованно признано доказанным, что похищение С (ранее занимавшейся проституцией под контролем указан ной организованной группы) было совершено Куликовым Д.В. и Шембурским А.А. в составе и в интересах данной организованной группы, в целях предотвращения сокращения количества подконтрольных лиц, занимающихся проституцией.

Судом правильно установлено, что формальное согласие потерпевшей С поехать с подсудимыми, было дано против ее воли, то есть было

вынужденным.

Выводы суда в этой части достаточно подробно аргументированы в при говоре.

Оснований для освобождения подсудимых от ответственности в соответствии с примечанием к ст. 126 УК РФ судом не установлено.

С выполнила предъявленные похитителями требования о продолжении занятия проституцией, то есть цели похищения ее похитителями были достигнуты. Последовавшее спустя несколько недель после выполнения целей похищения предоставление потерпевшей возможности уезжать домой на выходной день - не может расцениваться как ее добровольное освобождение.

Судом правильно отвергнуты, как не основанные на законе, доводы сто роны защиты о том, что рассматриваемое похищение С самостоятельной квалификации по ст. 126 УК РФ не требует, поскольку является фактически лишь способом принуждения, и данные действия, якобы, охватываются ч.1 ст.240 УК РФ.

Как обоснованно указано в приговоре, составы преступлений, предусмотренные ст. 126 УК РФ и ст.240 УК РФ, характеризуются разными признаками объекта и объективной стороны преступлений, совершены в разные периоды времени, в разных местах и различным способом; в связи с чем, в дан ном случае, действия подсудимых подлежат самостоятельной квалификации.

Судом установлено, что после похищения С и доставления ее в г. Куликов Д.В. совершил действия, направленные на принуждение С к продолжению занятия проституцией, о чем моти вированно указано в приговоре.

Мотивом указанных действий Куликова являлись корыстные побуждения, связанные с получением материальной выгоды в виде доли денежных средств, оплачиваемых клиентами за оказание С сексуальных услуг.

Судом обоснованно, с учетом положений ст.252 УПК РФ, признана несостоятельной ссылка стороны защиты на то, что сходные действия в отношении А были квалифицированы стороной обвинения только по ст.240 УК РФ, без дополнительной квалификации их как похищение человека.

Судом также установлено, что Куликов Д.В. осенью 2010 г., применив насилие, совершил действия, направленные на вовлечение Т в занятие проституцией при обстоятельствах, указанных в приговоре.

После того как Т , не желая заниматься проституцией, сообщила Куликову о невозможности начала занятия проституцией в силу своего физиологического состояния, Куликов отпустил ее, потребовав, чтобы она вернулась к нему через несколько дней, угрожая, что в противном случае ей «будет хуже».

Куликовым были совершены действия, образующие объективную сторону оконченного состава преступления, предусмотренного ст.240 УК РФ.

При этом потерпевшая осознавала, что указанные действия Куликова Д.В. были направлены на то, чтобы принудить ее заняться проституцией, вопреки ее воле и желанию.

Совершая данные действия, Куликов Д.В. действовал с прямым умыслом из корыстных побуждений, желая получить материальную выгоду в случае за- нятия Т проституцией в возглавляемой им нелегальной организации по оказанию платных сексуальных услуг.

Примененное Куликовым в процессе совершения преступления насилие было непосредственно направлено на осуществление его преступного умысла и имело целью преодоление воли потерпевшей, воздействия на нее в целях понуждения к занятию проституцией.

Доводы стороны защиты о том, что действия Куликова Д.В. фактически не носили характера насилия, что в случае нежелания потерпевшей пребывать в квартире - она могла бы уйти или по телефону сообщить кому-либо о ее удержании, а также о том, что после отказа Т оказывать сексуальные услуги подсудимый ее сразу отпустил - признаны судом несостоятельными и мотивированно отвернуты в приговоре.

С учетом установленных судом обстоятельств дела и позиции государственного обвинителя, исключившего в соответствии с его полномочиями, предусмотренными ч.8 ст. 246 УПК РФ, из обвинения Куликова по данному эпизоду признак совершения преступления организованной группой, действия Куликова Д.В. правильно квалифицированы судом по п.«а» ч.2 ст.240 УК РФ, как во влечение в занятие проституцией, совершенное с применением насилия.

Суд также правильно квалифицировал действия Фомкиной Н.С, Силантьева Ю.В. по ч.1 ст.241 УК РФ, как деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, и в приговоре привел фактические обстоятельства совершенного ими преступления, а также доказательства, подтверждающие данные выводы суда.

При этом, делая вывод об устойчивости организованной группы, суд пра вильно обратил внимание на то обстоятельство, что об этом свидетельствуют масштабность преступной деятельности; вовлеченность в нее нескольких лиц (как членов организованной группы, так и лиц, занимающихся проституцией продолжение функционирования группы в случае временного отсутствия или постоянного выбытия кого-либо из ее членов; многократность и систематичность однотипных преступных действий; длительный период функционирования (с августа 2011г. по ноябрь 2012г.), направленность на деятельность в течение неопределенного неограниченного времени (пресеченную только в результате действий правоохранительных органов в ноябре 2012г.). О направленности преступной деятельности на неограниченный период времени свидетельствует также: рекламирование оказываемых платных сексуальных услуг среди неограниченного круга лиц, аренда на продолжительные сроки помещений для проживания лиц, занимающихся проституцией; стремление к расширению деятельности (о чем свидетельствуют, в частности, результаты контроля и записи телефонных переговоров Фомкиной о возможности рекламы по набору лиц для занятия проституцией в других городах области).

Время совершения преступлений судом установлено правильно и в при­

говоре мотивировано.

Доводы стороны защиты о том, что Силантьев не осознавал своего при­

соединения к деятельности организованной группы и своих действий в ее со­

ставе, фактически выполнял лишь функции обычного наемного работника (во- дителя), не участвовал в преступном сговоре и распределении ролей, планировании преступной деятельности, и о необходимости квалификации его действий с применением положений ч.5 ст.ЗЗ УК РФ (как пособничество в организации занятия проституцией) - судом были проверены и признаны несостоятельными, о чем мотивированно указано в приговоре.

Действия Фомкиной Н.С, Силантьева Ю.В., Куликова Д.В. и Разгоняевой ДР. по эпизоду купли-продажи Мальковой В.А. правильно квалифицированы по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, как торговля людьми: купля-продажа человека в целях его эксплуатации, совершенная организованной группой, поскольку су дом установлено, что 30 декабря 2011г. Фомкина Н.С. и Силантьев Ю.В., действуя в составе и в интересах организованной группы, созданной для совершения преступлений в сфере организации занятия проституцией другими лицами предложили Разгоняевой Д.Р., действовавшей в составе организованной группы с Куликовым Д.В., также созданной для совершения преступлений в сфере организации занятия проституцией, совершить куплю-продажу М

В ходе телефонных переговоров Силантьева с Разгоняевой, а затем Фом киной с Разгоняевой - была достигнута договоренность о встрече с целью со вершения купли-продажи. 31 декабря 2011г. Силантьев и Фомкина, встретившись с Разгоняевой в кафе, достигли договоренности о передаче Силантьевым и Фомкиной потерпевшей М с целью ее эксплуатации для занятия проституцией, и об оплате Разгоняевой, за передачу ей М денежной суммы рублей частями по мере оказания М платных сексуальных услуг в нелегальной организации « ». В тот же день, в соответствии с достигнутой с Разгоняевой договоренностью, Силантьев на автомобиле при везли М в квартиру по ул. района г. , где Куликов, действуя в составе организованной группы с Раз гоняевой, сообщив М об уплаченных за нее денежных средствах, по требовал от М отработать сумму данных денежных средств путем занятия проституцией. В дальнейшем Разгоняева, во исполнение ранее достигну той договоренности, частями передала Фомкиной рублей - часть суммы обусловленной договоренностью о купле-продаже М . В период с 30.12.2011г. по 05.02.2012г. Куликов и Разгоняева эксплуатировали М используя занятие ею проституцией под охраной и контролем членов руководимой Куликовым и Разгоняевой организованной группы.

Доводы стороны защиты о том, что в данном случае имела место не куп ля-продажа, а лишь передача потерпевшей из одной «фирмы» в другую за долги (с целью более быстрой отработки долга), а также о том, что потерпевшую никто не неволил - судом были проверены и обоснованно отклонены в приговоре как противоречащие установленным судом обстоятельствам и доказательствам по делу.

Судом также правильно установлено, что в ходе совершения данного преступления Фомкина и Силантьев с одной стороны, и Куликов и Разгоняева с другой стороны, действовали в составе и в интересах самостоятельных устойчивых организованных групп, заранее объединившихся для совершения пре­

ступлений в сфере организации занятия проституции другими лицами.

При этом каждый из подсудимых выполнял свою часть объективной сто роны состава данного преступления, действия подсудимых взаимно дополняли друг друга и способствовали достижению общего преступного результата. Действия подсудимых по купле-продаже М были связанны именно с эксплуатацией ее путем занятия проституцией. Об организованности действий подсудимых свидетельствует также и тот факт, что впоследствии, через непродолжительное время некоторыми из подсудимых аналогичные действия по купле-продаже были также совершены в отношении Ш (в апреле 2012г.) и М (в июне 2012г.), что доказывает устойчивую направленность данной деятельности.

Действия Фомкиной и Силантьева, а также Куликова и Разгоняевой су дом расценены как совершенные организованными группами, о чем мотивиро ванно указано в приговоре.

Судом правильно отмечено, что подсудимые были заинтересованы в по лучении денежных средств за передачу М (ранее занимавшейся проституцией в их фирме) в другую фирму, что подтверждается, в частности, показаниями Силантьева о получении им после продажи М через Фомкину части денежных средств за это. Совместные действия подсудимых по продаже М в фирму « » по предложению Силантьева, встреча и обсуждение условий купли-продажи, достижение договоренности об этом с одним из руководителей этой фирмы (Разгоняевой), фактическое доставление М «покупателям», получение за нее и раздел денежных средств - производились с участием каждого из подсудимых; их действия в соответствии с заранее определенной ролью каждого носили организованный, согласованный и взаимодополняющий характер, воспринимались таковыми как потерпевшей М так и стороной «покупателей».

Как установлено судом при рассмотрении дела, Разгоняева и Куликов также являлись членами и руководителями устойчивой группы лиц, ранее созданной ими для совершения преступлений в сфере организации занятия проституцией другими лицами. О высокой устойчивости и организованности характера взаимодействия Куликова и Разгоняевой свидетельствует их длительная (с 2000г.) предшествующая совместная деятельность по организации занятия проституцией другими лицами, стабильность деятельности, разделение руководящих функций, поддержание тесных межличностных и деловых контактов, совместное обсуждение и решение всех основных вопросов преступной деятельности. Интересами данной организованной группы и умыслом ее руководителей Куликова и Разгоняевой прямо охватывалось совершение различных преступных действий, направленных на увеличение численности подконтрольных лиц, занимающихся проституцией, что подтверждается, в частности показаниями Разгоняевой о целях принятия ею М Ш иМ

(увеличение количества проституток и получение дохода от их деятельности).

Доводы стороны защиты подсудимого Куликова о том, что он не был осведомлен о факте и условиях купли-продажи М и не участвовал в этой

сделке - судом были проверены и мотивированно отвергнуты в приговоре.

По эпизоду купли-продажи Ш действия Разгоняевой Д.Р., с учетом изменения обвинения, предложенного государственным обвинителем правильно квалифицированы по ч.1 ст. 127.1 УК РФ, как торговля людьми - купля-продажа человека в целях его эксплуатации, а действия Ф по этому же эпизоду - по п.«в» ч.З ст. 127.1 УК РФ, как торговля людьми - купля продажа человека в целях его эксплуатации, совершенная с применением насилия, организованной группой.

Обстоятельства совершения данного преступления судом установлены правильно, и в приговоре указаны.

В частности, судом установлено, что Ф действуя в составе организованной группы, с целью реализации совместного умысла о продаже Ш занимающейся проституцией в нелегальной организации по оказанию платных сексуальных услуг « , в аналогичную нелегальную организацию « », в квартире по ул района г. применила к Ш насилие, нанеся ей удары и при чинив ей физическую боль.

После этого Фомкина Н.С, созвонившись с Разгоняевой Д.Р., предложила купить у нее Ш и договорилась с Разгоняевой о встрече на следующий день для завершения сделки купли-продажи Ш В тот же день Фомкина привезла Ш к помещению касс Дворца спорта в г. и передала ее водителю фирмы « », который доставил ее в квартиру по ул.

На следующий день Фомкина встретились с Разгоняевой в кафе, где в со ответствии с достигнутой договоренностью получили от Разгоняевой рублей за Ш В последующем Разгоняева эксплуатировала Ш , ис пользуя занятие ею проституцией под охраной и контролем членов организованной группы, одним из руководителей которой она (Разгоняева) являлась.

То обстоятельство, что совершая данное преступление, Фомкина действовала в составе организованной группы, заранее объединившейся для совершения преступлений в сфере организации занятия проституции, судом установлено, и выводы суда в этой части в приговоре мотивированы.

Действия Разгоняевой Д.Р., связанные с незаконным лишением Ш.

свободы, с учетом изменения государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, правильно квалифицированы судом по ч.1 ст. 127 УК РФ как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением.

Судом установлено, что Разгоняева ДР., совершив куплю-продажу Ш

после доставления Ш в квартиру по ул.

района г. области, сообщила Шоб уплаченных за нее денежных средствах, потребовав от нее отработать деньги путем занятия проституцией; она также сообщила потерпевшей, что до отработки долга та не сможет самостоятельно выходить из квартиры; все ее пере движения (поездки на заказы) должны быть только в сопровождении водите лей-сутенеров. Кроме того, Ш была осведомлена о наложении денежного

«штрафа» в случае побега. После этого Разгоняева, в период времени с

05.04.2012г. и по 10.07.2012г. удерживала Ш в указанной квартире, за- крывая входную дверь на ключ, не выпуская ее из квартиры без присмотра водителей-сутенеров.

Тем самым, как правильно отмечено судом, Разгоняева лишила Ш возможности свободно перемещаться по своему усмотрению, то есть совершила лишение ее свободы.

Данные обстоятельства подтверждаются как показаниями потерпевшей Ш (которая пояснила, что до отработки долга перед Разгоняевой она не могла уйти, дверь квартиры была постоянно закрыта, ключи были только у водителей и диспетчера, на заказы ее возили только в сауны, свободно выйти из которых было нельзя), так и показаниями свидетелей, в частности Л

о том, что Ш до отработки долга не могла уйти, работала только под присмотром водителей.

Судом сделан правильный вывод о том, что действия Разгоняевой, связанные с незаконным лишением свободы Ш не охватываются составом другого преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК РФ (купли-продажи Ш ).

Указанные составы преступлений (торговля людьми и незаконное лишение человека свободы) имеют разные объективные стороны, проявляющиеся в различных фактических действиях подсудимой, совершенных в разное время.

Судом установлено, что незаконное лишения свободы Ш было совершено уже после завершения исполнения объективной стороны другого преступления: ее купли-продажи.

Принимая во внимание, что преступление, предусмотренное ч.1 ст. 127 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести, а с момента завершения данного преступления (10.07.2012г.) истекло более двух лет, суд в соответствии с п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ, п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ принял обоснованное решение об освобождении Разгоняевой от наказания, назначенного за данное преступление, в связи с истечением срока давности.

Действия Фомкиной Н.С. и Разгоняевой ДР. в отношении М

с учетом объема обвинения, поддержанного государственным обвинителем, правильно квалифицированы по ч.1 ст. 127.1 УК РФ, как торговля людьми - купля-продажа человека, совершенная в целях его эксплуатации, по скольку судом установлено, что в июне 2012г. Фомкина Н.С, созвонившись с Разгоняевой Д.Р., договорилась с последней о продаже ей М после чего в тот же день доставила М к помещению касс

в г. , где передала водителю руководимой Разгоняевой нелегальной организации по оказанию платных сексуальных услуг « », который доставил М в квартиру по ул. На следующий день Фомкина встретилась с Разгоняевой в кафе, где Разгоняева передала Фомкиной рублей в уплату за М В дальнейшем, в период с июня 2012г. по 10 июля 2012г. Разгоняева эксплуатировала М

путем занятия проституцией в нелегальной организации, одним из ру­

ководителей которой она (Разгоняева) являлась.

Исходя из установленных обстоятельств дела, судом установлено, что

была совершена как фактическая передача М «продавцом» Фом- киной «покупателю» Разгоняевой, так и передача Разгоняевой Ф де нежных средств в оплату за передачу ей М , т.е. подсудимыми была совершена купля-продажа М

Действия по купле-продаже М были совершены подсудимыми с прямым умыслом, из корыстных побуждений: Разгоняевой - в целях эксплуатации М путем занятия проституцией, а Фомкиной - в целях получения за продажу М денежных средств. Также их умыслом охватывалось и то, что купля-продажа М производится в целях ее эксплуатации (занятия проституцией).

Действия Куликова, касающиеся огнестрельного оружия и боеприпасов правильно квалифицированы судом по ч.1 ст.222 УК РФ (два преступления поскольку установлено, что Куликов незаконно, не имея какого-либо специального разрешения или специальных полномочий, в нарушение законодательства Российской Федерации об обороте оружия, хранил в использовавшемся им

по ул. района г.

области пистолет, изготовленный самодельным способом путем переделки газового пистолета ИЖ-79-8, относящийся к самодельному нарезному криминальному огнестрельному оружию, до момента изъятия его в ночь с 24 на 25.07.2012г. в ходе обыска сотрудниками правоохранительных органов, а также незаконно хранил в своем жилище по ул. рай она г. области боеприпасы к нарезному огнестрельному оружию: 27 пистолетных патронов калибра 9мм. и 47 патронов калибра 5,6мм. Хранение патронов осуществлялось до момента их изъятия 11.07.2012г сотрудниками Следственного комитета РФ.

При этом судом установлено, что Куликов незаконно приобрел указанные боеприпасы не позднее 24.03.2207 г., найдя их в купленном им автомобиле.

То обстоятельство, что собственником гаража, в котором обнаружен пистолет, является мать подсудимого, не исключает уголовной ответственности Куликова, поскольку судом установлено, что он пользовался данным гаражом и именно он незаконно хранил указанное оружие.

Выводы суда в этой части в приговоре мотивированы со ссылками на доказательства.

Исключение государственным обвинителем из обвинения Куликова незаконного приобретения оружия, как правильно отмечено судом в приговоре, само по себе не исключает ответственности Куликова за незаконное хранение им данного оружия.

Вопреки утверждению осужденных и их защитников, приговор суда со ответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Выводы суда, изложенные в приговоре, противоречивыми не являются. В приговоре также содержатся доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимых Куликова Д.В., Разгоняевой ДР., Силантьева Ю.В Фомкиной Н.С, Шембурского А.А. и Порошиной А.С, и мотивы по которым

суд отверг другие доказательства.

Правила проверки и оценки доказательств, предусмотренные статьями 87

и 88 УПК РФ, судом не нарушены.

Судом обоснованно признаны достоверными показания подсудимых в той части, в которой они не противоречат другим исследованным в судебном заседании доказательствам.

Изменению подсудимыми своих показаний, данных ими на предвари тельном следствии и в судебном заседании, в приговоре дана соответствующая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии нет оснований.

Дело рассмотрено судом с соблюдением принципов состязательности равноправия сторон и беспристрастности суда.

За пределы судебного разбирательства, предусмотренные ст.252 УПК РФ суд не вышел.

Назначенное Куликову Д.В., Разгоняевой Д.Р., Силантьеву Ю.В., Фомки ной Н.С, Шембурскому А.А. и Порошиной А.С. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных каждым из них преступлений, обстоятельствам их совершения, личностям осужденных и является справедливым.

При этом судом приняты во внимание все обстоятельства, смягчающие наказание осужденных, а также роль каждого из них в совершенных преступлениях.

Отягчающим обстоятельством, предусмотренным п.«в» ч.1 ст.63 УК РФ у всех подсудимых по эпизодам преступлений, ответственность за которые предусмотрена чЛ ст.241 УК РФ, судом обоснованно признано совершение преступления в составе организованной группы, поскольку данный квалифицирующий признак нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и не охватывается диспозицией ст.241 УК РФ.

У Куликова Д.В., Разгоняевой Д.Р. и Фомкиной Н.С отягчающим обстоятельством по ч.1 ст.241 УК РФ также признана особо активная роль в совершении преступления, поскольку судом установлено, что Куликов Д.В. и Разгоняе ва Д.Р., а также Фомкина Н.С. в качестве организаторов и руководителей выполняли особо активную роль в организации занятия проституцией.

У Шембурского А.А. отягчающим обстоятельством в соответствии с п.«а» ч.1 ст.63 УК РФ рецидив преступлений.

Вопреки утверждению Шембурского А.А., срок условно-досрочного освобождения по приговору Новоильинского районного суда г.Новокузнецка от 24.11.2008 г. не истек.

Мнение осужденного о том, что при решении вопроса о его наказуемости необходимо было исходить из отбытого срока условно-досрочного освобождения на момент вынесения последнего приговора - ошибочно, поскольку противоречит положениям ст.9 УК РФ, согласно которой преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Как установлено судом, Шембурский был осужден 24.11.2008г. Ново ильинским районным судом г.Новокузнецка Кемеровской области по п.«в» ч.2 ст. 158, ч.5 ст.74, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден постановлением Беловского городского суда Кемеровской области от 23.10.2009г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 16 дней.

Новые преступления, за которые Шембурский осужден по приговору Кемеровского областного суда, совершены им, как членом организованной группы, в период с 11.11.2009 г. по 05.12.2011 г. (в том числе похищение С в ночь с 17 на 18 мая 2010 г.), то есть в период условно-досрочного освобождения.

Поэтому, с учетом положений п.«в» ч.7 ст.79 УК РФ, суд обоснованно назначил ему наказание по правилам, предусмотренным ст.70 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания осужденным Куликову Д.В., Разго няевой Д.Р., Силантьеву Ю.В., Фомкиной Н.С, Шембурскому А.А. и Пороши ной А.С. судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия также не усматривает каких-либо оснований для удовлетворения ходатайств защитников, представлявших в суде апелляционной инстанции интересы не обжаловавших приговор осужденных Гулькина ВС. и Сидоровой В.С, поскольку о пересмотре в порядке ч.2 ст. 38919 УПК РФ вынесенного в отношении Гулькина и Сидоровой приговора.

Гулькин ВС. и Сидорова ВС. в установленный законом срок апелляционные жалобы на приговор не подали.

Судебная коллегия оставляет без удовлетворения ходатайства защитников, представлявших в суде апелляционной инстанции интересы осужденных Гулькина ВС. и Сидоровой ВС. о проверке в отношении них уголовного дела в порядке ч.2 ст. 38919УПК РФ, поскольку оснований для этого не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 13 октября 2014 года в отношении Куликова Д В Разгоняевой Д Р Фомкиной Н С Силантьева Ю В Шембурского А А и Порошиной А С оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и защитников - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 127 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта