Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ16-19 от 03.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 11-АПУ16-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 3 августа 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.,

с участием прокурора Гулиева А.Г., осужденных Щербакова А. А Русланова А.В., Климова И.В., Рязанова А. А. (в режиме видеоконференц связи), защитников осужденных Щербакова А.А. и Климова И В адвокатов Артеменко Л.Н. и Лунина Д М .

при секретаре Мамейчике М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Щербакова А.А., Русланова А.В., Климова И.В., Рязанова А. А и их защитников - адвокатов Сабирова Л.З., Сулеймановой Р.Р., Халиковой Е.А. и Хуснимардановой К.М. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 17 марта 2016 г., по которому

Щербаков А А

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) (преступление в отношении имущества Г на 5 лет;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении имущества Н на 3 года;

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении имущества Н на 4 года;

- по ч. 3 ст. 159 УК РФ (преступление в отношении имущества П на 3 года 6 месяцев;

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) на 1 год;

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 9 лет;

- по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 8 лет 6 месяцев;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 13 лет в исправительной колонии строгого режима;

Русланов А В

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 8 лет;

- по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 7 лет 6 месяцев;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 11 лет в исправительной колонии строгого режима;

Климов И В ,

несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 7 лет;

- по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 7 лет;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 9 лет в исправительной колонии строгого режима;

Рязанов А А

несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 33, п. «а», «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденных Щербакова А.А., Русланова А.В., Климова ИВ Рязанова А.А. и защитников осужденных Щербакова А.А. и Климова И.В адвокатов Артеменко Л.Н. и Лунина Д.М., поддержавших апелляционные жалобы, выслушав мнение прокурора Гулиева А.Г., предложившего приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору признаны виновными:

- Щербаков А.А., Русланов А.В., Климов И.В. - в похищении из корыстных побуждений, организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, И и в вымогательстве под угрозой применения насилия, совершенном организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере, с применением насилия;

- Рязанов А.А. - в пособничестве в похищении И группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья;

Щербаков А.А., кроме того, в незаконном хранении огнестрельного оружия, а также в хищении путем обмана имущества Г иН в особо крупном размере, а имущества Н иП - в крупном размере.

Осужденный Щербаков А.А. в своей апелляционной жалобе (с дополнениями) оспаривает постановленный в отношении него приговор утверждая о его незаконности, необоснованности и несправедливости Считает необоснованным вывод суда о признании вреда, причиненного в результате мошенничества потерпевшему Г особо крупным а потому настаивает на переквалификации его действий на ч. 2 ст. 159 УК РФ. Также полагает, что ущерб, причиненный потерпевшей Н.,

должен расцениваться не как особо крупный, а как значительный, в связи с чем совершенные в отношении нее действия подлежат квалификации по ч. 2 ст. 159 УК РФ. Настаивает также на том, что все его действия, квалифицированные как мошенничество, должны расцениваться как совершенные в рамках гражданско-правовых отношений.

Заявляет о необходимости переквалификации его действий с п «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп «а, в, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ и исключения осуждения его по пп. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ в связи с недоказанностью совершения указанных преступлений организованной группой, отмечая, что он не посвящал Русланова А.В. и Климова И.В. в истинные цели похищения потерпевшей, а с Рязановым А.А. он вообще не был знаком. Другие участники похищения И полагали, что участвуют в инсценировке похищения жены друга Щербакова А.А., которая совершалась с целью примирения супругов. Об оставленном в автомашине И письме с требованием о выплате выкупа он никому из осужденных не говорил, а потому они не предполагали, что у И

требуются деньги за освобождение его дочери.

Подчеркивает, что показания потерпевшей И в ходе предварительного следствия несколько раз менялись, хотя ее первоначальные показания полностью совпадают с его показаниями и показаниями других осужденных. Отмечает, что следователь В не отразил в протоколе его допроса признательные показания относительно вымогательства денег у И которые должны были расцениваться как явка с повинной по ст. 163 УК РФ.

Признавая себя виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, считает незаконно вмененным ему признак незаконного приобретения оружия.

Просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Сабиров Л.З. в апелляционной жалобе в защиту Щербакова А.А. также настаивает на отмене приговора в отношении Щербакова А.А и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение по тем же основаниям, которые указаны в жалобе осужденного.

Осужденный Русланов А.В. в своей апелляционной жалобе, не соглашаясь с постановленным в отношении него приговором, указывает на то, что судом не были в должной мере учтены имеющиеся у него смягчающие обстоятельства. Полагает, что предусмотренные пп. «з» и «и ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающие обстоятельства должны расцениваться как «исключительные обстоятельства», влияющие на наказание, и сами по себе, а уж тем более, при наличии других смягчающих обстоятельств Считает, что суд, имея фактические основания для применения положений ст. 64 УК РФ, назначил ему необоснованно суровое наказание. Обращает внимание на то, что в основу его осуждения были положены показания потерпевшей И которые отличались нестабильностью на всем протяжении производства по делу. Просит приговор изменить, снизив назначенное ему наказание до минимально возможного.

Адвокат Сулейманова Р.Р. в апелляционной жалобе в защиту Русланова А.В., выражая несогласие с постановленным в отношении ее подзащитного приговором, отмечает, что собранными по уголовному делу доказательствами опровергается вывод суда о том, что инкриминируемые ему преступления были совершены организованной группой. Поясняет что, стремясь рассчитаться за полученный кредит, согласился на предложение Щербакова А.А. принять участие в имитации похищения жены его друга с целью их примирения, полагая, что никаких претензий по поводу этих действий ему не может быть предъявлено. Указывает на противоречивость показаний И о дате совершения преступления, о причинении ей телесных повреждений при захвате, о действиях конкретных участников ее похищения. Ссылается на то. что при назначении наказания Русланову А.В. не были учтены все смягчающие обстоятельства - явка с повинной, положительные характеристики наличие несовершеннолетней дочери, наличие боевых наград. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп. «а, в, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, по которым назначить минимальное наказание, по ч.З ст. 163 УК РФ Русланова А.В. оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления.

Осужденный Климов И.В. в апелляционной жалобе (с дополнениями), оспаривая законность и обоснованность приговора указывает на бездоказательность выводов суда о том, что Щербаков А.А. в середине лета 2013 г. решил создать организованную группу в составе трех физически развитых и склонных к совершению преступлений человек, в которую вовлек и его, с целью совершения похищения И и вымогательства у ее отца 50 млн. руб. за ее освобождение. Утверждает что в действительности Щербаков А.А., предложил ему поучаствовать в качестве водителя в инсценировке похищения И организуемого по просьбе ее мужа с целью налаживания примирения между ними. Поясняет, что никаких предварительных договоренностей о вымогательстве у отца И 50 млн. руб. за ее освобождение между участниками группы не было, никто из осужденных не знал об оставленном Щербаковым А.А. в машине конверте с требованием о выкупе. Отмечает отсутствие в их действиях признаков организованной группы, в том числе руководящей роли организатора, планирования совершения преступления, распределения ролей. Об отсутствии организованности свидетельствует, в том числе то, что даже помещение для удержания похищенной И не было заранее подготовлено. Признал свою вину в похищении человека по предварительному сговору группой лиц, подчеркивая, однако, что принял участие в этом, будучи введенным в заблуждение Щербаковым А.А предложившим участвовать в этом по просьбе мужа И с целью помирить супругов и заявившим, что действия не будут носить противоправный характер и за них не привлекут к ответственности Насилия в отношении И он не применял и его применением не угрожал. Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым Настаивает на том, что судом при постановлении приговора были нарушены основополагающие принципы исследования и оценки доказательств, включая принцип презумпции невиновности. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп. «а, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а по пп. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ его оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления Просит учесть его наименее активную роль в совершении преступлений, а также то, что потерпевшая отмечала, что он относился к ней лучше, чем иные участники группы. Отмечает также, что он не судим, не привлекался даже к административной ответственности, положительно характеризуется.

Кроме того, обжалует постановление судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 16 мая 2016 г. об ограничении времени ознакомления его с материалами уголовного дела 22 рабочими днями утверждая, что этим нарушается его право на защиту.

Адвокат Халикова Е.А. в апелляционной жалобе в защиту Климова И.В. приводит те же доводы, что и ее подзащитный, отрицая как создание Щербаковым А.А. организованной группы для похищения И

и вымогательства денег у ее отца, так и осведомленность участников группы об имеющемся у Щербакова А.А. умысле на похищение И с целью получения за нее выкупа. Указывает, что адресованный И вопрос Русланова А.В. относительно наличия у ее отца денег отнюдь не является доказательством вымогательства у него денег, тем более, что в разных показаниях потерпевшая по-разному передавала формулировку этого вопроса Утверждает, что ни самим Щербаковым А.А., ни другими участниками группы не совершались какие-либо действия, которые свидетельствовали бы о том, что инкриминируемые осужденным преступления были совершены организованной группой. Просит приговор в отношении Климова И.В. изменить, по пп. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ его оправдать переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп. «а, з ч. 2 ст. 126 УК РФ, снизить назначенное наказание.

Осужденный Рязанов А.А. в апелляционной жалобе (с дополнениями), выражая несогласие с постановленным в отношении него приговором, указывает на то, что вина его в инкриминируемом ему преступлении не доказана, поскольку помещение для пребывания И он предоставлял, не зная о том, что она была похищена полагал, что Русланову А.В. помещение было нужно просто для времяпрепровождения со своей знакомой. Отмечает, что Щербакова А.А. и Климова И.В. в то время он вообще не знал, как не знал и о том, что они причастны к похищению И Подчеркивает, что 23 октября 2014 г. он сам позвонил Русланову А.В., сказав, чтобы они освободили помещение. Подвергает сомнению показания И о том, что она опознала его по голосу. Отмечает, что суд, неправильно квалифицировал его действия по ч. 5 ст. 33, пп. «а, в» ч. 2 ст. 126 УК РФ поскольку он не знал не только о похищении человека организованной группой, но и о том, что похищение, вообще, было совершено. Просит приговор отменить, переквалифицировать его действия с ч. 5 ст. 33, пп. «а в» ч.2 ст. 126 УК РФ на ст. 316 УК РФ.

Адвокат Хуснимарданова К.М. в апелляционной жалобе в защиту Рязанова А.А., утверждая о несоответствии выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела, отмечает, что Рязанов А.А. просто откликнулся на просьбу Русланова А.В. помочь ему в предоставлении помещения для встречи ему и его девушке, ничего не зная о похищении И и только понимая, что эта девушка была доставлена к нему не по своей воле с мешком на голове. Ссылаясь на то, что в момент обращения к Рязанову А.А. и доставления к нему И преступление в виде похищения человека уже было совершено, полагает что действия ее подзащитного подлежат квалификации не по ч. 5 ст. 33 , пп. «а, в» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а по ст. 316 УК РФ. Настаивает на том, что звучавшие в адрес потерпевшей угрозы со стороны Рязанова А.А. не имели под собой реальных оснований и были адресованы И - не как похищенной девушке, а как «девушке Русланова А.В., которая посмела его ослушаться». Обращает внимание также на то, что при назначении наказания не было должным образом учтено то, что он добровольно отказался от доведения преступления до конца, активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, изобличению других соучастников. Просит переквалифицировать действия Рязанова А.А. с ч. 5 ст. 33, пп. «а, в» ч. 2 ст. 126 УК РФ на ст. 316 УК РФ.

Кроме того, все осужденные в своих апелляционных жалобах оспаривают постановление судьи Верховного Суда Республики Татарстан от 16 мая 2016 г., которым всем осужденным устанавливается 22-дневный срок ознакомления с материалами уголовного дела, начиная с 20 апреля 2016 г.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Ахметшин А.М. просит оставить их без удовлетворения, а обвинительный приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и письменных возражениях государственного обвинителя, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Эти выводы в полной мере основываются на исследованных в судебном заседании и надлежащим образом проанализированных в приговоре доказательствах, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.

В частности, выводы суда о виновности осужденных в похищении И и в вымогательстве денег у ее отца И основываются на показаниях:

- потерпевшей И которая пояснила, что 21 октября 2014 г. на парковке ТРК « » она был захвачена группой людей, одетых в форму сотрудников правоохранительных органов, вооруженных автоматом усажена в автомобиль « » серебристого цвета, на голову ей были надеты мешки белого и черного цвета, через которые она не могла видеть и нормально дышать, после чего повезли в неизвестном направлении По дороге Русланов А.В. (данные о котором она узнала в ходе предварительного расследования) сообщил, что она похищена и, если будет сопротивляться, то будет убита; также он выяснял, есть ли у ее отца деньги для выкупа, обнаруживая свою осведомленность в его материальном благосостоянии. В течение двух дней ее содержали в каком-то холодном помещении; при попытке же перемещения ее в другое помещение, ее похитители были задержаны, а она освобождена. В период ее содержания в условиях несвободы к ней применяли физическую силу, затягивали мешки на голове, что не позволяло ей дышать, заставляли пить какие-то таблетки угрожали, в том числе смертью;

- потерпевшего И о том, что 21 октября 2014 г. он получил СМС-сообщение о том, что его дочь похищена, об условиях освобождения он может узнать из письма, которое находится в принадлежащем дочери автомобиле « »; в этом письме было сказано о том, что он должен заплатить за освобождение дочери 50 000 000 руб.

- свидетелей Г Н П о том, что они видели, как примерно в 14 часов 21 октября 2014 г. возле ТРК « м двое мужчин в камуфляже и масках усаживали в автомобиль «»

с государственным номером « » девушку с осветленными волосами, которая просила о помощи;

- свидетеля М показавшей, что 23 октября 2014 у нее намеревался арендовать квартиру для «романтической встречи» со своей девушкой мужчина, представивший ей водительское удостоверение на имя Русланова А.В. и заплативший 3000 руб.;

- свидетеля М который пояснил, что он передавал через предпринимателя М в аренду свой автомобиль серебристого цвета, и что 22 октября 2014 г. ему позвонил с мобильного телефона арендовавший этот автомобиль Щербаков А.А., который предложил забрать его от его дома на ул. . Утром 23 октября 2015 г осмотрев возвращенный ему автомобиль, он увидел, что отсутствуют пластиковые крепления государственных регистрационных знаков;

- свидетеля Т о том, что в октябре 2014 г. к ремонту крыши пристройки холодильного помещения на бывшей овощной базе привлекался Рязанов А.А., у которого с 21 по 23 октября 2014 г. был ключ от подсобного помещения, расположенного в указанной пристройке.

Виновность осужденных в похищении И и вымогательстве денег у ее отца подтверждается также протоколом обыска в жилище Щербакова А.А., где, в частности, были изъяты предмет, похожий на автомат Калашникова, с двумя магазинами, три пары черных берц, два пластиковых шлема, два государственных регистрационных знака « », два револьвера; протоколами осмотров мест происшествия парковки у ТРК « », где находился автомобиль похищенной И подсобного помещения в бывшей овощной базе, где принудительно удерживалась И квартиры № и подъезда дома № по ул. в г. , где были обнаружены и изъяты матерчатые мешки из черной и белой ткани, наручники с ключами две черные матерчатые маски с прорезями для глаз и рта, сотовый телефон удостоверение Русанова А.В.; записью видеонаблюдения у ТРК заключением эксперта о принадлежности обнаруженных в салоне автомобиля « » волос И детализацией телефонных переговоров между осужденными и И протоколом выемки у И конверта и письма о выкупе И,

а также вещественными доказательствами - конвертом и письмом протоколом выемки у И и осмотра принадлежащего ему сотового телефона с имевшимся в нем СМС-сообщением о похищении И и условиях ее возвращения, а также другими исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

При этом Судебная коллегия находит несостоятельными доводы Щербакова А.А. и других осужденных о том, что вовлеченные Щербаковым А.А. в совершение преступлений лица не знали ни о том, что совершают похищение И ни о вымогательстве с ее отца выкупа, полагая что инсценируют похищение с целью примирения супругов. Сам характер действий осужденных, которые применяли в отношении похищаемой И физическое насилие, повлекшее телесные повреждения, и высказывали в ее адрес угрозы (вплоть до расчленения и сжигания в печи свидетельствует о надуманности их версии об имитации похищения с целью оказания дружеской помощи в сохранении семьи. Кроме того, поскольку захват И и ее перемещение в специальное место для удержания совершались вопреки ее воле, доказанность виновности всех участников группы в похищении не вызывает сомнений.

В том числе нет оснований для вывода о недоказанности участия в совершении похищения И Рязанова А.А., поскольку из материалов дела со всей определенностью следует, что он, предоставив подсобное помещение овощебазы для размещения там И и ее охраны, видел, что она была доставлена и находилась там под наблюдением с мешком на голове и в наручниках, осознавал недобровольный характер ее удержания, сам допускал в отношении нее угрожающие высказывания.

То обстоятельство, что первоначально Рязанов А.А. согласился предоставить помещение Русланову А.В. для «романтической встречи» с девушкой, не влияет на оценку его действий, как пособничества в похищении человека, поскольку после того, как он осознал насильственный характер удержания И он не отказал Русланову А.В. в помещении, не сообщил о противоправных действиях правоохранительным органам, а сам содействовал ограничению свободы потерпевшей. То, что через 2 дня пребывания И в подсобном помещении Рязанов А.А предложил членам группы освободить помещение, не свидетельствует о его добровольном отказе от совершения преступления, поскольку дальнейшее содержание потерпевшей на бывшей овощебазе стало невозможным в силу не зависящих от него объективных причин и поскольку его отказ не послужил причиной для прекращения преступных действий.

Неубедительными являются и доводы стороны защиты об отсутствии в действиях, совершенных в отношении И и И признака совершения преступления организованной группой. Как следует из материалов дела, все соучастники преступлений осознавали преступный характер своих действий. При этом все они, за исключением Рязанова А.А действовали в соответствии с заранее разработанным планом преступной деятельности, согласно отведенной каждому из них роли, под общим руководством единого организатора - Щербакова А.А., в течение длительного времени - с августа 2014 г. по 21 октября 2014 г., проявляя высокую сплоченность, стабильность состава, тесную взаимосвязь и взаимодействие отдельных участников между собой при совершении преступлений, тщательность и выверенность предварительной подготовки к совершению преступлений, проявившихся в использовании для слежения за потерпевшей нескольких специально арендованных машин, приобретении для маскировки и облегчения совершения преступлений специальной одежды, масок, подложных автомобильных номеров, предметов используемых в качестве оружия, медицинских препаратов для воздействия на И и т.д.

Привлечение осужденным Климовым И.В. внимания к тому факту, что участниками группы не было заранее подготовлено помещение для размещения И не может расцениваться как достаточное основание для признания отсутствия в их действиях признака организованности.

Как несостоятельные рассматривает Судебная коллегия доводы Русланова А.В. и Климова И.В. об отсутствии у них умысла на совершение вымогательства у И 50 млн. руб., поскольку сам характер действий всех участников группы в течение длительного времени собиравших сведения об И и ее семье и готовивших похищение, содержание переданных Щербаковым А.А. И СМС сообщения и письма с требованием выплатить 50 млн руб., выяснение Руслановым А.В. у И имеются ли у ее отца хотя бы 10 млн руб. и высказывание угрозы относительно того, что если он не заплатит деньги или сообщит о похищении в полицию, ее убьют, свидетельствуют об обратном.

Заявления осужденных о том, что они рассчитывали получить деньги за похищение И не с ее отца в качестве выкупа, а с мужа в качестве благодарности за помощь в осуществлении инсценировки являются надуманными, т.к., согласно показаниям потерпевшей, Русланов А.В. в машине сказал ей, что знают о ее семье, о том, где работают родители какие у них есть машины, и следовательно, они были осведомлены о том, что она не замужем.

Квалификация действий осужденных в отношении И и И основывается на установленных судом фактических обстоятельствах и соответствует нормам уголовного закона.

Оснований для переквалификации в соответствии с доводами жалоб действий Русланова А.В. и Климова И.В. с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на пп. «а, в з» ч. 2 ст. 126 УК РФ Судебная коллегия не усматривает, поскольку доказанным по делу является то, что преступление было совершено не группой лиц по предварительному сговору, а именно организованной группой.

Не имеется также оснований для переквалификации действий Рязанова А.А. с пп. «а, в» ч. 2 ст. 126 УК РФ на ст. 317 УК РФ, т.к. он не просто укрывал уже совершенное похищение человека, а содействовал продолжению совершения этого преступления.

Совершение Щербаковым А.А. незаконного хранения без разрешения уполномоченных на то государственных органов нарезного огнестрельного оружия - револьвера, переделанного для стрельбы пистолетными патронами 7,62 мм калибра самодельным способом из сигнального револьвера МР-313 «Р2» (заводской № П» (рамка), подтверждается результатами проведенного 24 октября 2014 г. обыска по месту жительства Щербакова А.А., заключением эксперта, показаниями свидетеля Ч участвовавшего в обыске в жилище Щербакова А.А., показаниями самого Щербакова А.А., признавшего факты приобретения, переделки и хранения револьвера.

Указанные действия Щербакова А.А. квалифицированы правильно Содержащаяся же в жалобе осужденного просьба исключить из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ признак незаконного приобретения оружия является избыточной, т.к. этот признак был исключен судом в приговоре в соответствии с позицией государственного обвинителя, изменившего обвинение в этой части.

Осужденный Щербаков А.А., не оспаривая в своей жалобе доказанность инкриминируемых ему действий, связанных с получением денег у потерпевших Г Н Н П полагает неверной данную им правовую оценку. Однако рассмотрев приведенные в апелляционной жалобе осужденного доводы относительно необоснованности его осуждения за совершение преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 159 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, Судебная коллегия находит их несостоятельными.

В частности, судом установлено, что договариваясь с потерпевшими о приобретении для них различных автомобилей немецкого производства и получая для этой цели у них деньги, Щербаков А.А. сообщал им сведения о наличии у него работы и деловых контактов в Германии, а также возможности с помощью неофициальных связей доставить приобретенные автомобили через таможню из Германии в Россию, периодически сообщал потерпевшим о якобы осуществлявшемся продвижении автомобилей в Россию, однако никакого объективного подтверждения этой информации ни потерпевшим, ни впоследствии суду предоставлено не было. Все это, а также поведение Щербакова А.А., переставшего со временем отвечать на телефонные звонки потерпевших, свидетельствует в своей совокупности о том, что у осужденного изначально отсутствовало намерение приобрести и доставить потерпевшим обещанные автомобили, опровергая его доводы о том, что исполнению обещаний воспрепятствовали его привлечение к уголовной ответственности и заключение под стражу.

То, что при передаче Щербакову А.А. денег он выдавал расписки как при договоре займа, не дает оснований считать сложившиеся у него отношения с Г Н Н П договорными отношениями, подпадающими под регулирования Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вопреки мнению Щербакова А.А. и его защитника заявление потерпевшими Г иН о том, что причиненный им в результате мошеннических действий осужденного ущерб является значительным для них, никоим образом не влияет на квалификацию содеянного Щербаковым А.А. по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как мошенничества в особо крупном размере. В соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК РФ особо крупный размер мошенничества, предусмотренный ч. 4 ст. 159 УК РФ, определяется исключительно исходя из стоимости похищенного имущества, которая должна превышать 1 млн. руб. Квалифицирующий же признак хищения, выражающийся в причинении гражданину значительного ущерба, определяется в примечании 1 к ст. 158 УК РФ в зависимости от материального положения потерпевшего, но не может составлять менее пяти тысяч руб. Учитывая различные критерии определения названных квалифицирующих признаков, они не являются взаимоисключающими и могут применяться одновременно при характеристике совершенного хищения.

Наказание осужденным назначено в соответствии с предписаниями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личностях, влияния наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, смягчающих обстоятельств (в том числе тех, на которые указывают осужденные), и отсутствия отягчающих обстоятельств. При назначении наказаний всем осужденным судом обоснованно применено положение ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлиять на смягчение назначенного осужденным наказания, но не были учтены судом или были им учтены в недостаточной степени, не выявлено.

Таким образом, назначенное осужденным наказание как за каждое из совершенных ими преступлений, так и по совокупности преступлений отвечает требованиям законности и справедливости, в связи с чем оснований для отмены или изменения приговора в этой части не усматривается.

Как в ходе досудебного производства, так и при рассмотрении уголовного дела судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора не допущено. Не были нарушены права осужденных и при подготовке к рассмотрению дела в суде апелляционной инстанции вследствие установленного в постановлении судьи от 16 мая 2016 г. ограничения времени дополнительного ознакомления с материалами дела 22-дневным сроком. До установления этого ограничения осужденным предоставлялось достаточное время для ознакомления с материалами уголовного дела, с учетом незначительного времени, прошедшего с момента провозглашения приговора, и обеспечения им до этого права на ознакомление с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не усматривает предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований для отмены или изменения по приведенным в апелляционных жалобах осужденных и их защитников доводам постановленного по уголовному делу обвинительного приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33, УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 17 марта 2016 г., в отношении Щербакова А А Русланова А В , Климова И В , Рязанова А А оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 126 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта