Информация

Решение Верховного суда: Определение N 21-АПУ17-2 от 08.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 21-АПУ17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 8 июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.

судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В.,

с участием прокурора Потапова И.Е., защитника осужденного Куштова М.М. - адвоката Дзамыхова СВ.,

при секретаре Мамейчике М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Куштова М.М. и его защитника - адвоката Нальгиева М.Х. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 24 марта 2017 г., по которому

Куштов М М

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления защитника осужденного - адвоката Дзамыхова СВ поддержавшего апелляционные жалобы, выслушав мнение прокурора Потапова И.Е., предложившего оставить приговор без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Куштов М.М. признан виновным в похищении в составе организованной группы Л с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений (с целью получения выкупа за ее освобождение).

Осужденный Куштов М.М. в своей апелляционной жалобе настаивает на признании постановленного в отношении него приговора незаконным и необоснованным по причине существенных нарушений закона в ходе рассмотрения уголовного дела. Утверждает, что судом безосновательно было оставлено без удовлетворения ходатайство защитника Дзамыхова С В . о прекращении в отношении него уголовного дела ввиду истечения срока давности; при этом ссылается на то, что он не причастен к преступлению, с У С, А иЛ.

не знаком, об объявлении его в розыск узнал только в 2016 г., все это время ни от кого не скрывался, а проживал в лагере для беженцев в с.

района до его задержания. В подтверждение этих обстоятельств ссылается на показания свидетелей и ряд имеющихся в деле письменных документов. Полагает, что в ходе судебного разбирательства было объективно установлено, что он от следствия и суда не уклонялся. Отмечает также, что суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством протокола предъявления для опознания Куштова М.М. по фотокарточке от 29 декабря 1999 г. в связи с его несоответствием нормам ст. 164-166 УПК РСФСР. Просит приговор отменить и постановить по делу новый приговор, а также отменить постановление суда от 24 марта 2017 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного преследования Куштова М.М. за истечением срока давности и прекратить его уголовное преследование по этому основанию.

Адвокат Нальгиев М.Х. в апелляционной жалобе в защиту Куштова М.М., оспаривая законность, обоснованность и справедливость постановленного в отношении его подзащитного приговора, утверждает что обвинение основано на противоречивых показаниях потерпевшей Л на незаконном протоколе опознания Куштова М.М. по фотографии, на показаниях свидетелей - сотрудников МВД КБР Ж Ш Ш М Т К проводивших розыск Л и освободивших ее в Республике без выкупа. Отмечает, что свидетели Е Х К Ц подтвердили факт похищения Л но не сообщали об участии в похищении Куштова М.М.; У указавший, что в похищении принимал участие Куштов, не конкретизировал, что это был именно М М . Подчеркивает, что вынесенные в отношении У и А приговоры от 27 августа 2001 г. и от 23 июня 2003 г., соответственно, не подтверждают виновность Куштова М.М в похищении Л и его участие в организованной группе Отмечает, что Л в судебном заседании показала, что Куштов М.М. не находился в автомобиле, в котором ее везли из

Республики в Республику аУ заявил что Куштова не знает. Указывает, что копия Ф №1, по фотографии с которой проводилось опознание Куштова М.М., не была получена надлежащим процессуальным путем, что обусловливает недопустимость протокола предъявления для опознания. Воспроизводит показания его подзащитного Куштова М.М. о том, что он не скрывался от следствия, так как не предполагал, что его разыскивают, а с 1993-1994 г. жил в качестве вынужденного переселенца в Республике будучи по независящим от него причинам зарегистрированным в г Республики управлять автомашиной не умеет, в собственности у него машины « » не было, с Л он не знаком, о том что он обвиняется в ее похищении, узнал только после задержания, со слов своего брата К он знал о том, что тот удерживал Л.

в квартире на пр. в г. Приводит также показания свидетеля К о том, что в удержании Л принимал участие К и что в похищении принимал участие его брат Куштов М М который в 1999-2000 гг. проживал в г.

и работал таксистом, но ни следствие, ни государственный обвинитель и суд не проявили интереса к его допросу по делу. Ссылается на показания свидетелей о том, что Куштов М.М. не предпринимал попыток уклониться от уголовной ответственности и, проживая в Республике ни от кого не скрывался. Обращает внимание на то, что Л при первоначальном допросе заявляла о том, что ее в квартире в г. удерживал мужчина с дефектом челюсти, а такая примета имеется у К а не у Куштова М.М. Просит отменить постановление от 6 марта 2017 об отказе в удовлетворении ходатайства о признании доказательств недопустимыми отменить приговор в отношении Куштова М.М. за отсутствием в его действиях состава преступления.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Канукова О.В. просит отказать в их удовлетворении, а обвинительный приговор в отношении Куштова М.М. оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и письменных возражениях на них, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Куштова М.М. в совершении инкриминируемых ему преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела Эти выводы в полной мере основываются на исследованных в судебном заседании и надлежащим образом проанализированных в приговоре доказательствах, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Как установлено на основе исследованных доказательств, Куштов М.М. в июле 1999 г. объединился с Аушевым М.М., осужденным по приговору Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 23 июня 2003 г., и другими неустановленными лицами в организованную преступную группу, преследующую цель совершения похищения гражданки Л для получения выкупа за ее освобождение.

Участниками данной организованной группы, совместно с привлеченным к совершению преступления У С, 11 июля 1999 г. было совершено похищение Л которая обманным путем была выведена из квартиры, где она проживала, усажена в автомашину и вывезена в г. района а затем перевезена в г. Республики

и в другое селение Республики, где удерживалась в течение месяца, после чего была перевезена в Республику, где находилась вплоть до 25 декабря 1999 г., когда была освобождена сотрудниками СК РУБОП МВД России по

При этом в течение всего времени ее пребывания в многоквартирном жилом доме в одном из селений Республики похищенная Л находилась под охраной Куштова М.М.

Факт похищения Л и удержания ее в течение примерно 5 месяцев получил подтверждение в судебном заседании в показаниях свидетелей Х Е В., М Т,

К Ц сообщивших информацию о ставших им известными обстоятельствах похищения Л

Об обстоятельствах розыска Л после получения сообщения о ее пропаже сообщили в своих показаниях также свидетели - сотрудники органов внутренних дел К Ш Ж Ш

Потерпевшая Л в своих показаниях подробно сообщила об обстоятельствах ее похищения, дальнейшего перемещения по территории различных республик и селений Северного Кавказа, а также содержания в изоляции, в том числе в одном из селений Республики При этом Л в своих показаниях сообщила, одним из охранявших ее в доме на территории Республики был Куштов М.М. За месяц нахождения под его охраной она была вынуждена постоянно наблюдать его и поэтому запомнила все его характерные черты, по которым опознала Куштова М.М., как участвовавшего в ее удержании после похищения.

О причастности Куштова М.М. к похищению Л свидетельствуют также показания У назвавшего Куштова в числе тех лиц, которые принимали участие в похищении.

Приводимые в апелляционных жалобах доводы стороны защиты о том что Куштов М.М. не принимал участие в похищении Л не соответствуют другим материалам уголовного дела.

В частности, ссылка стороны защиты на то, что Л не опознала Куштова М.М. как лицо, перевозившее вместе с другими лицами ее в автомашине к месту удержания, лишена смысла, поскольку потерпевшая никогда не показывала, что Куштов М.М. принимал участие в ее похищении.

Не имеющими значения по делу являются и доводы стороны защиты о том, что Куштов М.М. не умеет управлять автомашиной, не имеет прав на управление и никогда не имел в собственности автомобиль поскольку обвинение в перевозке Куштовым М.М. потерпевшей в указанном автомобиле не предъявлялось.

Показания Куштова А.М. о том, что это он, а не его старший брат удерживал Л в квартире в Республике , опровергаются показаниями самой Л утверждающей, что она за столь длительное время лишения свободы хорошо запомнила удерживающее ее лицо и уверена в том, что им являлся Куштов М.М., а не К О недостоверности заявлений К о его, а не брата участии в похищении Л свидетельствуют и предпринимаемые им попытки оказания незаконного воздействия на Л в аэропорту с целью заставить ее признать, что именно он, а не Куштов М.М., охранял ее, а также оказания воздействия на Куштова М М с целью понудить его признать себя, вместо Куштова М участником похищения Л

Что же касается ссылки стороны защиты на то, что отмечавшийся потерпевшей Л дефект челюсти у охранявшего ее лица имелся не у Куштова М.М., а у К то она опровергается утверждением потерпевшей о том, что указанный ею дефект не обязательно связан с травмой челюсти, а может выражаться в неких особенностях артикуляции человека, что она заметила именно у Куштова М.М.

Рассмотрев довод жалобы адвоката Нальгиева М.Х. о том, что опознание Куштова М.М. Л проводилось с нарушением уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия не находит его заслуживающим внимания. Использование при предъявлении для опознания Куштова М.М. фотографии, полученной с формы №1, не противоречит закону, который не предполагает обязательного использования в подобном следственном действии лишь фотографий, полученных в определенном процессуальном порядке. Как следует из материалов дела, копия формы № 1 была получена следователем по его запросу в рамках проводимых оперативно-розыскных мероприятий.

То, что при проведении первоначальных оперативно-розыскных мероприятий после освобождения Л ей предъявлялись имеющиеся в картотеках уголовного розыска фотографии ряда лиц, которые могли бы быть причастными к совершению преступления, никоим образом

не исключает возможность проведения впоследствии опознания лица по

фотографии, поскольку первоначальная демонстрация фотографий в этом

случае не носила характер наставления на опознание конкретного лица.

С учетом отмеченного выводы суда о доказанности виновности

Куштова М.М. в участии в похищении Л не вызывают сомнений.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств действия Куштова правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ. Тот факт что сам Куштов М.М. непосредственно не участвовал в захвате Л и ее перемещении с места ее жительства в место принудительного удержания, не исключает такую правовую оценку его действий, поскольку участвуя в организованной преступной группе и осуществляя действия отведенные ему согласно распределению ролей между членами группы, он несет ответственность в целом за совершенное организованной группой преступление.

При назначении наказания осужденному суд, исходя из положений ст. 6, 60 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, влияние наказания на исправление осужденного, смягчающие обстоятельства - наличие у него инвалидности 2 группы по заболеванию, его преклонный возраст, отсутствие отягчающих обстоятельств.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлиять на смягчение назначенного осужденному наказания, но не были учтены судом или были им учтены в недостаточной степени, не выявлено.

Оснований для прекращения уголовного дела в отношении Куштова М.М. и освобождения его от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности уголовного преследования Судебная коллегия не находит.

Согласно п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ срок давности уголовного преследования за совершение особо тяжкого преступления составляет 15 лет Причем, течение сроков давности приостанавливается, если лицо совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда.

Как следует из материалов уголовного дела, постановление о привлечении Куштова М.М. в качестве обвиняемого по пп. «а, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ было вынесено 5 января 2000 г. В этот же день в отношении Куштова М.М. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и он был объявлен в розыск. Однако в связи с изменением места жительства отсутствием регистрации, заменой паспорта принятыми мерами оперативного характера он не был обнаружен. Задержан Куштов М.М. был только 16 марта 2016 г. В течение всего этого времени Куштов М.М уклонялся от следствия.

При таких обстоятельствах срок давности в отношении него был приостановлен, и в настоящее время нет оснований для признания срока давности уголовного преследования Куштова М.М. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ,

истекшим.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 24 марта 2017 г. в отношении Куштова М М оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитника без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 126 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта