Информация

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ16-17 от 20.07.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 72-АПУ16-17

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 20 и ю л я 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шамова А.В.

судей Ведерниковой О.Н., Зыкина В.Я.

при секретаре Карпукове А.О с участием прокурора Луканиной Я.Н., осужденных: Корякина О.Б., Михайлова А.В., Сизиковой Г.Ф., их защитников - адвокатов: Романова С.В, Волобоевой Л.Ю., Кротовой С.В. - рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Корякина О.Б., Михайлова А.В., Сизико вой Г.Ф., а также по апелляционному представлению государственного обвини теля - прокурора прокуратуры Забайкальского края Якимовой Т С . на приговор Забайкальского краевого суда от 9 марта 2016 года, которым

Корякин О Б ,,

ранее не судимый осужден: - по ч.2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет; - по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 17 лет; - по ч. 1 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Корякину О Б . назначено наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Михайлов А В,

ранее не судимый осужден: - по ч.2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года; - по ст.316 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей; - по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года, с ограничением свободы сроком на один год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Михайлову А.В. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 30 000 рублей, с ограничением свободы сроком на один год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ Михайлову А.В. установлены следующие ограничения: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время су ток, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, а так же возложена обязанность дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания;

Сизикова Г Ф ,,

ранее не судимая осуждена по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 14 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы сроком на один год. В соответствии со ст. 53 УК РФ Сизиковой Г.Ф. установлены следующие ограничения: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденная будет проживать после отбывания лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, а также возложена обязанность дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания.

Взыскано с осужденного Михайлова А.В. в пользу потерпевшего А в счет возмещения материального ущерба, причиненного кражей имущества- 18 300 рублей.

Взыскано с осужденных Корякина О Б . и Михайлова А.В. в пользу по терпевшей С в счет компенсации морального вреда, причинен­

ного разбойным нападением, по 100000 рублей с каждого.

В приговоре разрешены вопросы, касающиеся мер пресечения осужден­

ных, процессуальных издержек, а также вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора

и существо апелляционных жалоб и апелляционного представления, выступле­

ния осужденного Корякина О Б . и его защитника-адвоката Романова СВ., осу­

жденного Михайлова А.В. и его защитника-адвоката Волобоевой Л.Ю, осуж­

денной Сизиковой Г.Ф. и ее защитника-адвоката Кротовой С.В. - поддержав­

ших апелляционные жалобы и просивших об удовлетворении жалоб, выступле- ние прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Луканиной Я.Н., не поддержавшей апелляционное представление государственного обвинителя, возражавшей против доводов апелляционных жалоб и просившей при говор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Корякин ОБ. и Михайлов А.В. осуждены за разбойное нападение на С

совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Корякин О Б . и Сизикова Г.Ф. осуждены за убийство Б совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Корякин О.Б. осужден за умышленное причинение К тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Михайлов А.В. осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, а также кражу имущества А с причинением значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище.

Судом установлено, что 14 февраля 2015 года Корякин О.Б. и несовершеннолетний Михайлов А.В., находясь у дома № по ул. в п.

г. действуя из корыстных побуждений, по предварительному сговору на совершение разбойного нападения совместно напали на ранее не знакомую С При этом Михайлов А.В. сзади нанес удар рукой по голове С от которого потерпевшая упала на землю. Затем Михайлов А.В. и Корякин О.Б. нанесли лежавшей на земле С множественные удары руками и ногами по голове и телу, причинив ей различные телесные повреждения, в том числе закрытую черепно-мозговую травму легкой степени, сопровождавшуюся сотрясением головного мозга и параорби тальными гематомами обоих глаз, что квалифицируется как легкий вред здоровью. Затем они открыто похитили у потерпевшей имущество: фонарь, сумку, в которой был кошелек с деньгами, а также не представляющие для потерпевшей С материальной ценности - шапку, банковскую карту, зарядное устройство для сотового телефона и набор пластиковой посуды, всего имущества на сумму 2 050 руб.

В период времени с 19 часов 24 марта 2015 года до 3 часов 25 марта 2015 года, Корякин ОБ., Сизикова Г.Ф., несовершеннолетний Михайлов А.В. и Б

находились по месту жительства Корякина О.Б. в п. г.,

где совместно распивали спиртные напитки. В ходе распития спиртного между Корякиным О.Б. и Сизиковой Г.Ф. с одной стороны и Б.,

с другой стороны, на бытовой почве произошла ссора, в процессе которой Корякин О.Б. схватил Б за одежду и скинул в подполье дома куда затем спустился совместно с Сизиковой Г.Ф. Находясь в подполье дома Корякин О.Б. и Сизикова Г.Ф. вступили в предварительный сговор на убийство Б Реализуя совместный умысел, используя предоставленную Сизиковой Г.Ф. липкую ленту «скотч», Корякин О.Б. и Сизикова Г.Ф., с целью

пресечения возможного сопротивления, обмотали «скотчем» руки и ноги Б

а затем, с целью доведения умысла на убийство до конца, за- клеили липкой лентой рот и нос потерпевшей, перекрыв органы дыхания Бу

и тем самым лишив ее возможности дышать, то есть вызвали угрожающее для жизни состояние механической асфиксии, которая по признаку опасности для жизни расценивается как причинившая тяжкий вред здоровью. Смерть Б наступила на месте происшествия от механической асфиксии, развившейся вследствие закрытия дыхательных путей липкой лентой «скотч».

Находившийся в указанном доме несовершеннолетний Михайлов А.В узнав об убийстве Б совершенном Корякиным О.Б. и Сизико вой Г.Ф., желая им помочь избежать уголовной ответственности, решил оказать помощь в сокрытии трупа. С этой целью Михайлов А.В. совместно с Корякиным О.Б. в ночь с 24-го на 25-е марта 2015 года, вытащили труп Б

из подполья, после чего, совместно с Сизиковой Г.Ф. вынесли труп из дома и утопили в реке « », протекающей вблизи от дома. Утром следующе го дня, обнаружив, что труп вынесло на берег, Михайлов А.В. совместно с Си зиковой Г.Ф. и Корякиным О.Б. перенесли тело Б во двор дома, где произошло убийство, и предприняли попытку сжечь труп, для чего Михайлов А.В. поддерживал разведенный огонь, подкидывая в него топливо. Не сумев полностью сжечь труп Б Корякин О.Б. во дворе дома используя топор, расчленил труп на две части. Останки трупа Б

были помещены в два мешка, которые Михайлов А.В., совместно с Корякиным О.Б. и Сизиковой Г.Ф., вывезли на свалку бытового мусора. На следующий день, 26 марта 2015 года, Михайлов А.В. и Корякин ОБ., в целях более тщательного сокрытия трупа, вернулись на свалку бытового мусора, где изъяли мешки с останками тела Б и, переместив их в рядом расположенный овраг, засыпали посторонними предметами.

1 апреля 2015 года Корякин ОБ., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире дома по ул. в п. г.

на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений нанес К

кулаками не менее пяти ударов по лицу и не менее пяти ударов по телу, а также не менее трех ударов обутыми ногами в область живота. В ре­

зультате умышленных действий Корякина ОБ., К была причи­

нена закрытая травма живота, с множественными внутрибрюшными и вне-

брюшными разрывами мочевого пузыря, что по признаку опасности для жизни

квалифицируется как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью, а

также причинил ей другие телесные повреждения, которые квалифицируются,

как причинившие средней тяжести вред здоровью.

10 апреля 2015 года Михайлов А.В., находясь в состоянии алкогольного

опьянения у дома по ул. в ДК « », расположенно­

го в п. г. и обнаружив, что входная дверь в дом не заперта,

решил совершить тайное хищение чужого имущества, находящегося в указан­

ном доме. С этой целью он, путем свободного доступа, через незапертую вход­

ную дверь, проник в дом, откуда тайно похитил принадлежащее А

имущество на сумму 18 300 руб., причинив потерпевшему значительный

ущерб.

Государственным обвинителем - прокурором прокуратуры Забайкальского края Якимовой Т.С. подано апелляционное представление на при говор, в котором содержится просьба об изменении приговора. По мнению государственного обвинителя, судом неправильно применен уголовный закон при решении вопроса о назначении наказания Корякину ОБ., Сизиковой Г.Ф. и Михайлову А.В. Государственный обвинитель, обосновывая свои доводы, про сит признать обстоятельством, отягчающим наказание Корякина О.Б. и Сизи ковой Г.Ф. совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя; обстоятельством, смягчающим наказание Корякина, по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 111 УК РФ, признать явку с повинной в отношении Михайлова А.В. по преступлению, предусмотренному ч.2 ст. 162 УК РФ, при назначении наказания учесть положения ч.б ст.88 УК РФ. В остальной части прокурор предлагает приговор оставить без изменения.

Осужденным Михайловым А.В. подана апелляционная жалоба, в кото рой он, не оспаривая своей виновности в инкриминированных ему преступлениях, просит об изменении приговора и смягчении ему наказания - применении условного осуждения. По мнению осужденного, приговор является несправедливым вследствие чрезмерной суровости наказания. Как считает Михайлов А.В., у суда были основания для назначения ему более мягкого наказания. При этом он указывает, что ранее не судим, по месту жительства и работы характеризуется положительно, на момент совершения преступлений являлся несовершеннолетним, в настоящее время имеет малолетнего ребенка, страдает заболеванием, которое явилось основанием для постановки на учет в психоневрологический диспансер.

Осужденный Корякин О.Б. в апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором. Он указывает, что признает себя виновным лишь по ч.1 ст. 111 УК РФ. Как заявляет осужденный, показания потерпевшей К были оглашены в нарушение требований ст.281 УПК РФ; в судебном заседании не выяснено мнение К о мере наказания; причиной совершения преступления явилось противоправное поведение потерпевшей, что не было учтено судом в качестве смягчающего наказания обстоятельства. Считает, что его действия в отношении К должны быть квалифицированы по ч.1

ст. 118 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности; за­

являет, что умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей не

имел, а тяжкие последствия для потерпевшей могли наступить не от его дейст­

вий, а от действий иных лиц, которые ее избили в тот момент, когда она ходила

за спиртными напитками. Показания свидетеля С и показания по­

терпевшей С заявление о явке с повинной Михайлова А.В. осу­

жденный Корякин считает недостоверными доказательствами; утверждает, что

его причастность к раздойному нападению на С не подтверждена до­

казательствами, при этом он ссылается на показания допрошенных в судебном

заседании свидетелей - М М а также подсудимых Михайлова и

Сизиковой. Протокол опознания его (Корякина) потерпевшей С

считает недопустимым доказательством, полученным с нарушением требова­

ний ст. 193 УПК РФ, а также права на защиту - в отсутствие защитника - адво- ката Сапожникова А.В., которого «он требовал». Осужденный в жалобе указывает, что по обвинению в убийстве «не может себя оправдывать и обвинять, так как не помнит момент убийства». Данное обстоятельство объясняет травмой головы. Исключает совершение убийства совместно с Сизиковой группой лиц по предварительному сговору. Признает свою в убийстве Б и заявляет, что заставил Михайлова и Сизикову участвовать в сокрытии ее трупа. За являет о нарушении права на защиту, выразившемся в не предоставлении ему защитника-адвоката С на очной ставке с Сизиковой. Участие в следственном действии другого защитника считает формальным. Утверждает что суд нарушил его (Корякина) право на защиту, поскольку отказал в удовлетворении ходатайства о «повторном психиатрическом стационарном обследовании».

Осужденным Корякиным вместе с апелляционной жалобой на приговор подана жалоба на постановление Забайкальского краевого суда от 1 апреля 2016 года о частичном удовлетворении его замечаний на протокол судебного заседания, которая подлежит рассмотрению одновременно с жалобой на приговор. В жалобе осужденный Корякин высказывает несогласие с постановлением суда в части отклонения его замечаний на протокол судебного заседания. Он утверждает, что его показания в протоколе «изложены частично и переформулированы».

Осужденная Сизикова Г.Ф. в апелляционной жалобе просит приговор отменить и возвратить дело «на дополнительное слушание или на дополни тельное расследование». В дополнениях к жалобе осужденная просит приговор изменить, переквалифицировать ее действия с п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ст.316 УК РФ и назначить минимально возможное наказание. Сизикова Г.Ф утверждает, что не участвовала в убийстве Б а лишь помогала Корякину в сокрытии ее трупа. Заявляет, что при допросах на предварительном следствии в качестве подозреваемой и обвиняемой, а также в судебном заседании оговорила себя в убийстве потерпевшей, поскольку любила Корякина и решила таким образом освободить его от уголовной ответственности за данное преступление. Кроме того, осужденная заявляет, что Корякин предложил ей «взять на себя всю вину», убедив ее в том, что к ней будет проявлено снисхождение при назначении наказания, поскольку она ранее не судима. Просит обратить внимание на высказывания Корякина в последнем слове, где он заявил, что сам совершил убийство Б , а она (Сизикова) к убийству не причаст-

на. Осужденная утверждает, что содержащиеся в выданной участковым упол­

номоченным полиции справке-характеристике сведения, отрицательно характе­

ризующие ее личность, не соответствуют действительности. Вынесенный при­

говор считает несправедливым вследствие чрезмерной суровости наказания.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для

удовлетворения апелляционных жалоб осужденных.

Вывод суда о виновности осужденных Корякина ОБ., Михайлова А.В. и

Сизиковой Г.Ф. в совершении инкриминированных им преступлений основан

на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка ко­

торым даны в приговоре.

Судом в приговоре дана оценка всем доказательствам, в том числе и тем на которые ссылаются осужденные Корякин и Сизикова в своих апелляционных жалобах.

Каких-либо оснований для оговора Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Си зиковой Г.Ф. свидетелями, показания которых приведены в приговоре, а также потерпевшими С К Б А судом не установлено.

Судом также приняты во внимание показания подсудимых Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Сизиковой Г.Ф., данные ими как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

При этом показания Корякина ОБ., Михайлова А.В., Сизиковой Г.Ф признаны судом достоверными в той в части, в которой они согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе - показаниями свидетелей, потер певших, заключениями экспертиз.

Представленные доказательства в совокупности с показаниями подсудимых, данных на предварительном следствии, явились достаточными для выводов суда о виновности Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Сизиковой Г.Ф. в инкриминируемых им преступлениях.

Оценивая показания подсудимых Корякина ОБ., Михайлова А.В., Сизи ковой Г.Ф., данные в ходе предварительного следствия, суд обоснованно при шел к выводу об их допустимости.

При этом судом отмечено, что процедура допроса каждого из них проводилась в строгом соответствии с требованиями закона, с участием защитников адвокатов, представлявших их интересы.

Содержание показаний Корякина ОБ., Михайлова А.В., Сизиковой Г.Ф фиксировалось в соответствующих протоколах следственных действий, ознакомившись с которыми каждый из подсудимых и их защитники своими подписями подтвердили правильность внесенных в протоколы сведений.

Протоколы допросов подсудимых на предварительном следствии соответствуют требованиям закона, в них не содержится каких-либо заявлений или ходатайств Корякина ОБ., Михайлова А.В., Сизиковой Г.Ф. и их защитников, в которых сообщалось бы об искажении содержания показаний либо об оказан ном давлении на них со стороны следователя или оперативных работников полиции.

Позицию, избранную в судебном заседании каждым из подсудимых, частично признавших вину в инкриминируемых преступлениях, суд обоснованно расценил, как их стремление приуменьшить свой роль в содеянном и избежать уголовной ответственности за инкриминированные им преступления.

Суд правильно признал достоверными показания потерпевшей С

которая в ходе предварительного следствия опознала подсудимых Ко­

рякина О.Б. и Михайлова А.В. как лиц, совершивших на нее разбойное нападе­

ние вечером 14 февраля 2015 года.

При этом потерпевшая рассказала о приметах, по каким опознала Коря­

кина О.Б. и Михайлова А.В.

Оснований для оговора Корякина О.Б. и Михайлова А.В. со стороны С судом не установлено, поскольку до рассматриваемых событий она с ними знакома не была, и каких-либо конфликтных отношений с ними у нее не было.

О виновности подсудимых Корякина О.Б. и Михайлова А.В. в совершении разбойного нападения на С свидетельствуют и показания Сизиковой Г.Ф., которая на предварительном следствии сообщила о ставшем ей известном из разговора Михайлова А.В. и Корякина О.Б. факте нападения на женщину, у которой они похитили дамскую сумку и ручной фонарик.

Показания Сизиковой Г.Ф. в этой части согласуются с показаниями свидетеля Л которая в ходе предварительного следствия сообщила о том, что со слов Сизиковой Г.Ф. ей стало известно, что Корякин О.Б. совместно с каким-то парнем совершили нападение на женщину в п.

«Явка с повинной» Михайлова А.В., на которую обращает внимание Корякин О.Б. в апелляционной жалобе, принята во внимание судом, поскольку она согласуется с другими доказательствами, подтверждающими виновность Михайлова и Корякина в разбойном нападении.

Доводы Михайлова А.В. о незаконных методах ведения следствия, выразившихся, как он утверждал, в оказанном на него психологическом давлении со стороны сотрудников полиции, в результате чего он, якобы, оговорил себя и Корякина в совершении данного преступления, были проверены судом и обоснованно отвергнуты в приговоре как не нашедшие своего подтверждения.

Неосновательны доводы Корякина О.Б. о нарушении его права на защиту на предварительном следствии при проведении процедуры опознания.

Как установлено судом, процедура опознания Михайлова А.В. и Коряки на О.Б. проводилась в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, с участием понятых, с соблюдением прав Корякина ОБ., в том числе и права на получение квалифицированной юридической помощи.

Как усматривается из протокола опознания, каких-либо замечаний от Корякина О.Б. либо его адвоката, не поступило.

Выдвинутые подсудимым Корякиным О.Б. в судебном заседании доводы о нарушении его права на защиту, которое он связывал с отсутствием при про ведении опознания защитника - адвоката Сапожникова А.В., судом признаны несостоятельными по мотивам, изложенным в приговоре.

Суд правильно пришел к выводу о доказанности обвинения Корякина О.Б. и Сизиковой Г.Ф. в убийстве Б совершенном ими совместно по предварительному сговору.

Суд обоснованно признал достоверными первоначальные показания под­

судимой Сизиковой Г.Ф., данные ею на предварительном следствии в качестве

подозреваемой и обвиняемой, из которых следует, что на почве произошедшей

ссоры, возникшей в ходе совместного с Б распития спиртных

напитков, она испытала к потерпевшей острую личную неприязнь. Присутство­

вавший при этом Корякин ОБ., поддерживая ее (Сизикову) в выдвигаемых в

адрес Б претензиях, сбросил потерпевшую в подполье, куда

они вместе спустились. Действуя совместно, она и Корякин О.Б совершили убийство Б путем ее удушения, предварительно связав липкой лентой «скотч» руки и ноги потерпевшей, а затем той же липкой лентой за клеили ей рот и нос, перекрыв тем самым дыхание потерпевшей. При этом они видели, что Б задыхается, но оказывать помощь не стали; в тот момент она желала наступления смерти Б

Обстоятельства убийства Б подсудимая Сизикова Г.Ф подтвердила и в ходе очной ставки с Корякиным ОБ., проводившейся на предварительном следствии.

Показания Сизиковой Г.Ф. об обстоятельствах совершенного совместно с Корякиным О.Б. убийства, которые она неоднократно давала в ходе предвари тельного следствия, судом обоснованно признаны достоверными в виду их последовательности и стабильности.

Показания Сизиковой Г.Ф. также согласуются и с показаниями Корякина ОБ., который на предварительном следствии указывал, что Б в ходе совместного распития спиртных напитков была сброшена в подполье, но кем именно он не помнил, поскольку был сильного пьян. Не помнил он в связи с сильным опьянением и обстоятельств причинения смерти потерпевшей.

Подсудимый Михайлов А.В. в суде подтвердил, что в ходе распития спиртного с Корякиным О.Б., Сизиковой Г.Ф. и Б он уснул, а когда проснулся, то Б уже была мертва. Корякин О.Б. и Сизи кова Г.Ф. находились в доме и бодрствовали.

В связи с этим суд пришел к правильному выводу о том, что показания Михайлова А.В. в совокупности с показаниями Сизиковой Г.Ф. на предвари тельном следствии опровергают выдвинутую Корякиным О.Б. в суде версию о том, что он спал, когда Б была убита.

Несостоятельной суд признал и версию Корякина ОБ., выдвинутую им в выступлении с последним словом, о том, что убийство Б он совершил сам, а Сизикова Г.Ф. к ее убийству не причастна.

Как правильно отмечено судом, указанные доводы подсудимого Коряки на О.Б. опровергаются исследованными в суде доказательствами, в том числе показаниями Сизикова Г.Ф., которая на начальном этапе предварительного расследования последовательно и стабильно указывала, что убийство Б

явилось результатом их совместных с Корякиным О.Б. действий.

Изменение подсудимой Сизиковой Г.Ф. своих показаний в судебном заседании судом правильно расценено как избранный ею способ защиты, направленный на уменьшение объема предъявленного обвинения.

Умысел Сизиковой и Корякина на убийство потерпевшей Б а также мотив убийства судом установлены правильно и в приговоре указаны.

Суд пришел к обоснованному выводу о доказанности предъявленного Корякину О.Б. обвинения в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей К из показаний которой следует, что Корякин О.Б. из чувства личной неприязни нанес ей множественные удары кулаками по голове и телу, а затем, уронив ее на пол, нанес не менее трех ударов ногами в

область живота.

При этом суд правильно указал, что нанося неоднократные, с приложением значительной силы, удары ногами в область живота, Корякин О.Б. не мог не осознавать, что данными действиями К будет причинен тяжкий вред здоровью. В результате указанных умышленных действий Корякина ОБ потерпевшей К были причинены множественные повреждения в том числе сопровождающиеся разрывами мочевого пузыря, что по признаку опасности для жизни квалифицировано экспертами как тяжкий вред здоровью.

Данные показания потерпевшей К согласуются с показаниями непосредственных очевидцев рассматриваемых событий - свидетеля С

а также показаниями Сизиковой Г.Ф., данных ею на предвари тельном следствии.

Показания потерпевшей К оглашены в соответствии требованиями п.2 ч.2 ст.281 УПК РФ, поскольку судом было установлено наличие у потерпевшей тяжелой болезни, препятствующей явке в суд (т.7 л.д.135-136).

Приводимые в судебном заседании подсудимым Корякиным О.Б. доводы о том, что он не избивал К ногами, опровергаются показаниями как самой потерпевшей, так и показаниями очевидцев преступления - Сизикова Ф.М. и Сизиковой Г.Ф., оценка которым дана в приговоре.

Версия подсудимого Корякина О.Б. о том, что К в тот день могла быть избита неизвестными лицами, возможно причинившими ей тяжкий вред здоровью, судом была проверена и признана несостоятельной по мотивам указанным в приговоре.

Выводы суда о виновности Михайлова А.В. в укрывательстве особо тяж кого преступления (совершенного Корякиным и Сизиковой убийства), а также в краже имущества А основаны на приведенных в приговоре доказательствах, и осужденным Михайловым А.В. в апелляционной жалобе не оспариваются.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Сизиковой Г.Ф. в совершении преступлений, а также мотивы, по которым суд отверг доказательства и до воды, приводимые стороной защиты.

Доказательства, положенные в основу приговора, являются допустимы ми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Из протокола судебного заседания видно, что Забайкальским краевым су дом дело рассмотрено объективно; принципы презумпции невиновности обвиняемых, беспристрастности суда и равенства сторон не нарушены.

Все ходатайства сторон ставились на обсуждение участников процесса и

по результатам их рассмотрения судом были вынесены законные, обоснованные

и мотивированные постановления.

Отклоняя ходатайство Корякина О.Б. о «повторном психиатрическом ста­

ционарном обследовании», суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии

оснований для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы,

поскольку имеющееся в материалах уголовного дела заключение судебно- психиатрической экспертизы является обоснованным и мотивированным. Как правильно отмечено судом, экспетиза была проведена в условиях государственного медицинского учреждения, экспертами, имеющими высшее образование и значительный стаж работы по специальности. Экспертами с Корякиным проводилась беседа, и они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Каких-либо оснований ставить под сомнение выводы экспертов у суда не было.

С учетом заключений экспертов, а также поведения Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Сизиковой Г.Ф. в ходе судебного разбирательства суд не усомнился в психическом состоянии подсудимых и обоснованно пришел к выводу об их вменяемости.

Действия осужденных Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Сизиковой Г.Ф судом юридически квалифицированы правильно.

Назначенное каждому из них наказание соответствует характеру и степе ни общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения личностям осужденных, а также роли каждого из осужденных в совершенных преступлениях.

Доводы государственного обвинителя о неправильном применении уголовного закона при решении вопроса о наказании подсудимых не могут быть признаны обоснованными.

Вопреки содержащемуся в апелляционном представлении утверждению государственного обвинителя, совершение Корякиным и Сизиковой преступления (убийства потерпевшей Б ) в состоянии опьянения, вызванном употреблением ими алкоголя, в приговоре признано в качестве обстоятельства отягчающего их наказание. При этом судом были учтены характер и степень общественной опасности данного преступления, обстоятельства его совершения и личности виновных.

Нельзя согласиться с утверждением государственного обвинителя о том что при назначении наказания Михайлову А.В. за преступление, предусмотренное ч.2 ст. 162 УК РФ, судом не были учтены положения ч.б ст.88 УК РФ.

Согласно ч.б ст.88 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше шести лет. Этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, со вершившим преступления небольшой тяжести впервые.

Несовершеннолетнему Михайлову А.В. на момент совершения тяжкого

преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 УК РФ, исполнилось 17 лет. Суд,

назначив ему за данное преступление наказание в виде лишения свободы на срок 3 года, не нарушил требований ч.б ст.88 УК РФ. Оснований утверждать что положения данной статьи не были учтены судом, не имеется.

Неосновательными являются доводы государственного обвинителя о необходимости признания явки с повинной Корякина, обстоятельством, смягчающим наказание за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Под явкой с повинной, которая в силу пункта «и» части 1 статьи 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, следует понимать добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде.

Не может признаваться добровольным заявление о преступлении, сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления. Признание лицом своей вины в совершении преступления в таких случаях может быть учтено судом в качестве иного смягчающего обстоятельства в порядке части 2 статьи 61 УК РФ или, при наличии к тому оснований, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Как установлено судом первой инстанции, Корякин О.Б. на основании показаний потерпевшей и свидетелей, был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ по подозрению в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К

после чего обратился с «явкой с повинной», указав, что нанес не сколько ударов кулаками по голове и телу потерпевшей. При таких обстоятельствах, как обоснованно указано в приговоре, письменное признание Корякина О.Б. в содеянном не может признаваться как добровольное заявление о преступлении, однако в совокупности с последующими показаниями подсудимого на предварительном следствии, было учтено судом, как частичное признание им своей вины.

Активного способствования раскрытию и расследованию преступления в действиях Корякина О.Б. судом не установлено.

Противоправного поведения потерпевших, которое явилось бы поводом для преступления, о чем утверждается в жалобе Корякина ОБ., судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Вопреки утверждению Сизиковой Г.Ф., данные, характеризующие ее личность, судом учтены в приговоре. При этом у суда не было каких-либо оснований ставить под сомнение имеющуюся в деле справку-характеристику выданную на подсудимую участковым уполномоченным полиции.

Все обстоятельства, смягчающие наказание Корякина ОБ., Михайлова А.В. и Сизиковой Г.Ф, судом установлены и учтены в приговоре при назначе­

нии им наказания.

Доводы Михайлова о наличии у него смягчающего наказание обстоятель­

ства - малолетнего ребенка - неосновательны, поскольку данное обстоятельство

(наличие ребенка у осужденного Михайлова) судом первой инстанции не уста­

новлено, каких-либо документов, подтверждающих наличие малолетнего ре­

бенка, Михайловым суду апелляционной инстанции не представлено.

Оснований для смягчения наказания осужденным Корякину, Михайлову

и Сизиковой не имеется.

Гражданские иски потерпевших А иС судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Доводы жалобы Корякина ОБ., в которой он высказывает несогласие с постановлением председательствующего по делу судьи в части отклонения замечаний на протокол судебного заседания, не могут быть признаны обоснованными.

Требования к протоколу судебного заседания предусмотрены ст.259 УПК РФ.

Замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.

По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания (ст.260 УПК РФ).

Данные требования закона судом не нарушены.

Из протокола судебного заседания видно, что он соответствует требованиям ст.259 УПК РФ.

Замечания осужденного Корякина О.Б. на протокол судебного заседания председательствующим по делу судьей Л рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Часть замечаний судьей удовлетворена, а другая часть отклонена с приведением соответствующих мотивов, изложенных в постановлении от 01.04.2016 г. (т.8 л.д.59-60).

Указанное постановление является законным, обоснованным и мотивированным.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389 ,389 ,389 , 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда от 9 марта 2016 года в отношении Корякина О Б , Михайлова А В и Сизиковой Г Ф оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и апелляционное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 118 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта