Информация

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ15-34 от 16.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №72-АПУ 15-34

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 16 с е н т я б р я 2 0 1 5 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зыкина В.Я. и Ведерниковой О.Н при секретаре Щукиной Ю.В., с участием прокурора Кузнецова СВ., потер певшей Л осужденных: Рузиева Р.П., Кириллова А.Н., Кузнецова А.Н., адвокатов: Баранова М.В. (защитника Рузиева Р.П.)., Волобоевой Л.Ю. (защитника Кириллова А.Н.), Живовой Т.Г. и Новикова А.В. (защитников Кузнецова А.Н.) рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жало бам осужденных Рузиева Р.П., Кириллова А.Н., Кузнецова А.Н., адвокатов Но викова А.В., Власовой И.В. на приговор Забайкальского краевого суда от 28 октября 2014 года, согласно которому

Рузиев Р П,

судимый:

9 августа 2006 года Центральным районным судом г. Читы по

пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы ус­

ловно с испытательным сроком 3 года;

24 мая 2007 года Центральным районным судом г. Читы по

пп. «а», «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с

применением ст. 70 УК РФ, к 4 годам лишения свободы, освобо­

жден 21 февраля 2010 года по отбытию наказания признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 317, п. «г» ч. 2 ст. 112,ч. 1 ст. 115 УК РФ и ему назначено наказание с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ:

по ст. 317 УК РФ - 19 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, и установлением ограничений, указанных в приговоре;

по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ - 4 года лишения свободы;

по ч. 1 ст. 115 УК РФ - штраф в размере 40 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к отбытию Рузиеву Р.П. назначено 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года, со штрафом в размере 40 000 рублей.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ на Рузиева Р.П. возложены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального района « район» края, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированно го государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц;

Кириллов А Н ,

судимый:

6 августа 2013 года Читинским районным судом Забайкаль­

ского края по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных

работ с удержанием 10% заработной платы;

2 декабря 2013 года Хилокским районным судом Забайкаль­

ского края по пп. «а», «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения

свободы, с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лише­

ния свободы признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 317, п. «г» ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст. 115 УК РФ и ему назначено наказание:

по ст. 317 УК РФ - 19 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, и установлением ограничений, указанных в приговоре;

по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ - 4 года лишения свободы;

по ч. 1 ст. 115 УК РФ - штраф в размере 40 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний Кириллову А.Н. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 21 год, с ограничением свободы сроком на 2 года, со штрафом в размере 40 000 рублей и установлением ограничений, указанных в приговоре;

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и по приговору Хилокского районного суда Забайкальского края от 2 декабря 2013 года окончательно к отбытию Кириллову А.Н. на значено 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года, со штрафом в раз мере 40 000 рублей.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ на Кириллова А.Н. возложены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального района « район» края, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц;

Кузнецов А Н ,

не судимый признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 317, п. «г» ч. 2 ст. 112,ч. 1 ст. 115 УК РФ и ему назначено наказание:

по ст. 317 УК РФ - 18 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, и установлением ограничений, указанных в приговоре;

по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ - 3 года лишения свободы;

по ч. 1 ст. 115 УК РФ - штраф в размере 40 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний Кузнецову А.Н. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого ре жима, с ограничением свободы сроком на 2 года, со штрафом в размере 30 000 рублей и установлением ограничений, указанных в приговоре;

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ на Кузнецова А.Н. возложены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального района « район» края, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц.

Постановлено взыскать с осужденных Рузиева Р.П., Кириллова А.Н Кузнецова А.Н. с каждого в отдельности:

- по рублей в качестве возмещения морального вреда в пользу по терпевшей Л

- по рублей в качестве возмещения морального вреда в пользу гражданского истца Л

- по рублей в качестве возмещения морального вреда в пользу по терпевшего Г

- по рублей в качестве возмещения морального вреда в пользу по терпевшего Г

С Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н. взысканы процессуальные издержки в доход государства по рублей.

В приговоре также разрешены вопросы, касающиеся меры пресечения осужденных, вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., выступления осужденных Рузиева Р.П., Кириллова А.Н., Кузнецова А.Н., их защитников-адвокатов Баранова М.В., Волобоевой Л.Ю., Живовой Т.Г. и Новикова А.В., выступления потер певшей Л прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., судебная коллегия,

установила:

Рузиев Р.П., Кириллов А.Н. и Кузнецов А.Н. осуждены за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности; умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью группой лиц; умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Как установлено судом, преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В период с 1 до 6 часов 21 апреля 2013 года помощник участкового уполномоченного полиции группы участковых уполномоченных полиции и по де лам несовершеннолетних пункта полиции « » ОМВД России по

району Л двигался на личном автомобиле « »с Г иГ Около перекрестка ул. и ул. в п. района края навстречу им выехал автомобиль « под управлением Рузиева с пасса жирами Кузнецовым и Кирилловым. Во избежание столкновения Л от вернул в сторону, после чего, видя, что автомобиль под управлением Рузиева развернулся и последовал за ним, остановился около д. по ул После чего водители и пассажиры машин вышли на улицу.

Кузнецов на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений с целью причинения телесных повреждений нанес один удар кулаком по лицу Г Пытаясь защитить брата, Г вмешался в конфликт, однако Кузнецов, продолжая свои преступные действия, нанес не менее 5 ударов кулаками по голове последнему. После чего Рузиев, Кириллов и Кузнецов на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, совместно и согласованно, с целью причинения телесных повреждений братьям Г , деревянными палками и брусками, а также руками и ногами обутыми в обувь, нанесли Г и Г не менее 15 ударов каждому по голове и телу.

Находившийся рядом с Г помощник участкового уполномоченного полиции Л видя, что Рузиев, Кузнецов и Кириллов совершают в отношении братьев Г преступления, связанные с причинением опасного вреда здоровью потерпевших, в ночное время в безлюдном мес- те ведут себя агрессивно, имеют численное и физическое превосходство перед ним, вооружены деревянными палками и брусками, действуя в состоянии край ней необходимости, как сотрудник полиции, с целью пресечения совершения преступлений со стороны вышеуказанных лиц, в соответствии со ст.ст. 1,2, 18, 19, 23, 27 ФЗ «О полиции» и должностной инструкции, исполняя свои обязанности по охране и обеспечению общественного порядка, понимая, что промедление может привести к наступлению тяжких последствий для Г правомерно произвел в нападавших не менее 3 выстрелов из личного огнестрельного оружия ограниченного поражения - четырехзарядного полуавтома тического пистолета «ПБ-4М», входящего в комплект бесствольного оружия самообороны - комплекса «Оса», причинив Кириллову ранение нижней челюсти, повредив автомобиль Рузиева и куртку Кириллова.

После этого Рузиев, Кузнецов и Кириллов, зная, что Л является сотрудником полиции, одет в форменное обмундирование сотрудника полиции осуществляет законную деятельность по охране и обеспечению общественного порядка и пресечению преступлений, не желая выполнять его законные требования по прекращению преступных действий, в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, действуя совместно и согласованно, с целью причинения смерти совместно нанесли по голове и телу последнего не менее 20 ударов каждый ногами, обутыми в обувь, руками, деревянными палками и брусками сорвали с его форменного обмундирования погоны.

Затем Рузиев покинул место преступления, а Кузнецов и Кириллов, про должая свои преступные действия, нанесли ногами, обутыми в обувь, руками деревянными палками и брусками по голове и телу Л ,Г иГ не менее 10 ударов каждому.

Около 6 часов Л был доставлен в участковую больницу п где от полученных тяжких телесных повреждений скончался.

Действиями осужденных Рузиева, Кузнецова и Кириллова потерпевшему Г были причинены вред здоровью средней тяжести и легкий вред, а также телесные повреждения, не причинившие вреда здоровью, а потер певшему Г были причинены легкий вред здоровью, а также те лесные повреждения, не причинившие вреда здоровью.

В апелляционных жалобах:

- адвокат Власова И.В. в защиту осужденного Рузиева Р.П. считает при говор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также допущенных нарушений уголовно-процессуального законодательства. Как указывает защитник, доводы подсудимого Рузиева Р.П., при веденные в свою защиту, не получили объективной оценки суда; судом необоснованно положены в основу приговора показания лиц, уличающих Рузиева Р.П. в совершении преступления; доводы защиты о недопустимости ряда доказательств не получили никакой оценки в приговоре;

- осужденный Рузиев П.Р. приводит доводы, аналогичные доводам жалобы его защитника-адвоката Власовой И.В. Кроме того, по мнению осужденного, судом неправильно применен уголовный закон - применены «не те статьи Особенной части УК РФ, которые подлежали бы применению»; приговор не справедлив вследствие чрезмерной суровости назначенного ему (Рузиеву) наказания; в основу приговора положены противоречивые показания братьев Г,

данные ими на предварительном следствии и в суде; в приговоре отсутствует описание преступных деяний, совершенных в отношении Г

иЛ , в том числе субъективная сторона преступлений; осужденный Рузиев полагает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный статьей 317 УК РФ; в уголовном деле отсутствуют доказательства подтверждающие факт избиения Г до того, как Л стал про изводить выстрелы в Кириллова; действия Л в сложившейся обстановке Рузиев расценивает как неадекватные той ситуации, в которой было применено оружие; поведение Л , по мнению осужденного, было противоправным, провокационным, нарушающим права граждан, противоречащим Федеральному закону «О полиции» и нормам уголовного закона о необходимой обороне; осужденный Рузиев заявляет, что не убивал потерпевшего и не имел умысла на его убийство, а покинул место происшествия, когда Л был жив, находился в адекватном состоянии и ничего не предвещало его гибели; об отсутствии умысла на убийство, как утверждает Рузиев, свидетельствует тот факт, что сам он не скрывался, а после инцидента с Л направился к участковому уполномоченному полиции (В которому рассказал о произошедшем на дороге конфликте; суд оставил без внимания тот факт, что Л после избиения был жив и скончался лишь в больнице; по словам очевидцев на нем отсутствовали следы повреждений, характерные опасным для жизни человека; по мнению осужденного Рузиева, судом нарушен принцип презумпции невиновности обвиняемого. В обоснование своей жалобы Рузиев ссылается на исследованные в судебном заседании доказательства, сопоставляет их и дает им собственную оценку; он утверждает, что имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что удары палкой Л наносил только Кириллов, а он (Рузиев) не причастен к смерти потерпевшего; приговор не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку до воды стороны защиты судом не опровергнуты; в основу приговора положены противоречивые доказательства, в частности - показания Г в при говоре не указано, почему суд признал достоверными одни доказательства и отверг другие; в приговоре также отсутствуют доказательства, свидетельствующие о совершении преступлений (причинение телесных повреждений Л

и братьям Г ) группой лиц по предварительному сговору Осужденный Рузиев Р.Т. также просит отменить постановление Забайкальского краевого суда от 14 октября 2014 года об отказе в удовлетворении ходатайства о производстве медико-криминалистической экспертизы, считая его незаконным, необоснованным и немотивированным, нарушающим право на защиту подсудимого. Назначенное наказание, по мнению Рузиева, является несправед- ливым и чрезмерно суровым; судом не учтены все обстоятельства случившегося, противоправное поведение самих потерпевших, в том числе Л , находившегося в состоянии алкогольного опьянения;

- адвокат Новиков А. В. в защиту осужденного Кузнецова А.Н. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию. По мнению адвоката, приговор является незаконным и необоснованным. При этом в жалобе защитник приводит выдержки из обвинительного заключения и приговора, заявляя о том, что показания под судимых об управлении потерпевшим Л автомобилем на большой скорости и без переключения дальнего света фар не опровергнуты; потерпевший не представился сотрудником полиции и при отсутствии какой-либо угрозы со стороны подсудимых, без предупреждения, в нарушение статей 6,9, 19 Федерального закона «О полиции» произвел выстрелы в Кириллова, причинив вред его здоровью, при этом более значительный, чем предотвращенный. По мнению защитника, действия потерпевшего Л , находившегося в со стоянии алкогольного опьянения, не соответствовали характеру и степени общественной опасности, так как согласно показаниям Г какой-либо угрозы или опасности для их жизни не было; умысла на посягательство на жизнь Л , как сотрудника правоохранительного органа, тем более в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности у Кузнецова А.Н. не имелось; каких-либо мотивов для совершения преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ, в отношении Л у осужденного Кузнецова не было;

осужденный Кузнецов А.Н. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии подготовки к судебному заседанию. В обоснование жалобы он приводит доводы, аналогичные доводам жалобы защитника-адвоката Новикова А.В. Приговор суда Кузнецов А.Н. считает незаконным, необоснованным и несправедливым постановленным с нарушением уголовного и уголовно-процессуального законов. По мнению осужденного, в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ; судом нарушены принципы состязательности, равноправия сторон, беспристрастности суда, справедливого судебного разбирательства и презумпции невиновности обвиняемого; судом не рассмотрена версия о нахождении его (Кузнецова) в состоянии необходимой обороны в сложившейся ситуации; приговор не соответствует требованиям закона, по скольку при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в нем не указано, по каким основаниям суд принял одни из них и отверг другие; осужденный полагает, что поскольку в его действиях отсутствует состав преступления, уголовное дело в отношении него должно быть прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ. Осужденный Кузнецов также просит отменить постановление судьи Забайкальского краевого суда от 17 марта 2015 г. об ограничении времени его ознакомления с материалами уголовного дела. По мнению осужденного, данное постановление является не законным, необоснованным, нарушающим его право на защиту;

- осужденный Кириллов А.Н. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе, либо отменить приговор и вынести новое судебное решение. Он утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании; суд необоснованно отверг показания его (Кириллова), а также показания других подсудимых, данные ими в судебном заседании, приняв при этом за основу противоречивые доказательства, представленные стороной обвинения, в том числе показания братьев Г действия потерпевшего Л осужденный Кириллов расценивает как противоправные и противоречащие его должностным полномочиям сотрудника полиции; заявляет, что умысла на убийство по терпевшего Л не имел; в сложившейся ситуации он вынужден был обо роняться от братьев Г иЛ ; на улице было темно и он (Кириллов) не мог видеть, что перед ним находится сотрудник полиции в форме судом нарушен принцип презумпции невиновности обвиняемого; в обоснование своей жалобы Кириллов приводит доказательства, исследованные в судеб ном заседании, анализирует их и дает им собственную оценку; он утверждает что имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что удары ­

нанес, обороняясь от его противоправных действий; суд в приговоре не дал оценки тому обстоятельству, что Л , находясь в состоянии алкогольного опьянения, вел себя неадекватно, агрессивно и сам спровоцировал конфликт; осужденный полагает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ; назначенное наказание осужденный Кирилов считает несправедливым вследствие его чрезмерной суровости; полагает, что судом не учтены данные о его личности, наличие на иждивении ребенка, а также конкретные обстоятельства данного конфликта, произошедшего по вине самих потерпевших; выражает несогласие с заключением проведенной в отношении него амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, на которую суд сослался в приговоре, считает ее неполной, а выводы эксперта - не обоснованными; просит назначить и провести ему повторную судебно психиатрическую экспертизу. Осужденный Кириллов также просит отменить постановление судьи Забайкальского краевого суда от 30 апреля 2015 г., со гласно которому ему был установлен определенный срок для ознакомления с материалами дела. Данное постановление осужденный считает незаконным необоснованным, нарушающим его право на защиту.

Государственным обвинителем Якимовой Т.С. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных, доводы которых прокурор считает не обоснованными.

Осужденные Рузиев Р.П., Кириллов А.Н. и Кузнецов А.Н., а также их за щитники-адвокаты Баранов М.В., Волобоева Л.Ю., Живова Т.Г. и Новиков А.В. в заседании суда апелляционной инстанции поддержали доводы апелляционных жалоб.

Потерпевшая Л возражала против доводов апелляционных жалоб и просила усилить наказание осужденным вплоть до пожизненного лишения свободы.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецов СВ. возражал против доводов жалоб, считая их необоснованными; вместе с тем, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования по ст. 115 УК РФ просил приговор изменить, освободить осужденных от наказания, на значенного каждому из них по данной статье.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Вывод суда о виновности Рузиева Р.П., Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

Суд обоснованно принял во внимание в качестве доказательств показания потерпевших Г иГ об обстоятельствах произошедшего на дороге конфликта, об их избиении, а также избиении помощника участкового уполномоченного полиции Л в результате чего последний скончался в больнице.

Из показаний потерпевших следует, что в их избиении, а также избиении Л принимали участие все трое подсудимых: Рузиев Р.П., Кирил лов А.Н. и Кузнецов А.Н.

Исходя из показаний потерпевших Г а также других исследованных в судебном заседании доказательств, судом правильно установлена осведомленность и осознание подсудимыми Рузиевым Р.П., Кирилловым А.Н и Кузнецовым А.Н., что избиваемый ими Л является сотрудником полиции.

Помимо показаний потерпевших Г пояснивших, что Л ­,

пресекая преступные действия подсудимых, представился им сотрудником полиции, данный факт объективно подтверждается и тем обстоятельством, что Л в момент его избиения Рузиевым Р.П., Кирилловым А.Н. и Кузнецовым А.Н. был одет в форменную одежду сотрудника полиции с отличительными знаками на форменной одежде - куртке.

Выстрелами из пистолета Л пытался пресечь противоправные действия подсудимых, которые вели себя агрессивно, напали на потерпевших Ломакиных и начали их жестоко избивать.

Из показаний потерпевших Г иГ следует что вначале инцидента, произошедшего на дороге, в ходе ссоры Кузнецов первым нанес удар рукой по лицу Г Г попытался защитить своего брата. После этого их стали жестоко избивать подсудимые нанеся им множественные удары по голове и другим частям тела; у них текла кровь от причиненных телесных повреждений. На просьбы потерпевших остановиться и не бить их подсудимые не реагировали и продолжали избивать их. Л , чтобы остановить агрессивное и явно противоправное поведение из бивавших их подсудимых, произвел выстрелы из травматического оружия пистолета, причинив телесное повреждение Кириллову, который после этого присел на корточки. После этого Кириллов, а вслед за ним - Рузиев и Кузнецов набросились на Л , стали сильно избивать его, нанося ему множественные удары, в том числе и палками. При этом Кириллов кричал: «Мент поганый». Подсудимые совместно избивали его (Г брата и Л,

нанося им поочередно удары; они били их руками, ногами и палками по различным частям тела. Когда Рузиев вместе с другими прибывшими на место происшествия лицами уехал, Кузнецов и Кириллов остались с ними на месте и периодически продолжали наносить удары ему (Г брату (Г

иЛ кулаками, ногами и палками. Затем Кузнецов и Кириллов посадили их в машину Л и вместе с Л , который уже не мог самостоятельно передвигаться, отвезли к участковому В где он и брат вышли из машины самостоятельно, а Л кто-то помог вый ти. Л вышел из автомашины с чьей-то помощью, поскольку был сильно избит и не мог самостоятельно передвигаться, упал на колени и произнес что-то непонятное. По указанию В (участкового уполномоченного полиции они (Г ) ушли домой; по пути домой им встретился Рузиев, который сказал, что с ними позже разберутся. На следующее утро от В им стало известно, что Л умер.

Из показаний потерпевших Г следует, что подсудимые не могли не знать о том, что Л является сотрудником полиции, поскольку тот был одет в форменную одежду сотрудника полиции с соответствующими отличительными знаками на ней; поселок, где они проживают, маленький и почти все друг друга знают. Кроме того в процессе избиения подсудимыми произносились высказывания, свидетельствующие о том, что они знали о должностном положении Л . Так, Кирилов в присутствии других подсудимых называл Л «Мент поганый».

При этом Г в судебном заседании подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии, о том, что после того как его брата ударил Кузнецов, и до производства выстрелов, он слышал, как Л крикнул Кузнецову и другим находившимся с ним лицам, чтобы те прекратили противоправные действия, сказав что он является сотрудником полиции. В от вет на это кто-то из них сказал, чтобы Л не вмешивался. Он также слышал фразу, адресованную Л : «Ты много на себя берешь, мент или му сор».

Показания потерпевших Г об обстоятельствах произошедшего конфликта, а также избиения их и Л подсудимыми непротиворечивы. Данные показания потерпевших подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Согласно протоколу выемки, в отделении «ГУЗ

краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» было изъято форменное обмундирование с трупа Л , которое осмотрено и приобщено к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

На одежде потерпевшего Л обнаружены обильные следы крови.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Л наступила вследствие тупой травмы головы, закрытой черепно мозговой травмы, сопровождавшейся ушибом головного мозга. При этом на го лове и теле потерпевшего обнаружены множественные телесные повреждения в том числе вдавленный перелом левой височной кости с лучами на основание черепа. Смерть потерпевшего от черепно-мозговой травмы с вторичным поражением ствола мозга (отек, набухание, ущемление, дислокация мозга) может наступить не ранее чем через 1,5-2 часа от момента причинения травмы. Потеря сознания происходит не сразу после травмирования, а через промежуток времени, исчисляющийся десятками минут, то есть после начала развития признаков отека и дислокации мозга. В период до потери сознания потерпевший мог совершать активные действия.

На обуви и одежде подсудимых были обнаружены следы крови.

Согласно заключению эксперта судебно-биологической экспертизы на туфлях, изъятых у Кириллова, обнаружена кровь человека, происхождение ко торой от Л ,Г иГ не исключается.

Из заключения эксперта судебной геномной экспертизы следует, что на левом ботинке, принадлежащем Кириллову, обнаружена кровь Л и следы крови, которые являются смешанными и происходят от смеси генетического материала двух или более лиц и произошли от Кириллова и иного лица.

Согласно заключению эксперта судебно-биологической экспертизы на куртке-пуховике, изъятой у Кузнецова, обнаружена кровь человека, происхождение которой от Л Г иГ не исключается.

Как следует из заключения эксперта судебной геномной экспертизы, на куртке-пуховике Кузнецова обнаружена кровь Л иГ

Из имеющихся в деле медицинских документов (справок, заключений экспертов) следует, что у потерпевших Г обнаружены телесные повреждения различной степени тяжести и ссадины, что подтверждает их показания об избиении подсудимыми.

Доводы Рузиева о его непричастности к инкриминированным преступлениям, Кузнецова - о том, что потерпевшего Л он не избивал, а также объяснения подсудимого Кириллова о том, что в отношении потерпевших он действовал, пресекая их агрессивные и неправомерные действия, а в отношении потерпевшего Л в том числе и в состоянии необходимой обороны - су дом первой инстанции были проверены и обоснованно отвергнуты со ссылкой на доказательства, приведенные в приговоре.

Суд в приговоре правильно пришел к выводу о том, что нет оснований не доверять показаниям потерпевших Г поскольку они соответствуют показаниям допрошенных по делу свидетелей, данным, содержащимся в протоколах следственных действий, заключениям экспертиз, а также поведению самих потерпевших и подсудимых в момент совершения преступлений.

Показания потерпевших Г об избиении их подсудимыми, о поведении Л в сложившейся ситуации, о причинах произведенного им выстрела из пистолета - соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Непосредственно после случившегося об обстоятельствах произошедшего Г рассказали отцу, матери и тете потерпевшего Л , а также свидетелю Н свои показания указанные потерпевшие подтвердили на очных ставках с подсудимыми, а потерпевший Г и при про верке его показаний на месте, видеозапись которой была просмотрена в заседании суда первой инстанции.

Показания потерпевших Г не содержат существенных противоречий, которые бы позволили суду усомниться в их правдивости и достоверности.

Вопреки мнению осужденных, у потерпевших Г не было каких-либо причин оговаривать их в совершении данных преступлений.

Действия подсудимых в отношении Л правильно квалифицированы судом первой инстанции, как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

По делу установлено, что потерпевший Л был сотрудником поли ции, в момент случившегося находился в форменной одежде и выполнял свой служебный долг сотрудника полиции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

С учетом всех обстоятельств дела суд пришел к обоснованному выводу о том, что действия потерпевшего Л носили правомерный и необходимый характер, соответствовали требованиям закона и его должностной инструкции помощника участкового уполномоченного полиции, а подсудимые со вершили посягательство на жизнь Л как сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Показаниями потерпевших Г подтверждается, что производство выстрелов потерпевшим Л в сложившейся ситуации было обусловлено необходимостью пресечения противоправного и агрессивного поведения подсудимых, жестоко избивавших потерпевших Г и причинявших вред их здоровью.

Утверждения подсудимых о том, что потерпевший Л вмешался в драку и без какой-либо необходимости стал стрелять в них, судом проверены и опровергнуты в приговоре.

Вопреки утверждению стороны защиты, Л в сложившейся обстановке выступал не как «частное лицо», а действовал в качестве должностного лица - сотрудника полиции, наделенного правом пресекать противоправное поведение нарушителей общественного порядка и защищать граждан от преступных посягательств.

Согласно п.2 статьи 1 Федерального закона «О полиции» (далее - Закона назначением полиции является незамедлительная помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств.

Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание (п.З ст.5 Закона).

Сотрудник полиции имеет право на применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в случаях и порядке, предусмотренных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами (п. 1 ст. 18 Закона).

В состоянии необходимой обороны, в случае крайней необходимости или при задержании лица, совершившего преступление, сотрудник полиции при отсутствии у него необходимых специальных средств или огнестрельного оружия вправе использовать любые подручные средства, а также по основаниям и в по рядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, применять иное не состоящее на вооружении полиции оружие (п.З ст. 18 Закона).

В соответствии с пунктами 1, 2, 3 ст. 19 Закона сотрудник полиции перед применением физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия обязан сообщить лицам, в отношении которых предполагается применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, о том, что он является сотрудником полиции, предупредить их о своем намерении и пре доставить им возможность и время для выполнения законных требований сотрудника полиции. Сотрудник полиции имеет право не предупреждать о своем намерении применить физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, если промедление в их применении создает непосредственную угрозу жизни и здоровью гражданина или сотрудника полиции либо может повлечь иные тяжкие последствия. Сотрудник полиции при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия действует с учетом создавшейся обстановки, характера и степени опасности действий лиц, в отношении которых применяются физическая сила, специальные средства или огнестрельное оружие, характера и силы оказываемого ими сопротивления При этом сотрудник полиции обязан стремиться к минимизации любого ущерба.

Сотрудник полиции имеет право применять огнестрельное оружие для за щиты другого лица либо себя от посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья (п. 1 ч. 1 ст.23 Закона).

Данные требования Закона потерпевшим Л были соблюдены, а применение им оружия (личного огнестрельного оружия ограниченного пора жения - пистолета «ПБ-4М», входящего в комплект бесствольного оружия самообороны) в сложившейся ситуации являлось правомерным, поскольку было вызвано необходимостью защиты других лиц (братьев Г ) от посягательства подсудимых, сопряженного с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевших.

При этом Л , как сотрудник полиции, вправе был применять оружие в любое время суток, когда это было вызвано необходимостью.

Сотрудник полиции независимо от замещаемой должности, места нахождения и времени суток обязан оказывать первую помощь гражданам, находящимся в состоянии, опасном для их жизни и здоровья, а в случае выявления преступления, административного правонарушения, происшествия принять меры по спасению гражданина, предотвращению и (или) пресечению преступления, административного правонарушения, задержанию лиц, подозреваемых в их совершении (ч.2 ст.27 Закона).

При выполнении обязанностей, указанных в ч.2 ст. 27 Закона, сотрудник полиции независимо от замещаемой должности, места нахождения и времени суток, имеет право требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий; применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие по основаниям и в порядке, которые предусмотрены на стоящим Федеральным законом (ч.З ст.28 Закона).

Согласно должностной инструкции помощника участкового уполномоченного полиции группы участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних пункта полиции « » ОМВД России по району Л , последний является представителем отдела по охране общественного порядка, выполняющим возложенные на него задачи по борьбе с преступностью и охране общественного порядка на закрепленной за ним в установленном порядке части территории, обслуживаемой органом внутренних дел обязан защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан от преступных и иных противоправных посягательств.

Доводы осужденного Кириллова о получении им травмы в результате про изведенного в него выстрела потерпевшим Л , равно как и доводы Ру зиева о повреждении его автомашины другим выстрелом из пистолета Л

- не могут быть приняты во внимание, поскольку не имеют значения, как для квалификации их действий, так и назначенного им наказания.

Сотрудник полиции не несет ответственность за вред, причиненный гражданам и организациям при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия осуществлялось по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами (п.9 ст. 18 Закона).

Обнаружение в крови от трупа Л этилового алкоголя в концентра ции 1,0%о, что у живых лиц обычно соответствует легкой степени алкогольного опьянения, в данном случае правового значения для квалификации действий подсудимых не имеет.

Доводы осужденного Кузнецова о том, что потерпевший Л не про шел проверку знаний правил безопасного обращения с оружием и наличия навыков безопасного обращения с оружием - голословны.

Л являлся аттестованным сотрудником полиции, который в силу своих должностных обязанностей обладал знаниями и навыками безопасного обращения с оружием.

Каких-либо оснований ставить под сомнение прохождение Л специальной подготовки, а также проверки на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия не имеется.

Доводы подсудимого Рузиева о непричастности к избиению Л суд обоснованно признал недостоверными.

Давая оценку его показаниям, суд правильно в приговоре обратил внимание на их противоречивость, обоснованно отметив, что подсудимый Рузиев, отрицая свою вину, еще в ходе расследования дела скрывал очевидные факты способные подтвердить подозрение следственных органов о его причастности к совершению преступлений.

Как видно из показаний подсудимого Рузиева, на первоначальных этапах расследования дела он не отрицал то обстоятельство, что на месте происшествия сразу же увидел сотрудника полиции - потерпевшего Л который был в полицейской форме.

По показаниям Рузиева, после того, как автомобили остановились на месте происшествия, в свете фар своего автомобиля он увидел, что в сторону его автомашины направляются братья Г которых он тогда не знал, и одетый в форменную куртку полицейского местный участковый Л с которым он знаком не был, но знал визуально. Когда он, Кузнецов и Кириллов вышли из автомобиля и направились к потерпевшим, он хотел поговорить с Л и выяснить, что потерпевшие хотят от них. Л иГ были пьяны и шатались, когда шли. Затем он и другие подсудимые общались с Л и другими потерпевшими, после чего один из Г сказал в их адрес что-то резкое, на что ответил Кузнецов. После этого Л выстрелил.

Впоследствии, с учетом хода расследования и добытых по делу доказательств, Рузиев стал отрицать данное обстоятельство, утверждая, что он Лома кина до производства выстрелов не видел, и не знал, что один из трех потер певших является сотрудником полиции.

Кроме того, как установлено судом, в этих же целях Рузиев пытался ввести в заблуждение следственные органы относительно обстоятельств и времени получения имевшихся у него телесных повреждений.

Об этом свидетельствуют показания свидетеля Т , которой Рузиев предлагал не фиксировать имеющиеся у него телесные повреждения, появившиеся у него (как установлено судом) после избиения потерпевших, в целях избежания ответственности за убийство Л .

Утверждения Рузиева о получении им телесных повреждений на руках при указанных им обстоятельствах 19 апреля 2013 года противоречат медицинской справке и показаниям свидетеля Т о возможном сроке получения Рузиевым этих телесных повреждений.

Аналогичным образом вели себя и подсудимые Кириллов и Кузнецов, которые, как в ходе расследования дела, так и в судебном заседании приводили доводы и объяснения об агрессивном поведении потерпевших Г и Л , которые своего подтверждения по делу не нашли.

Данные обстоятельства, как правильно отмечено судом, наравне с тем что подсудимые, имея реальную возможность, не увезли потерпевшего Л

в больницу и не оказали ему необходимой медицинской помощи, а после этого Рузиев угрожал братьям Г что с ними разберутся позже свидетельствуют о желании подсудимых подтвердить выдвинутую ими по делу свою версию случившегося.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно.

Вопреки утверждению осужденных и их защитников, приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в том числе ст.307 УПК РФ; в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Рузиева Р.П., Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н. в совершении преступлений, и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

При этом суд дал оценку всем доказательствам, исследованным в судеб ном заседании, в том числе и тем, о которых упоминается в апелляционных жалобах осужденных и защитников.

Представленные сторонами доказательства судом оценены в совокупности и в соответствии с правилами, предусмотренными ст.88 УПК РФ.

Оснований для иной оценки исследованных в суде первой инстанции доказательств судебная коллегия не усматривает.

Положенные в основу приговора доказательства, в том числе и оспариваемые осужденными заключения экспертов, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Каких-либо оснований для назначения и проведения по делу повторных или дополнительных экспертиз у суда не было.

Из протокола судебного заседания видно, что дело рассмотрено судом объективно; принципы презумпции невиновности обвиняемых, беспристрастности суда и равенства сторон не нарушены.

Председательствующим по делу судьей Д были созданы необходимые условия для исполнения сторонам их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Из материалов дела видно, что право на защиту Рузиева Р.П., Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н. судом обеспечено.

Все ходатайства, заявленные стороной защиты в ходе судебного разбирательства дела, в том числе: о назначении повторных экспертиз, признании доказательств недопустимыми, об исследовании доказательств, о дополнительном осмотре места происшествия и другие ходатайства, о которых упоминают осужденные и их защитники в апелляционных жалобах и своих выступлениях в суде апелляционной инстанции, - судом первой инстанции были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в условиях состязательного процесса.

Вынесенные судом по ходатайствам стороны защиты постановления являются законными, обоснованными и мотивированными, каких-либо оснований не согласиться с данными судебными решениями судебная коллегия не усматривает.

Неосновательными являются доводы осужденного Рузиева об искажении в приговоре показаний потерпевших Г данных ими в судебном за- седании, поскольку из содержания приговора и протокола судебного заседания таких несоответствий не усматривается. В приговоре приведены показания по терпевших с учетом их показаний, данных на предварительном следствии, которые они подтвердили в судебном заседании.

Из протокола судебного заседания видно, что он соответствует требованиям ст.259 УПК РФ.

Согласно заключениям амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз подсудимые Рузиев, Кузнецов Кириллов хроническими психическими расстройствами, временными психическими расстройствами, иными болезненны ми состояниями психики, а также слабоумием в период, относящийся к совершению инкриминируемого деяния, не страдали, не страдают. У Кириллова вы явлены признаки эмоционально-неустойчивого расстройства личности, однако имеющиеся у него изменения психики выражены не столь значительно и глубоко, не лишали его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими во время со вершения инкриминируемых ему деяний, не лишают и в настоящее время. Ру зиев и Кузнецов также были способны в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, как в период, соответствующий совершению инкриминируемого деяния, так и в на стоящее время. В принудительных мерах медицинского характера Рузиев, Кузнецов не нуждаются.

Из заключения судебно-психологической экспертизы следует, что в мо мент совершения инкриминируемого Кириллову деяния, последний в состоя нии физиологического аффекта не находился, как не находился и в ином экспертно значимом эмоциональном состоянии, которое бы ограничило осознанность и произвольность его поведения.

Оснований сомневаться в выводах указанных экспертиз у суда не имелось, поскольку они являются обоснованными и не противоречат другим доказательствам по делу. Экспертизы были проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Инкриминированные Рузиеву Р.П., Кириллову А.Н. и Кузнецову А.Н деяния содержат все признаки составов преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 115 УК РФ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, ст.317 УК РФ, и их действия судом юридически квалифицированы правильно.

Судом в приговоре сделан обоснованный вывод об умысле подсудимых на лишение жизни Л , о чем свидетельствует последовательный и целенаправленный характер действий Рузиева, Кузнецова и Кириллова во время его избиения, совместное нанесение ими потерпевшему Л множественных ударов руками, ногами и палками, в том числе и по голове, характер и локализация обнаруженных на трупе потерпевшего телесных повреждений, которые зафиксированы в протоколе осмотра и отражены в заключении эксперта.

То обстоятельство, что Рузиев после совместного с Кузнецовым и Кирил ловым избиения Л уехал к непосредственному начальнику потерпевшего-В , а оставшиеся на месте преступления Кузнецов и Кириллов продолжили избивать потерпевшего - не имеет существенного значения для квалификации его действий, поскольку, как установлено судом, именно от совместных действий Рузиева, Кузнецова и Кириллова (избиения потерпевшего руками, ногами и палками) наступила смерть потерпевшего в больнице.

При этом суд в приговоре правильно отметил, что наступление смерти Л в больнице, а не на месте происшествия значения для квалификации действий подсудимых не имеет, поскольку на месте преступления ему с умыслом на убийство подсудимые причинили несовместимые с жизнью телесные повреждения, которые повлекли смерть потерпевшего.

Суд, с учетом всех обстоятельств дела, данных о личностях каждого из подсудимых, их поведения обоснованно признал их вменяемыми.

Назначенное Рузиеву Р.П., Кириллову А.Н. и Кузнецову А.Н. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельствам их совершения, личностям каждого из них.

При этом судом были учтены все данные, характеризующие осужденных а также обстоятельства, смягчающие их наказание.

Отягчающим наказание обстоятельством в отношении подсудимого Ру зиева суд обоснованно учел рецидив преступлений, который является особо опасным, и назначил ему наказание с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Суд обоснованно учел имеющиеся в деле данные (характеристики участкового уполномоченного полиции и заместителя главы городского поселения « »), из которых следует, что Рузиев по месту жительства характеризуется отрицательно. Каких-либо оснований ставить под сомнение содержащиеся в указанных характеристиках сведения у суда не было.

Кроме того, по ходатайству сторон в судебном заседании в качестве свидетеля был допрошен участковый уполномоченный полиции ОМВД России по

району Б выдавший характеристику на подсудимых, и суд смог убедиться в достоверности сведений, содержащихся в данных характеристиках.

Рузиевым не представлено суду каких-либо данных, которые бы свидетельствовали о том, что лица, выдавшие на него характеристики, испытывают к нему неприязнь или же заинтересованы в исходе дела.

Противоправного поведения потерпевших, которое могло бы послужить поводом для совершения преступления, судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Не нарушено право на защиту осужденных и при подготовке к апелляционному рассмотрению их жалоб.

Как следует из материалов уголовного дела, осужденным Рузиеву, Кузнецову и Кириллову по их просьбе Забайкальский краевой суд предоставил возможность после приговора дополнительно ознакомиться с материалами уголовного дела для того, чтобы они имели возможность подготовиться к апелляционному рассмотрению их жалоб. Однако поскольку осужденные Кузнецов и Кириллов явно затягивали время ознакомления с материалами уголовного дела судьей было принято решение (вынесены постановления от 17 марта 2015 г. и 30 апреля 2015 г.) об ограничении времени ознакомления осужденных Кузнецова и Кириллова с материалами уголовного дела. Данные постановления су- дьи были обжалованы Кузнецовым и Кирилловым в апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Забайкальского краевого суда, кото рая, согласно имеющимся в деле апелляционным постановлениям от 13 июля 2015 г., решения судьи признала законными, а доводы жалоб Кузнецова и Кириллова - необоснованными.

Таким образом, утверждение осужденных Кузнецова и Кириллова о том что их права при подготовке к апелляционному рассмотрению дела были нарушены, является необоснованным.

Судебная коллегия приходит к выводу об изменении приговора по следующим основаниям.

В приговоре правильно установлено, что телесные повреждения потер певшим Г иЛ подсудимые Рузиев, Кузнецов и Кириллов причинили совместно, то есть, совершая преступные действия в группе лиц.

Вместе с тем, содержащееся на листе 32 приговора указание суда о том что подсудимые Рузиев, Кузнецов и Кириллов в отношении потерпевших действовали «по предварительному сговору между собой» ничем не подтверждено поэтому подлежит исключению из приговора. Исключение из приговора дан ной ссылки суда не влияет на квалификацию действий осужденных и на размер назначенного каждому из них наказания.

Согласно п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу (ч.2 ст.78 УК РФ).

Рузиев Р.П., Кириллов А.Н. и Кузнецов А.Н. признаны виновными в со вершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, которое в силу ч.2 ст. 15 УК РФ отнесено к категории преступлений небольшой тяжести.

Данное преступление ими совершено 21 апреля 2013 г.

Следовательно, срок давности уголовного преследования Рузиева Р.П., Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н. за данное преступление истек через два года после его совершения.

Таким образом, Рузиев Р.П., Кириллов А.Н. и Кузнецов А.Н. подлежат освобождению от наказания, назначенного каждому из них по ч.1 ст. 115 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , 389 ,

33 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда от 28 октября 2014 г. в отношении Рузиева Р П , Кириллова А Н и Кузнецова А Н изменить:

исключить из приговора указание о том, что подсудимые Рузиев, Кузнецов и Кириллов в отношении потерпевших действовали «по предварительному сговору между собой»;

освободить Рузиева Р.П., Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н. от наказания назначенного каждому из них по ч. 1 ст. 115 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.317 УК РФ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Рузиеву Р.П. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 22 (двадцать два) года с отбыванием в исправительной коло нии особого режима, с ограничением свободы на 2 (два) года;

в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ на Рузиева Р.П. возложить следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального района « район» края, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированно го государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.317 УК РФ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, Кириллову А.Н. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 21 (двадцать один) год, с ограничением свободы на 2 (два) года;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и по приговору Хилокского районного суда Забайкальского края от 2 декабря 2013 года окончательно к отбытию Кириллову А.Н. на значить наказание в виде лишения свободы на срок 22 (двадцать два) года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 (два) года;

в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ на Кириллова А.Н. возложить следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального района « район» края, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.317 УК РФ, п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Кузнецову А.Н. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 19 (девятнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 (два) года;

в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ на Кузнецова А.Н. возложить следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы территории муниципально го района « район» края, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в эти органы для регистрации два раза в месяц.

В остальном приговор в отношении Рузиева Р.П., Кириллова А.Н. и Кузнецова А.Н. оставить без изменения, а их апелляционные жалобы, а также жалобы защитников-адвокатов Новикова А.В. и Власовой И.В. оставить без удовлетворения.

Председа

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 115 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта