Информация

Решение Верховного суда: Определение N 89-АПУ15-24 от 25.11.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 89-АПУ15-24

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 25 ноября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Колышницына АС. и ЭрдыниеваЭ.Б.,

при секретаре Багаутдинове Т.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению заместителя прокурора Тюменской области Власова Н.В. и апелляционным жалобам осужденных Гасанова Х.С Ибрагимова В.Н., Мусаева А., адвокатов Ляшенко К.А., Сечиной Н.Н потерпевшего Миришова СБ.

на приговор Тюменского областного суда от 3 августа 2015 года, по которому

Ибрагимов В Н о несудимый, осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ч.З ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

за совершение трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, к 7 годам лишения свободы за каждое;

за совершение двух преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, к 8 годам лишения свободы за каждое;

за совершение четырех преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, к 6 годам лишения свободы за каждое;

по пп. «а, в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы;

по ч.4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства в местах, определяемых органами местного самоуправления, по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией в районе места жительства осужденного;

по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Ибрагимову В.Н. 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

по предъявленному обвинению по п. «а» ч.З ст. 161 и п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ Ибрагимов В.Н. оправдан на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в деянии составов преступлений;

Мусаев А

несудимый, осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ч.З ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

за совершение трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, к 7 годам лишения свободы за каждое;

за совершение трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, к 6 годам лишения свободы за каждое;

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ч.4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы в местах, определяемых органами местного самоуправления, по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией в районе места жительства осужденного;

по п. «а» ч.2 ст. 115 УК РФ к 7 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы в местах определяемых органами местного самоуправления, по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией в районе места жительства осужденного;

по чЛ ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 и ст.71 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Мусаеву А. 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

по предъявленному обвинению по п. «а» ч.З ст. 161 и п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ Мусаев А. оправдан на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступлений;

Гасанов Х С о

несудимый, осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

за совершение трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, к 7 годам лишения свободы за каждое;

по ч.4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы;

по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст.318 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

на основании ч.З и ч.4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Гасанову Х.С. 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

по предъявленному обвинению по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ Гасанов Х.С оправдан на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

По этому же делу осужден Салахов С М приговор в отношении которого не обжалован.

Постановлено взыскать с осужденных:

с Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в солидарном порядке в пользу Л - рублей, в пользу С - рублей;

с Ибрагимова В.Н. в пользу Т - рублей и в счет компенсации морального вреда рублей; в пользу Г -

рублей; в пользу Г . - рублей; в пользу К

- рублей;

с Ибрагимова В.Н. и Гасанова Х.С. в солидарном порядке в пользу К - рублей;

с Мусаева А. в пользу М - рублей;

с Гасанова Х.С. в счет компенсации морального вреда в пользу В.

- рублей; в пользу В - рублей;

с Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. в солидарном порядке в пользу В - рублей.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Гасанова Х.С, Ибрагимова В.Н., Мусаева А., их защитников, адвокатов Сечиной Н.Н., Артеменко Л.Н., Баранова А.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Тереховой СП. об удовлетворении апелляционного представления прокурора и об отказе в удовлетворении апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда признаны виновными и осуждены:

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за разбойное нападение на потерпевшего Л с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере;

Ибрагимов В.Н., Мусаев А. и Гасанов Х.С. за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях;

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за вымогательство имущества у Г под угрозой применения насилия, организованной группой;

Ибрагимов В.Н. за разбойное нападение на Г с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия организованной группой;

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за грабеж в отношении потерпевшего М с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

Ибрагимов В.Н., Мусаев А. и Гасанов Х.С. за вымогательство имущества у потерпевшего Н под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой;

Гасанов Х.С. за вымогательство имущества у потерпевшего С под угрозой применения насилия, организованной группой;

Ибрагимов В.Н., Мусаев А. и Гасанов Х.С. за вымогательство имущества у потерпевшего М под угрозой применения насилия организованной группой;

Ибрагимов В.Н. за разбойное нападение на потерпевшего Т с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровья потерпевшему, а также за умышленное причинение Т тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, организованной группой, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего;

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за разбойное нападение на потерпевших С иП с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

Мусаев А. и Гасанов Х.С. за мошенничество в отношении потерпевшего М с причинением значительного ущерба гражданину организованной группой;

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за умышленное причинение легкого вреда здоровью Ж вызвавшее кратковременное расстройство здоровья;

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за грабеж в отношении потерпевшего Ж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья,

организованной группой;

Гасанов Х.С. за грабеж в отношении потерпевшей В с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой;

Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. за грабеж в отношении потерпевшей К с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, организованной группой;

Ибрагимов В.Н. за разбойное нападение на потерпевших К иС с применением насилия опасного для жизни и здоровья;

Ибрагимов В.Н. за грабеж в отношении потерпевшего Г с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

Ибрагимов В.Н. за кражу имущества М с причинением значительного ущерба гражданину;

Мусаев А. за умышленное причинение легкого вреда здоровью Ч вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений, а также за открытое хищение чужого имущества;

Гасанов Х.С. за применение насилия в отношении потерпевшего В не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей;

Преступления совершены в период с 10 апреля 2011 года по 11 февраля 2014 года при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении заместитель прокурора Тюменской области Власов Н.В., не оспаривая выводов суда о виновности осужденных полагает, что приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания, его несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости, а также в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Указывает, что при назначении осужденным наказания по совокупности преступлений судом не было достаточно учтено, что Ибрагимовым В.Н. совершено 17 преступлений, Мусаевым А. - 13 преступлений, Гасановым Х.С. - 8 преступлений, большинство из которых относится к категории особо тяжких и совершены в составе банды; что совершенные осужденными преступления были направлены против здоровья человека, его собственности и общественной безопасности; Ибрагимовым В.Н. совершено преступление следствием которого явилась смерть человека (ч.4 ст. 111 УК РФ), а Гасановым Х.С. - преступление, направленное против порядка управления (ч.1 ст.318 УК РФ); преступления совершались с применением насилия, нередко под угрозой применения огнестрельного оружия, а также с применением азалептина (нейролептика); в целом от преступных действий осужденных пострадало 20 человек, методы преступной деятельности группы отличались особой дерзостью; не в полной мере учтены данные о личности осужденных, в том числе факты неоднократного привлечения Ибрагимова В.Н. и Мусаева А к административной ответственности. Назначенное судом наказание по совокупности преступлений в виде лишения свободы Ибрагимову В.Н. на 15 лет, Мусаеву А. на 14 лет и Гасанову Х.С. на 13 лет, по мнению прокурора, не может являться справедливым, и оно должно быть усилено. Считает, что из описательно - мотивировочной части приговора при описании преступного деяния в отношении В подлежит исключению указание суда о наличии договоренности между Ибрагимовым В.Н., Мусаевым А. и Гасановым Х.С. на применение насилия в отношении потерпевшей, поскольку государственный обвинитель в судебном заседании исключил из квалификации действий Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. указанный квалифицирующий признак, признав в действиях Гасанова Х.С. наличие эксцесса исполнителя. Ссылается на то, что согласно резолютивной части приговора Мусаев А. признан виновным в совершении 14 преступлений, в том числе в совершении 4 преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, однако согласно описательно - мотивировочной части приговора Мусаевым А. совершено 13 преступлений, 3 из которых предусмотрены п. «а ч.З ст. 161 УК РФ, в связи с чем из резолютивной части приговора следует исключить указание суда о признании Мусаева А. виновным в совершении одного преступления, предусмотренного п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, как излишнее. Указывает, что суд в нарушение требований УПК РФ не вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. по предъявленному им обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части, а необоснованно оправдал их на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. Просит приговор в отношении Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. изменить: исключить из описания преступного деяния указание на наличие договоренности между Ибрагимовым В.Н., Мусаевым А. и Гасановым Х.С на применение насилия к потерпевшей В по преступлению от 21.11.2013 г.; исключить из резолютивной ч вора указание о признании Мусаева А. виновным в совершении одного преступления, предусмотренного п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ учесть при назначении наказания Ибрагимову В.Н., Мусаеву А. и Гасанову Х.С. факт совершения каждым из них преступления, относящегося к категории тяжких, и усилить наказание, назначенное на основании ч.З ст.69, Ибрагимову В.Н. - до 20 лет лишения свободы, Мусаеву А. - до 18 лет лишения свободы, Гасанову Х.С. - до 16 лет лишения свободы; отменить приговор в отношении Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. в части

их оправдания по предъявленному обвинению по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (в

отношении Д ) и в отношении Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. по

обвинению п ст. 163 УК РФ (в отношении С ) за

отсутствием состава преступления, и прекратить их уголовно ание

в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения на основании ч.2

ст.27, ч.2 ст.24 УПК РФ.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Гасанов Х.С, считает приговор незаконным необоснованным и несправедливым, указывает, что показания на предварительном следствии он давал под физическим воздействием, ссылается на наличие у него троих малолетних детей, явку с повинной по преступлению в отношении К и полностью поддерживает жалобу адвоката Ляшенко К.А.;

осужденный Ибрагимов В.Н. оспаривает приговор, полагая, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, содержат существенные противоречия, а назначенное ему наказание является чрезмерно суровым; указывает, что в ходе предварительного следствия к нему применяли недозволенные методы ведения следствия, как физические, так и психологические, в результате чего он оговорил себя, написал явки с повинной и признал вину в преступлениях которые не совершал, его виновность в совершении всех преступлений не доказана, показания потерпевших и свидетелей являются вымышленными основаны на догадках, предположениях и слухах; ссылается на то, что представленные им доказательства судом не отражены, их содержание не раскрыто и они не отвергнуты, в приговоре перечислены только доказательства, представленные стороной обвинения, что, по его мнению привело к нарушению судом принципа состязательности сторон; считает, что доказательства его виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.209 УК РФ, отсутствуют, так как не подтверждены организованность и устойчивость группы, наличие вооруженности, а также прямого умысла на совершение преступлений в составе банды, отсутствовало планирование многих преступлений; приводит показания допрошенных по делу лиц и дает им свою оценку; просит изменить приговор и смягчить назначенное ему наказание;

осужденный Мусаев А. и его защитник адвокат Сечина Н.Н. оспаривают приговор, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым, выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, а назначенное наказание чрезмерно суровым; указывает на нарушение судом принципа состязательности сторон, на наличие в приговоре противоречий и предположений, на отсутствие доказательств виновности Мусаева А. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.209 УК РФ, на то, что Мусаев А. вынужден был оговорить себя под физическим и психическим принуждением; ссылаются на то, что в банде фактически отсутствовало вооружение, а доказательства наличия патронов в количестве 47 штук сфальсифицированы сотрудниками полиции, что в действиях Мусаева А отсутствовал прямой умысел на совершение преступлений в составе банды, о наличии какого-либо оружия у А или других лиц Мусаев А. не знал, и полагают, что по ч.2 ст.209 УК РФ Мусаев А. должен быть оправдан. Ссылаясь на показания допрошенных по делу лиц, дают им свою оценку. Считают непричастным Мусаева А. к совершению всех преступлений, выводы суда ошибочными, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, не основанными на собранных по делу доказательствах, а виновность Мусаева А в содеянном недоказанной. Оспаривают квалификацию действий Мусаева А. в отношении потерпевших С и П так как, по их мнению, в отношении потерпевших был совершен грабеж, а не разбой Указывают, что явки с повинной являются недопустимыми доказательствами так как они были даны без участия адвоката и переводчика. Просят приговор изменить, переквалифицировать его действия с п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ на ч.1 ст. 116 УК РФ (по преступлению в отношении Н и с п. «а» ч.2 ст.115 УК РФ на ч.1 ст.115 УК РФ, в остальной части обвинения оправдать;

адвокат Ляшенко К.А. в защиту интересов Гасанова Х.С. считает приговор незаконным и необоснованным, указывает на то, что выводы суда о виновности Гасанова Х.С. в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (в отношении потерпевших Н С М ч.4 ст. 159 УК РФ (в отношении потерпевшего М п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в отношении потерпевших В иК а также ч.2 ст.209 УК РФ не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как показания осужденные давали под физическим давлением, виновность Гасанова Х.С. в совершении этих преступлений не доказана, показания потерпевших противоречат показаниям осужденных и свидетелей, отсутствуют доказательства устойчивости и организованности банды, Гасанов Х.С. каких-либо активных действий в предполагаемой банде не совершал. Ссылается на нарушение требований ст. 169 УПК РФ при проведении некоторых следственных действий в отсутствие переводчика. Просит приговор изменить, в части его осуждения за преступление в отношении К переквалифицировать действия Гасанова Х.С. с п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ на ч.1 ст. 158 УК РФ, в остальной части обвинения оправдать, либо отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение ;

потерпевший М считает приговор в части осуждения Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по факту совершенного в отношении него, М , преступления незаконным необоснованным и несправедливым. Указывает, что с Мусаевым А. у него были дружеские отношения, 10 февраля 2014 года у них состоялся разговор Мусаев просил у него деньги в долг, угроз не высказывал, Ибрагимов В.Н. и Гасанов Х.С. при разговоре не присутствовали. Ссылается на то, что тексты протоколов следственных действий, проведенных с его участием, он не читал Отрицает факт вымогательства у него денег Мусаевым А. и угроз расправой при этом, пистолет к его голове никто не приставлял. Просит приговор в отношении Мусаева А. в части его осуждения по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ за совершенное в отношении него, М , преступления отменить и прекратить уголовное преследование Мусаева А. в этой части за отсутствием состава преступления; в части осуждения Ибрагимова В.Н. и Гасанова Х.С приговор изменить, так как требования о передаче денежных средств с их стороны не выдвигались.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Вершинина О.В. просит приговор суда изменить по доводам апелляционного представления, в остальной части оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В возражениях на апелляционное представление потерпевшие Н М осужденные Ибрагимов В.Н., Мусаев А. и Гасанов Х.С, адвокат Сечина Н.Н. просят в удовлетворении представления в части усиления наказания осужденным отказать.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности осужденных Ибрагимова В.Н Мусаева А. и Гасанова Х.С. в совершении указанных в приговоре преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных судом доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Так, виновность Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в совершении преступления в отношении потерпевшего Л подтверждена исследованными судом показаниями осужденных, данными в ходе предварительного следствия об обстоятельствах совершения ими этого преступления, а также показаниями потерпевшего Л уличавшего Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. и подробно пояснявшего об обстоятельствах его совершения; показаниями свидетеля Л которой со слов мужа стало известно о совершенном на него нападении и хищении у него ювелирных изделий; протоколами явок с повинной Ибрагимова В.Н. и Мусаева А.; протоколами опознаний потерпевшим Ибрагимова В.Н. и Мусаева А.; протоколами осмотра места происшествия проверки показаний потерпевшего на месте, выемки и осмотров предметов.

Утверждения осужденных в судебном заседании о том, что они не совершали данного преступления, опровергнуты судом, а действия Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в отношении потерпевшего Л обоснованно квалифицированы по ч.З ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Опровергаются материалами дела и доводы жалоб осужденных и их защитников о необоснованном осуждении Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. по ч.2 ст.209 УК РФ в связи с отсутствием в их действиях признаков, характеризующих банду.

Указанные доводы проверялись судом и мотивированно отвергнуты по основаниям, изложенным в приговоре.

Действия осужденных в этой части на основе установленных в судебном заседании фактических обстоятельств правильно квалифицированы по ч.2 ст. 209 УК РФ.

Как правомерно установлено судом, преступления, совершенные осужденными, были тщательно спланированными, организованными, у них имелся организатор и лидер преступной группы - лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, который лично обучал участников созданной им банды по обращению с оружием. При совершении преступлений использовалось огнестрельное оружие и боеприпасы, а также предметы, используемые в качестве оружия, - складной нож и бита, о наличии которых, были осведомлены все участники группы. Для координации действий участников банды использовались мобильные телефоны с номерами, оформленными как на них самих, так и на иных лиц Для обеспечения мобильности банды ее участники использовали личные автомобили и автомобили своих знакомых.

Согласно исследованным в судебном заседании показаниям осужденных Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С, данным ими в ходе предварительного следствия, всех их познакомил между собой организатор и лидер банды А он же сделал предложение каждому из них вступить в его группу для совершения различных преступлений, нападать на граждан с применением оружия, вымогать деньги у предпринимателей азербайджанцев, под видом таксистов совершать хищения имущества граждан с применением лекарственного препарата «азалептин». Для совершения преступлений А предложил им использовать имеющийся в его распоряжении боевой и травматический пистолеты. Все члены банды знали А как криминального авторитета, которого знали и боялись все азербайджанцы г. а также члены банды знали о наличии у него огнестрельного оружия, которое планировалось применять при вымогательствах, грабежах и разбоях.

Судом установлено, что об устойчивости группы свидетельствует наличие тесной связи между ее участниками, подтверждающейся стабильностью ее состава, длительностью существования, количеством совершенных преступлений.

Согласованность действий членов банды подтверждена показаниями потерпевших Г М М Н Ж М С Ж К

Постоянство форм и методов преступной деятельности, как установлено судом, заключалось в том, что вымогательства и хищения денег у предпринимателей совершались по одной схеме: А выбирал жертву устанавливал сумму, которую предприниматель должен был заплатить за право заниматься предпринимательской деятельностью, члены банды требовали эту сумму от предпринимателей, высказывая угрозы физической расправой, угрожая оружием, либо применяли физическое насилие. В других случаях в ночное время они подыскивали граждан, находившихся в состоянии сильного алкогольного опьянения, приводили их в беспомощное состояние путем введения в их организм смеси, состоящей из спиртного и нейролептика после чего в безлюдном месте завладевали имуществом потерпевших.

Факт регулярного общения членов группы посредством мобильной связи подтверждено протоколом осмотра предметов, согласно которому установлены множественные телефонные соединения между А Гасановым Х.С, Ибрагимовым В.Н., Салаховым СМ., а также их нахождение в местах совершения преступлений и соединение с номерами телефонов потерпевших.

Вооруженность преступной группы подтверждается обстоятельствами совершения разбойного нападения на Г и вымогательства совершенного в отношении М Всем осужденным, как следует из их показаний, было известно о наличии у организатора банды боевого и травматического пистолета, на применение которых они были согласны. По указанию А они учились стрелять из боевого пистолета последнего что подтверждено протоколом осмотра места происшествия с участием Ибрагимова В.Н. и заключением баллистической экспертизы.

На куртке, изъятой у Ибрагимова В.Н., обнаружен комплекс элементов характерных для продуктов выстрела. Свидетель З показала что она видела пистолет у Ибрагимова В.Н.

Наличие боевого пистолета у лидера группы подтвердили также потерпевшие - предприниматели. В жилище лидера группы было изъято самодельное приспособление для бесшумной стрельбы в нарезном огнестрельном оружии, с использованием которого, согласно выводам эксперта, производились выстрелы.

О вооруженности группы свидетельствуют также факты добровольной выдачи Гасановым Х.С. обреза охотничьего ружья, переданного ему лидером группы, с 8 патронами, а также выдачи Мусаевым А. 32 патронов являющихся, согласно выводам экспертов, боеприпасами промышленного изготовления к нарезному огнестрельному оружию.

Таким образом, на основе собранных по делу доказательств суд установил, что осужденные входили в устойчивую вооруженную группу состоящую их двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений, отличавшуюся стабильностью состава, который был практически неизменен, все члены группы поддерживали тесную связь между собой. Судом установлено также, что действия всех осужденных были согласованными преступления тщательно спланированы, роли распределены, все осужденные четко следовали разработанному плану и подчинялись распоряжениям лидера и организатора группы.

Оценив собранные по делу доказательства, суд пришел к мотивированному выводу о виновности Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях.

По факту совершения преступлений в отношении Г виновность Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. судом установлена показаниями самих осужденных, признавших свою виновность в совершении вымогательства денег у Г и совершении разбойного нападения Ибрагимовым В.Н., а также показаниями потерпевшего, который уличал Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в совершенных в отношении него преступлениях, подробно и последовательно пояснял об обстоятельствах их совершения, в том числе об угрозах и о применении оружия в отношении него, а также нанесении ему телесных повреждений; показаниями свидетелей Р И протоколами осмотров места происшествия и предметов, заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у Г ушиба грудной клетки; протоколами опознаний Г Ибрагимова В.Н. и Мусаева А.; протоколами опознаний Г Мусаевым А. и Ибрагимовым В.Н. боевого пистолета А протоколом обыска, осмотра сведений о телефонных соединениях.

Оценив все представленные доказательства по указанному преступлению, суд пришел к мотивированному выводу о доказанности виновности Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в совершении вымогательства под угрозой применения насилия, организованной группой, а Ибрагимова В.Н также в совершении разбойного нападения на Г с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия организованной группой, и правильно квалифицировал их действия по п. «а ч.З ст. 163 УК РФ, а Ибрагимова В.Н. также по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ.

По факту совершения открытого хищения имущества М виновность Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. подтверждена показаниями самих осужденных, которые Ибрагимов В.Н. подтвердил также в ходе проверки его показаний на месте; показаниями потерпевшего М протоколами осмотра места происшествия, опознания потерпевшим М Мусаева А., осмотра предметов.

В судебном заседании был установлен факт отсутствия долга у потерпевшего М перед осужденными, так как до совершения преступления он не был знаком с Ибрагимовым В.Н. и Мусаевым А., а также то, что последние, являясь участниками банды, по указанию ее руководителя высказав угрозы физической расправой, открыто похитили у М деньги за право заниматься в г. предпринимательской деятельностью.

Действия Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в этой части правильно квалифицированы судом по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, как открытое хищение чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой.

По преступлению в отношении потерпевшего Н виновность Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. установлена показаниями осужденных, данными в ходе предварительного следствия, которые они подтвердили с выходом на место; заявлением и показаниями потерпевшего Н уличавшего осужденных в вымогательстве у него денег и пояснявшего о нанесении ему ударов руками и ногами по голове и телу угрозах причинения вреда его здоровью, а также его бизнесу.

В ходе проведенных опознаний потерпевший Н опознал Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. как лиц, вымогавших у него деньги.

Показания потерпевшего Н были обоснованно признаны судом последовательными, непротиворечивыми, согласующимися с материалами дела. Причин для оговора осужденных у него не имелось.

Кроме того, показания потерпевшего согласуются с показаниями свидетелей А М И протоколом опознания свидетелем А Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. как лиц, приходивших в продуктовый магазин и искавших Н

Вопреки доводам жалобы адвоката Ляшенко К.А., все члены банды, в том числе Гасанов Х.С. по указанию руководителя банды требовали от Н передачи денежных средств, применили к потерпевшему физическое насилие, а также высказывали угрозы расправой.

Доводы защитника Гасанова Х.С. о том, что никто денег у Н не вымогал, а потерпевшего избил Мусаев А. в связи с наличием к нему неприязненных отношений, были предметом исследования суда и признаны несостоятельными, они опровергаются показаниями потерпевшего о том, что его избивали все трое осужденных и требовали рублей.

Действия Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. обоснованно квалифицированы судом по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ как вымогательство под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия организованной группой.

По преступлению в отношении потерпевшего С виновность Гасанова Х.С, помимо показаний самого осужденного, подтверждена показаниями на предварительном следствии осужденных Мусаева А Ибрагимова В.Н. и Сал ахова СМ., заявлением потерпевшего, протоколами опознаний, осмотра места происшествия и предметов.

Таким образом, при установлении и оценке обстоятельств содеянного осужденными суд в приговоре подробно проанализировал совокупность исследованных доказательств и мотивированно признал доказанным факт совершения Гасановым Х.С. вымогательства денег у С под угрозой применения насилия, организованной группой.

Довод защитника Ляшенко К.А. о том, что Гасанов Х.С. не вымогал деньги у потерпевшего С а просил в долг, опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, а действия Гасанова Х.С. по указанному преступлению правильно квалифицированы судом по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ как вымогательство под угрозой применения насилия совершенное организованной группой.

По преступлению в отношении потерпевшего М виновность Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, доказана оглашенными показаниями осужденных, которые они подтвердили в ходе проверок их показаний на месте; показаниями потерпевшего М и протоколами опознаний им Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. как лиц, требовавших у него передачи денег в сумме рублей, а Ибрагимов В.Н. при этом приставлял к его голове пистолет, высказывая угрозы; показаниями осужденного Салахова СМ.; протоколом осмотра автомашины А и изъятия из нее пистолета, который был опознан потерпевшим; заключением эксперта о том, что изъятый в машине А пистолет является огнестрельным оружием ограниченного поражения травматическим пистолетом.

Все заявления осужденных Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. о невиновности были проверены судом и обоснованно отвергнуты, а их действия правильно квалифицированы как вымогательство под угрозой применения насилия, совершенное организованной группой.

Доводы апелляционной жалобы потерпевшего М о том, что деньги у него никто не вымогал, угроз в его адрес не высказывал и пистолетом не угрожал, противоречат не только его собственным показаниям, данным в ходе предварительного следствия, но и показаниям очевидца данного преступления - осужденного Салахова СМ., а также показаниям на предварительном следствии осужденных Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С.

В судебном заседании на вопросы государственного обвинителя и суда потерпевший М подтвердил, что следователем записаны показания с его слов и что он расписывался в протоколах допросов и следственных действий после их прочтения, при этом никакого давления на него не оказывалось.

Кроме того, в судебном заседании после оглашения протокола телефонных соединений потерпевший М пояснил суду, что такое количество звонков на его телефон от осужденных было из-за его нежелания встречаться с ними, поскольку он не имел в наличии требуемой ими суммы денег. Потерпевший подтвердил в суде также и результаты опознания им пистолета, которым ему угрожал Ибрагимов В.Н.

По преступлению в отношении потерпевшего Т действия осужденного Ибрагимова В.Н. обоснованно квалифицированы по пп. «а, в» ч.4 ст. 162 УК РФ и по ч.4 ст.111 УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, организованной группой.

Указанный вывод сделан судом на основе показаний осужденного Ибрагимова В.Н., признавшего свою вину в ходе предварительного следствия показаний потерпевшей Т свидетелей А М Б специалиста Е протоколов осмотра места происшествия, выемки и осмотра предметов, заключения судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшего, наступившей от острого отравления азалептином на фоне алкогольного опьянения протоколов опознаний; заявления Ибрагимова В.Н. о совершенном в отношении Т преступлении.

По факту совершения разбойного нападения на потерпевших С и П квалифицированного судом как разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой, вывод суда о виновности осужденных Ибрагимова В.Н. и Мусаева А основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств в том числе на оглашенных показаниях Ибрагимова В.Н. и Мусаева А протоколах проверки их показаний на месте, в ходе которых они подтвердили свою причастность к данному преступлению; показаниях потерпевшего С опознавшего Ибрагимова В.Н. и Мусаева А.; показаниях свидетеля Б и специалиста Е протоколах осмотров предметов, заключениях экспертов.

Оснований для самооговора осужденных и оговора их потерпевшим и свидетелями судом не установлено, а доводы адвоката Сечиной Н.Н. и осужденных Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. об отсутствии доказательств их виновности в совершении данного преступления являются несостоятельными.

Вина Мусаева А. и Гасанова Х.С. в совершении мошенничества в отношении потерпевшего М подтверждена показаниями в ходе предварительного следствия осужденных Гасанова Х.С. и Мусаева А показаниями в судебном заседании осужденного Салахова СМ., показаниями потерпевшего М протоколами опознаний потерпевшим Гасанова Х.С. и Мусаева А., протоколом осмотра телефонных соединений, справкой из ООО « ».

Доводы об отсутствии в действиях Гасанова Х.С. состава преступления предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, противоречат установленным судом обстоятельствам о том, что Гасанов Х.С. и Мусаев А. с целью незаконного завладения золотыми изделиями М сообщили ему заведомо ложные сведения, что эти украшения нужны на свадьбу Мусаева А., после которой они рассчитаются за взятые ими золотые изделия. Однако, как показали сами осужденные, свадьба Мусаева А. не планировалась, и они не имели намерений рассчитываться с потерпевшим, а золотые украшения похищенные у М поделили между собой, при этом Гасанов часть этих украшений сдал в ломбард.

Вина осужденных Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в совершении открытого хищения имущества Ж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой, установлена показаниями на предварительном следствии осужденных, которые они подтвердили с выходом на место происшествия и обратились с заявлениями о явке с повинной в совершенном ими преступлении, а также показаниями потерпевшего Ж свидетелей М О протоколами опознаний потерпевшим осужденных Ибрагимова В.Н. и Мусаева А., осмотров предметов.

Судом на основе собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе показаний на предварительном следствии осужденных Гасанова Х.С, Мусаева А., Ибрагимова В.Н протоколов проверки их показаний на месте, явки с повинной Ибрагимова В.Н., показаний потерпевшей, протоколов опознаний потерпевшей осужденного Гасанова Х.С, заключения эксперта о наличии у В телесных повреждений, установлено, что участники банды Ибрагимов В.Н Мусаев А. и Гасанов Х.С. открыто завладели имуществом потерпевшей В на сумму рублей, при этом Гасанов Х.С. применил к потерпевшей насилие, не опасное для жизни и здоровья. Действия осужденных Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в этой части обвинения обоснованно квалифицированы судом, как открытое хищение чужого имущества совершенное организованной группой, а действия Гасанова Х.С. также по признаку с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Виновность осужденных Ибрагимова В.Н. и Гасанова Х.С. в совершении преступления в отношении потерпевшей К судом установлена на основе показаний Ибрагимова В.Н. и Гасанова Х.С. на предварительном следствии, показаний потерпевшей К а также В свидетелей Б протоколов опознаний К Ибрагимова В.Н. и Гасанова Х.С, оценив которые суд пришел к мотивированному выводу о доказанности участия Ибрагимова В.Н. и Гасанова Х.С. в совершении открытого хищения имущества К с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, организованной группой и правильно квалифицировал их действия по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ.

Факты совершения Ибрагимовым В.Н. преступлений в отношении потерпевших К и С обоснованно квалифицированны судом по ч.1 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья; в отношении потерпевшего Г - по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ как грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а также в отношении потерпевшей М - по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ как кража совершенная с причинением значительного ущерба гражданину, установлены судом совокупностью приведенных в приговоре доказательств, получивших надлежащую оценку суда.

Оснований не согласиться с выводами суда у Судебной коллегии не имеется.

Выводы суда о виновности осужденного Мусаева А. в совершении преступлений в отношении потерпевшего Ч основаны на оглашенных показаниях самого осужденного, признавшего свою вину в содеянном и подтвердившего свои показания с выходом на место происшествия, показаниях потерпевшего Ч уличавшего Мусаева А. в совершении преступлений и опознавшего его на предварительном следствии, показаниях свидетеля В протоколах осмотра места происшествия, заключении эксперта о причинении Ч легкого вреда здоровью.

Проанализировав указанные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Мусаева А. в совершении этого преступления и о квалификации его действий по п. «а» ч.2 ст.115 и ч.1 ст. 161 УК РФ.

Виновность осужденного Гасанова Х.С. по факту применения насилия к потерпевшему В не опасного для жизни и здоровья, совершенное в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, установлена судом и подтверждена совокупностью приведенных в приговоре доказательств, а действия Гасанова Х.С. правильно квалифицированы по ч.1 ст.318 УК РФ.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе применение к осужденным недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств судом не установлено. При допросах Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С. им разъяснялись соответствующие положения уголовно-процессуального закона, их право не свидетельствовать против себя, а также то, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Кроме того, допросы всех осужденных проводились в присутствии адвокатов, осуществлявших их защиту, а также переводчика.

С какими-либо жалобами, заявлениями о применении незаконных методов ведения следствия Ибрагимов В.Н., Мусаев А. и Гасанов Х.С, а также их защитники не обращались.

Доводы адвоката Сечиной Н.Н. о признании недопустимыми доказательствами заявлений Мусаева о явке с повинной, сделанных без участия адвоката и переводчика, проверялись судом и были обоснованно отвергнуты по мотивам, изложенным в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких-либо ограничений осужденным в реализации их прав, предусмотренных уголовно процессуальным законом, не допускалось.

Все заявленные ходатайства осужденных и их защитников были рассмотрены и разрешены судом в соответствии с требованиями закона.

Судебная коллегия не находит оснований и для удовлетворения апелляционного представления об отмене оправдательного приговора в отношении Ибрагимова В.Н., Мусаева А.и Гасанова Х.С. по обвинению их в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ в отношении Д а также Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. по п. «а ч.З ст. 163 УК РФ в отношении С и прекращении в этой части уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от вышеуказанного обвинения за отсутствием в действиях подсудимых состава преступления. Однако несоблюдение судом требований п.7 ст.246 УПК РФ выразившегося в вынесении по этому обвинению оправдательного приговора не повлекло лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства и не повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Следовательно допущенное нарушение нельзя признать существенным, влекущим отмену либо изменение приговора.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло 2 года.

Осужденные Ибрагимов В.Н. и Мусаев А. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, в отношении потерпевшего Ж Преступление совершено 17 ноября 2013 года, то есть более 2х лет назад и относится к категории преступлений небольшой тяжести.

Следовательно на момент апелляционного рассмотрения дела срок давности по этому преступлению истек, поэтому Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. в соответствии со ст.78 УК РФ следует от наказания, назначенного по ч.1 ст.115 УК РФ, на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ освободить, а наказание назначенное им по совокупности преступлений, снизить.

Кроме того, как правильно указано в представлении государственного обвинителя, осужденный Мусаев А. был признан виновным в совершении 13 преступлений, 3 из которых предусмотрены п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ (в отношении М Ж и В При этом наказание по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ также было назначено за 3 преступления.

Однако в резолютивной части приговора суд ошибочно сделал указание о признании Мусаева А. виновным в совершении 14 преступлений, четыре из которых предусмотрены п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ.

При таких обстоятельствах доводы апелляционного представления об исключении из резолютивной части приговора указания суда о признании Мусаева А. виновным в совершении одного из 4х преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ, как излишнего, подлежат удовлетворению.

Также подлежат удовлетворению и доводы апелляционного представления об исключении из приговора указания о наличии договоренности Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. с Гасановым Х.С. о применении последним насилия в отношении потерпевшей В поскольку в этой части обвинения судом в действиях Гасанова Х.С было признано наличие эксцесса исполнителя.

В связи с уменьшением объема обвинения, наказание, назначенное Ибрагимову В.Н., Мусаеву А. за это преступление, а также наказание назначенное им по совокупности преступлений, подлежит соответствующему снижению.

В остальной части Судебная коллегия находит приговор законным обоснованным и справедливым.

Наказание всем осужденным с учетом вносимых изменений назначено в соответствии с требованиями ст.6,43,60,61,62 УК РФ и потому не может быть признано несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и чрезмерной суровости. При этом характер и степень общественной опасности содеянного, все данные о личности осужденных, влияющие на наказание судом учтены всесторонне и объективно.

При определении размера наказания, как за каждое преступление входящее в совокупность, так и по совокупности преступлений, суд наряду с характером и степенью общественной опасности учел конкретные обстоятельства содеянного осужденными, данные об их личности, роль каждого в совершении преступных действий, наличие смягчающих наказание обстоятельств у Ибрагимова В.Н., Мусаева А. и Гасанова Х.С, отсутствие отягчающих обстоятельств у последнего, а также влияние назначенного наказания на исправление и достижение иных целей наказания Обстоятельств, которых бы суд не учел при назначении наказания, в апелляционном представлении и апелляционных жалобах не приводится, не находит таковых и Судебная коллегия.

Гражданские иски потерпевших рассмотрены судом, разрешены в приговоре и мотивированы на основе положений действующего законодательства. Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с осужденных, в приговоре приведены. Они полностью основаны на материалах дела.

Размеры взыскания в счет возмещения морального вреда определены в соответствии с требованиями ст.ст.151,1101 ГК РФ с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины причинителей вреда, индивидуальных особенностей потерпевших и характера причиненных им физических и нравственных страданий.

Таким образом, оснований для удовлетворения жалоб осужденных и их защитников не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тюменского областного суда от 3 августа 2015 года в отношении Гасанова Х С о Ибрагимова В Н о и Мусаева А изменить.

Исключить из него указание о том, что примененное Гасановым Х.С насилие к потерпевшей В было согласовано с Ибрагимовым В.Н. и Мусаевым А. Назначенное Ибрагимову В.Н. и Мусаеву А наказание по п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ за это преступление смягчить до 5 лет 11 месяцев лишение свободы каждому.

Освободить Ибрагимова В.Н. и Мусаева А. от наказания, назначенного им по ч.1 ст.115 УК РФ, на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.З ст. 162, ч.2 ст.209, п. «а» ч.З ст. 163 (3 преступления), п. «а» ч.4 ст. 162 (2 преступления), п. «а» ч.З ст. 161 (4 преступления), пп. «а, в ч.4 ст. 162, ч.4 ст.111, ч.1 ст. 162, п. «г» ч.2 ст. 161 и п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Ибрагимову В.Н. 14 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.З ст. 162, ч.2 ст.209, п. «а» ч.З ст. 163 (3 преступления), п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.З ст.161 (3 преступления), ч.4 ст. 159, п. «а» ч.2 ст.115 и ч.1 ст.161 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Мусаеву А. 13 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из резолютивной части приговора указание о признании виновным Мусаева А. в совершении одного из 4х преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст.161 УК РФ, как излишнее.

В остальной части приговор в отношении Ибрагимова В.Н., Мусаева А и Гасанова Х.С. оставить без изменения, апелляционное представление и апелляционные жалобы осужденных Ибрагимова В.Н., Мусаева А., Гасанова Х.С, адвокатов Ляшенко К.А., Сечиной Н.Н. и потерпевшего М - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 115 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта