Информация

Решение Верховного суда: Определение N 50-АПУ15-19 от 13.10.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №50-АПУ 15-19

г. Москва 13 октября 2015 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.

судей Колышницына А.С., Зателепина О.К.

при секретаре Воронине М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы адвокатов Жебы М.В., Баганца А.М. на приговор Омского областного суда от 21 июля 2015 года, по которому

АЛЕКСЕЕВ В ,

не-

судимый осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года; по ст. 108 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 114 ч. 1 УК РФ на 7 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С, объяснения осужденного Алексеева А.В., адвоката Чиглинцевой Л.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя потерпевшего Жебы М.В., потерпевшего К ., просивших отменить приговор и вынести новый, признав Алексеева А.В. виновным по ст.ст. 105 ч. 2 п. «е», 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. «а,е УК РФ, возражения прокурора Тереховой СП., полагавшей приговор оста вить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Алексеев осужден за убийство потерпевшего К и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего И , совершенные при превышении пределов необходимой обороны 13 января 2015 года в с.

района областей за незаконное хранении, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

В судебном заседании Алексеев вину признал частично.

В апелляционных жалобах:

адвокат Жеба в защиту интересов потерпевшего К указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; утверждение суда о том, что К решил поехать к С для дальнейшего выяснения отношений, возникших на почве личной неприязни опровергается доказательствами; по мнению адвоката, убийство было подготовлено заранее, о чем свидетельствует нахождение автомата с пристегнутым магазином в доме, а также наличие биологических следов С на ав томате; то, что Алексеев является мастером спорта по биатлону, стрелял прицельно, свидетельствует об его умысле на убийство; дает собственный анализ действий С перед приездом потерпевших и делает вывод что он намеревался воспользоваться помощью вооруженного Алексеева имеющиеся доказательства подтверждают то обстоятельство, что Алексееву было известно о конфликте между С иК на базе; суд оставил без внимания показания потерпевших и свидетелей об отсутствии борьбы между С иК на месте происшествия, а также показания Алексеева при допросе от 21 января 2015 года о том, что он не видел нанесение ударов С К . Просит приговор отменить и признать Алексеева виновным по ст.ст. 105 ч. 2 п. «е», 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. «а,е» УК РФ, удовлетворить иск потерпевшего в полном объеме;

адвокат Баганец просит приговор в части осуждения Алексеева по ст. 108 ч. 1 и 114 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить, ссылаясь на то, что, с учетом фактора внезапности нападения группы лиц в ночное время во дворе домовладения на его хозяина, Алексеев действовал в пределах необходимой обороны.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Рябуха просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда следует оставить без изменения.

Вина Алексеева подтверждается показаниями осужденного, потерпевших, свидетелей, актами судебно-медицинских, биологических, баллистических экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, на основании показаний свидетелей Л ,Б ,М

С , потерпевшего М заключения судебно медицинского эксперта, суд установил, что в ходе распития спиртного на базе между С иК возник конфликт, и последний нанес С удары рукой по лицу. После этого С уехал домой. К ­

же на почве личных неприязненных отношений решил поехать к С

для дальнейшего выяснения отношений, пригласив с собой Д,

И ,М а также К иЕ . О своих намерениях К по телефону сообщил С

С в свою очередь о приезде К и его намерениях сообщил Алексееву.

Исходя из показаний Алексеева, С , потерпевшего М.,

заключения судебно-медицинского эксперта о наличии у С множественных телесных повреждений не только на лице, но и на груди, суд сделал вывод о том, что, после того как Д И ,М

К вошли во двор дома С , погибший напал на С,

нанес несколько ударов, свалил на землю. Алексеев потребовал у при бывших покинуть территорию домовладения, но те не подчинились и направились в его сторону. В связи с чем Алексеев сделал несколько выстрелов из автомата в К и других лиц.

По заключениям судебно-медицинских экспертов смерть К наступила от сквозного огнестрельного пулевого ранения головы; у И

обнаружено огнестрельное ранение боковой стенки живота, повлек шее тяжкий вред здоровью.

Согласно актам баллистических экспертиз изъятые на месте происшествия автомат является огнестрельным оружием, патроны являются бое припасами к огнестрельному оружию. Изъятая из тела И пуля, а также 4 гильзы, обнаруженные на месте происшествия, выстреляны из изъятого автомата.

Таким образом, исходя из фактических обстоятельств, установленных судом, квалификация действий Алексеева является правильной.

Нельзя признать состоятельным довод апелляционной жалобы адвоката Баганца о том, что Алексеев не превысил пределы необходимой обороны, т.к вследствие неожиданности посягательства он не мог объективно оценить его опасность, поскольку, как установлено судом, осужденный знал о произошедшем конфликте между С иК и о приезде послед него для выяснения отношений.

Что же касается доводов апелляционной жалобы адвоката Жебы о том что убийство было подготовлено заранее, о чем свидетельствует нахождение автомата с пристегнутым магазином в доме, а также наличие биологических следов С на автомате, а также довод осужденного, изложенный в прениях, об отсутствии у него умысла на убийство, то они были должным образом проверены в судебном заседании и обоснованно отвергнуты.

Довод апелляционной жалобы адвоката Жебы о том, что С при разрешении конфликта с К намеревался воспользоваться помощью вооруженного Алексеева, не подтверждается исследованными в судеб ном заседании доказательствами.

Показания потерпевших И , М свидетеля Д , которые утверждали, что не видели нападения К на С на месте происшествия, были должным образом исследованы в судебном заседании, получили в приговоре объективную оценку, и у Судеб ной коллегии не имеется оснований с ней не согласиться.

Как усматривается из протокола допроса Алексеева от 21 января 2015 года, осужденный показал, что один из пришедших мужчин напал на С

и между ними происходила борьба. Он не видел, наносились ли удары С

Вопреки доводу апелляционной жалобы адвоката Жебы, указанные показания Алексеева были исследованы и оценены судом в совокупности с другими доказательствами.

Что же касается доводов апелляционной жалобы адвоката Жебы о том что Алексеев, производя выстрелы, имел умысел на убийство, и ему было известно о конфликте между С иК на базе, то данные обстоятельства установлены судом и получили соответствующую оценку в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену при говора, по делу не имеется.

Наказание Алексееву назначено в соответствии с требованиями закона с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Руководствуясь ст.ст. 389-20, 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Омского областного суда от 21 июля 2015 года в отношении Алексеева А В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 114 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта