Информация

Решение Верховного суда: Определение N 36-АПУ16-1 от 11.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №36-АПУ 16-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 ф е в р а л я 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С,

судей Кочиной И.Г. и Истоминой Г.Н.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Кривоноговой Е.А.,

осужденных Дорогинина В В . и Щекатурова А. С ,

защитников - адвокатов Шаповаловой НЮ. и Волобоевой Л.Ю.,

при секретаре Горностаевой Е.Е.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Дорогинина В В . и Щекатурова А.С, адвокатов Сухих И.П. и Кузиленковой Е.Э. на приговор Смоленского областного суда от 2 декабря 2015 года, которым:

Дорогинин В В ,

ранее судимый:

- 15 февраля 2012 года по ч.1 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 2 года, содержавшийся под стражей с 14 марта 2011 года по 15 февраля 2012 года,

осужденный:

- по п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 6 месяцев;

- по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев,

- по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- в соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ суп, отменил условное осуждение по приговору от 15 февраля 2012 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию суд частично (в виде 6 месяцев лишения свободы) присоединил неотбытое наказание по приговору от 15 февраля 2012 года и по совокупности приговоров окончательно назначил 13 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Срок наказания постановлено исчислять со 2 декабря 2015 г., зачесть в срок наказания время содержания его под стражей с 14 февраля 2014 года по 1 декабря 2015 года.

Щекатуров А С

ранее не судимый,

осужден:

- по п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 6 месяцев,

- по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев,

- по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

- в соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно, - к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Принято решение по вещественным доказательствам и процессуальным издержкам.

Заслушав доклад судьи Кочиной ИГ., выступления осужденных Дорогинина В В . и Щекатурова А.С, адвокатов Шаповаловой Н Ю . и Волобоевой Л.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Кривоногову Е.А., считающую необходимым исключить назначение дополнительного наказания за грабеж и зачесть в срок наказания Дорогинину В В . время содержания его под стражей по приговору от 15 февраля 2012 года, Судебная коллегия,

установила:

Дорогинин В.В. и Щекатуров АС. осуждены за:

- грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение и хранилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

- умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека, не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшее длительное расстройство здоровья совершенное группой лиц;

- убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в г. в период с 12 января по 13 февраля 2014 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный Дорогинин ВВ. в апелляционной жалобе и в дополнении к ней указывает на отсутствие в приговоре надлежащей оценки его показаний, полагает, что суд необоснованно принял во внимание только те из них, которые подтверждают предъявленное обвинение. Полагает, что суд необоснованно положил в основу приговора показания Щекатурова, данные им в качестве обвиняемого в ходе предварительного следствия, поскольку тот не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и не подтвердил их в судебном заседании, напротив пояснил, что они даны под психологическим и физическим давлением сотрудников ОУР ОП-3 УМВД России по г.

Автор жалобы считает, что суд необоснованно квалифицировал его действия как грабеж по признаку незаконного проникновения на территорию ООО « » и применения насилия к охраннику Ш , поскольку потерпевший сам впустил его для совместного распития спиртного, насилия к охранник;/ он не применял, а в момент завладения деньгами потерпевшего не нидел, в связи с чем считает правильной квалификацию содеянного как кража.

Просит прекратить дело в части обвинения по ст. 112 УК РФ, полагая что в его действиях не содержится состава данного преступления, поскольку К первым накинулся на него с монтировкой, а он оборонялся от нападения. Считает, что не представлено доказательств получения К повреждений средней тяжести именно в период ссоры происходящей в квартире, полагая, что он мог их получить как до данного конфликта, так и после него, например, когда одевался и выходил на улицу к автомобилю. Осужденный обращает внимание Судебной коллегии на то что перерыва в конфликте с К у него не было. Так, после ссоры начавшейся в квартире, они сразу же вместе вышли на улицу и сели в автомобиль, в котором он, продолжая опасаться нападения К в ходе самообороны убил последнего.

Дорогинин уточняет, что Щекатурова не было рядом с ним во время конфликта с К , он ждал его за дверью на лестничной площадке, не было у них предварительного сговора на убийство К поскольку они не могли знать выйдет ли К с ними на улицу и сядет ли в автомобиль не присутствовал Щекатуров и в автомобиле в момент убийства потерпевшего.

Осужденный просит о смягчении наказания, считая его чрезмерно суровым, полагая, что суд должен был принять во внимание данные о личности потерпевшего, неоднократно привлекавшегося к уголовной и административной ответственности, а также учесть явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, как два отдельных смягчающих обстоятельства, раскаяние в содеянном стремление вести правопослушный образ жизни, состояние здоровья молодой возраст, семейное положение, шшичие ребенка, положительные характеристики, факт службы в и наличие звания «ветеран боевых действий». Считает, что совокупность указанных обстоятельств дает суду право на применение ч.б ст. 15, ст.ст.64 и 73 УК РФ.

Кроме того, автор жалобы указывает на необходимость зачета в срок наказания времени содержания под стражей по приговору от 15 февраля 2012 года, а именно, с 14 марта 2011 по 15 февраля 2012 года.

Адвокат Сухих И.П. в защиту осужденного Дорогинина ВВ. в апелляционной жалобе ходатайствует о переквалификации действий подзащитного в части хищения на п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ, поскольку считает, что умысел осужденных был направлен на тайное завладение имуществом общества, на базу которого у них был свободный доступ Вскрывать сейф с деньгами Дорогинин начал, когда сторож заснул, а о том что Щекатуров избил потерпевшего, его подзащитному не было известно Полагает, что в основу приговора в этой части суд необоснованно положил показания подсудимых и потерпевших, данные в ходе предварительного следствия ввиду их противоречивости и неполного исследования.

В части обвинения в убийстве адвокат указывает на то, что данное преступление явилось продолжением бытового конфликта Дорогинина с К и совершено в отсутствие предварительного сговора осужденных, в связи с чем соответствующий квалифицирующий признак просит исключить из обвинения по ч.2 ст. 105 УК РФ, а по обвинению в причинении К вреда средней тяжести оправдать ввиду недоказанности факта причинения потерпевшему повреждений его подзащитным при установленных судом обстоятельствах.

Назначенное Дорогинину наказание адвокат считает излишне суровым, подлежащим смягчению.

Адвокат Кузиленкова Е.Э. в защиту интересов осужденного Щекатурова АС. в апелляционной жалобе, приводя и оценивая исследованные доказательства, считает правильным квалифицировать действия Щекатурова как убийство совершенное группой лиц, поскольку выводы суда о наличии предварительного сговора осужденных на убийство К не нашли своего подтверждения.

Не отрицая участие Щекатурова в хищении, адвокат указывает на неправильную квалификацию содеянного, поскольку считает, что умысел обоих осужденных был направлен на таимое завладение имуществом, при этом на территорию базы они вошли законно, с разрешения охранника Ш , насилие к которому было применено в связи с конфликтом, а не с целью завладения имуществом. В связи с тем, что потерпевший не видел момент хищения, а Щекатуров полагал, что действует тайно, просит переквалифицировать содеянное на п. «а» ч.2 ст. 158 и ч.1 ст. 116 УК РФ.

С учетом характера насилия, примененного Щекатуровым к К которое заключалось в нанесении двух ударов по лицу, и заключения СМЭ согласно которой от полученных ударов не наступило вреда здоровью считает необходимым переквалифицировать действия подзащитного на ч.1 ст. 116 УК РФ.

Осужденный Щекатуров А.С. в апелляционной жалобе указывает на несправедливость приговора, которая, по его мнению, выразилась в чрезмерной суровости назначенного наказания.

По его мнению, с учетом направленности умысла на тайное хищение имущества, действия подлежали квалификации по ст.ст. 158 и 116 УК РФ.

Указывает, что в ходе ссоры с К , произошедшей в квартире Дорогининой, он нанес потерпевшему два удара кулаком в лицо, в то время как вред здоровью средней тяжести наступил от иных повреждений, чему суд не дал оценки. В связи с изложенным просит переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ.

В возражениях государственный обвинитель Киргизов А.М. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражения на них, заслушав участников процесса, Судебная коллегия приходит к следующему.

Вопреки доводам апелляционных жалоб судом соблюдены правила исследования доказательств, в том числе и показаний осужденных, данных в ходе предварительного следствия, с которыми расходилась позиция Дорогинина и Щекатурова, изложенная в суде. В протоколе судебного заседания, замечаний на который не принесено, данных о выборочном в пользу обвинения или неполном оглашении показаний, не содержится.

Исследованным доказательствам суд дал оценку в соответствии с требованиями ч.1 ст. 8 8 УПК РФ, в основу приговора положил только те которые получены надлежащим процессуальным образом, и, применительно к каждому эпизоду обвинения, изложил мотивы, по которым принял за основу одни доказательства и отверг иные.

Утверждение Дорогинина о недопустимости оглашенных и взятых судом за основу показаний Щекатурова ввиду непредупреждения последнего об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и доводы, приведенные им в обоснование данного утверждения несостоятельны, поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает предупреждения подозреваемых и обвиняемых об ответственности по ст.ст.307 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб Щекатуров в судебном заседании пояснил, что физического давления на него со стороны органов предварительного расследования не оказывалось, а его заявление о психическом давлении нельзя признать соответствующим действительности поскольку сам осужденный не смог пояснить, в чем оно заключалось, и кем оказывалось, не подтверждается данное обстоятельство и другими доказательствами, напротив, каждый допрос Щекатурова проведен с участием адвоката, наряду со Щекатуровым подтвердившим факт добровольности показаний подзащитного и правильности их отражения в протоколах допросов.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб, касающиеся нарушения судом процедуры исследования доказательств и обоснования выводов суда недопустимыми доказательствами - несостоятельны.

Суд сделал правильный вывод о доказанности вины осужденных в хищении и правомерно сослался в обоснование данного вывода на показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия, согласно которым они договорились вскрыть сейф, находящийся в бытовке на базе ООО « и похитить оттуда деньги, в соответствии с данной договоренностью связали сторожа, вскрыли сейф, из которого похитили деньги, а также два сотовых телефона и видеорегистратор.

Не смотря на доводы апелляционных жалоб, у суда имелись все основания признать достоверными и положить в основу приговора вышеприведенные показания осужденных о факте хищения с учетом уточнения их в судебном заседании в части примененного к потерпевшему насилия, поскольку они являются последовательными на протяжении предварительного следствия (т.6 л.д. 175-177, т.7 л.д.1-14, 30-43, 118-120, т.8 л.д. 54-68): такая же информация о преступлении содержится в протоколах явки с повинной Дорогинина и Щекатурова (6 л.д. 168, т.7 л.д.113-114), свои показания Щекатуров подтвердил на месте происшествия (т.7 л.д. 123-129) и оба осужденных - в ходе судебного процесса, за исключением того, что они связывали потерпевшего. В судебном заседании Щекатуров уточнил, что нанес сторожу несколько ударов по лицу, после чего забрал в бытовке мобильные телефоны и видеорегистратор.

Уточненные показания осужденных согласуются с показаниями потерпевшего Ш о том, ч ю после распития спиртного совместно с Дорогининым и Щекатуровым, последний нанес ему не менее

ш ударов по голове и телу, от чего он потерял сознание, а, очнувшись,

заметил пропажу из бытовки двух телефонов и видеорегистратора, а также

вскрытый при помощи пилы сейф, из которого пропали деньги.

Потерпевший опознал Дорогинина и Щекатурова, как лиц,

совершивших хищение (т.т.6 л.д. 179-180, т.7 л.д.130-131), показал, что среди

похищенного один телефон принадлежит ему, потерпевший Р подтвердил факт хищения принадлежащих ему денежных средств из сейфа а также телефона и видеорегистратора, заключением судебно-медицинской экспертизы на теле Ш установлено наличие телесных повреждений, не причинивших вреда здоровью, которые могли произойти в день хищения (т.З л.д. 149, 215).

При этом суд правомерно расценил позицию осужденных, занятую в судебном заседании и соответствующую доводам апелляционных жалоб, в которых они оспаривают открытость хшцения и применение насилия к сторожу с целью завладения имуществом, как не соответствующую действительности, поскольку она не нашла своего подтверждения.

При принятии данного решения суд основывался на показаниях потерпевшего Ш четырежды данными в ходе предварительного следствия во время проведения очных ставок с осужденными (т.5 л.д. 184-202), согласно которым в момент его избиения Щекатуровым Дорогинин находился в бытонке и наблюдал происходящее.

Из совокупности исследованных доказательств, суд пришел к правильному выводу, что Дорогинин воспользовался примененным соисполнителем насилием для завладения чужим имуществом.

Таким образом, выводы суда в части осуждения Дорогинина и Щекатурова за открытое хищение имущества, принадлежащего Р и Ш , совершенное группой лиг; по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, а именно, в сейф, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются приведенными в приговоре доказательствами, а действия осужденных в этой части правильно квалифицированы по п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ.

Вместе с тем суд неправильно оценил действия осужденных как совершенные с незаконным проникновением в помещение.

Под незаконным проникновением в помещение понимается противоправное вторжение виновным в помещение, законные основания для входа в который у него отсутствовали. По смыслу закона при незаконном проникновении в помещение противоправный характер носят именно действия, связанные с процессом вхождения в это помещение.

Вместе с тем, как правильно указано в жалобах осужденных и их адвокатов, из исследованных доказательств следует, что охранявший территорию общества Ш разрешил Дорогинину, работавшему в данной организации, а также Щекатурову зайти на территорию базы и в подсобное помещение (бытовку), откуда впоследствии, после совместного с охранником распития спиртного, осужденные совершили хищение. Данных о том, что они проникли на территорию общества против воли охранника, не представлено.

В связи с изложенным факт проник новения осужденных в подсобное помещение базы ООО « » нельзя расценивать как незаконный, а соответствующий квалифицирующий признак следует исключить из осуждения Дорогинина и Щекатурова.

Иных оснований для изменения квалификации действий осужденных в части хищения, в том числе по доводам апелляционных жалоб, не имеется.

Судом правильно установлено, что смерть потерпевшего К наступила от совместных действий осужденных Дорогинина и Щекатурова в результате причиненной ему комбинированной травмы шеи сопровождавшейся множественными колото-резаными ранениями с повреждением сонной артерии и трахеи, а также механической асфиксией в результате сдавливания органов шеи петлей при удавлении их действия правильно квалифицированы судом по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Доводы Дорогинина о неправомерном поведении потерпевшего К , от нападения которого, он, якобы, вынужден был обороняться, о том, что Щекатуров не принимал участия в убийстве К судом объективно оценены, как несостоятельные, противоречащие исследованным доказательствам, в том числе и показаниям Щекатурова, который не отрицал своего участия в причинении смерти потерпевшему. Кроме того, на теле Дорогинина и его матери не установлено телесных повреждений, а из показаний свидетеля Д и осужденного Щекатурова не следует что К ударял осужденного Дорогинина или его мать, либо совершал иные действия, которые бы создавали реальную угрозу их жизни и здоровью. При таких обстоятельствах нет оснований для оценки действий Дорогинина в качестве необходимой оборон м или превышения ее пределов.

Исследовав доказательства, суд правильно установил, что убийство К совершено осужденными по предварительному сговору при обстоятельствах, изложенных в приговоре, о чем свидетельствуют взятые за основу показания Щекатурова, согласно которым он и Дорогинин заранее еще до совершения убийства, договорились, что когда он начнет удерживать К Дорогинин нанесет потерпевшему удары ножом.

Не смотря на доводы апелляционных жалоб, данные показания (т. 6 л.д. 203-208) правильно оценены судом в качестве допустимых, поскольку получены с соблюдением требований УПК РФ, и достоверными, поскольку в целом согласуются с другими доказательствами, а в части предварительного сговора на убийство подтверждаются способом убийства К , который полностью соответствует содержанию предварительной договоренности, и детальной согласованное!ъю действий осужденных.

Вместе с тем, вывод суда о совершении осужденными в отношении К двух самостоятельных преступлений: причинения вреда средней тяжести и убийства является ошибочным.

В соответствии с положениями ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

При этом по смыслу уголовного закона неоднократные действия в отношении одного и того же объекта преступного посягательства направленные на достижение единого результата, совершенные тем же субъектом, следует рассматривать как единое преступление.

Согласно исследованным доказательствам конфликт Дорогинина с К начался в квартире и сопровождался избиением последнего, к которому присоединился и Щекатуров, после чего потерпевший и осужденные для продолжения выяснения отношений спустились на улицу и сели в машину, в которой К совместными действиями осужденных и были причинены телесные повреждения, повлекшие его смерть.

Таким образом, установленные судом фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что противоправные действия осужденных начавшиеся как избиение, без перерыва во времени перерасли в более тяжкое преступление - убийство К , умысел на которое у осужденных возник непосредственно ходе конфликта, начавшегося в квартире потерпевшего Следовательно, все действия Дорогинин а и Щекатурова в отношении К охватываются единым умыслом и должны быть квалифицированы по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, при этом дополнительной квалификации по п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ не требуются, в связи с чем осуждение по данному закону подлежит исключению из приговора.

Не нашел своего подтверждения исследованными доказательствами вывод суда о том, что Щекатуров в квартире наносил удары по туловищу потерпевшего К Данное обстоятельство отрицали осужденные, не свидетельствовала об этом и очевидец конфликта - свидетель Д , в связи с чем соответствующие доводы апелляционных жалоб следует признать обоснованными.

Согласно заключениям комиссионных судебно-психиатрических экспертиз и Дорогинин, и Щекатуров в момент совершения преступлений осознавали фактический характер своих действий и руководили ими.

Таким образом, вывод суда о том, что оба осужденных подлежат уголовной ответственности за содеянное, является правильным.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденных смягчающие обстоятельства, отсутствие отмечающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Обстоятельства, изложенные в апелляционной жалобе осужденного Дорогинина, характеризующие его отношен не к содеянному, были известны суду на момент вынесения приговора и учтены надлежащим образом. Вместе с тем, учитывая фактические обстоятельства преступлений и степень их общественной опасности суд обоснованно не применил ч.б ст. 15 УК РФ правильно не усмотрел оснований для ст. 73 УК РФ и обстоятельств, дающих право на применение ст. 64 УК РФ.

Вместе с тем, с учетом изменений, вносимых в квалификацию действий осужденных, подлежит смягчению наказание, назначенное им за грабеж, а также по совокупности преступлений, а Е( отношении Дорогинина - и по совокупности приговоров.

Кроме того, Судебная коллегия считает необходимым в отношении обоих осужденных исключить назначение; дополнительного наказания за грабеж в виде ограничения свободы в связи с допущенным судом нарушением правил сложения данного вида наказания и п.4 ст.307 УПК РФ предусматривающего необходимость изложения в приговоре мотивов решений всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания Учитывая, что наказание в виде ограничения свободы предусмотрено санкцией части второй ст. 161 УК РФ в качестве альтернативного, судейское усмотрение в части его назначения должно быть аргументировано, в то время как приговор такого обоснования не содержит.

Согласно ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда. Неотбытым наказанием при условном осуждении считается весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору Следовательно, в случае отмены условного осуждения по предыдущему приговору, в срок наказания, назначенного по правилам статьи 70 УК РФ должно быть зачтено время предварительного содержания под стражей по первому делу в порядке меры пресечения или задержания. Судом данные требования закона не выполнены.

Согласно материалам дела Дорогинин совершил преступления по настоящему делу в период условного осуждения по приговору от 15.02.2012 года (т. 13 л.д. 133-137), в период расследования которого был задержан и содержался под стражей с 14 марта 2011 годд по 15 февраля 2012 года.

Поскольку настоящим приговором Дорогинину отменено условное осуждение по приговору от 15.02.2012 года, а окончательное наказание по настоящему делу назначено по правилам ст.70 УК РФ, в срок отбытия наказания подлежит зачету время содержания его под стражей с 14 марта 2011 года по 15 февраля 2012 года.

На основании изложенного, апелляционные жалобы подлежат частичному удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.17, 389.18, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Смоленского областного суда от 2 декабря 2015 года в

отношении Дорогинина В В и Щекатурова А С изменить:

- исключить из осуждения Дорогинина ВВ. и Щекатурова АС. по

п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ квалифицирующий признак незаконного

проникновения в помещение и смягчить каждому из них наказание за

данное преступление до 2 лет 4 месяцев лишения свободы без

дополнительного наказания в виде ограничения свободы;

- исключить осуждение Дорогинина ВВ. и Щекатурова АС. по п. «г ч.2 ст. 112 УК РФ;

- в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Щекатурову АС. 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год;

- в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. ] 61 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Дорогинину ВВ. 12 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- на основании ст. 70 УК РФ к назначенному Дорогинину В.В наказанию частично присоединить неотбытое наказание по приговору от 15 февраля 2012 года (6 месяцев лишения свободы) и окончательно, по совокупности приговоров, назначить 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год;

- в соответствии со ст.53 УК РФ установить Дорогинину ВВ. и Щекатурову АС. следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также обязать каждого из них два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации;

- зачесть в срок наказания Дорогинину ВВ. время содержания его под стражей по приговору 15 февраля 2012 года в качестве меры пресечения - с 14 марта 2011 года по 15 февраля 2012 годги

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные

жалобы осужденных Дорогинина ВВ. и Щекатурова А С , адвокатов Сухих

И.П. и Кузиленковой Е.Э. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 112 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта