Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ14-42 от 06.11.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ14-42

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 6 н о я б р я 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Русакова В.В.

судей Фроловой Л.Г. и Ведерниковой ОН.

при секретаре Юрьеве А.В.

с участием прокурора Курочкиной Л.А., осужденного Шуляпченко Е.К., адвоката Подмаревой Е.В., защитника Фониной Н.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 6 ноября 2014 года дело по апелляционным жалобам осужденного Шуляпченко Е.К. на приговор Приморского краевого суда от 22 мая 2014 года, которым

Шуляпченко Е К,

судимый:

27 февраля 2001 года Ленинским районным судом г.

Владивостока, с учетом внесенных изменений по ст. 111 ч. 1

УК РФ, ст. 162 ч. 2 п.п. «а, в, г» (в редакции ФЗ от 13 июня

1996 года), к 12 годам лишения свободы. Освобожден 26

августа 2011 года по отбытию срока наказания,

осужден:

- по п. п. «а, г, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7 декабря 2011 года) к 4 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы;

- по ч. 2 ст. 325 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7 декабря 2011 года) к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 10 процентов из заработной платы в доход государства;

по п.п. «в, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не покидать жилое помещение по месту проживания ежедневно в период с 22 до 06 часов; без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории городского округа края и не изменять место своего жительства или пребывания; с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения чвободы 2 раза в месяц для регистрации.

- по ч. 1 ст. 109 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7 декабря 2011 года) к 1 году лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Шуляпченко наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений: не покидать жилое помещение по месту проживания ежедневно в период с 22 до 06 часов; без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории городского округа края и не изменять место своего жительства или пребывания; с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения чвободы 2 раза в месяц для регистрации.

По делу также осуждена Слинько О.П., приговор в отношении которой не обжалован.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Шуляпченко Е.К., адвоката Подмаревой ЕВ., защитника Фониной Н.В., в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Курочкиной Л.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Шуляпченко признан виновным в том, что совершил открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, в крупном размере; похищение у гражданина паспорта и другого важного документа; умышленно причинил смерть Ш заведомо для него находившемуся в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление; причинил по неосторожности смерть Ч

Преступления совершены в период времени с 1 февраля 2013 года по 11 марта 2013 года, в г. при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, осужденный Шуляпченко Е.К. утверждает, что автомашину Ш он и Ч не похищали. Инициатором продажи своей собственной автомашины был Ш а он лишь подыскивал покупателя по просьбе Ш Ш избили неизвестные ему лица, по инициативе Слинько ему давали водку и снотворное чтобы облегчить боли. К причинению смерти Ш и расчленению его тела он не причастен оговорил себя на предварительном следствии, поскольку его били, пытали угрожали сбросить с 9 этажа. Ч он расчленил, чтобы вынести его тело из квартиры Слинько, полагая, что тот умер от передозировки наркотика. Части тел Ш и Чивадзе вывез и выбросил в различных местах вместе с Г и К . Его принудили согласиться на участие адвоката Калачинского, который был заодно со следствием. В его присутствии его заставляли подписывать чистые листы бумаги. Он был сильно избит, при поступлении в СИЗО сказал неправду что телесные повреждения получил в ходе драки с неизвестными несовершеннолетними. Считает, что суд поступил неправильно, огласив показания свидетелей И П , Г в отсутствие его согласия. Считает, что Слинько и ее дочь оговорили его под воздействием лиц, производивших расследование. Протокол допроса дочери Слинько сфальсифицирован, в нем имеются подписи законного представителя несовершеннолетней Слинько, который на допросе не присутствовал, о чем свидетельствуют показания в суде педагога Д Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционную жалобу и дополнения к ней государственный обвинитель Сарапука С В . просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Шуляпченко в совершенных им преступлениях, основанными на доказательствах полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Виновность Шуляпченко в им содеянном подтверждается его собственными показаниями в качестве подозреваемого от 12 марта 2013 года, которые он подтвердил при проверке на месте происшествия 13 марта 2013 года (видеозапись в суде просмотрена), в качестве обвиняемого от 21 марта, 21 июня, 2 октября 2013 года, в которых он последовательно пояснял об обстоятельствах совершенных преступлений, и которые обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными доказательствами, поскольку получены в соответствии с требованиями закона, подтверждаются другими доказательствами, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Судом тщательно проверялись утверждения Шуляпченко о самооговоре в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

В том числе, для проверки доводов осужденного о недопустимости как доказательств протоколов перечисленных следственных действий с ним, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с осужденным постановления по результатам проверки аналогичных его доводов в ходе предварительного следствия, об отказе в возбуждении уголовных дел в отношении должностных лиц, справка из ФКУ СИЗО ГУФСИН России по краю от 13 марта 2013 года, из которой следует, что имеющиеся у Шуляпченко повреждения при поступлении в СИЗО 13 марта 2013 года были получены с его слов в ходе драки с несовершеннолетними в районе б. в г.

Из дела усматривается, что проверка указанных доводов осужденного в ходе предварительного следствия являлась полной, выводы в соответствующих постановлениях мотивированы и сомнений не вызывают.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Шуляпченко проводились в соответствии с требованиями закона, в том числе с участием адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Шуляпченко.

При этом Шуляпченко разъяснялись предусмотренные уголовно процессуальным законом права в соответствии с его процессуальным положением, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при его последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самого себя.

Как видно из дела, Шуляпченко в своих заявлениях ходатайствовал о допуске для его защиты конкретных адвокатов, сначала К затем Т претензий к качеству предоставляемой защиты не имел (т. 2л.д. 69, 71, 142,146).

Судом проверялись все данные о характере, механизме причинения и давности обнаруженных у Шуляпченко телесных повреждений.

С учетом установленных данных, в том числе об имевшихся у Шуляпченко телесных повреждениях, суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Шуляпченко о самооговоре на предварительном следствии из-за применения к нему незаконных методов расследования.

Из дела также усматривается, что от допроса к допросу показания Шуляпченко на предварительном следствии (признанные судом правдивыми) носят более подробный характер, каждые его последующие показания, дополняют предыдущие и разногласий, имеющих существенное значение, не содержат.

При таких обстоятельствах, доводы Шуляпченко о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, суд обоснованно отнес к способу защиты Шуляпченко от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний, в которых он признавал свою вину.

То, что Шуляпченко изменил свои показания обоснованно отнесено судом к свободе выбора им позиции защиты по делу, стремлению избежать сурового наказания.

Показания Шуляпченко, признанные судом правдивыми согласуются с показаниями осужденной по данному делу Слинько, из которых усматривается, что Шуляпченко, договорился с Ч похитить автомашину Ш забрали у Ш паспорт и документы на автомашину, спаивали его, подмешивали в водку сильнодействующее снотворное « ». В один из дней из своей комнаты Слинько слышала, что Ш спрашивал у Шуляпчинко о своей машине порывался уйти из квартиры, несмотря на настойчивые предложения Шуляпченко выпить спиртного. Затем она слышала звук падения и глухие звуки нанесения ударов. Когда она вышла из комнаты, Ш лежал на полу с окровавленной головой, Шуляпченко был рядом и прогнал ее. Из комнаты она слышала еще не менее восьми глухих ударов, понимала, что Шуляпченко пинает ногами потерпевшего. В дальнейшем Шуляпченко оттащил тело Ш в комнату, где лежал, как они считали умерший от передозировки наркотиков Ч Затем она видела в квартире части тела Ш при этом, пришедший Громов ругался говорил, что Шуляпченко его подставил, не сообщив о трупах в квартире Шуляпченко и Г упаковали части тела Ш и увезли из квартиры. Вернувшись, Ш расчленил Ч которого считал умершим и вывезли его труп из квартиры, она по указанию Шуляпченко пыталась замыть следы крови на коврах, затем вынесла их из квартиры и Шуляпченко их вывез. Ее дочь Слинько видела через приоткрытую дверь в комнате, как Шуляпченко избивал Ш и после этого, она ее отправила из квартиры.

Из показаний несовершеннолетнего свидетеля Слинько следует, что в день происшедшего она слышала, как Ш спрашивал у Шуляпченко о какой-то машине, хотел уйти из их квартиры и злился, что Шуляпченко настойчиво предлагает ему выпить спиртного. Затем она слышала звук падения чего-то тяжелого и глухие удары, как будто кого-то пинали. Через приоткрытую дверь, она видела, как Шуляпченко наносил множество очень сильных ударов ногами и руками по голове и телу Ш несколько раз прыгнул на грудь и голову потерпевшего Перестал Шуляпченко избивать Ш только после того, как тот перестал шевелиться. До указанных действий Шуляпченко, телесных повреждений у Ш не было. Со слов Шуляпченко она поняла, что Ч умер от наркотиков.

Свидетель Д в суде пояснил, что он принимал участие в качестве педагога при допросе несовершеннолетней Слинько, показания в протоколе записаны со слов Слинько, показания она давала добровольно без подсказок. Законный представитель также присутствовала на допросе но в начале допроса задержалась.

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям достоверность показаний осужденной Слинько и несовершеннолетнего свидетеля Слинько, поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденного Шуляпченко.

Помимо, этого, как это правильно указано в приговоре допросы указанных лиц в ходе предварительного следствия проводились в установленном законом порядке.

Судом обоснованно, с учетом интересов несовершеннолетнего свидетеля С , ее психического здоровья, оглашены показания данные ею в ходе предварительного следствия. При этом, ее показания уличающие Шуляпченко в совершении преступлений не являются единственным, ключевым доказательством по делу.

Виновность осужденного Шуляпченко подтверждается также показаниями свидетеля Г , о расчленении Шуляпченко двух трупов вывозе их частей на автомобиле К из квартиры Слинько, при этом Г показал места, где были выброшены части тел; показаниями свидетеля Клунникова о том, что он помог Шуляпченко и Г которого также уговорил Шуляпченко, вывезти части двух трупов. Как им сказал Шуляпченко, Ч и второй мужчина умерли от передозировки наркотиков. В ходе проверки показаний на месте, К также указал места, где были выброшены части тел потерпевших;

Виновность осужденного Шуляпченко подтверждается также показаниями свидетелей Ш , П , Ш И анализ которых позволил суду прийти к правильному выводу о том, что Шуляпченко, а Ч полностью реализовали свой умысел на завладение автомашиной Ш распорядившись ею, продав ее через И показаниями свидетелей Г С ,С ЗИ , Ш и других, об известных им обстоятельствах происшедшего, данными зафиксированными в протоколах осмотра мест происшествии, изъятия частей тел потерпевших, ковров, данными содержащимися в заключениях, проведенных по делу судебных экспертиз в том числе по исследованию частей тел потерпевших, полно и правильно приведенными в приговоре, данными о телефонных соединениях с телефона Шуляпченко за период времени с 1 февраля по 12 апреля 2013 года, другими доказательствами.

Судом обоснованно учтено, что описанные в заключениях судебно медицинских экспертиз телесные повреждения, обнаруженные на трупах Ш и Ч соответствуют показаниям Шуляпченко о механизме и локализации повреждений, механизму расчленения трупов, а также показаниям осужденной Слинько, и свидетеля Слинько о механизме причинения Шуляпченко телесных повреждений Ш

Научность и обоснованность выводов, изложенных в исследованных в судебном заседании заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а так же соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений у суда первой инстанции не вызвали, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Для разъяснения заключения судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупа Ч в судебном заседании были допрошены эксперты Н и К которым стороны задали все интересующие их вопросы, оглашены показания эксперта Л данные им на предварительном следствии и, таким образом, выяснены все обстоятельства, связанные с причинением смерти Ч и причиной его смерти. В том числе эксперты подтвердили выводы экспертизы о том, что причиной смерти Ч могла явиться острая кровопотеря, которая развилась вследствие причинения пилено-резаной раны шеи с повреждением общих сонных артерий и яремных вен.

С учетом изложенного следует признать правильными выводы суда в приговоре об отсутствии оснований ставить под сомнение правильность объективность и допустимость исследованных в судебном заседании заключений экспертиз.

Оснований к назначению повторной судебно-медицинской экспертизы по исследованию останков потерпевших судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания Шуляпченко он признал достоверными и положил их в основу приговора а другие отверг, как недостоверные.

Правильная оценка дана судом также показаниям свидетеля стороны защиты Т они обоснованно признаны судом правдивыми лишь в части, указанной в приговоре. Показания Т , направленные на то чтобы поставить под сомнение правдивость показаний на предварительном следствии несовершеннолетнего свидетеля С , признаны судом связанными со стремлением оказать содействие своему знакомому Шуляпченко избежать сурового наказания.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах показания ряда свидетелей, данные ими на предварительном следствии, оглашены в судебном заседании при наличии к тому законных оснований, с соблюдением соответствующей процедуры.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Шуляпченко в свою защиту, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, поскольку опровергаются материалами дела.

Решение суда о вменяемости Шуляпченко основано на материалах дела, данных о его личности, поведении до совершения преступлений, во время их совершения, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов судебно психиатрической экспертизы оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Все ходатайства, заявленные сторонами, рассмотрены судом в установленном законом порядке, с вынесением мотивированных постановлений, в том числе и ходатайства Шуляпченко о назначении повторных судебно-медицинских экспертиз (т. 9 л.д. 88-89, 93-96).

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Шуляпченко преступлений прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов представлявших интересы осужденного на предварительном следствии и в судебном заседании, была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденного, не расходилась и его собственной, замена адвокатов производилась в порядке, установленном законом, с учетом волеизъявления осужденного.

При назначении Шуляпченко наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства, обстоятельства отягчающие наказание за совершенные им преступления и все иные обстоятельства влияющие на назначаемое ему наказание.

Вместе с тем, следует признать ошибочным ссылку суда в приговоре на наличие обстоятельства, отягчающего наказание Шуляпченко по ч. 1 ст. 109 УК РФ - нахождение потерпевшего в беспомощном состоянии.

Так, Шуляпченко признан судом виновным в неосторожном причинении смерти Ч при обстоятельствах, когда Шуляпченко не осознавал, что Ч находится в беспомощном состоянии, поскольку как установил сам суд, Шуляпченко расчленяя Ч , полагал, что тот мертв.

При таких данных, ссылка в приговоре на наличие обстоятельства отягчающего наказание Шуляпченко - совершение преступления в отношении беспомощного лица за совершенное им неосторожное причинение смерти Ч подлежит исключению из приговора.

Внесение данного изменения в приговор, не уменьшает объем преступных действий Шуляпченко, признанный судом установленным, не уменьшает объем его обвинения, признанного судом доказанным, не влияет на оценку данных о его личности и не может служить основанием к смягчению Шуляпченко наказания за указанное преступление.

Принимая указанное решение, судебной коллегией учитывается и то что суд, фактически при назначении Шуляпченко наказания по ч. 1 ст. 109 УК РФ не учел указанное отягчающее обстоятельство, поскольку применил при назначении ему наказания за это преступление правила предусмотренные ч. 1 ст. 62 УК РФ, что мотивировал в приговоре.

В соответствии с требованиями закона, применение при назначении осужденному наказания правил предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ возможно лишь при отсутствии обстоятельств, отягчающих его наказание.

Таким образом, суд, назначая Шуляпченко наказание по ч. 1 ст. 109 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ исходил из того, что обстоятельства, отягчающие его наказание за это преступление отсутствуют.

Выводы суда о назначении Шуляпченко (кроме преступления предусмотренного ст. 325 ч. 2 УК РФ) наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией его от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Шуляпченко наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных им преступлений на менее тяжкие, судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное Шуляпченко наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск потерпевшего разрешен судом в соответствии с законом, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении морального вреда не являются чрезмерными, соответствуют принципу разумности и справедливости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

Приобщенные (в суде апелляционной инстанции) к материалам дела по ходатайству защитника Фониной Н.В. материалы, не поставляют под сомнение выводы суда первой инстанции изложенные в приговоре.

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Приморского краевого суда от 22 мая 2014 года в отношении Шуляпченко Е К изменить:

исключить из приговора ссылку на наличие обстоятельства отягчающего наказание Шуляпченко Е.К. по ст. 109 ч. 1 УК РФ совершение преступления в отношении беспомощного лица.

В остальном этот же приговор в отношении Шуляпченко Е.К оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 109 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта