Информация

Решение Верховного суда: Постановление N 143П14ПР от 03.12.2014 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

1

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №143-П14ПР г. М о с к в а 3 д е к а б р я 2014г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Петровой Т.А., Рудакова С.В Свириденко О.М., Серкова П.П., Хомчика В.В., -

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и надзорной жалобе адвоката Карманова Ф.А. на приговор Кузьминского районного суда г. Москвы от 9 июля 2012 года, по которому

КУЗЬМИН М О ,

несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 сентября 2012 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 17 января 2014 года приговор Кузьминского районного суда г. Москвы от 9 июля 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 сентября 2012 года оставлены без изменения.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2014 года приговор Кузьминского районного суда г. Москвы от 9 июля 2012 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 сентября 2012 года и постановление президиума Московского городского суда от 17 января 2014 года в отношении Кузьмина М О оставлены без изменения.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и в надзорной жалобе адвоката Карманова А.Ф. поставлен вопрос о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, мотивы надзорного представления и надзорной жалобы, основания вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В .Я., осужденного Кузьмина М.О., его защитника адвоката Карманова Ф.А., представителя потерпевшей В

- адвоката Стассия А.Д., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Кузьмин признан виновным в том, что, являясь сотрудником отдела внутреннего контроля ООО « », обеспечивающего безопасность посетителей и сотрудников развлекательного комплекса « », 22 ноября 2009 года, исполняя свои служебные обязанности, находился рядом со входом в развлекательный комплекс, расположенный по адресу: г.

ул. дом строение совместно с не знакомым ему посетителем развлекательного комплекса - В .

Руководствуясь внезапно возникшими личными неприязненными отношениями к В , находившемуся в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью и не предвидя возможности наступления смерти потерпевшего, нанес ему один удар рукой в область плеча, в результате чего потерпевший упал и ударился головой о ступеньку лестничного марша, получив черепно-мозговую травму, относящуюся по признаку опасности для жизни к тяжкому вреду здоровью.

От полученных телесных повреждений потерпевший В скончался в больнице 5 декабря 2009 года.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об изменении состоявшихся в отношении Кузьмина судебных решений по следующим основаниям.

Как установлено судом, 22 ноября 2009 года Кузьмин, руководствуясь внезапно возникшими личными неприязненными отношениями к посетителю комплекса В , находившемуся в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью и не предвидя возможности наступления смерти потерпевшего нанес ему один удар рукой в область плеча, отчего потерпевший упал и ударился головой о ступеньку лестничного марша.

Полученные В телесные повреждения сформировали в совокупности комплекс закрытой черепно-мозговой травмы, которая по признаку опасности для жизни относится к тяжкому вреду здоровью и находится в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти потерпевшего.

По мнению автора надзорного представления, исходя из диспозиции ч. 4 ст. 111 УК РФ. необходимо установить, что виновный, совершая насильственные действия, имел умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то есть предвидел такое последствие своих действий и желал либо сознательно допускал его наступление.

Обстоятельства данного дела свидетельствуют о том, что такого умысла у Кузьмина не было, в связи с чем действия осужденного следует переквалифицировать с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ.

В надзорной жалобе адвокат Карманов Ф.А. оспаривает правильность квалификации действий осужденного, утверждает, что судом не доказан умысел Кузьмина на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью Считает, что судом неверно истолкованы, применительно к фактическим обстоятельствам, заключения двух судебно-медицинских экспертиз согласно которым смерть В явилась не следствием удара Кузьмина, а следствием падения и удара головой. Между ударом Кузьмина в левое плечо В и его смертью отсутствует прямая причинно следственная связь. Поэтому считает, что действия Кузьмина следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности.

Наряду с этим защитник указывает, что смертельную травму В мог получить в ходе драки с неизвестными лицами, а не после контакта с Кузьминым, что подтверждается свидетельскими показаниями.

Суд не проанализировал и не оценил вывод, сделанный комиссионной экспертизой, согласно которому характер и тяжесть черепно-мозговой травмы в случае, если она не сопровождалась длительной потерей сознания потерпевшего, не исключала возможности совершения им после ее причинения в так называемый «светлый промежуток», который вариабелен (до десятков минут, нескольких часов) активных действий (разговаривать передвигаться и т.д.), но по мере нарастания объема субдуральной гематомы, отека и дислокации головного мозга такая возможность исключалась.

Таким образом, по мнению защитника, данный вывод комиссии экспертов не исключает, что смерть потерпевшего В наступила в результате избиения его группой «неизвестных» лиц. Просит приговор и все последующие судебные решения в отношении Кузьмина отменить производство по уголовному делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава преступления.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации и надзорной жалобе защитника, находит судебные решения подлежащими изменению на основании п. 7 ч. 1 ст. 412й УПК РФ, поскольку допущенные судом нарушения в соответствии с ч. 1 ст. 412 УПК РФ являются существенными, повлиявшими на исход дела.

В соответствии с ч.З ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании Кузьмин отрицал свою вину в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Свидетели П и Ю в своих показаниях указывали, что Кузьмин нанес В удар, от которого потерпевший упал и ударился задней частью головы о плитку перед входной дверью.

Показания свидетелей подтверждены заключением судебно медицинской экспертизы о механизме образования у В черепно мозговой травмы: в результате падения из положения стоя или с относительно небольшой высоты, с последующим ударом подвижной головой о массивный плоский тупой предмет с преобладающей (широкой поверхностью (например, пол, стену, ступеньку лестничного марша дорожное покрытие и т.д.). При этом падение могло быть как самопроизвольным, так и с дополнительно приданым ускорением.

Мотивируя вывод о наличии в действиях Кузьмина умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, суд указал на то, что осужденный, ударив с силой в плечо В , находившегося спиной к высокой лестнице с гранитными ступеньками, не мог не осознавать, что тот не удержится на ногах и упадет с лестницы, получив телесные повреждения, в том числе опасные для жизни.

Такой вывод суда противоречит установленным фактическим обстоятельствам содеянного, согласно которым В после нанесенного удара не упал с высокой лестницы, а телесные повреждения он получил в результате падения на лестничной площадке перед входной дверью, то есть, как следует из заключения экспертов, в результате падения на плоскости с преобладающей широкой поверхностью.

При описании преступных действий Кузьмина суд не признал установленным наличие у него цели сбросить потерпевшего с лестницы.

Давая юридическую оценку действиям осужденного, суд не учел, что осужденный, нанеся один удар потерпевшему, никаких других действий направленных на причинение ему телесных повреждений не совершал угроз не высказывал, и удар был нанесен рукой без использования каких либо предметов, не учел характер и локализацию телесного повреждения в виде кровоподтека на наружной поверхности правого плеча, не причинившего вреда здоровью, а также то, что телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы потерпевший получил при падении.

Характер действий Кузьмина дает основание сделать вывод, что нанося В один удар рукой в плечо, осужденный не имел намерения причинить его здоровью тяжкий вред, этот удар сам по себе не причинил вреда его здоровью, он не предвидел возможности причинения потерпевшему черепно-мозговой травмы и смерти, однако при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть падение потерпевшего, которое могло повлечь вред здоровью, в том числе и опасный для жизни, а также наступление смерти.

Обстоятельства, при которых Кузьминым было совершено преступление, свидетельствуют о том, что получение потерпевшим тяжкого вреда здоровью и наступление его смерти явились результатом не нанесенного ему удара, а последствием падения.

При этом суд по отношению к причинению потерпевшему смерти сделал вывод о неосторожном характере действий осужденного, указав, что Кузьмин не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, а по отношению к последствиям в виде черепно-мозговой травмы, явившейся причиной смерти, суд при тех же обстоятельствах сделал противоположный вывод о том, что Кузьмин предвидел и сознательно допускал причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

С учетом изложенного действия Кузьмина подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ).

Указанное преступление отнесено к категории небольшой тяжести.

В связи с тем, что со дня совершения преступления, 22 ноября 2009 года, до поступления дела в суд, 30 марта 2012 года, прошло более двух лет, срок давности не приостанавливался, уголовное дело в отношении Кузьмина на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ подлежит прекращению ввиду истечения сроков давности уголовного преследования.

Что касается доводов надзорной жалобы адвоката Карманова Ф.А. о том, что смертельная травма могла быть получена В в ходе драки с неизвестными лицами, то они являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции и были обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п.6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Кузьминского районного суда г. Москвы от 9 июля 2012 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 сентября 2012 года, постановление президиума Московского городского суда от 17 января 2014 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2014 года в отношении Кузьмина М О изменить, переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч.1 ст. 109 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ).

Ввиду истечения сроков давности уголовного преследования на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ производство по уголовному делу в отношении Кузьмина М.О. прекратить, освободив его из-под стражи.

В остальном судебные решения в отношении Кузьмина М.О. оставить без изменения Председательствующий В.М. Лебедев

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 109 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта