Информация

Решение Верховного суда: Определение N 8-АПУ15-6 от 07.05.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №_8-АПУ 15-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 мая 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего ЧервоткинаАС судей Истоминой Г.Н. и Климова А.Н при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Гуровой В.Ю защитника осужденного - адвоката Солнцева М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Соловьева В.Н. его защитника адвоката Солнцева М.А. на приговор Ярославского областного суда от 20 февраля 2015 года, которым

Соловьев В Н родившийся,

несудимый осужден п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на два года.

Постановлено взыскать с Соловьева В.Н. в счет компенсации морального вреда в пользу Р и З по

1

каждой, и по тысячи рублей в счет возмещения расходов на оплату труда адвоката, в счет возмещения расходов на погребение в пользу Р

- рубля, и в счет возмещения расходов, связанных с явкой к месту производства следственных действий в пользу З рубля.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционной жалобы, выступление осужденного Соловьева В.Н., его защитника адвоката Солнцева М.А поддержавших доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Соловьев В.Н осужден за убийство на почве личных неприязненных отношений двух лиц З иР

Преступление совершено им 17 августа 2013 года в районе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе защитник осужденного адвокат Солнцев М.А указывает на несоответствие выводов суда о виновности осужденного Соловьева в убийстве двух лиц фактическим обстоятельствам дела установленным судом.

Полагает, что позиция подсудимого Соловьева В.Н. о неосторожном причинении смерти З и производстве выстрела в Р в связи с тем, что тот, направив на него винтовку, мог в него выстрелить, не опровергнута.

Подробно приводя показания Соловьев В.Н. на предварительном следствии об обстоятельствах производства им выстрелов в потерпевших отмечает, что суд, признавая Соловьева В.Н. виновным в убийстве потерпевших, исходил, прежде всего, из заключений судебных ситуационных экспертиз.

В то же время судом необоснованно проигнорированы доводы стороны защиты об обнаружении на месте происшествия при проверке показаний подсудимого гильзы, отстрелянной из карабина Соловьева В.Н.

Суд эти доводы бездоказательно признал несостоятельными, посчитав что факт обнаружения гильзы, ее место обнаружения не ставит под сомнение доказанность вины подсудимого. При этом суд сделал вывод, который основан только на предположениях, о том, что гильза на месте

2

происшествия могла оказаться при самых разных обстоятельствах, в том числе при тех, о которых показал суду свидетель У

Однако свидетель У только предположил, что Соловьев В.Н. мог бывать ранее в этом лесу и на этой поляне и как любитель стрелкового оружия мог пристреливать в этом месте карабин, сам же У в суде пояснил, что он лично никогда на этой поляне вместе с Соловьевым В.Н. не бывал. Такие же показания, о том, что они никогда ранее на этой поляне не бывали с Соловьевым В.Н., дали в судебном заседании все свидетели из числа охотников, прибывших на открытие охоты: К Т

Р Ю Щ Р Ш Н

Полагает, что суд не учел обстоятельства, имеющие существенное значение и обосновал свой вывод относительно обнаруженной на месте происшествия гильзы исключительно на предположениях.

Считает, что выводы суда о виновности Соловьева в убийстве двух лиц не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Суд, сославшись в приговоре на заключение баллистической экспертизы, согласно которому выброс гильз при стрельбе из карабина

калибра 7,62x39 происходит вправо от стреляющего на расстояние около 5-5,5 метров под углом 90 градусов; выстрелы в потерпевших З и Р были произведены с расстояния более 2 метров от дульного среза оружия, не использовал этот вывод для установления места расположения стреляющего, что имеет существенное значение по настоящему уголовному делу, так как это подтверждает в полном объеме версию подсудимого об обстоятельствах преступления.

Отмечает, что эксперты при проведении ситуационных экспертиз учитывали идеальные условия вертикального положения тел потерпевших, при том, что Соловьев в ходе проверки показаний на месте показывал лишь о взаиморасположении тел относительно стола пней, но не об их вертикальном положении, ибо данное положение в момент выстрелов, ему было не известно.

Стороной обвинения не представлено доказательств, каким способом, с какой формой вины и вообще Соловьевым ли З были причинены колото-резаные раны шеи, а Р тупая травма шеи.

В постановлении о привлечении Соловьева в качестве обвиняемого не указаны последовательность и способ причинения этих повреждений.

С учетом этого считает, что заключения ситуационных экспертиз о невозможности причинения этих повреждений потерпевшим Соловьевым при тех обстоятельствах, о которых он показывал при проверке показаний на месте, не опровергают версию подсудимого, потому что выводы

3

сделаны, исходя из идеальных условий вертикального положения тел потерпевших.

Анализируя данные, полученные в ходе проверки показаний на месте с участием Соловьева от 25.06.2014 года, с учетом того, что на расстоянии около 23 метров от места расположения тела Р была обнаружена и изъята гильза от патрона, выпущенного из карабина принадлежащего Соловьеву, автор жалобы считает, что выстрелы вР производились именно с этого места, с расстояния около 23 метров от тела Р вниз по тропинке в сторону а факт обнаружения гильзы, ее место расположения, в полной мере подтверждает показания Соловьева относительно дистанции, места, откуда были произведены выстрелы как в З , так и в Р , а также подтверждает и иные обстоятельства, указанные Соловьевым.

Показания свидетелей стороны обвинения: К Т,

Р Ю Щ Р Ш Н которые не были свидетелями преступления, не опровергают версию подсудимого о фактических обстоятельствах преступления.

Не дано судом никакой оценки и показаниям У по поводу места расположения и обнаружения им пневматической винтовки, а именно, тому что ранее допрошенный в ходе предварительного следствия У пояснял что, отняв винтовку у З переложил ее за одну из сосен у поляны, а будучи допрошен дополнительно, пояснил, что винтовка была прислонена к дереву в том же положении, как и тогда, когда он забрал ее у З и убрал за дерево. Суд «умолчал» об этом обстоятельстве в приговоре, не дав этому никакой правовой оценки, хотя в тексте обвинения указано, что винтовка была переложена, а не поставлена за ствол дерева.

Заключения судебно-медицинских и медико-криминалистических экспертиз трупов З и Р заключения генотипических экспертиз об обнаружении на ноже и цепочке крови Зи Р и следов крови З на куртке Соловьева В.Н заключение трасологическои экспертизы о наличии разломов металла на замке цепочки, заключение запаховой экспертизы о наличии следов запаха Соловьева В.Н. на цепочке с шеи Р на которые суд сослался в приговоре, также не опровергают позицию стороны защиты относительно умысла, обстоятельств, характера причинения потерпевшим телесных повреждений, не опровергает версию Соловьева В.Н. о неосторожном выстреле в З и не подтверждают версию стороны обвинения об умышленном убийстве потерпевших.

Заключения баллистических экспертиз по карабину также не являются доказательством умысла Соловьева и никак не опровергают его позицию.

Никакие иные доказательства, представленные стороной обвинения не опровергают позицию подсудимого.

4

В силу принципа презумпции невиновности, и о том, что все сомнения должны толковаться в пользу подсудимого, полагает, что вина Соловьева в умышленном причинении смерти двум лицам, не доказана.

Действия Соловьева по факту причинения смерти З по мнению автора жалобы, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 109 УК РФ, а его действия в отношении Р должны квалифицироваться как необходимая оборона.

В связи с допущенными нарушениями закона считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Назначенное Соловьеву наказание является несправедливым чрезмерно суровым, не соответствующим тяжести преступления.

Признав смягчающими обстоятельствами явку с повинной, частичное признание вины, наличие на иждивении малолетнего ребенка, частичное возмещение материального вреда, приведя положительные данные о личности осужденного, при отсутствии отягчающих обстоятельств, суд все равно назначил чрезмерно суровое наказание, явно несоответствующее целям наказания, и не учел влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи и малолетнего ребенка.

Просит приговор отменить и вынести новый обвинительный приговор, в соответствии с которым переквалифицировать действия Соловьева В.Н. на ч.1 ст. 109 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции статьи.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Соловьев В.Н., приводя в обоснование своей просьбы такие же доводы, что и в жалобе его защитника.

Помимо этого указывает, что ссоры с потерпевшими и неприязненных с ними отношений у него не было.

Свидетели обвинения являются приятелями, членами одного охотничьего коллектива, полагает, что в силу предвзятости, неприязни они оговорили его.

Не подтверждено и состояние его опьянения на момент совершения преступления.

Доказательств, в том числе вещественных, подтверждающих умышленный характер его действий по причинению смерти потерпевшим, не имеется.

По делу не был проведен следственный эксперимент по моделированию и реконструкции причинения смерти потерпевшим с учетом выводов экспертов, протокола осмотра места происшествия, многие вопросы остались невыясненными в ходе проведенного расследования.

Считает, что его версия подтверждена материалами дела. Факт обнаружения гильзы на расстоянии 23 метров от тела потерпевшего

5

Р подтверждает его показания о месте, с которого были произведены выстрелы в потерпевших. Следователь не провел более тщательно осмотр местности с целью обнаружения остальных гильз.

Суд не дал надлежащей оценки показаниям эксперта В о частичном разрушении пули, попавшей в живот Р , в связи с чем нельзя утверждать, что ее траектория не менялась. Об изменении траектории свидетельствуют, по его мнению, несоответствие повреждений на одежде Р .

Суд проигнорировал то обстоятельство, что винтовка З находилась во взведенном состоянии, кто ее поставил на боевой взвод, не выяснено.

Оставлены судом без внимания и показания свидетелей Л С и его показания о производстве выстрелов в пень, в связи с чем гильзы, обнаруженные слева от стола, не являются составными частями патронов, от которых погибли потерпевшие.

Считает показания свидетелей У о положении винтовки, У о его (Соловьева) пребывании на стоянке охотников до события преступления, показания К о наличии у него (Соловьева) телефона показания Ю о том, что он высказал в его адрес угрозы в отделе полиции недопустимыми доказательствами, которые суд должен был исключить из числа доказательств.

Очные ставки между ним и указанными свидетелями для устранения противоречий в показаниях не проведены.

Суд не дал оценки тому, что на него дважды направлялось оружие Вещественные доказательства в суде не обозревались.

В дополнении к жалобе указывает, что если Судебная коллегия не согласиться с доводами его жалобы, просит в связи с чрезмерной суровостью наказания снизить назначенное ему наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Р потерпевшие З З Р Р просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в умышленном причинении смерти З и Р правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт причинения смерти потерпевшим не оспаривается в апелляционных жалобах.

6

Судом тщательно проверялись доводы Соловьева, поддержанные и в апелляционных жалобах, о неосторожном причинении смерти З и причинении смерти Р в состоянии необходимой обороны, о том, что в момент производства выстрелов в потерпевших он находился на расстоянии 23 метров от потерпевших в том месте, где в ходе проверки его показаний на месте происшествия была обнаружена гильза от патрона выпущенного из его карабина, и как не нашедшие подтверждения обоснованно отвергнуты.

Показания Соловьева об обстоятельствах причинения смерти потерпевшим не соответствуют исследованным судом доказательствам и опровергаются ими.

Как следует из заключения судебно-медицинского эксперта, при исследования трупа Р помимо огнестрельных пулевых ранений шеи, груди и живота обнаружена тупая травма шеи в виде полосовидной ссадины на коже шеи, кровоизлияния в мягкие ткани шеи, неполных сгибательных повреждений перстневидного хряща; указанная травма возникла от сдавления шеи одиночной жесткой петлей шириной 0,4 - 0,6 см и общей длиной в месте контакта не менее 12 см, с рельефом в виде чередующихся выступающих параллельно расположенных элементов овальной формы размерами по 0,1x0,3 см. Указанная травма шеи относится к тяжкому вреду здоровью, опасному для жизни человека, непосредственно создающему угрозу для жизни.

Все повреждения могли быть причинены в промежуток времени исчисляемый несколькими (ближайшими) минутами до момента наступления смерти, признаков разновременности причинения повреждений не обнаружено.

По результатам проведенных экспертных исследований установлено что закрытая тупая травма шеи у Р возникла от сдавления шеи цепочкой из металла желтого цвета, изъятой с трупа Р представленной на экспертизу, либо петлей с аналогическими конструктивными особенностями; на имеющейся части замка указанной цепочки имеются разломы металла, которые образованы при применении физической силы, а в запаховой пробе, полученной с этой цепочки выявлены запаховые следы, происходящие от Соловьева В.Н При судебно-медицинском исследовании трупа З помимо огнестрельного сквозного пулевого ранения левого предплечья обнаружена колото-резаная рана на передней поверхности шеи слева в нижней трети без повреждения крупных кровеносных сосудов, которая причинена плоским клинком типа ножа. Признаков разновременности причинения повреждений

7

экспертом также не обнаружено.

В ходе осмотра места происшествия - стоянки охотников расположенной в лесном массиве в 2-х километрах от деревни , был изъят в числе прочих предметов складной нож, на указанном ноже, а также на замке куртки Соловьева В.Н. обнаружена (с вероятностью 99,9(9)%) кровь потерпевшего З

Из показаний свидетелей, находившихся на стоянке охотников допрошенных в судебном заседании, следует, что после того, когда все ушли охотиться, в лагере оставались только потерпевшие и осужденный.

Свидетель Р пояснил, что при возвращении в лагерь, он увидел идущего ему навстречу быстрым шагом Соловьева с карабином на плече, а когда пришел на стоянку охотников, увидел трупы З иР .

Об обстоятельствах получения З ножевого ранения в области шеи Соловьев давал противоречивые показания.

Так, на допросе его в качестве подозреваемого Соловьев В.Н. показал З потребовал у него деньги, держа в руке нож, который он перекидывал с руки на руку, он попытался выбить нож из рук, у него получилось, и нож упал на землю, при этом ему показалось, что З порезался в районе шеи.

На допросе его в качестве обвиняемого Соловьев В.Н. дал иные показания, пояснив, что З с ножом в руках сел на пень, а он (Соловьев шлепнул ему под руку, в результате чего нож подлетел, З стал нож ловить, и нож ударился З в подбородок и упал.

С целью проверки приведенных показаний Соловьева была проведена ситуационная экспертиза, согласно заключению эксперта для причинения колото-резанной раны кожи необходимы относительно резкие удары наносимые с замахом руки, продолжительность этих ударов не превышает 0,1-0,2 секунды, сила удара в зависимости от конкретных условий следообразования (скорость движения орудия, угол наклона клинка к поверхности тела и т.п.) колеблется от 13,15 до 18,6 кг., при нанесении ударов с меньшей силой образуются лишь повреждения поверхностных слоев кожи.

С учетом этих данных эксперт исключил возможность возникновения колото-резанной раны у З при тех обстоятельствах, на которые указывает Соловьев В.Н. (в ходе дополнительного допроса в качестве подозреваемого и в ходе проверки его показаний на месте).

Эксперт П в судебном заседании указанное заключение подтвердил полностью, как и полностью исключил возможность причинения

8

З колото-резаного ранения им самим при обстоятельствах указанных обвиняемым Соловьевым в ходе допроса его в качестве обвиняемого 22 сентября 2014 года.

Принимая во внимание указанное заключение и показания эксперта П данные осмотра места происшествия, заключения экспертов по результатам исследования трупов потерпевших и вещественных доказательств, показания свидетелей, суд обоснованно пришел к выводу о том, что ножевое колото-резаное ранения шеи З и тупую травму шеи Р умышленно причинил именно Соловьев В.Н.

Факт применения насилия к потерпевшим, результатом которого явилось ранение шеи З и тупа травма шеи Р опровергает доводы жалоб о том, что осужденный в момент совершения преступления в отношении потерпевших находился от них на значительном (не менее 23 метров) расстоянии, а также доводы жалоб о неосторожном выстреле Зи выстреле в Р в ответ на действия потерпевшего, угрожавшего ему применением оружия.

Не соответствуют установленным в судебном заседании объективным данным и показания Соловьева об обстоятельствах производства им выстрелов в потерпевших.

Согласно заключению эксперта по результатам ситуационного исследования причинения огнестрельного ранения З при обстоятельствах, указанных Соловьевым В.Н., невозможно.

Выводы экспертом надлежаще мотивированы, при этом вопреки доводам жалоб, эксперт исходил не из идеальных условий вертикального положения З , как об этом указано в жалобах, а из показаний Соловьева о том, в каком месте и положении находился он в момент выстрела в потерпевшего и в каком положении находился в его руках карабин поскольку он находился к потерпевшему спиной, он не видел, в каком положении находился потерпевший.

Как отмечено в акте экспертизы, в ходе дополнительного допроса от 23.06.2014 и в ходе проверки показаний на месте от 25.06.2014, обвиняемый Соловьев В.Н. не смог указать положение тела (позу) в которой находился З в момент выстрела и направление выстрела из карабина

относительно тела З так как находился «спиной» к З

в момент выстрела из карабина. Поэтому высказаться о возможности причинения огнестрельного ранения З при тех обстоятельствах, на которые указывает Соловьев В.Н. (относительно положения тела З и направления выстрела), не представляется возможным.

Однако в ходе проверки его показаний на месте Соловьев В.Н.

9

показывает, что выстрел из карабина произошел, когда карабин находился на уровне его (Соловьева) поясницы - верхней половины бедра, а при судебно медицинской экспертизе трупа З установлено, что направление раневого канала «слева направо, спереди назад», то есть перпендикулярно оси тела, поэтому причинение огнестрельного ранения З так, как продемонстрировал Соловьев при условии нахождения З в положении стоя на поверхности земли или сидя на пне, невозможно, тем более, что уровень расположения Соловьева В.Н. находился ниже уровня расположения З (с учетом данных видеозаписи проверки показаний Соловьева В.Н. на месте)

Кроме того, при том способе производства «случайного выстрела который продемонстрировал Соловьев В.Н., у него должно было быть повреждение правой кисти крючком затворной рамы, однако из заключения эксперта № 230 от 18.08.2013, следует, что на момент освидетельствования у Соловьева В.Н. каких-либо видимых повреждений на лице, волосистой части головы, шее, туловище, конечностях не обнаружено.

Эксперт К в судебном заседании также полностью подтвердил свое заключение (т. 6, л.д. 191-193) об отсутствии у Соловьева В.Н. каких-либо телесных повреждений, в том числе и на конечностях пояснив, что прежде всего он осматривал именно руки Соловьева, а на его вопрос о наличии у него каких-либо телесных повреждений Соловьев В.Н ответил отрицательно.

По результатам ситуационного исследования по факту причинения смерти Р эксперт, сопоставив объективные медицинские данные, полученные в ходе судебно-медицинской экспертизы трупа Р (о наличии, локализации, взаимном расположении огнестрельных повреждений на предметах одежды и ран на теле трупа данные медико-криминалистической экспертизы одежды и препаратов кожи с трупа потерпевшего (о количестве выстрелов, направлении раневых каналов и дистанции выстрелов) с данными дополнительного допроса Соловьева В.Н. от 23.06.2014 и проверки его показаний на месте, установил что при тех условиях, на которые указывает Соловьев В.Н. в ходе проверки показаний на месте, с учетом данных видеозаписи визирования при выстреле в вертикально стоящего Р направление раневого канала в животе было бы спереди назад и вверх, а по данным судебно-медицинской экспертизы трупа Р направление раневого канала, при ранении живота было спереди назад, вниз и влево, в связи с чем пришел к выводу о невозможности причинения огнестрельного ранения живота у Р при обстоятельствах, указанных Соловьевым В.Н.

10

Оценив данные заключения, суд с учетом соответствия их другим доказательствам, а также того, что каждый вывод экспертами мотивирован обосновано признал их достоверными.

Не подтверждаются материалами дела и утверждения осужденного о том, что Р направил на него винтовку, похожую на мелкокалиберную, и целился в него.

Как следует из показаний свидетеля У ,у З была с собой пневматическая винтовка, у Р оружия не было вовсе. Ночью он проснулся от звуков выстрелов из карабина, выйдя из машины, увидел с карабином в руках Соловьева, он и Р делали ему замечания, в ответ Соловьев дважды ударил Р по лицу, после чего он (У во избежание развития конфликта увел Р в машину. После этого присутствующие стали успокаивать Соловьева. В какой-то момент З направлял свою пневматическую винтовку на Соловьева, но он отобрал ее уЗ и поставил за сосну. Когда все ушли охотиться, в лагере оставались только З иР , никакого другого оружия, кроме пневматической винтовки Зобова, в лагере не было. Он также слышал, как из лагеря отъезжал квадроцикл Соловьева, но в какое-то время он заглох. После этого он звонил Р , все было нормально, а примерно через 15-20 минут, когда он Т и Н находились «в поливах», со стороны лагеря они услышали несколько выстрелов из нарезного оружия. Возвратившись на стоянку, они обнаружили там трупы З и Р . Пневматическая винтовка З оставалась стоять в том месте, где он (У ) оставил ее после того, как отобрал у З .

Довод жалоб о наличии противоречий в показаниях свидетеля У относительно положения винтовки, которую он забрал у З , не основаны на материалах дела. Как из первоначальных показаний У на предварительном следствии, так и из последующих его показаний в ходе дополнительного допроса 24.10.2013 года, так и из его показаний в судебном заседании следует, что когда он вернулся в лагерь, винтовка стояла в том же положении и на том же месте, куда он ее поставил, забрав уЗ , в этой связи употребление им слов «переложил», «переставил» не меняет смысл его показаний о том, что положение оставленной им у сосны винтовки не изменялось.

Приведенные показания У свидетельствуют о том, что Р не брал пневматическую винтовку, принадлежащую З , а другого оружия на стоянке охотников не было.

11

Показания указанного свидетеля в совокупности с заключением ситуационной экспертизы опровергают доводы жалоб о том, что Р угрожал Соловьеву применением оружия, в связи с чем осужденный вынужден был защищаться.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит вывод суда о том, что Соловьев умышленно произвел выстрелы в потерпевших правильным, соответствующим установленным в ходе судебного следствия фактическим обстоятельствам.

Доводу стороны защиты об обнаружении на месте происшествия при проверке показаний Соловьева отстрелянной из карабина Соловьева В.Н гильзы, суд дал в приговоре надлежащую оценку.

С учетом того, что в судебном заседании не были установлены доказательства, позволяющие сделать бесспорный вывод об обстоятельствах, при которых гильза от патрона оказалась в месте ее изъятия, суд правильно указал в приговоре, что причины, по которым указанная гильза могла оказаться на месте происшествия могут быть разными, в том числе и то, что Соловьев В.Н. ранее неоднократно бывал на месте стоянки охотников, о чем дал показания суду свидетель У

Независимо от того, когда и как гильза от патрона, отстрелянная из карабина Соловьева, оказалась в месте ее обнаружения, суд правильно указал, что данное обстоятельство не может поставить под сомнение вывод об умышленном производстве Соловьевым выстрелов в потерпевших.

Принимая во внимание характер действий осужденного использование в качестве орудий преступления огнестрельного оружия, из которого им произведены выстрелы в З и Р , ножа для нанесения З удара ножом в шею, и цепочки для удушения Р суд обоснованно сделал вывод о наличии у Соловьева умысла на лишение жизни потерпевших.

Правильно установлен судом и мотив преступления, а именно, личные неприязненные отношения к потерпевшим, возникшие за несколько часов до совершения убийства в ходе конфликта с потерпевшими, инициатором которого являлся находившийся в нетрезвом состоянии Соловьев, который нанес удар Р , что следует из показаний свидетелей У К Т Р Ю Щ Р Ш иН

12

При этом вопреки доводам жалоб оснований к оговору Соловьева свидетели не имели, ни один из указанных свидетелей не заявил о неприязненных отношениях с Соловьевым В.Н.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводом жалобы осужденного Соловьева В.Н. о том, что факт нахождения его в состоянии алкогольного опьянения не подтвержден.

Этот довод жалобы опровергается показаниями самого Соловьева на предварительном следствии, которые он после их оглашения подтвердил в судебном заседании, а также показаниями свидетелей Р У,

З с которой Соловьев состоит в фактических брачных отношениях.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Все представленные сторонами доказательства были исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой.

На предварительном следствия показания Соловьева были проверены с выходом на место происшествия, в ходе которого Соловьев продемонстрировал свои действия.

То обстоятельство, что следователем не был проведен следственный эксперимент, на что обращается внимание в жалобе, не повлияло на правильность установления фактических обстоятельств содеянного осужденным. Совокупность представленных сторонами доказательств обоснованно признана судом достаточной для вывода о виновности Соловьева.

Все доказательства и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, получили в приговоре надлежащую оценку.

В жалобе осужденным и его защитником не приводятся какие-либо обстоятельства, которые не были известны суду при вынесении приговора доводы жалоб сводятся по существу к иной оценке исследованных судом доказательств.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Действия осужденного правильно квалифицированы судом по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

13

Доводы жалоб о переквалификации содеянного Соловьевым на ст. 109 УК РФ удовлетворению не подлежат.

Наказание назначено Соловьеву с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, смягчающих обстоятельств, каковыми признаны явка с повинной, наличие малолетнего ребенка и частичное возмещение причиненного ущерба, и данных о личности, состояния здоровья, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

При этом смягчающие обстоятельства и положительные данные о личности осужденного, а также положительные данные о личности осужденного награждение его юбилейным нагрудным знаком и медалями благодарственными грамотами за занятие общественной деятельностью наличие у него ряда заболеваний и выявленных индивидуально психологических особенностей учтены судом при назначении ему наказания в полной мере.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его смягчения, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

11 20 2Я

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ярославского областного суда от 20 февраля 2015 года в отношении Соловьева В Н оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного Соловьева В.Н. и его защитника Солнцева М.А. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

14

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 109 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта